Вчера впервые за девять лет ФРС США подняла базовую процентную ставку с 0,25% до 0,5%. Мир замер в ожидании серьезных потрясений на рынках. А стоит ли их ждать? Ведь с абсолютной точки зрения изменение ставки на столь мизерную величину достаточно малозначим. Бизнес, который достаточно устойчив, чтобы приносить прибыль легко справится с дополнительной четвертью процента расходов. Справится и с гораздо большей нагрузкой. А уж про норму прибыли на финансовых рынках вообще в этом разрезе говорить смешно. Значение и истинный смысл подобного решения ФРС совершенно не в ставке как таковой. И даже не в ожиданиях дальнейших повышений ставки в следующем году, которые могут оказаться гораздо существенней.

Смысл и значение в совершенно ином. Управление базовой процентной ставкой является ключевым элементом монетарной политики. А монетаризм вот уже пару десятилетий является главным инструментом государственного управления экономикой практически во всем мире. Если смотреть на классическую теорию, то в рамках монетаризма государство вмешивается в экономику только путем регулирования денежным предложением.

Когда экономика растет быстрыми темпами и склонна к перегреву, ставка повышается, делая дорогим кредит и тормозя малорентабельные проекты. Рост замедляется, и угроза кризиса снижается. Когда экономика демонстрирует спад, ставка падает, увеличивая дешевое денежное предложение. Это должно приводить к оживлению проектов, для которых ранее кредит был слишком дорог, и снижать риски общеэкономического спада. Все это вместе называется монетарным антициклическим регулированием. Но это теория. Я теперь стоит внимательнее посмотреть на практику.

ФРС зафиксировала угрозу экономического спада в 2006-м году и начала цикл постепенного снижения процентных ставок, увеличивая денежное предложение. Система фактически не сработала, и в 2008-м мы получили довольно серьезный коллапс рынков и рецессию в реальном экономическом секторе. Говорим, разумеется, о США. Безусловно, историю кризиса на рынках 2008-го года нельзя относить только или главным образом к циклическим явлениям в экономике. Это на порядок в большей степени был кризис рынка деривативов. Тем не менее на реальный сектор экономики влияние этот кризис оказал колоссальное и вызвал у ФРС естественное желание путем кардинального снижения ставки предотвратить полноценный экономический коллапс. Всем, думаю, памятна фраза главы ФРС о том, что если потребуется, деньги будут разбрасывать с вертолетов.

С того кризиса прошло немало времени, чтобы понять, что практически нулевые ставки что в США, что в Европе не смогли оказать существенного влияния на состояние реальной экономики. Статистическое оживление представляется исключительной игрой цифр и по большей части завязано на виртуальный сектор. Сегодня, спустя более чем семь лет с того кризиса, мир стоит на пороге куда более существенного экономического спада. Не случайно во многих странах стали популярны разговоры о необходимости ввода вообще отрицательных процентных ставок для спасения от рецессии.

Такое положение дел говорит о том, что монетаризм более не является действенным рычагом регулирования реальной экономической активности. Дешевые кредиты и триллионные вливания ликвидности были использованы экономическими агентами по всему миру для совершенно новых целей. Были блокированы от взрыва имевшиеся деривативные пузыри, произведен коллективный надув новых пузырей, прежде всего на фондовых рынках, существенная часть проблемных долгов сменила статус с частнокорпоративного на государственный. Все это говорит о том, что мир столкнулся с проблемами совершенно иного порядка, чем те, которые до сего момента решались монетарными методами. И это действительно так. Более того, основные причины проблемного положения мировой экономики сегодня ни для кого секретом не являются. И они следующие:

1. Поскольку мир является замкнутой экономической системой, которая в последние десятилетия стала по настоящему глобальной, то она имеет свои естественные пределы развития. И эти пределы по огромному спектру продукции достигнуты. Экономический результат это всегда баланс между предложением и платежеспособным спросом. С предложением никаких проблем не наблюдается.

