Уходящий в отставку начальник штаба Сухопутных войск США, командовавший американскими войсками в Ираке в 2008—2010 годах генерал Реймонд Одиерно на прощальной пресс-конференции заявил, что «раздел Ирака может стать единственным решением для будущего этой страны», поскольку «ожидать примирения между суннитами и шиитами вряд ли возможно». По его словам, «разделение Ирака зависит от ситуации в регионе, решимости политиков и дипломатов, но сама возможность такого развития событий в Ираке остается весьма вероятной». Это первый тезис генерала Одиерно. Отметим второй.

Начатая международной коалицией в сентябре 2014 года «воздушная война» против запрещенного в России «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ, далее «Исламское государство») ослабила эту группировку, но «вовсе незначительно, поскольку та рассредоточилась по соседним территориям, стала вести более активные действия в Сирии, а теперь и вступила в конфликт с Турцией, о чем свидетельствуют многочисленные террористические акты на востоке последней».

Тем не менее кампания международной коалиции, как считает генерал, «вступила в фазу замораживания». Наконец, третий его тезис: если в течение ближайших месяцев не удастся добиться прогресса, то может потребоваться отправка в Ирак наземных войск США. В настоящее время там уже находятся около 3 тыс. американских военнослужащих, однако они проходят в отчетах Пентагона как военные советники.

Мы обратили внимание на этот тезис специально, потому что турецкий политолог Керем Хас, комментируя ситуацию, в которой оказалась Турция, не имеющая легитимного правительства и вовлеченная войну против ИГ и курдов, испытывает угрозу для своей национальной безопасности. «По-настоящему все будет ясно в течение ближайших трех-четырех месяцев после перевыборов», — подчеркнул Хас. Является ли случайным совпадение обозначенных американским генералом и турецким политологом сроков в принятии определенных решений?

Багдадское правительство болезненно отреагировало на заявление Одиерно. Премьер-министр Хайдер аль-Абади назвал слова генерала «безответственным заявлением, отражающим незнание иракской действительности». В свою очередь, некоторые российские эксперты считают, что «США растеряны и не знают, что делать с Ираком». Однако точно так же на уровне фантазии и геополитической экзотики многими воспринимались заявления американских специалистов в начале 1990-х о том, что «эра привычного Ближнего Востока подходит к концу».

Достаточно вспомнить работы известного исламоведа Бернарда Льюиса, предупреждавшего о необходимости «быть готовыми к «процессу дезинтеграции существующих государств в этом регионе мира, поскольку они представляют собой недавно образованные и искусственные конструкции, уязвимые для процесса дробления». К этому сюжету относится и карта, которая появилась в 2006 году в американском Armed Forces Journal под авторством подполковника Ральфа Петерса (в статье «Кровавые границы: как может лучше выглядеть Ближний Восток»).

«Что касается тех, кто отказывается «думать о немыслимом», заявляя, что границы нельзя изменять, то им стоит напомнить, — писал тогда Петерс, — что на протяжении веков границы никогда не переставали изменяться и… меняются даже сейчас (как бы посланники и специальные представители ни отводили глаза, предпочитая изучать блеск своих крыльев). О, и еще один маленький грязный секрет 5000-летней истории: этническая чистка работает».

Кстати, по проекту Петерса передел границ Ближнего Востока предусматривает раздел Ирака на три государства и отторжение значительной части территории трех региональных держав — Турции, Ирана и Саудовской Аравии — в пользу ряда «новых независимых стран». При этом подчеркивалось, что могут устоять Египет и Иран как страны с глубокими историческими корнями и давно сложившимися границами на Ближнем Востоке, а потрясения будут происходить в пределах бывших границ Османской империи с переходом на саму Турцию.

Ирак - карта племен

В полном размере: Ирак - карта племен.

Неверие российских экспертов в то, что подобный сценарий является реальным, было порождено «всесилием» страноведческого, локального рассмотрения исторического процесса, недооценкой взаимосвязанной политической жизни государств на Ближнем Востоке, что проявляется и при анализе хода международной жизни этого региона. Между тем, Ирак уже разделен де-факто, страна существует лишь на карте, и генерал Одиерно всего лишь обозначил существующую ситуацию, «вбросив пробный шар».

Ливии нет, она развалена на три анклава — Триполитанию, Киренаику и Аззан. Сирия дестабилизирована. «Разморожена» проблема сепаратизма и в Турецком Курдистане. Йемен на пороге очередного распада на Север и Юг. Турция теряет свое геополитическое значение в регионе. А США не случайно «проглотили» приход к власти в Египте военных и взяли курс на сближение с Ираном, который может заменить собой Саудовскую Аравию в качестве главного стратегического партнера в Персидском заливе с его богатейшими энергоресурсами, так как и Эр-Рияду прочат распад на пять анклавов.

Конечно, американцы на Ближнем Востоке допустили немало ошибок в своей политике, но предполагать провал на глобальном уровне вряд ли есть основания, поскольку все четче просматриваются элементы планирования действий. Загадочными остаются лишь причины, побудившие Запад начать развал Ближнего Востока по линиям, прочерченным в период существования империи османов. Речь о палестинской и курдской проблемах, кипрском конфликте, ситуациях в Ливане и Сирии, боснийской войне и других конфликтах на Балканах и даже факторе ИГИЛ, идеология которого также возникла в первые десятилетия прошлого века.

Ирак - газ и нефть

Карта в полном размере: Ирак - газ и нефть.

Что дальше и какой будет логика в новой региональной системе сдержек и противовесов? Ответить на этот вопрос непросто, легче обозначить политическую диагностику ситуации: на Ближнем Востоке распадается созданный после Первой мировой войны институциональный «дизайн». Однако на наш взгляд, феномен ИГ, претендующий на статус новой общественно-политической модели, имеет промежуточный и инструментальный характер.

Эта радикальная сила выполняет сейчас роль геополитического тарана, расшатывающего систему отношений в регионе с выводом их на неизвестный уровень. А главные события сейчас происходят в Турции, где намечаются внеочередные парламентские выборы, в ходе которых Партия справедливости и развития намерена раздавить поднявших головы курдов, в частности прокурдскую Народно-демократическую партию. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдогана обозначил это задачей номер один.

В ответ головная организация Союза сообществ Курдистана (KCK), объединяющая ряд курдских групп, куда входит и Рабочая партии Курдистана (РПК), не намерена складывать оружие или покидать территорию Турции. Некоторые считают, что страна фактически оказалась отброшенной в начало 1990-ых годов, когда противостояние между курдами и турками было в стадии партизанской войны. На сей раз Анкаре приходится воевать сразу на два фронта — против курдов и «Исламского государства», которое пробивается к турецкой границе.

Существование практически независимого курдского государства в Ираке, автономной области в Сирии, контроль ИГ над частью территорий в Ираке и Сирии создают чрезвычайно опасную для Турции гремучую смесь. Возможно именно это обстоятельство стимулировало заявление генерала Одиерно, к которому стоит прислушаться.

http://regnum.ru/news/polit/1952352.html