США и Иран сближаются

Американо-иранские отношения в последние годы – одна из самых «горячих» тем международной политики.

Известно, что при шахском режиме Тегеран с Вашингтоном были связаны военно-политическим союзом, но исламская революция превратила их в непримиримых врагов. После свержения Саддама Хусейна весь мир «ждал» начала боевой операции уже против Ирана и аятолл. Однако вместо нее летом 2006 года стряслась лишь «паллиативная» война между Израилем и «Хезболлой» на землях Ливана, после которой обе стороны, выпустив пар и проведя основательную «разведку боем», вновь разошлись по противоположным углам ринга, дабы пополнить арсеналы и внести необходимые коррективы в тактику и стратегию.

Новое серьезное обострение американо-иранских отношений началось в 2009 – 2010 годах, в целом все более и более нарастая. И если в случае победы на президентских выборах в США Митта Ромни удар по Ирану стал бы, по всей вероятности, вопросом близкого будущего, то переизбрание Барака Обамы породило надежды на серьезные перемены в американской политике на иранском «фронте».

Основанием надежд на «перезагрузку» служило то, что администрация первого темнокожего президента Соединенных Штатов последовательно и неуклонно сдерживала декларируемое израильским премьером Нетаньяху стремление остановить ядерную программу Тегерана силой оружия.

Специалист по ирано-американским отношениям Ирина Федорова считает, что вероятность мирно решить вопросы, которые ставит перед иранцами Запад, сейчас очень велика, поскольку Обама готов оставить открытым «окно возможностей» для урегулирования иранской ядерной проблемы средствами дипломатии.

В самом деле: «Барак Хусейнович» на первой после своего переизбрания пресс-конференции заявил, что в ближайшие месяцы постарается совершить «прорыв» на иранском направлении.

[learn_more caption="О чем идет речь - прорыв на иранском направлении"]

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков 14 ноября нанес однодневный визит в Тегеран, где встретился с главным иранским переговорщиком по ядерной тематике секретарем Высшего совета национальной безопасности Ирана Саидом Джалили, его заместителем Али Багери и замглавы МИД Ирана Ахундзаде

"После президентских выборов в США наступил чрезвычайно ответственный период. Как утверждают многие наблюдатели, вопрос стоит так: или прогресс в переговорах по иранской ядерной проблеме или резкий рост угрозы удара по Ирану. На днях Сергей Рябков уже отмечал, что оснований откладывать и дальше очередной полноформатный раунд переговоров "шестерки" с Ираном нет. Сейчас, когда ситуация в США прояснилась, нужно и можно выстраивать диалог с учетом всех предложений, в том числе и со стороны иранцев", - подчеркнул Сергей Рябков.

Специалист по ирано-американским отношениям Ирина Федорова высказала своё мнение по этому поводу:

"Переговоры, которые провел в Тегеране замминистра иностранных дел России Рябков, будут иметь важное значение для того, чтобы убедить Иран пойти на приемлемые для него уступки на переговорах с "шестеркой", которые должны в скором времени состояться. Вероятность решить мирным путем вопросы, которые ставит перед иранцами мировое сообщество, сейчас очень велика, поскольку вновь избранный президент США готов оставить открытым "окно возможностей" для урегулирования иранской ядерной проблемы дипломатическим путем".

Барак Обама на своей первой после переизбрания пресс-конференции заявил, что пока еще есть временной задел для дипломатии. "Но мы, - добавил он, - не собираемся разрешать Ирану получить ядерное оружие. Я постараюсь совершить прорыв в ближайшие месяцы, если получится начать диалог с Ираном, тогда мы увидим, удастся ли справиться с этой проблемой".

Пожалуй, именно для того, чтобы наилучшим для всех сторон образом справиться "с этой проблемой" и совершил свой блиц-визит в Иран Сергей Рябков, который является российским представителем в "группе шести". Надо полагать, что в Тегеране он уточнял нюансы иранской позиции на новом этапе переговорного процесса и готовность иранцев привнести на стол будущих переговоров новые предложения.

