В настоящее время во многих публикациях, а ещё больше на форумах в интернете и в различных рассылках, так или иначе, затрагиваются такие понятия как стоимость, прибавочная стоимость и всё связанное с ними. Есть попытки, и подменить понятие «стоимость» понятием «ценность», стирая, таким образом, грань между понятиями цена и стоимость, что, как правило, делается на основе теории предельной полезности (по сути, ценности), что, соответственно может объяснить цену, но ни как не стоимость, если мы их конечно вообще различаем.

С другой стороны, и среди тех, кто придерживается теории трудовой стоимости, то же есть определённая разноголосица, например по вопросу о том, создаётся новая стоимость только живым трудом или живым и овеществлённым совместно. К тому же многие, как правило, в качестве доводов приводят не собственные обоснования, а мнения известных мыслителей прошлого, что для оппонентов может аргументом и не являться. Поэтому предлагается, хотя и с учётом наработок мыслителей прошлого, и, соответственно, в основном на их основе, но всё же попробовать самостоятельно определиться с природой стоимости.

Само понятие «стоить» подразумевает определённую относительность – что-то стоит чего-то. То есть, понятие стоимость подразумевает сравнение. При этом стоимость (величина стоимости) определяется с позиции приобретателя (это ему стоит таких-то материальных ценностей, столько-то денег, такого-то количества рабочего времени, энергии, здоровья, жизни и т.п.) С позиции «что чего стоит» можно рассматривать понятие «стоимость» имея в виду не только человеческое общество.

Любое животное для воспроизводства своей жизни вынуждено потреблять пищу, а для воспроизводства жизни, включая и потомство, многие из них должны и строить жилище. На всё это они тратят свою энергию, извлекаемую их организмом из потребляемой пищи. Если пищи вдоволь (при прочих равных природных условиях), то численность животных непрерывно растёт до тех пор, пока не возникнет её дефицит. Устанавливается своеобразный баланс между численностью животных и их кормовой базой, и объясняется это тем, что энергии, получаемой от той пищи, которую они в состоянии добыть при её дефиците, хватает только на простое воспроизводство уже существующего количества данных особей. Этим объясняется и то, что при уменьшении по естественным (природным) причинам кормовой базы, уменьшается и численность данного вида животных.

То есть, для животного существует некий объём (количество) продукта питания который может обеспечить только его «простое воспроизводство», постоянное воспроизводство своей собственной жизни (обеспечение своего собственного существования) и воспроизводство себя в своём потомстве (в неизменной численности), включая и строительство жилища (логова, гнезда) и обеспечение пищей своё потомство. И вот этот объём продуктов питания и является тем «необходимым продуктом», который обеспечивает «простое воспроизводство».

Если затраты энергии на добычу пищи велики и затраты всей имеющейся у животного, на каждый конкретный момент времени, энергии не обеспечивает получение им количества продуктов питания необходимого для простого воспроизводства, то численность данного вида животных сокращается, увеличивая для остальных кормовую базу. Если между этим сохраняется равновесие, то реализуется простое воспроизводство.

Если затраты энергии на добычу пищи не велики, то это создаёт возможность животному добыть пищу для производства его организмом большего количества энергии, чем это необходимо для простого воспроизводства. Животное за счёт затраты той же (или даже меньшей) энергии может добыть (потребить) несколько больше количество продуктов питания, потребить некий «добавочный продукт», что обеспечивает выработку организмом дополнительной энергии и возможность, на этой основе, расширенного воспроизводства, роста численности поголовья животных. То есть, расширенное воспроизводство возможно только при наличии добавочного продукта.

Пища для животных стоит затрат энергии на её добычу. И в зависимости от этой стоимости продуктов питания, животное получает либо меньше необходимого продукта (сокращение поголовья), либо только необходимый продукт, либо необходимый и добавочный продукт. Соответственно, стоимость пищи для животных может изменяться в зависимости от изменений среды их обитания, от природных условий. И каждой части добываемого животным продукта (необходимый и добавочный) соответствует и своя часть расходуемой на это энергии, как мера стоимости данной конкретной части продукта – необходимая и добавочная стоимости.

То есть, организм животного может извлекать (с определённым коэффициентам полезного действия и в рамках возможностей конкретного организма) определённое количество энергии из потребляемой животным пищи и «оплачивать» этой энергией, как новую порцию пищи (собственное существование), так и всё связанное в производством потомства. Следовательно, стоимость приобретения пищи животным определяется количеством затраченной на это энергии.

