В отечественной специальной литературе, посвященной Ближнему Востоку, общим местом стало упоминание Израиля и Соединенных Штатов как ближайших союзников, чьи интересы тесно связаны. Настолько тесно, что для российских экспертов единственным не разрешенным до конца вопросом взаимодействия Вашингтона и Иерусалима является: кто в этом альянсе старший партнер?

Между тем ситуация в американо-израильских отношениях меняется динамично и не всегда предсказуемо. В чем легко убедиться при наличии элементарных знаний о реальном положении дел в Израиле и США.

Дела семейные

Отношения этих стран зависят не только от эволюции американской ближневосточной политики, но и от личных контактов лидеров двух стран или их отсутствия. На нее влияют ЕС, Турция, монархии Персидского залива и прочие внешние и региональные игроки, действующие на БСВ в зоне американских интересов. Причем многие из них конкурируют с Израилем за американские инвестиции и политическую поддержку на международной арене. Другие действуют против него из идеологических и религиозных соображений. Третьи – из соображений военно-политических.

Давно ведущиеся в Израиле разговоры о полном отказе от американской военной помощи могут вылиться в конкретные шаги

Отношения США и Израиля вопреки публичной риторике, принимаемой сторонними наблюдателями за чистую монету, имеют абсолютно прагматичный характер. Они далеко не так просты, как это представляется внешнему миру, и не всегда складываются в пользу Израиля. Точнее, они имеют однозначно плюсовой баланс исключительно для Штатов, хотя и Израиль извлекает из них максимум возможного. Вашингтон, разрабатывая и реализуя американскую политику на Ближнем и Среднем Востоке, всегда учитывает не только и не столько израильский фактор, сколько целый набор переменных.

Зачастую это приводит к таким неприятным для Иерусалима сюрпризам, как ядерная сделка с Ираном, в которую действующее израильское руководство не верило до самого конца переговорной эпопеи. Это в конечном счете вызвало яростное сопротивление курсу Барака Обамы со стороны премьер-министра Биньямина Нетаньяху, на момент написания данной статьи пытающегося заблокировать согласованный администрацией США договор с Ираном в американском конгрессе. Что вне зависимости от успеха этой войны нервов не слишком укрепляет американо-израильские отношения, поставив ряд существенных для обеих стран тем на грань замораживания.

Помимо иранской ядерной проблемы, на состоянии американо-израильских отношений сказываются разногласия по палестино-израильскому урегулированию (если этот термин вообще применим к состоянию отношений Иерусалима с Рамаллой и Газой). Кроме того, на них влияет борьба за власть различных групп израильского истеблишмента, которая, учитывая высокий уровень их интеграции с еврейским истеблишментом Америки, стала визитной карточкой еврейской общины этой страны. Отметим, что администрация Обамы, значительную роль в высших эшелонах которой играют евреи, в том числе израильского происхождения, успешно использует внутриеврейские противоречия, нейтрализуя влияние израильского правительства на американское еврейское лобби.

Любовь под микроскопом

Израильские эксперты Института Ближнего Востока, среди которых выделяются Зеэв Гейзель, Зеэв Ханин, Велвл Чернин и Алек Эпштейн, отслеживают состояние американо-израильских отношений на протяжении ряда лет. В настоящей статье автор опирался в первую очередь на материалы В. Чернина, сконцентрировавшего внимание на последних событиях в этой области. Спецификой текущего момента стало то, что напряженность в отношениях между двумя государствами начала проявляться в сотрудничестве между их армиями.

В начале августа в Иерусалиме было сообщено, что израильская сторона отвергла американские предложения об углублении военного сотрудничества, сделанные в рамках подготовки к широкомасштабным американо-израильским стратегическим учениям «Дженифер Кобра 16», проведение которых назначено на начало 2016 года.

Характерно, что в рамках данных учений предполагается отработка использования американского военного потенциала в системе противоракетной обороны Израиля. Причем соглашение о проведении учений «Дженифер Кобра 16» и их дате было заключено несколько лет назад. В последние недели американские военные выдвинули Израилю ряд предложений о беспрецедентном до сих пор углублении военного сотрудничества между двумя армиями в рамках намеченных учений. Однако израильская сторона по решению политического руководства страны эти предложения отвергла. Таким образом, возникла ситуация, представляющаяся многим и в США, и в Израиле парадоксом: американцы готовы предложить больше, чем израильтяне хотят принять.

