США пытаются блокировать экономический разворот России на Восток. В пятницу, 22 августа, стало известно, что Вашингтон давит на Китай, Южную Корею и Сингапур, чтобы заставить эти страны присоединиться к антироссийским санкциям. Об этом заявил координатор госдепартамента США Дэниел Фрид в интервью литовским СМИ, сообщает ИТАР-ТАСС.

На вопрос, какие еще страны мира, помимо США и их ближайших союзников, прежде всего в ЕС, готовы участвовать в санкциях, американский дипломат назвал Норвегию и Швейцарию, и добавил, что «мы также говорим с Южной Кореей и Сингапуром, у нас были консультации с Китаем, и мы будем продолжать эти консультации».

Фрид затруднился ответить, какой вред санкции могут нанести России, выразив мнение, что «прямое воздействие будет существенным, а непрямое — тем более».

Если США удастся «прогнуть» Китай, России придется несладко. Напомним: мы только-только договорились с китайцами о вытеснении доллара из структуры взаимных расчетов в торговле – проект соответствующего соглашения подготовили российский Центробанк и Народный банк Китая. А ранее, в мае, КНР и РФ подписали масштабное газовое соглашение стоимостью примерно 400 млрд долларов. Согласно ему, с 2018 по 2048-й годы «Газпром» ежегодно будет поставлять Китайской национальной нефтегазовой корпорации до 38 млрд кубических метров газа.

В целом, Китай является крупнейшим отдельно взятым торговым партнером России: в 2013-м году объем двусторонней торговли составил 90 млрд долларов. Еще до заключения газового соглашения стороны надеялись удвоить этот показатель к 2020 году. А после введения антироссийских санкций со стороны США и ЕС форсированное развитие связей с Поднебесной стало для РФ геополитическим приоритетом, поскольку позволяет Кремлю заместить импортные западные товары с помощью китайского рынка.

Удастся ли США убедить Китай, Южную Корею и Сингапур присоединиться к антироссийской коалиции, и какие последствия будет иметь это решение для России?

– США имеют достаточно рычагов давления на Китай, – уверен директор Центра стратегических исследований Китая Российского университета дружбы народов (РУДН), заведующий отделением востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов. – Америка для Поднебесной – торговый партнер номер один. Причем, речь идет не только о поставках в Штаты китайских товаров, но и о капиталовложениях американо-китайских компаний на территории США, а также скупке американских активов китайскими компаниями. Последние два пункта для КНР сегодня намного важнее, чем прямая торговля. Поэтому основной рычаг давления Вашингтона – это мягкое запугивание Пекина ограничением действий китайских компаний на американском рынке.

Другой эффективный рычаг – угроза ввода антидемпинговых санкций против китайских товаров. Это ощутимо снизит прибыль китайских компаний: себестоимость производства в КНР сейчас немаленькая – в Китае стабильно растут зарплаты, и единственный способ снизить стоимость товара заключается в удешевлении логистики. Другими словами, антидемпинговыми мерами Вашингтон может ударить Пекин в больное место.

Плюс, США могут ограничить доступ китайцев к передовым технологиям. Пекину это тоже не на руку: в высокотехнологичных отраслях, – например, в самолетостроении, – Китай отстает от США очень серьезно.

Наконец, Штаты могут начать серьезную антикитайскую игру в Восточной и Юго-Восточной Азии. Скажем, вбивать клинья между Китаем и Южной Кореей, Японией, а также странами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН).

«СП»: – А «пряники» предусмотрены, если Пекин – прямым или косвенным образом – пойдет на антироссийские меры?

– Безусловно. В этом случае США могут ввести преференции по налогообложению ряда китайских товаров, и допустить большее число китайских компаний на американский рынок. Тем самым Вашингтон компенсирует Пекину потенциальные потери от разрыва связей с Москвой.

Надо сказать, с начала июля США провели массу переговоров с Китаем на самых разных уровнях, в том числе, на уровне крупного бизнеса. На этих встречах обсуждались планы по совместному использованию технологий, а также строительству высокотехнологичных производств на территории КНР. По сути, Америка подробно информировала Китай, что она предлагает взамен разрыва отношений с Россией.

«СП»: – Получается, велики шансы, что Пекин «прогнется»?

– Есть один момент, почему Китай – для меня это совершенно очевидно – не пойдет прямым образом на разрыв отношений с РФ. Россия для Китая не является соперником ни в одной из областей – технологий, политики, потенциального лидерства в мире. А вот Штаты таким соперником являются. Как раз это обстоятельство останавливает Пекин от слишком тесного сотрудничества с Вашингтоном против Москвы.

Но я не исключаю, что КНР все же частично пойдет навстречу Америке – не будет активно развивать торговые отношения с Россией в необходимых для нас областях. Например, в сфере поставок высокотехнологичного оборудования. Пекин, кроме того, будет вяло реагировать на предложения Москвы выступать против Вашингтона.