Исходя из изложенного, стоимость, как понятие не является порождением товарного производства и рынка, хотя и отражает количественное соотношение при обмене (например, энергии на пищу). Исходя из этого, необходимый и добавочный продукт и, соответственно, необходимая и добавочная стоимость существовали для человека всегда, существуют, и будут существовать до тех пор, пока человек будет вынужден обеспечивать своё существование своим трудом (платить своим трудом за своё существование). И пока существует государство, всегда добавочный продукт (стоимость), а после рабовладельческого периода её часть, всегда изымались и будут изыматься собственником средств производства. Различие только в способе изъятия и направлении использования изъятой части прибавочной стоимости.

Для капиталиста этот прибавочный продукт, в конечном счёте, выливается в прибавочную стоимость к его капиталу задействованному в данном производстве. Но это вовсе не значит, что всю прибавочную стоимость капиталист забирает себе. Будучи заинтересованным в расширенном воспроизводстве, капиталист вынужден обеспечивать и расширенное (как количественно, так и качественно) воспроизводство и рабочей силы, а, следовательно, и выделять на это часть прибавочной стоимости, в том числе и в виде непосредственных выплат работникам.

На уменьшение доли прибавочной стоимости остающейся в распоряжении капиталиста оказывает влияние и классовая борьба. Это уменьшение определяется балансом затрат буржуазии на снятие социальной напряжённости. С одной стороны, это содержание государственного аппарата для усмирения недовольных своим экономическим положением наёмных работников, а с другой повышение доходов самих наёмных работников до уровня, позволяющего снизить социальное напряжение до приемлемого уровня. Исходя из минимизации своих расходов, класс буржуазии выбирает тот или иной метод в каждый конкретный момент.

С этих позиций стоит разделять понятия «стоимость рабочей силы» как стоимость её простого воспроизводства (стоимость необходимого набора благ для обеспечения её простого воспроизводства) и стоимость рабочей силы для капиталиста, определяемой расходами капиталиста на рабочую силу. Первое выступает как фундаментальное понятие стоимости рабочей силы, а второе как частное, как стоимость затрат капиталиста на покупку рабочей силы. Но, по своей сути, во втором случае это уже не стоимость рабочей силы, а её рыночная цена, которая в зависимости от реальных условий (от рыночной конъюнктуры) может быть и выше и ниже реальной стоимости рабочей силы.

В настоящее время существуют публикации, в которых доказывается, что стоимость создаётся не только живым трудом, но и трудом, омертвлённым в материальных ценностях. Но, исходя из природы стоимости, омертвлённый труд не может создавать новой стоимости. Омертвлённый труд (как в оборотных, так и в основных средствах производства), как определённая стоимость, может только переноситься, полностью или по частям (как амортизация), на вновь создаваемые продукты. Но при этом стоит иметь в виду, что любая стоимость всегда определяется здесь и сейчас, по общественно-необходимому труду для изготовления потребительной стоимости (вещи, блага) именно в настоящий момент, не зависимо от того, когда реально данная вещь была изготовлена. То есть, исходя из того, сколько в этой потребительной стоимости заключено общественно-необходимого труда данного общества и на данном уровне развития производительных сил.

Когда-то у человека не было ничего кроме собственного тела. С изобретением орудий труда, энергия человека (его труд) стала затрачиваться и на изготовление этих орудий труда. Такая трата энергии могла быть оправдана только сокращением общего количества энергии, затрачиваемой человеком, на производство конечного продукта с помощью данного орудия труда до полного его износа.

То есть, стоимость конечного продукта, исчисляемая количеством труда (энергией), произведённая с помощью данного орудия труда (до полного его износа) вместе со стоимостью самого орудия труда, стала меньше, чем стоимость того же количества, того же продукта, произведённого без его применения. Изобретение орудий труда (развитие производительных сил общества) повышает общую производительность труда человека. Но человека не интересуют орудия труда сами по себе, его интересует конечный продукт, продукт потребления и затраты человеческой энергии на изготовление орудий труда не могут рассматриваться иначе как составляющая затрат на производство конечной продукции.

И, соответственно, стоимость каждой конкретной части конечного продукта, изготовленного данным орудием труда, включает в себя и соответствующую часть стоимости орудия труда (амортизацию). То есть, основные и оборотные материальные средства (омертвлённый труд), применяемые в производстве, могут только переносить свою стоимость на новую продукцию, но ни как не создавать какую-то новую стоимость. Более того, если новая стоимость создаётся только живым трудом, то это означает, что ранее произведённые материальные ценности постепенно теряют свою стоимость даже без их износа.

Если суммарные затраты живого человеческого труда (энергии), например, на изготовление топора сто лет назад было намного больше, чем на изготовление аналогичного топора в настоящее время, то, несмотря на это их стоимость (в каждый конкретный момент) будет одинаковой и определяться затратами живого труда на его изготовление именно в этот момент времени.

