США влияет на энергетический рынок Европы

Как только нынешние нелегитимные киевские власти самым непристойным образом, не скрывая, что за ними стоят США, стали увиливать от оплаты долга за поставки российского газа, стало ясно, что спровоцированный Вашингтоном и их сателлитами в ЕС кризис на Украине среди глобальных военно-политических целей ослабления Москвы преследует более далеко идущую задачу – передел мирового газового рынка, где до сих пор Россия занимает лидирующие позиции. Вариант использовать Саудовскую Аравию, обвалив цены на нефть, как это сделали с СССР 30 лет назад президент Рейган и саудовский король, у Обамы не прошел во время его недавнего посещения Эр-Рияда. Поэтому теперь началось широкомасштабное наступление Вашингтона на газовом фронте. Правда, арсенал возможностей США для этих целей весьма ограничен.

Главный их козырь – Катар. Еще с 2010-11 гг. американцы пытались масштабно запустить катарский СПГ на европейский рынок путем спотовых поставок по демпингу, а затем и на основе долгосрочных соглашений. Был даже построен терминал на Адриатике в Италии, начаты переговоры о строительстве терминалов по приемке катарского СПГ в Греции, Турции, Болгарии, Польше (Свиноустье), странах Балтии и аж на черноморском побережье Украины. Предполагалось даже поставлять катарский газ через Польшу и Балтию в Белоруссию, президент которой установил теплые личные отношения с прежним эмиром, отправленным год назад в отставку все тем же Эр-Риядом за наглость во внешнеполитических амбициях. Газовый карлик возомнил себя арабским королем! В 2010 году в закрытом формате прорабатывался вопрос прокладки газопровода из Катара через Саудовскую Аравию и Иорданию до Сирии, а далее – через Турцию или по дну Средиземного моря в Южную Европу. Начались конфиденциальные контакты, в том числе в Стамбуле, включая встречи на высшем уровне. Но сначала уперлась Саудия, которая подозрительно отнеслась к подобным вариантам, увеличивавшим влияние газового эмирата на ближневосточную политику, а потом началась гражданская война в Сирии, поставившая крест на таком трансаравийском магистральном трубопроводе.

Но тут с сентября 2013 года началась осторожная нормализация отношений Запада с Ираном после избрания президентом ИРИ прозападного прагматика Роухани. И Катар попытался вести секретные от КСА переговоры с Тегераном о присоединении к другому проекту – магистральному газопроводу (МГП) из Ирана через Ирак в Сирию (1,5 тыс.км). Но за это был наказан Эр-Риядом путем отзыва из Дохи послов КСА, ОАЭ и Кувейта за «заигрывание» с Ираном. В основе указанного проекта лежит наличие общего огромного газового месторождения между ИРИ и Катаром на шельфе Персидского залива. Катарцы называют свою часть Северным месторождением, а иранцы называют свою часть Южным Парсом. Это супергигантское нефтегазовое месторождение является крупнейшим в мире. Находится оно в центральной части Персидского залива в территориальных водах Катара (Северное) и Ирана (Южный Парс). Запасы Северное/Южного Парса оценивается в 28 трлн м? газа и 7 млрд тонн нефти (45 млрд. баррелей).

Запасы газа находятся на небольшой глубине и недалеко от берега. Отсюда — низкая себестоимость добычи. Это месторождение содержит 8 % мировых запасов газа. У катарского и иранского газа имеется существенное преимущество перед российским ? значительно более низкая себестоимость добычи, что позволит Катару и ИРИ, если они, конечно, договорятся, так снизить цены на газ в Европе, что конкурировать с ними «Газпрому» будет очень трудно, если не невозможно. И европейцы под давлением США на фоне украинских событий смогут сыграть на понижении цены, размахивая катарским и иранским газом. Так , например, только в 2013 году один Катар добывал 420 млн. кубометров газа. С 2006 года эта страна удерживает мировое первенство по экспорту сжиженного природного газа. В прошлом году Катар поставил на внешние рынки 90 млн. тонн «голубого топлива» (едва не весь произведённый им СПГ), что составило 31% от общемирового экспорта сжиженного газа, тогда как на Россию приходится всего 4,5 %.