Предоставляя дешевые деньги, ФРС и ЕвроЦБ попытались увеличить платежеспособный спрос воздействием на платежеспособность тех, кто должен был этот спрос обеспечить. Но уперлись в то, что есть еще и физический спрос, который столь легкому воздействию не поддается в принципе. Ну не нужны человеку сразу несколько автомобилей, холодильников или комплектов мебели. И даже быстро прогрессирующие технологические гаджеты невозможно менять каждый месяц на более продвинутые, поскольку не удалось еще освоить всех возможностей тех, что уже имеются. Это объективно тормозит рост спроса как такового вне рамок его стоимости. Это один важный фактор.

Второй заключается в том, что как бы ни был дешев кредит, он все равно остается кредитом и его надо возвращать, и по кредиту надо платить в том числе и проценты, которые лишь на первый взгляд кажутся мизерными. На самом деле реальные ставки по потребительским кредитам минимум вдвое выше объявленных. И в определенный момент доля регулярных выплат по уже имеющимся кредитам становится настолько высока, что думать о новых кредитах становится невозможным.

Третий важный фактор заключается в том, что при абсолютно росте населения планеты быстрыми темпами объективная потребность в рабочих местах в общемировом масштабе падает. Это приводит в объективному снижению доходов трудовых ресурсов, которые являются главным источником мирового спроса.

Четвертый важный фактор состоит в том, что любой новый технологический прорыв, создающий новые рабочие места и новые доходы, являющиеся источником спроса, в замкнутой системе неизбежно вызывает кратно большее сокращение спроса и рабочих мест в устаревших отраслях и технологических производствах, на смену которым приходят эти новые.

Наконец, пятый и возможно самый важный фактор состоит в том, что капиталистический уклад неизбежно приводит к постоянной концентрации капиталов. Сначала это переток капиталов из мелких бизнесов в крупные по всем отраслям, а затем из реального сектора экономики в финансовый. Последнему в немалой степени поспособствовал отрыв денег от реальной золотой основы в 70-х годах прошлого века, создавший возможность бесконечной денежной эмиссии. В итоге основная масса денег уже сегодня сконцентрирована у всего 1% мирового населения, который в принципе не обладает потребностями в спросе, способными в достаточной степени стимулировать мировую экономику.

2. При объемах реального спроса и реального производства, упершихся в объективные лимиты системы, любое дополнительное денежное вливание не способно оживить экономический рост, а приводит к одному из двух возможных последствий – гиперинфляции или раздуванию фондовых пузырей на всех рынках. Мы в принципе наблюдаем и то, и другое. Только гиперинфляция в наше время тщательно спрятана в согласованное во всех странах обесценение валют, что заставляет ситуацию выглядеть внешне стабильной. И фондовые пузыри усилиями профильных и всех прочих СМИ подаются в радужных тонах прогресса и процветания.

В созданных условиях есть одна значимая тенденция, которая полностью устраивает США в качестве генератора мировых денег. Поскольку реальная экономика стагнирует, то реальный объемный спрос на ресурсы также стагнирует. Кроме того, прятать гиперинфляцию в товарах конечного спроса, тем более высокотехнологичных, гораздо проще, чем в базовых товарах. Это неизбежно приводит к нарушению соотношения стоимостей между сырьем и конечным продуктом.

Цены на сырье растут медленнее или вообще могут снижаться, что мы видим на примере нефти, в то время как цены на конечный продукт постоянно растут. Этот фактор приводит уже к политическим проблемам, поскольку автоматически ставит весь мир в зависимость от производителей финального передела. Собственниками большей части таких товаров являются США или страны Европы. Фондовые пузыри также надуваются легче и объемнее на самых крупных рынках. А таковые тоже расположены на территории США. Но подобное положение дел не может быть вечным.

Ситуация накопление проблемного потенциала неизбежно должна разрешиться либо в виде жесткого конфликта в общемировом масштабе, либо весь мир должен согласиться на полное закабаление. Желания к реализации последнего варианта к счастью не наблюдается. Китай. Россия и ряд других стран стремятся вырваться из порочного круга. Одним из таких способов является создание альтернативных денег, способных сместить или как минимум потеснить доллар на финансовом Олимпе. Но для этого новая валюта должна обладать принципиальным отличием от доллара.