То есть, омертвлённый в товарах труд с развитием производительных сил общества не только не создаёт новую стоимость, но и теряет свою прежнюю стоимость. Стоимость любой материальной ценности определяется количеством общественно необходимого труда на её производство именно на данный исторический момент, при данном уровне развития производительных сил общества, вне зависимости от того когда эта вещь была произведена и с какими реальными трудозатратами.

Но это было в основном рассмотрено исходя из затрат труда (энергии) индивида. Но при товарном производстве, когда однотипные товары (потребительные стоимости) изготовляются многим производителями, индивидуальные затраты труда на производство конкретного вида товара уже мало кого интересуют. Производство становится общественным, и стоимость товаров выражается именно в общественно-необходимом труде (в каждый конкретный момент времени) на их изготовление. Каждая единица товара стоит суммарной затраты труда на изготовление всей изготовленной массы товара данного вида делённой на количество изготовленных единиц товара. То есть, хотя производители данного вида товара и независимы, но обществом, по сути, они воспринимаются как один производитель данного вида товара с его суммарными затратами труда на его производство.

И вот это усреднённое количество труда, затрачиваемое на производство данного вида товара, и есть общественно-необходимый труд для его производства. А, следовательно, для каждого исторического момента, для каждого уровня развития производительных сил общества он свой. А стоимость одинаковых товаров (измеряемая количеством труда затраченного на их производство) имеет тенденцию к сокращению, поскольку с развитием производительных сил общества суммарные затраты человеческого труда омертвлённые в товаре снижаются (иначе нет никакого смысла развивать производительные силы общества). Но при капиталистическом способе производства выпуск тех или иных товаров в обществе в целом предварительно не согласовывается. Поэтому их может быть выпущено как больше, так и меньше необходимого обществу количества.

Более того, существуют ещё и товары заменители, выпуск (количество) которых так же не планируется заранее. Но даже если всё планировать, то пока существует товарное производство, точного количественного соотношения всех выпускаемых товаров заранее установить невозможно, поскольку, в конечном счёте, это определяется непредсказуемым спросом потребителей.

То есть, можно представить некий идеальный баланс набора количеств разных товаров, затраты труда на производства которых были бы наиболее рациональными, идеально сбалансированными. Тогда бы все затраты труда, затраты труда всех членов общества занятых в товарном производстве были бы сбалансированные и обмен происходил бы (между разными видами товаров, разумеется) исключительно по величине затраченного общественно-необходимого труда на их изготовление, по их стоимости. Но реально, ввиду невозможности предварительного определения такого баланса в условиях товарного производства (его ведь определяет заранее непредсказуемый спрос), одних товаров выпускается несколько больше этого идеального количества, а других несколько меньше.

Это приводит в действие рыночные механизмы регулирования обмена товарами на основе баланса спроса и предложения, и обмен происходит уже не по стоимости товаров, а по их цене, т.е. ценности для потребителя. Цена (не стоимость) труда заключённого в дефицитном товаре оказывается выше цены такого же количества труда, заключённого в том товаре, которого произведено избыточно.

Если не существует слишком большого перепроизводства отдельных товаров (кризиса перепроизводства), то, в конечном счёте, все созданные стоимости реализуются в процессе обмена, но только обмена не по их стоимостям, а по их рыночным ценам. То есть, кто-то получает товар, заключающий в себе больше труда, чем затрачено им на производство товара отданного и в обмен, кто-то наоборот. Но, в конечном счете, все созданные как товары потребительные стоимости обмениваются (если нет кризиса перепроизводства). И то, что эти товары обмениваются не непосредственно, а через деньги, по сути ничего не меняет.

Таким образом, рыночный механизм ценообразования ведёт к тому, что производитель дефицитных товаров получает за свой труд, заключённый в его товарах большее количество труда заключённого в приобретаемых им товарах. Как следствие, производство дефицитных товаров расширяется (выгодно), а производство избыточных снижается, а это, в свою очередь, ведёт к сближению стоимости товаров с их ценой. То есть, стоимость (количество омертвлённого в товаре труда) является при обмене основой, ориентиром, исходя из которого, формируются цены на товары при определённых дисбалансах в объёмах их производства. И кризис перепроизводства это, по сути, и есть дисбаланс в товарном производстве свыше тех границ, в которых он может быть сглажен в процессе рыночного ценообразования.

Всё это изложено с позиции трудовой теории стоимости, но существуют попытки обоснования стоимости товаров с позиции, так называемой предельной полезности. Но само понятие «полезность» подразумевает не стоимость, а ценность, т.е. цену. Другими словами, как бы это завуалировано не было, но в подобных обоснованиях всегда существует подмена понятий стоимости и ценности, т.е. цены.

http://left.ru/2015/1/value231.phtml