«США должны продемонстрировать необходимое лидерство в установлении и защите нового мирового порядка, который сдержит обещание и убедит потенциальных соперников в том, что им необходимо не стремиться к большей роли или занимать более агрессивную позицию ради защиты собственных законных интересов…

...мы должны, однако, помнить, что … Россия останется сильнейшей военной державой в Евразии и единственной силой в мире, способной разрушить США».

Доктрина Вулфовица, первоначальная версия Руководства по оборонному планированию заместителя министра обороны Поля Вулфовица, утекшая в «Нью-Йорк Таймс» 7 марта 1992 года.

«Для Америки главный геополитический приз – Евразия… и  глобальное превосходство США непосредственно зависит от того, как долго и насколько эффективно осуществится их преимущество на Евразийском континенте».

– «Великая Шахматная Доска», Збигнев Бжезинский, стр 30, Basic Books, 1997 г.

Переговоры в Лозанне между Ираном и так называемой группой Р5+1 (США, Россия, Китай, Франция, Британия и Германия) не имеют ничего общего с ядерным нераспространением. На самом деле, это ещё одна попытка ослабить и изолировать Россию, ослабив санкции и таким образом позволив иранскому газу заменить газ российский в Европе. Лозанна показала, что Вашингтон всё ещё думает, что самая большая угроза его доминированию – дальнейшая экономическая интеграция России и Европы, огромная зона свободной торговли двух континентов от Лиссабона до Владивостока, которая может в итоге снизить сокращающийся ВВП США, резко сдвинув баланс глобальной силы в Азию.

Чтобы противодействовать угрозе, администрация Обамы свергла избранное правительство Украины в ходе насильственного переворота, запустило спекулятивную атаку на рубль, сбило глобальные цены на нефть и теперь вооружает и готовит неонацистских экстремистов в украинской армии. Вашингтон сделал всё, что в его силах, чтобы подорвать отношения ЕС с Россией, рискнув даже на ядерную войну в попытка разделить естественных торговых партнёров и стратегически  поставить себя в положение, где он может контролировать поток жизненно важных ресурсов с Востока на Запад.

Лозанна была стратегическим приоритетом, дело не в ядерных силах. Администрация Обамы осознала, что если она не найдёт альтернативный источник газа для Европы, блокада России рухнет и альянс ЕС-Россия станет ещё сильнее. А если альянс Россия-ЕС становится сильнее, попытки США протянуть свои щупальца в Азию и стать главным игроком в самом процветающем регионе мира тоже провалятся, оставив Вашингтон лицом к лицу с мрачным будущим, в котором постоянная эрозия его власти и престижа практически определены. Это из статьи под названием «Снятие санкций против Ирана негативно влияет на Турцию и Азербайджан»:

«Если Вашингтон снимет энергетические санкции с Ирана… в регионе возникнет новая геополитическая конфигурация. Подключения к «Набукко» было бы достаточным, чтобы Иран полностью обеспечил Европу газом…

Иран обладает неисчерпаемыми нефтяными и газовыми ресурсами, как ключевая транзитная страна. Иран владеет 10% подтвержденных глобальных нефтяных ресурсов и вторыми в мире после России с ресурсами газа (15%). Официальные иранские представители не скрывают, что они стремятся войти на европейский рынок нефти и газа, как в былые дни. Давайте вспомним, что заместитель министра нефти Ирана Али Маджеди во время своего европейского турне предложил воссоздать проект трубопровода «Набукко» и сказал, что его страна готова поставлять газ через него в Европу…

«Несколькими месяцами ранее тот же Али Маджади сообщил сенсационную новость: «две приглашенные европейские делегации» обсуждали потенциальные маршруты поставок иранского газа в Европу», как говорится в статье». Также отмечается, что Запад весьма материально откликнулся на вероятность поставок иранского газа в Набукко».

– «Снятие санкций против Ирана будет иметь негативные последствия для Турции и Азербайджана», Panorama.

Итак, неужели это план обеспечения «энергетической безопасности» Европы заменой российского газа иранским?

Похоже на то. Но предположим, что санкции не имеют отношения к надуманным иранским программам ядерного вооружения, а просто используются, чтобы унизить Иран, прекратив его поставки нефти и газа до тех пор, пока поддерживаемые западом транснациональные корпорации не смогут получить жирные доходы.

В самом деле, именно так использовались санкции по ядерному вопросу, как явная фальшивка, вот тут масса сведений от «Нью-Йорк Таймс»:

«Недавние оценки американских шпионских агентств вполне согласуются с данными разведки 2007 года, которая пришла к выводу, что Иран отказался от своей программы ядерного оружия несколько лет назад, по словам нынешних и отставных американских чиновников. Они сказали, что оценки во многом были подтверждены в 2010-м и остаются общим мнением 16 американских разведывательных агентств.

«Американские разведслужбы не подтверждают стремление Ирана создать бомбу», Джеймс Райзен, «Нью-Йорк Таймс», 24 февраля 2012 г.

Видите? Весь истеблишмент американской разведки твердит одно и то же с самого начала: никакого иранского ядерного оружия. Иран никогда не был пойман на направлении ядерного топлива на иные цели. Никогда. Кроме того, как много раз утверждал специалист по ядерному оружию Гордон Пратер, «За почти три года инспекций, ездивших повсюду, видевших всё, расспрашивающих всех подряд инспекторов МАГАТЭ не нашлось никаких свидетельств, что Иран имеет – или имел – программу создания ядерного оружия».

Инспекции на месте в течении трёх лет, чёртовых лет! Они расспрашивали всех и ездили, куда хотели. Они облазили каждую пещеру и каждое укрытие, залезли в каждый уголок и в каждую щель, и ничего не нашли.