Только в течение 2012 года было проведено три подобных встречи: в Стамбуле, Багдаде и Москве. Все эти переговоры завершались без каких-либо прорывных решений. При этом власти ИРИ считают, что последующий "всеобъемлющий и целенаправленный диалог" возможен, если ещё до его начала Совбез ООН и МАГАТЭ отменят все "односторонние и многосторонние санкции против Ирана". Одновременно представители "шестерки" должны признать за Тегераном право на ведение работ по обогащению урана.

В Тегеране Сергей Рябков заявил, что не может быть никаких предварительных условий для начала переговоров. Проблемы должны обсуждаться именно в ходе диалога. До этого Рябков уже подчеркивал, что на переговорах необходимо признать право Ирана на мирную ядерную деятельность, включая право на обогащение в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия.

Однако, вся ядерная деятельность ИРИ должна быть абсолютно открыта и поставлена под полный контроль МАГАТЭ. На пути к окончательному решению проблемы, по мнению Рябкова, следует ориентироваться на пошаговый план Сергея Лаврова, то есть идти от более простых мер к более сложным. За конкретным действием одной стороны должно следовать встречное действие другой.

Это российские предложения, которые не противоречат позициям стран, входящих в "группу шести". На их основе вполне возможен выход из переговорного тупика, сохраняющегося уже десять лет.

http://rus.ruvr.ru/2012_11_15/Blic-vizit-v-Iran/

[/learn_more]

Чтобы прочитать, откройте вкладку

И уже 8 ноября британские дипломатические круги сообщили, что американо-иранские переговоры могут начаться в декабре.

[learn_more caption="О чем идет речь - "]

Решение о проведении двусторонних прямых переговоров между Ираном и США, о которых сейчас много говорят, зависит от руководителя страны аятоллы Хаменеи. Об этом заявил глава иранского МИДа Али Акбар Салехи

Еще недавно официальные представители Ирана заявляли, что Тегеран исключает возможность прямых переговоров с Вашингтоном. Теперь, видимо, понимая, что проблемы как-то надо решать, власти Ирана посылают Америке сигналы о готовности сесть за стол переговоров. В Тегеране не сомневаются, что именно США играют главную роль в ядерном диалоге с оппонентами Ирана.

9 ноября президент Ирана Махмуд Ахмадинежад в заявлении для прессы предложил руководству США провести прямые переговоры. При этом Ахмадинежад подчеркнул, что все государства МАГАТЭ, равно как и участники группы 5+1, придерживаются мысли о том, что прямые переговоры будут наиболее эффективны для выхода из кризиса в отношениях между этими двумя странами.

В связи с этим интересен исторический факт, обнародованный недавно бывшим президентом ИРИ Али Акбаром Хашеми-Рафсанджани. Он сказал, что в бытность его спикером меджлиса (1980-1989 гг.) он написал конфиденциальное письмо аятолле Хомейни. Главной темой письма являлась желательность возобновление отношений между Тегераном и Вашингтоном.

В конце 80-х гг., Рафсанджани, мягко критикуя аятоллу Хомейни за его подходы по отношению к американцам, отметил: Иран с США не разговаривает, отношений никаких не поддерживает, в то время как США – самая мощная держава мира. И чем Иран хуже европейцев, китайцев или русских, которые с американцами выстраивают диалог?

И вот теперь появляются признаки того, что полномасштабные прямые ирано-американские контакты могут стать реальностью. Не прошло и 30 лет.

Между тем, США также не отвергают возможность подобных переговоров. По информации от дипломатических кругов в Лондоне, такие переговоры могут начаться уже в предстоящем декабре. "Иран добивается широких гарантий своей региональной безопасности, которые могут предоставить только Соединенные Штаты, - заметил источник. - Таким образом, обсуждаемые двусторонние переговоры будут иметь более широкую повестку дня, нежели ядерная программа Тегерана".