«СП»: – Можно ли оценить, с точки зрения экономики, последствия этой вялости для нас?

– В принципе, да. Из-за санкций со стороны США и ЕС для России стала актуальной тема замещения импорта. На решение этой задачи нам требуется, в разных сферах, от трех (продукты питания) до семи лет ( IT-технологии). В течение этого времени Китай должен выступать в качестве заместителя западного импорта, и с этой точки зрения он для нас чрезвычайно важен.

Если Китай взвинтит цены на свою продукцию, или начнет тормозить поставки, Россия столкнется с товарным дефицитом. Можно сказать, что мы, уходя из-под зависимости от западных товаров, попадаем на ближайшие семь лет в зависимость от товаров китайских, что не есть хорошо.

Торможение Китая удлинит нам этот переходный период. Хотя, не исключено, Кремль не рассчитывает, что за семь лет мы сумеем наладить собственное производство, а делает ставку на то, что Запад снимет санкции раньше, чем в России наступит реальный техногенный кризис.

«СП»: – А что мы потеряем от разрыва связей с Южной Кореей и Сингапуром?

– Сингапур является крупнейшим производителем электроники, и крупнейшим хабом (перевалочным пунктом) в Юго-Восточной Азии. С этой страной мы начали развивать дружеские отношения недавно, в последние пять-семь лет, – прежде всего, в области технологий и образования. Поэтому сильно от разрыва отношений с Сингапуром мы не пострадаем.

С Южной Кореей ситуация иная: РФ – крупнейший рынок для южнокорейской электроники и автомобилей. Если Южная Корея поддержит американцев в вопросе санкций, мы лишимся и корейских авто, и пакета по их обслуживанию. Плюс, у нас не будет высокотехнологичной корейской промышленной электроники – это по нашей экономике ударит всерьез: Россия такую продукцию не производит, а китайские аналоги гораздо слабее корейских.

«СП»: – Вы считаете, США смогут склонить эти две страны к участию в антироссийской коалиции?

– Думаю, вероятность этого крайне мала. Штаты и раньше пытались убедить Южную Корею поддержать антироссийские санкции, но ничего не добились. Сингапур также не проявляет желания присоединяться к санкциям.

В целом, страны Юго-Восточной Азии прекрасно понимают: поддержка США в вопросе антироссийских санкций только усиливает влияние Вашингтона в регионе, а в последнее время даже Япония пытается уйти из-под американского влияния.

Думаю, Штаты не рассчитывают, что Южная Корея и Сингапур присоединятся к санкциям. Ставка, как и в случае с Китаем, делается на то, что страны Юго-Восточной Азии будут осторожнее в поставках продукции в РФ, и не станут полностью замещать импорт, которого мы лишились из-за разрыва с Западом…

– На мой взгляд, США способны «прогнуть» только Южную Корею, – считает военный эксперт Анатолий Эль-Мюрид. – Напомню, в аналогичной ситуации с Ираном американцам удалось склонить Южную Корею присоединиться к нефтяному эмбарго. Китай и Сингапур на поводу у Штатов вряд ли пойдут. Эти страны прекрасно понимают, что разрыв отношений с Россией крепко привяжет их к Соединенным Штатам, а это им ни к чему.

Да и с Южной Кореей ситуация выглядит неоднозначно. В Юго-Восточной Азии сконцентрированы крупные американские банковские структуры, и азиаты на эти структуры крепко завязаны. Однако имеется и обратная связь: американцы тоже завязаны на Юго-Восточную Азию. Это значит, что если дойдет до антироссийских санкций со стороны той же Южной Кореи, эти действия будут иметь негативный эффект и для самих США. Поэтому не думаю, что американские финансисты горячо поддержат Южную Корею в стремлении присоединиться к санкциям против России.

В целом, проблема с продавливанием Южной Кореи как раз и заключается в том, что в этом вопросе США трудно договориться внутри себя. Когда американцы «продавливали» Сеул на введение санкций против Тегерана, ситуация была намного проще: имелась единственная товарная позиция – нефть, в отношении которой следовало ввести эмбарго. Сегодня речь идет о гораздо более широком круге санкций против России – финансовых, сырьевых, товарных. По этому комплексу вопросов добиться согласованной позиции намного труднее.

Думаю, нынешний разговор – о присоединении к санкциям Китая, Южной Кореи и Сингапура – нужен Вашингтону, прежде всего, с пропагандистской целью. На носу переговоры Владимира Путина и Петра Порошенко по деэскалации конфликта на Юго-Востоке, после которых новые санкции, возможно, потеряют актуальность. Тем не менее, Штатам выгодно медийно поддерживать санкционную тему. Администрация Барака Обамы имеет сейчас слабые позиции внутри США, на нее давят республиканцы, обвиняя в провалах во внешней политике в Сирии и Ираке. На этом фоне украинская тематика позволяет Обаме демонстрировать необходимую жесткость…

http://svpressa.ru/economy/article/96060/