Вопреки ожиданиям ситуацию не разрядил визит в Израиль министра обороны США Эштона Картера. Во время совместной пресс-конференции с министром обороны Израиля Моше Яалоном он, в частности, заявил, что военное превосходство Израиля находится на высшей ступени в шкале предпочтений для Америки, для армии США и для меня лично. Министр Картер подчеркнул, что несмотря на острейшие разногласия между политическими лидерами двух стран, Министерство обороны США продолжает и готово расширить военное сотрудничество с ЦАХАЛ.

Касаясь сделки с Ираном, Картер отметил: «Соглашение по ядерной программе ничего не изменит для Министерства обороны – наше обязательство защищать Израиль нерушимо, а союз между нами никогда не был крепче, чем сейчас». Что можно расценить как подтверждение значения Израиля для Соединенных Штатов, благо, отечественная публицистика определяла эту страну как «непотопляемый авианосец Америки» со времен разрыва с ней Советским Союзом дипломатических отношений в 1967 году. Если не брать в расчет ответной израильской реакции, завуалированной заверениями в дружбе с США.

Министр М. Яалон выразил резко отрицательную позицию Израиля по отношению к соглашению «шестерки» переговорщиков во главе с США с Ираном, хотя и сделал попытку затушевать конфликтность сложившейся ситуации. Он подчеркнул, что Израиль и Соединенные Штаты объединяют общие демократические ценности и «даже самые глубокие разногласия – а такие между нами есть – не отменят большой и искренней дружбы. Между нами существуют глубокие разногласия по проблеме соглашения с Ираном, мы опасаемся того, что произойдет вследствие его подписания. Эти разногласия мы открыто обсуждаем между собой наряду со множеством других важных вопросов».

Как бы то ни было, политическое руководство Израиля отказалось от предложения об углублении военного сотрудничества между двумя странами. Остается гадать, идет речь о нежелании зависеть от американцев в таком критически важном для Израиля вопросе, как система противоракетной обороны, или о попытке оказать на высшее руководство США психологическое давление накануне решающего голосования в конгрессе по вопросу о соглашении с Ираном. Что не исключено, учитывая скепсис в отношении соглашения как конгрессменов-республиканцев, так и части демократов, о чем подробнее ниже.

США помогают только себе

Следует сказать, что США на протяжении десятилетий оказывают помощь Израилю в вопросах обороны. С 1987 года в качестве компенсации за отказ (из-за жесткого давления Соединенных Штатов) от реализации проекта строительства израильского самолета «Лави» Армия обороны Израиля – ЦАХАЛ ежегодно получает от Вашингтона прямую финансовую помощь в размере 2,5 миллиарда долларов. Однако только 600 миллионов долларов из этой суммы обмениваются на шекели и идут на закупку вооружений и оборудования израильского производства. Остальные деньги из американской военной помощи должны тратиться на закупки в США.

Таким образом, американцы тормозят развитие израильской военной промышленности, способной на равных конкурировать на мировом рынке с американской. Они усиливают зависимость Израиля от военных поставок из США и создают дополнительные рабочие места в американской военной промышленности. Эта ситуация не устраивает в Израиле многих и разговоры о необходимости отказаться от американской военной помощи в израильском военно-политическом истеблишменте идут давно. К слову, технологии проекта «Лави» в 90-х были применены Израилем, использовавшим отсутствие прямого запрета на это в соглашении с американцами, в Китае (проект китайского cамолета J-10), что вызвало предсказуемо негативную реакцию США.

Весьма существенен для обеих сторон еще один малоизвестный широкой публике аспект американо-израильского военного сотрудничества. Речь об американских военных складах, размещенных на территории Израиля. С точки зрения американских военных (не обязательно совпадающей с точкой зрения американской администрации, особенно в периоды охлаждения и обострения двусторонних отношений), еврейское государство представляет собой единственного надежного и стабильного союзника США на Ближнем Востоке. Опора на Израиль как на своеобразный тыл США в ходе американских военных операций в регионе стала для Пентагона сложившейся практикой.