Поэтому создание Россией мощностей по производству СПГ, помимо того, что уже есть на Сахалине,  является на данном этапе важнейшей  задачей для Москвы для избавления зависимости от наземного транзита газа, прежде всего   через Украину, и диверсификации источников поставки российского газа.  Постепенное сокращение поставок трубного газа за счет наращивания импорта СПГ — это получение доступа к новым рынкам для РФ,  таким как Южная Азия, ЮВА, Южная Америка, часть Европы, куда росийское «голубое топливо» сейчас не продается (Франция, Испания, Португалия). Тем более, что алжирские  и норвежские запасы газа истощаются, что потребует их замещения. А газовые месторождения для производства крупных мощностей СПГ есть — Штокман, Ямал, Арктические залежи. Но на это уйдет где-то пять лет, если за дело взяться немедленно и серьезно. А пока временный, причем достаточно дорогой по цене выход от украинской транзитной зависимости лежит в ускоренном строительстве трубопровода «Южный поток».

Поэтому не случайно, что после всех перипетий последних российско-украинских переговоров по погашению оплаты Киевом задолженности за газ из РФ, 3 июня с.г. Еврокомиссия предложила приостановить проект «Южный поток» в «интересах энергетической безопасности Евросоюза», — сообщила представитель Еврокомиссии Сабина Бергер. «Еврокомиссия предлагает в рамках своей стратегии энергетической безопасности приостановить проект «Южный поток», пока он не будет полностью отвечать законодательству ЕС», — сказала она на брифинге в Брюсселе. По словам Бергер, проект «Южный поток» должен быть пересмотрен в свете энергетической безопасности ЕС. «Мы не блокирует «Южный поток», но хотим, чтобы он соответствовал законодательству ЕС», — заявила она в Брюсселе. И пояснила, что соглашения, заключенные государствами-членами ЕС с Россией по газопроводу «Южный поток», не соответствуют законам ЕС, так как не соблюдают фундаментальных положений «Третьего энергопакета». Хотя хорошо известно, что ранее межправительственные соглашения о сотрудничестве при строительстве газопровода «Южный поток» по дну Черного моря для поставки российского газа в Европу Россия заключила с Болгарией, Сербией, Венгрией, Словенией, Хорватией, Австрией, Грецией.

А премьер-министр Украины Арсений Яценюк в тот же день призвал Евросоюз заблокировать проект «Южный поток», заверив в надежности транзита российского газа через территорию Украины. «Украина — надежный транзитер, мы выполняли и будем выполнять свои обязательства», — заявил он на заседании Верховной Рады. Это и понятно. Ведь «Южный поток» – это прекращение транзита российского газа через Украину, то есть прекращение содержания российским бюджетом украинской экономики за счет низких цен для Киева на российский газ. Ведь сами США и ЕС не хотят брать на себя целиком груз финансового спасения нынешних украинских властей. Вот поэтому и идет вязкая торговля на российско-украинских переговорах по газу. И создается впечатление, что «Газпром» постоянно отступает, все время перенося сроки «закрытия газового вентиля», хотя время откровенно играет в интересах Киева и стоящего за ним Запада. Поскольку это время используется для изобретения США и ЕС способов замещения российского газа другим – из ближневосточных источников. Ведь никто всерьез не верит, что сжиженный газ из США или Австралии может стать более дешевой альтернативой природному газу из РФ.

В Вашингтоне (в том числе даже сам Обама) на словах либо из собственной безграмотности, либо исходя из тупости партнеров, используют жупел американского сланцевого газа против России. Тем не менее, как уже подсчитали эксперты, первые (и весьма скромные) партии очень дорогого американского СПГ прибудут в Европу в лучшем случае через два-три года. А из Восточной Африки газ придет только через 10-15 лет, если к тому моменту его не скупят Китай, Индия и Япония. Ведь ЕС приходится «конкурировать с азиатскими странами, которые готовы купить энергетическую безопасность по высокой цене», — объясняет бывший глава Международного энергетического агентства Клод Мандиль (Claude Mandil).