Поняли? Никакого ядерного оружия, ни сейчас, ни тогда. Точка.

Всё дело против Ирана выстроено на пропаганде, промывании мозгов и чуши, именно в таком порядке. Но всё же это ничего не говорит нам о том, почему США внезапно изменили курс. Для этого мы обратимся к статье Брукингского института под названием «Почему подробности соглашения с Ираном ничего не значат», которая весьма неплохо подводит итог. Вот отрывок:

«По сути, это борьба за то, что делать американскому руководству с иранским вызовом на Ближнем Востоке и угрозой, которую геополитические амбиции Ирана представляют американским союзникам, в частности Израилю и Саудовской Аравии. Сторонники соглашения полагают, что для США лучший способ разобраться с иранским региональным вызовом – попробовать интегрировать Иран в региональный порядок, даже оставаясь подозрительным в отношении его амбиций. Ядерные договорённости – важный первый шаг в этом направлении, а подробности имеют небольшое значение, поскольку конечная цель состоит в том, чтобы скорее изменить иранские намерения, чем разрушить его возможности».

«Почему подробности соглашения с Ираном ничего не значат», Brookings.

Заметили, как осторожно автор избегает упоминания Израиля, хотя указывает на «угрозу, которую иранские геополитические амбиции представляют американским союзникам». Он что, думает, что обращается к идиотам?

Но суть-то понятна: реально дело на в «иранских возможностях», а в «вызове Ирана американскому руководству на Ближнем Востоке». Иными словами, ядерный вопрос – ахинея. Вашингтону не нравится, что Иран ведёт независимую внешнюю политику, которая противоречит американской цели контролировать Ближний Восток. Вот что происходит. Вашингтону нужен послушный Иран, который будет щёлкать каблуками и делать то, что ему велят.

Проблема в том, однако, что такая стратегия не сработала, и теперь  США впутались в конфронтацию с Москвой, а это более высокий приоритет, чем ближневосточный проект. (Раскол между американскими элитами по этому вопросу интересно понаблюдать, там с одной стороны компания Обамы-Бжезинского, а с другой – компания МакКейна и неоконов.) Вот почему автор считает, что ослабление санкций и интеграция Ирана в систему, где доминируют США, предпочтительное средство, по крайней мере, краткосрочно.

Повторим: «Лучший способ для США разобраться с иранским региональным вызовом – интегрировать Иран в региональный порядок». Иными словами, если не можешь победить их, тогда присоедини. Ирану предоставят достаточную свободу, чтобы он играл свою роль в имперском порядке, то есть обеспечивал газ Европе, чтобы нанести больший экономический ущерб России. Разве не это происходит?

Но какое влияние это окажет на ирано-российские отношения? Отравит колодец взаимоотношений и обратит одного союзника против другого?

Вероятно, нет, главным образом потому, что узы между Ираном и Россией день ото дня крепнут взгляните вот на Unz Review, Филип Джиралди:

«Москва и Тегеран движутся к де-факто стратегическому партнёрству, что можно легко по двум потрясающим заявлениям ранее на этой неделе. Теперь уже правительство России подтвердило, что слухи о программе нефть-за-товары между Россией и Ираном – действительно реальная политика, которая уже воплощается; а это показывает, что Москва не теряла времени, пытаясь привлечь иранский рынок после того, как неделей ранее было заключено предварительное соглашение. Предоставить товары в обмен на ресурсы – стратегическое решение, которое создает в Иране ценных повторных покупателей, а затем они будут нуждаться в обслуживании и запасных частях для этих товаров. Это признак глубокой дружбы двух каспийских соседей, и основа предполагаемого экономического коридора Север-Юг из России в Индию через Иран».

– «Сдвиг в освещении Ирана», Unz Review.

Но тут есть и затруднение: Иран не может просто повернуть кран и начать качать газ в Европу. Так не бывает. Нужен огромный трубопровод и обновление инфраструктуры, на что потребуются годы. Это значит, что будет масса заманчивых контрактов, отданных друзьям Тегерана – главным образом русским и китайцам – которые выполнят свои задачи без вмешательства во внутреннюю политику. Взгляните, вот от Пепе Эскобара:

«Россия и Китай глубоко привержены интеграции Ирана в Евразийское видение. В итоге Иран может быть принят в полноправные члены ШОС на приближающемся летнем саммите в России. Это подразумевает полномасштабное партнёрство, политико-торговое и в области безопасности, с участием России, Китая, Ирана и большинства центрально-азиатских «станов».

Иран – уже в числе учредителей возглавляемого китайцами Азиатского Банка Инфраструктурных Инвестиций (AIIB); это означает финансирование ряда проектов, связанных с Новым Шёлковым путем, обязательно прибыльных для иранской экономики. Финансированию AIIB явно будут сопутствовать кредиты и другая помощь на развитие инфраструктуры, связанная и китайским Фондом Шёлкового Пути…».

– «Россия, Китай, Иран: вместе», Пепе Эскобар, Russia Today.

Осознали картину? Евразийская интеграция – дело уже решённое, и США ничего не могут сделать, чтобы ей воспрепятствовать.

Вашингтону нужно пересмотреть свой подход. Прекратить вмешательство и антагонизм, перестроить отношения с помощью торговли и взаимного доверия и принять неизбежность упадка империи.

Звезда Азии поднимается, а Америки – заходит. Примите это.

http://polismi.ru/politika/bolshoj-blizhnij-vostok/1110-eshchjo-odin-idiotskij-plan-navredit-rossii.html