По неофициальным данным, США изучают возможность предложить Ирану новые условия разрешения "атомного кризиса", которые позволят способствовать скорейшему снятию санкций против ИРИ. Это, конечно, в случае, если Иран будет готов на некий компромисс. Однако эта идея все ещё не перешла в разряд официальных предложений Белого дома и рассматривается пока, как одно из предложений.

Москва со своей стороны поддержала идею прямых ирано-американских переговоров. В интервью Financial Times замминистра иностранных дел Рябков подчеркнул, что Россия не будет возражать против этого.

Насколько реальны в ближайшее время подобные переговоры? Вот мнение директора российского Центра общественно-политических исследований Владимира Евсеева:

"Прямые ирано-американские переговоры вполне возможны. Этого требует обстановка как в самом Иране – сложное экономическое положение в стране из-за западных санкций, - так и ситуация в регионе. Новоизбранный президент США Барак Обама – сторонник дипломатического решения иранской ядерной проблемы и пока противник военного удара по ядерным объектам Ирана, как со стороны США, так и Израиля. Можно предположить, что уже само по себе начало переговорного процесса между американцами и иранцами воспрепятствует осуществлению израильского плана удара по Ирану. Кроме того, сейчас для американцев обстановка в Сирии и вокруг нее выходит на первый план, и это делает эскалацию иранской проблемы и доведение ее до роковой точки недопустимой."

Вашингтон и Иран уже имеют опыт прямых двусторонних переговоров как по Ираку, так и по Афганистану. То есть, на самом деле проблема решаема.

Конечно, окончательное решение в Иране принимает верховный лидер. И, по всей вероятности, в настоящее время в канцелярии рахбара оценивают реакцию в Иране и мире на вброс информации о переговорах. Теперь остается только ждать.

http://rus.ruvr.ru/2012_11_13/SSHA-Iran-luchshe-dolgie-peregovori-chem-bistraja-vojna/

[/learn_more]

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Надо отметить, что Тегеран делает активные и значимые шаги навстречу требованиям Запада, стараясь снизить опасность войны, которая грозит ему как никогда раньше. Весьма существенную часть (96 кгиз примерно 233 кг) имевшегося в его руках гексафторида урана почти 20%-й степени обогащения он преобразовал в топливо для столичного медицинского реактора, реконвертировать которое в сырье для производства ядерного оружия никак не возможно; демонтируется также некий вызывающий вопросы МАГАТЭ объект в иранском Парчине.

[learn_more caption="О чем идет речь - уступки по ядерной программе"]

Иран планирует увеличить увеличить количество рабочих центрифуг на ядерном объекте "Фордо" почти до полутора тысяч и удвоить производство обогащенного урана, сообщается в докладе МАГАТЭ. Это может свидетельствовать о том, что Исламская Республика готовится создавать собственное ядерное оружие

Иран произвел около 233 килограммов высокообогащенного урана за последние два года, причем 43 из них — с августа этого года, сообщается в ежеквартальном докладе МАГАТЭ по иранской ядерной программе, текст которого попал в прессу.

В докладе МАГАТЭ также подтверждается информация, что Иран закончил комплектацию подземного комплекса "Фордо" центрифугами для обогащения урана, доведя их число до 2,8 тысяч, однако в рабочем состоянии пока находится только четверть агрегатов. По мнению экспертов, в ближайшее время Иран намерен увеличить количество рабочих центрифуг до 1,4 тысячи.

США, ряд других стран Запада и Израиль обвиняют Иран в разработке ядерного оружия под прикрытием программы мирного атома. Тегеран не отрицает, что обогащает уран до 20%, однако заявляет, что целью работ на предприятии "Фордо" является исключительно увеличение количество топлива, чтобы иметь запас для Тегеранского медицинского реактора. Согласно докладу, на настоящий момент в топливо для данного агрегата были переработаны 96 килограммов высокообогащенного урана.

