Мир празднует 25-летие со дня падения берлинской стены, и американцы, как никогда прежде, уверены, что США одержали победу в холодной войне. Холодная война сделала Америку державой, опирающейся на гигантский военно-промышленный комплекс, империей зарубежных и отечественных военных баз с постоянно растущими военными бюджетами, привела к все более усиливающейся милитаризации американского общества.

В своем прощальном обращении к нации в 1960 году президент Эйзенхауэр подчеркнул, что тип системы управления определяется американским образом жизни. Он имел в виду, что доктрина национальной безопасности не была изначально частью системы управления в США. Она была сформирована в основном с целью успешного противостояния в холодной войне против партнера и союзника Америки во второй мировой войне, Советского Союза.

Несколько дней назад газета «Нью-Йорк Таймс» сделала важное признание. Цитируя бывшего высокопоставленного американского деятеля, она обратила внимание на тот факт, что коммунистический режим Северной Кореи таким же образом опирается на собственную доктрину национальной безопасности.

Таким образом, «победа» в холодной войне привела к тому, что в США сформировался такой же тип тоталитарного механизма управления, как в Северной Корее, хотя и не столь деспотичный. В его основе — доктрина национальной безопасности, которая не являлась частью конституционной системы Америки в течение первых полутора веков существования страны.

Эйзенхауэр также говорил американцам, что военно-промышленный комплекс сопряжен с серьезной угрозой для свободы и благосостояния нации. Точно как в Северной Корее или Египте, где правительственная система тоже базируется на доктрине национальной безопасности.

Хотя холодная война в течение долгого времени служила оправданием необходимости этих революционных изменений в системе управления США, как всем известно, доктрина национальной безопасности не прекратила существования с окончанием холодной войны. Вместо этого она стала, похоже, перманентной частью американского государственного управления, несмотря на то, что конституционной поправки, устанавливающей такое изменение, никогда не существовало.

Холодная война привела к формированию в США милитаризованного общества, во многом напоминающего бывший СССР. Люди восхищаются войсковыми патрулями и эскадрильями военных самолетов в небе над крупнейшими спортивными событиями, точно как советские граждане приветствовали грандиозные военные парады и восторгались новейшими танками, с ревом проезжавшими по площадям.

На самом деле милитаризация Америки уже просочилась с федерального уровня на местный, где персонал правоохранительных органов чувствует себя хорошо вооруженными и обученными армейскими сержантами, которые обращаются с гражданами, как с новобранцами-рядовыми.

Доктрина национальной безопасности разрушила индивидуальное сознание американцев, по крайней мере в некоторых сферах жизни. Каждое воскресенье они оправляются в церковь а затем смиренно принимают все, что Цезарю угодно сделать с иностранными государствами в течение остальных дней недели. Санкции, эмбарго, партнерство с диктаторскими режимами, иностранная помощь, вторжения, оккупации, агрессивные войны, убийства, пытки, похищения людей, аресты. Люди поддерживают все это автоматически, не задумываясь о правильности или ошибочности этих действий. Любой, кто ставит под сомнение или тем более осуждает внешнеполитические акции системы национальной безопасности, воспринимается как подозрительная личность, нелояльная к Америке, подобно диссидентам в бывшем Советском Союзе. В этом и состоит суть секретной «контрразведывательной программы» COINTELPRO.

ЦРУ сегодня является перманентным элементом американского государственного устройства, несмотря на то, что его существование не узаконено никакой конституционной нормой или поправкой.  Как и остальные части системы национальной безопасности, ЦРУ было порождено холодной войной с коммунистическим партнером США по второй мировой войне.  С окончанием холодной войны ЦРУ никуда не исчезло. Как, впрочем, и военно-промышленный комплекс, считающийся сейчас неотъемлемой частью правительственной структуры Америки.

Американцы ничего не знали о том, что люди, ответственные за убийства, были наемными служащими правительства США, также как никому не было известно о медицинских экспериментах, которые ЦРУ проводило над американскими гражданами, опять же во имя победы в холодной войне.  Все это стало возможным потому, что американцы не хотели ничего знать. Ради победы в холодной войне они делегировали свое собственное сознание системе национальной безопасности. И, что еще хуже, они и сейчас ничего не желают знать о деятельности ЦРУ, хотя холодная война закончилась уже 25 лет назад.

Она служила оправданием беспрецедентных полномочий, предоставленных ЦРУ – полномочий на ограбления, похищения, пытки и убийства людей, в том числе американцев, полномочия безнаказанно нанимать на службу нацистских специалистов, виновных в Холокосте, на медицинские эксперименты на людях, свержение демократически избранных правительств, насаждение и поддержку диктаторских режимов и многое другое.

Стоит взглянуть еще на один реликт холодной войны – АНБ (агентство национальной безопасности). В течение многих лет оно осуществляло крупномасштабные программы слежки за американцами, подобно тому, как поступали советские власти с советскими гражданами, и распространяло ложь в Конгрессе, государственном органе, состоящем из представителей американского народа. Когда американцы узнали о программах слежки и осудили их, с ними обошлись также, как советские органы безопасности обходились с диссидентами.

Американцы долгое время жили в атмосфере лжи, ложь внушается каждому ребенку через государственную образовательную  систему. Ложь, называющая все, происходящее в стране  — свободой, ложь, утверждающая, что в США существует система разделения властей, государственное устройство, отличающееся от тоталитарной советской системы.

Безусловно, Советский Союз потерпел поражение в холодной войне. Однако, Соединенные Штаты Америки тоже оказались проигравшей стороной.

http://mixednews.ru/archives/68361