Надо отчетливо понять, что для Вашингтона чрезвычайно важно сохранить на данном этапе транзит российского «голубого топлива» через Украину, но для этого необходимо реально похоронить проект «Южного потока». Ведь еще в начале 2014 года была создана рабочая группа ЕС-Россия, которая занялась проблематикой соответствия проекта «Южный поток» законодательству Евросоюза. К настоящему моменту состоялись два технических совещания. Теперь в еврокомиссии считают, что Россия, пожаловавшаяся на Третий энергопакет в ВТО, подрывает саму основу рабочей группы ЕС-Россия. Ранее Москва начала судебное разбирательство в ВТО по Третьему энергопакету ЕС, который не разрешает компаниям, добывающим газ, быть собственниками магистральных трубопроводов.

( Справочно : «Южный поток» — проект «Газпрома» по строительству газопровода через Черное море в страны Южной и Центральной Европы. Сейчас строительство газопровода идет на территории России, Болгарии и Сербии. Поставки газа потребителям Европы планируется начать в конце 2015 года. На проектную мощность газопровод должен выйти в 2018 году. Проект позволит диверсифицировать маршруты экспорта природного газа из России и исключить транзитные риски, подобные тем, что случились с Украиной).

А пока более безопасные с политической точки зрения проекты экспорта газа, причем не трубного, а СПГ, с месторождений Штокман и Ямал далеки до реализации. Сжижать его в условиях вечной мерзлоты и перевозить через льды Северного Ледовитого океана – слишком дорого. Нужны выходы к незамерзающим морям.

В любом случае, как бы того не хотели США, Катар особой угрозы для России не представляет. А вот Иран вполне сможет, особенно если будет сотрудничать в этом вопросе вместе с Дохой. Тегеран рвется к снятию западных финансово-экономических санкций, что позволит стране получить современные технологии для развития, а также гигантские финансовые средства. И ни у кого не должно быть сомнений в том, что государственные интересы для Ирана важнее, чем уважение российских газовых интересов. Другое дело – в Тегеране прекрасно понимают, что Запад может обмануть, добившись своего, а заодно и сменить нынешний режим в Тегеране. А тут иранское руководство может реально опереться только на военно-техническое сотрудничество с Россией.

«Мы не хотим конкурировать с Россией, но мы знаем, что потребности Европы в газе становятся все больше, и хотим получить место на этом рынке», — заявил недавно иранский министр промышленности Мохаммад Реза Нематзаде. По его словам, Иран может стать «надежным партнером» для Европы. И скорее всего не случайно, что министр выбрал для интервью немецкую газету Handelsblatt , если учесть, что 40% потребляемого в Германии газа идет из России. Все государства, которые хотят избавиться от российской газовой иглы, могут только рукоплескать таким словам. «Выход в Европу многое бы дал иранской энергетике», — недавно отметил министр обороны Грузии Ираклий Аласания.

Но если США и ЕС хотят использовать против России «оружие» иранского газа, сначала им потребуется преодолеть целый ряд препятствий. И самое первое — это снять западные санкции, введенные в ответ на иранскую ядерную программу. Иран и группа «5+1» (Германия и пять постоянных членов Совета безопасности ООН: США, Россия, Китай, Франция, Великобритания) в теории должны прийти к соответствующей договоренности к 20 июля с.г. Действующее сегодня временное соглашение может быть продлено на шесть месяцев. Но в Тегеране понимают – украинские события показали, что только ядерный щит спасает Россию от военного вмешательства США и НАТО. Вот и встает вопрос – а что будет, если Тегеран откажется от многих важных аспектов своей ядерной программы? Не лишит ли это Иран мощной защиты от антииранских планов Запада и Саудовской Аравии?