После того, как заработают дополнительные центрифуги, Иран сможет производить до 25 килограммов 20-процентного урана в месяц. Технически этот уран несложно обогатить до 90%, что необходимо для создания ядерного оружия.

Авторы доклада МАГАТЭ также пишут, что "широкомасштабная деятельность" на военной базе Парчин не позволила проверить, проводились ли там эксперименты, связанные с ядерным оружием. Иранские власти отрицают эту информацию. Доклад заканчивается выводом, что агентство "не в состоянии… прийти к выводу, что все ядерные материалы в Иране предназначены для мирных целей".

В настоящее время в отношении Ирана действуют четыре санкционные резолюции Совета Безопасности ООН и принятые в одностороннем порядке рядом стран и организаций резолюции, требующие от Ирана обеспечить полную прозрачность ядерной программы и доказать её исключительно мирную направленность.

Власти Ирана действительно начали ликвидацию военной базы "Парчин" под Тегераном, заявил в воскресенье глава МАГАТЭ Юкия Амано. Как сообщали ранее западные СМИ, МАГАТЭ считает, что на военной базе Парчин, в 30 километрах к юго-востоку от иранской столицы, расположен атомный объект. "Да, эти мероприятия (демонтаж объектов) в Парчине проводятся.

Власти Ирана действительно начали ликвидацию военной базы "Парчин" под Тегераном, заявил в воскресенье глава МАГАТЭ Юкия Амано.

Как сообщали ранее западные СМИ, МАГАТЭ считает, что на военной базе Парчин, в 30 километрах к юго-востоку от иранской столицы, расположен атомный объект.

"Да, эти мероприятия (демонтаж объектов) в Парчине проводятся. Но на данный момент я не могу сообщить другие подробности", - приводит агентство "Франс Пресс" слова Амано, сказанные им в ответ на вопрос журналиста о ликвидации военной базы "Парчин".

В начале сентября этого года Амано потребовал от Ирана обеспечить беспрепятственный доступ экспертов МАГАТЭ на территорию атомного объекта "Парчин", так как, по данным агентства, в августе там "наблюдалась активная деятельность", в том числе земляные работы.

По мнению авторов доклада МАГАТЭ, иранские специалисты сносили здания в Парчине и вывозили оттуда землю, чтобы скрыть факт проведения ядерных экспериментов. Как впоследствии объяснил глава Организации по атомной энергии Ирана Ферейдун Аббаси-Давани, отказ в доступе инспекторов МАГАТЭ на объект в Парчине объяснялся тем, что там расположены предприятия военного назначения, деятельность которых никак не связана с иранской ядерной программой и которые таким образом не подпадают под соглашение с международным агентством о проведении инспекций.

США, ряд других стран Запада и Израиль подозревают Иран в разработке ядерного оружия под прикрытием программы мирного атома. Тегеран не отрицает, что обогащает уран до 20%, однако заявляет, что его атомная программа направлена исключительно на удовлетворение потребностей страны в электроэнергии. "Шестерка" международных посредников, в которую входят представители России, Великобритании, Китая, США, Франции и Германии, с 2003 года совместно с МАГАТЭ добивается от Ирана приостановки работ по обогащению урана, которые могут представлять угрозу режиму ядерного нераспространения. В настоящее время в отношении Ирана действуют четыре санкционные резолюции Совета Безопасности ООН. Помимо этого различные резолюции, требующие от Ирана обеспечить полную прозрачность ядерной программы и доказать ее исключительно мирную направленность, приняли в одностороннем порядке ряд стран и организаций, передает РИА Новости.

http://rus.ruvr.ru/2012_11_11/Glava-MAGATJE-Iran-nachal-likvidaciju-atomnoj-voennoj-bazi-Parchin/

http://rus.ruvr.ru/2012_11_17/Iran-smozhet-proizvodit-jadernoe-oruzhie/

[/learn_more]

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Несмотря на все это, 9 ноября агентство АР сообщило, что Конгресс США готовит «беспрецедентный» пакет новых санкций против Ирана, которые ограничат связи Исламской республики с остальным миром. Тогда же были введены очередные запреты, которые коснутся Министерства культуры Ирана, министра связи Резы Тагипура (Reza Taghipour) и Университета имени имама Хусейна (Imam Hossein University).