Американских военных баз как таковых в Израиле нет, но упомянутые военные склады (точнее, их содержимое) находятся в собственности Соединенных Штатов. Американцы могут рассчитывать на них в случае масштабного конфликта в регионе. Израильтяне же без согласия американцев не могут воспользоваться содержимым этих складов. В случае продолжительного военного конфликта, когда их собственные запасы исчерпаются и понадобятся срочные поставки, американские склады могут выручить Израиль. Однако для этого необходимо получить согласие американцев, что является еще одним фактором, усиливающим зависимость Израиля от США.

В ходе последней военной операции Израиля в Газе против военно-политического палестинского движения ХАМАС президент Барак Обама, проигнорировав мнение Пентагона, израильтянам в этом отказал, что вызвало серьезную напряженность между Белым домом и американским военным ведомством. Более того, когда в рамках имеющихся у военных США квот они частично удовлетворили запрос израильской стороны, президент вопреки сложившейся в Соединенных Штатах законодательной практике запретил осуществлять Израилю любые поставки без его личного указания. Это вызвало недовольство конгресса и поставило перед Израилем вопрос о том, насколько он на самом деле может полагаться на Соединенные Штаты.

«Лави» сбит, «Меркава» уцелела

Политика президента Барака Обамы на Ближнем Востоке привела к беспрецедентному обострению отношений между Израилем и США и открытому недоверию израильтян к американской администрации. В Израиле постоянно звучит: «В вопросах безопасности мы можем полагаться только на самих себя». Не исключено, что пик этого обострения еще впереди. В таких условиях нельзя исключить возможности того, что давно ведущиеся в Израиле разговоры о полном отказе от американской военной помощи могут вылиться в конкретные шаги.

Причем последствия этого откроют для Израиля широкие возможности на международных рынках вооружений, в первую очередь в Латинской Америке и Индии, где продукция израильского ВПК конкурирует с американской, а также в Китае, против поставок в который современных военно-технических систем, в первую очередь БЛА, американцы категорически возражали и возражают, раз за разом срывая все сделки, в том числе российско-израильские, с Пекином.

Отметим, что торпедирование проекта «Лави», который в случае его завершения мог бы составить реальную конкуренцию на мировом рынке многоцелевых истребителей-бомбардировщиков американскому «Фантому» (именно F-16 заменили «Лави» в ВВС ЦАХАЛ), нанесло большой урон израильскому ВПК, в первую очередь корпорации «Израильская авиационная промышленность» (IAI). Израиль потерял уникальное место на рынке вооружений, отказался от использования своих передовых технологий в пользу американских и вынужден был сократить несколько тысяч высококвалифицированных работников, участвовавших в производстве самолета «Лави». Часть ученых и инженерно-технического состава, занимавшихся этим проектом в Израиле, вынуждены были в поисках работы покинуть страну – многие из них переехали в Соединенные Штаты.

В израильской оборонной промышленности и военном истеблишменте история о том, как США «убрали с рынка» основного израильского конкурента в авиации, дополняется аналогичной, хотя и неудачной для американцев попыткой ликвидировать танкостроение Израиля, в настоящий момент производящее лучшую в регионе машину «Меркава». Цена «Абрамсов», предлагавшихся американцами в качестве замены «Меркавы» для ЦАХАЛ, была запредельно высокой. Параметры этих танков значительно хуже – по крайней мере с точки зрения тех фронтов, на которых их предполагалось использовать. Лоббирование на порядок слабее (объемы поставок для ВВС Израиля были несопоставимы по финансовым параметрам с поставками для танковых войск). В итоге израильское танкостроение было сохранено, что можно считать значительным успехом Государства Израиль, отстоявшего эту отрасль своего ВПК.

Евреи шантажа не любят

Отметим, что открытое пропагандистское противостояние между президентом Бараком Обамой и премьер-министром Биньямином Нетаньяху вокруг соглашения «шестерки» международных посредников (пять постоянных членов СБ ООН плюс ФРГ) по иранской ядерной программе набирает обороты. Израильский премьер-министр ставит в качестве своей главной задачи создание в конгрессе квалифицированного большинства (две трети голосов) против утверждения этого соглашения, необходимого для преодоления вето, которым президент Обама воспользуется, если большинство будет обычным.