Кроме того, США и ЕС нужно, чтобы противоборствующие в Иране религиозно-политические группировки пришли к договоренности по многим чувствительным вопросам, таким как место западных нефтяных компаний (только они обладают необходимой для всестороннего экспорта технологией производства сжиженного природного газа). Наиболее открытые Западу представители руководства страны из окружения Роухани говорят о намерении возобновить совместно с ними производство углеводородов. Однако консерваторы во главе с верховным лидером ИРИ периодически охлаждают надежды западных инвесторов. Аятолла Али Хаменеи уверен в провале переговоров в Женеве и Вене: он неоднократно посылал к «шайтану» Запад и говорил иранцам, что им нужно готовиться к самостоятельной добыче ресурсов.

Вот и стоит вопрос: пойдет ли Иран на замену России в вопросе газовых поставок ЕС? Тем более с учетом чисто технико-коммерческого аспекта: ведь Европа импортирует 150 миллиардов кубометров российского газа в год. Отказаться от таких объемов попросту невозможно. А замена из других источников будет означать увеличение затрат на 20-30%, потому что это потребует строительства дорогостоящей инфраструктуры, тогда как газопроводы из России уже давно окупились. Такой вариант был бы проигрышным как для Европы, так и для России. Строить же в Иране мощности по сжижению газа и флот для его перевозки – это десятки, если не сотни миллиардов долларов, которых у ИРИ просто нет. Придется опять же привлекать инвестиции с Запада или стран ССАГПЗ – иранских конкурентов в Персидском заливе. Но США ради достижения своих целей в отношении Москвы могут пойти на беспрецедентное давление на Евросоюз и Саудовскую Аравию для решения этого вопроса.

Пока же иранцы не могут решить, чему стоит отдать предпочтение: трубопроводам или заводам по производству СПГ для освоения совместного с Катаром месторождения Северное/Южный Парс. Достигнутые эмиратом за последние десять лет в области СПГ успехи вызывают у них нескрываемое раздражение. Тем более что катарцы выкачивают для СПГ и часть иранского газа, поскольку стенку на общем шельфовом газовом месторождении не поставишь.

Еще один аспект: многие европейские эксперты полагают, что Ирану не по силам поставлять в Европу более 20 миллиардов кубометров газа в год в обозримом будущем. А это в семь раз меньше нынешних объемов российских поставок. И невообразимо далеко от обещанных иранским министром нефти Биджаном Намдаром Зангане 90 миллиардов кубометров.
А между тем в 2035 году зависимость Европы от импорта газа может достичь отметки в 80%, а объемы импорта составят 450 миллиардов кубометров. Ряд солидных экспертов полагают, что европейское руководство решило сократить роль России в будущих поставках и заставить ее принять правила открытого рынка. Этот процесс, если США добьются своего в ходе нынешнего украинского конфликта, будет постепенным. Все специалисты уверены, что Европа сможет улучшить свою энергонезавистмость не с помощью отказа от российских поставок, а путем повышения энергетической эффективности, развития других источников и диверсификации импорта. В такой игре Иран может стать одним из ряда других вариантов. Но только ЕС нужно помнить — 21 мая Москва и Пекин подписали соглашение века о поставке более 1,1 триллиона кубометров газа в течение 30 лет на сумму в 400 миллиардов долларов.

Но это вовсе не означает, что сейчас «Газпрому» нужно все время отступать, ежедневно перенося сроки получения украинской задолженности за уже поставленный газ. Конкуренты и враги РФ, особенно на Западе, хорошо понимают лишь язык силы. А гибкость Москвы рассматривается ими как проявление слабости. И не надо иллюзий – США при Обаме решили додавить Россию по полной, прежде всего экономически – через наше слабое звено – экспорт энергоресурсов. Нужно срочно уходить от зависимости импорта российского газа через Украину и выхода на новые газовые рынки. Любые кажущиеся внешние уступки со стороны Вашингтона и призывы ЕС к гибкости по решению украинской задолжности – это всего лишь ловушка. Настало время жестче заявить в газовом вопросе, прежде всего в Киеве, а заодно и в Вашингтоне.

http://ru.journal-neo.org/2014/06/06/rus-ssha-py-tayutsya-organizovat-peredel-evropejskogo-e-nergeticheskogo-ry-nka/

Опубликовано 08 Июн 2014 в 11:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.