В частности получить реальную основу в виде общепризнанных ценностей. Таковой может вновь стать золото, нефть или нечто иное, обладающее реальной стоимостью и абсолютным масштабным спросом со стороны мировой экономики. Именно для этого проводятся согласованные действия по мировой раскрутке китайского юаня, скупаются любые реально доступные объемы золота, создаются альтернативные финансовые инструменты типа банка БРИКС или АБИИ.

Поскольку перспективы будущего валютного противостояния определены, уже сегодня США начинают испытывать проблемы с рефинансированием своего госдолга. При всем том, что ФРС обладает абсолютной  свободой по части эмиссии, одной ей проблема не решается в принципе. Как только произойдет рассогласование в темпах эмиссии США и других признанных эмиссионных центров, мгновенно в точке максимальной эмиссии возникнет уже неприкрытый эффект гиперинфляции. До сегодняшнего дня процесс еще остается под контролем.

В качестве спарринг-партнеров для американского доллара попеременно выступали то японская иена, то евро, то швейцарский франк. И даже недавнее решение по включению китайского юаня в пул резервных валют это событие из той же области. Не случайно оно произошло за счет перераспределения долей всех валют, кроме самого доллара. Очень плохая и опасная, вынужденная для США, но единственная мера, которая позволяет еще сохранять внешнюю стабильность мировой финансовой системы.

Для людей, далеких от финансов, стоит пояснить еще один важный момент. А именно, как фактически работает мировая финансовая система с долларом в качестве единственных мировых денег. Надо понимать, что любые безналичные доллары всегда находятся на территории США в одном из банков. То есть по долларам американские банки выступают такими супербанками для банков, какими обычные банки выступают по отношению к своим клиентам. Для США совершенно неважно, кто владеет их долларами за границей, Китай, Россия, Европа или Венесуэла. Важно только одно, чтобы совокупный объем долларов за границей не уменьшался.

Поскольку планы Китая, России и стоящей за Китаем Британии по созданию альтернативных доллару денег являются уже этаким секретом полишинеля, то для США в полный рост встала проблема обеспечения популярности и силы доллара во всемирном масштабе. Этого можно достичь только одним способом – доллар должен постоянно расти по отношению к другим валютам мира, а золото и прочие емкие реальные активы, могущие лечь в основу альтернативной валюты, оставаться на минимально возможных уровнях цен. То есть никакого иного способа сохранения своих средств, кроме вложения их в доллары не должно остаться в принципе.

Вот эту задачу и призван решить объявленный вчера ФРС цикл повышения базовой процентной ставки. Это должно способствовать росту курса доллара по отношению к другим валютам, созданию мирового долларового дефицита и обеспечить переток в доллары любых свободных денежных средств по всему миру. Любой финансовый спекулянт, любой промышленный капиталист или простой частный рантье должен получить понимание того, что его спасение в долларе и только в нем одном.

Сам факт того, что после длительного периода ФРС пошла на такой шаг свидетельствует о том, что начинается по сути заключительный период существования мировой финансовой системы в привычном нам виде. Этот шаг ФРС безусловно вызовет, хотя и не сразу крайне существенные проблемы на внешних для США рынках. И в первую очередь в Европе, которая для США является крупнейшим вассальным рынком. В следующем году в Европе мы увидим очень немало интересных событий и кризисов. В том числе и начало самого главного из них – коллапса долгового Еврорынка.

Мы увидим попытку создания альтернативной мировой валюты на основе обеспеченного золотом китайского Юаня или как минимум завершающую стадию подготовки к таковому явлению.

Шоу начинается. И никто не сможет пережить его в уютном кресле, наблюдая события с экранов телевизоров и оставаясь в стороне от происходящего. Это будет увлекательное зрелище, хотя и очень болезненное.

http://chipstone.livejournal.com/1289181.html