Как сказано выше, республиканцы практически единодушно поддерживают позицию Израиля (хотя, судя по всему, делают это не столько в пользу Израиля, сколько против крайне непопулярного среди их избирателей Обамы). Среди однопартийцев президента – демократов по этому вопросу наблюдается раскол. При этом в усилиях, направленных на увеличение числа конгрессменов-демократов, готовых голосовать против президента, который представляет их партию, Нетаньяху опирается на ведущие американские еврейские организации, которые традиционно пользуются заметным влиянием в Демократической партии.

Барак Обама со своей стороны пытается повлиять на американских евреев с тем, чтобы они поддержали его, а не израильского премьер-министра. Во вторник, 4 августа, он встретился в Белом доме с двадцатью двумя лидерами основных американских еврейских организаций и попытался убедить их поддержать соглашение с Ираном. Беседа, в которой принял участие вице-президент Джон Байден, продолжалась два часа. Участники встречи охарактеризовали ее как «сердечную», «серьезную», но «вызывающую разногласия». Что означает: убедить еврейских лидеров в правильности своей позиции президенту США не удалось, хотя часть их, безусловно, готова его поддержать вне зависимости от того, чем их позиция может обернуться для Израиля.

Американский президент фактически пытался шантажировать участников встречи, заявив, что единственная альтернатива достигнутому его администрацией соглашению – война с Ираном. В ответ часть присутствовавших еврейских лидеров потребовала от него прекратить заявлять, что те, кто выступает против соглашения, заинтересованы в войне – подобные заявления Обама ранее делал неоднократно. Еврейские лидеры пояснили, что его высказывания наносят прямой удар по еврейской общине, поскольку представляют ее в глазах других американцев в качестве группы, которая пытается втянуть США в войну, исходя из солидарности с еврейским государством.

Президент США ответил, что понимает их опасения, но не перестанет говорить того, что говорит, потому что верит, что если договор не будет утвержден, через короткое время вспыхнет война с Ираном. По его словам, в этом случае Иран сможет создать ядерную бомбу в считаные месяцы. Отметим: если суммировать все высказывания по поводу соглашения с Ираном и военно-техническому потенциалу этой страны президента Б. Обамы и государственного секретаря Дж. Керри, то следует, что в настоящее время Иран может создать десять – двенадцать атомных бомб, уйдет на это не более двух месяцев, а уничтожить Израиль он может и без них в любое время, используя ракетный потенциал «Хезболлы».

Разумеется, все эти высказывания могут оказаться ни на чем не основанным блефом. Однако можно быть уверенным, что если у израильского руководства еще оставались сомнения по поводу целесообразности жесткого противостояния американцам по Ирану, слова Обамы и Керри их полностью развеяли. В итоге за несколько часов до упомянутой выше встречи в ходе видеоконференции перед евреями США выступил премьер-министр Б. Нетаньяху, призвав их решительно отвергнуть соглашение по иранской ядерной программе. Он назвал утверждение президента Обамы о том, что те, кто выступает против соглашения, предпочитают войну, «скандальным», что на дипломатическом языке можно назвать пощечиной. Премьер-министр Израиля подчеркнул, что в этом вопросе едины все израильтяне, включая лидера оппозиции Ицхака Герцога.

Ситуация, в которой оказались в настоящее время американские евреи, напоминает ту, в которой американская еврейская община была в начале Второй мировой войны. Тогда американские изоляционисты, многие из которых симпатизировали Гитлеру, стремились избежать втягивания США в войну, обвиняя американских евреев, что те хотят войны, чтобы помочь соплеменникам, преследуемым в Европе нацистами. В итоге Германия без какого бы то ни было сопротивления со стороны мирового сообщества вела политику холокоста, жертвами которого стали шесть миллионов евреев, почти половина которых погибли на оккупированной территории СССР.

Итогом именно этих событий стало создание Государства Израиль. Непонимание того, что означает для его лидеров обеспечение безопасности своих граждан перед лицом противника вопреки советам союзников, в том числе руководства Соединенных Штатов, традиционно пекущихся исключительно о собственных интересах, было характерно для официального Вашингтона всегда. Однако похоже, что в текущей ситуации Израиль не готов с этим мириться.

http://vpk-news.ru/print/articles/26606