[learn_more caption="О чем идет речь - агентство АР сообщило"]

США ввели новые санкции против Ирана. Запреты коснутся иранских граждан и правительственных организаций, которые, по мнению Белого дома, ограничивают иранцев в доступе к информации и применяют репрессии против СМИ. Об этом 9 ноября сообщает Agence France-Presse.

Новые запреты в том числе коснутся министерства культуры Ирана, министра связи Резы Тагипура (Reza Taghipour) и университета имени имама Хусейна (Imam Hossein University). Всего, как уточняет портал Firstpost, санкции введены против 17 физических и юридических лиц: Вашингтон заморозит их счета, им запретят въезд в США, американским гражданам нельзя будет выстраивать с ними деловые отношения.

Пресс-секретарь Госдепартамена США Виктория Нуланд пояснила, что Тагипур наказан за то, что распорядился глушить иностранное спутниковое телевещание, а также блокировать многие иностранные сайты. Иранское министерство культуры, по ее словам, закрыло некоторые газеты, а также преследовало журналистов и людей творческих профессий. "Правительство США полно решимости в том, чтобы помешать Ирану создать информационный занавес", - заявила журналистам Нуланд.

В то же время агентство Associated Press в пятницу, 9 ноября, сообщило, что в Конгрессе США готовится "беспрецедентный" пакет новых санкций против Ирана, которые ограничат связи исламской республики с остальным миром. Ссылаясь на источник среди чиновников, агентство пишет, что новые санкции будут введены, если Тегеран не согласится ограничить свою ядерную программу в соответствии с требованиями мирового сообщества.

В отношении Ирана уже введены многочисленные санкции со стороны США и Евросоюза. В частности, с лета 2012 года европейские страны отказались от закупок иранской нефти - главного источника валютных поступлений для исламской республики.

Мировое сообщество опасается, что Иран использует свою ядерную программу для создания атомного оружия. В Тегеране называют эти подозрения беспочвенными.

http://lenta.ru/news/2012/11/09/iran

[/learn_more]

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Всего, как уточняет портал Firstpost, санкции были введены против 17 физических и юридических лиц. Таким образом, линия американской политики на ужесточение антииранских санкций и после перевыборов Обамы остается, в принципе, неизменной. Она, по мнению обозревателя Виктора Михина, не только не смягчилась, но даже ожесточилась.

[learn_more caption="О чем идет речь - не только не смягчилась, но даже ожесточилась"]

Американская политика в отношении Ирана в связи с переизбранием нового старого президента США Барака Обамы не только не смягчилась, но еще более ожесточилась. Давление на Тегеран оказывается по всем фронтам с применением все новых санкций. Белый дом в очередной раз продлил действие чрезвычайного положения по отношению к Ирану, впервые введенного еще 14 ноября 1979 г. Режим чрезвычайного положения может быть прекращен, если в течение 90 дней до даты его объявления президент США не уведомит о его пролонгации. Б.Обама заявил, что отношения с Ираном не вернулись в нормальное русло, поэтому решено продлить действие чрезвычайного положения.

Одновременно США в одностороннем порядке ввели новые санкции против Ирана. Запреты коснутся иранских граждан и правительственных организаций, которые, по мнению Белого дома, ограничивают иранцев в доступе к информации и применяют репрессии против СМИ. Видимо, Вашингтон уже решил собой подменить Совет Безопасности ООН и самостоятельно присвоил себе право, кого наказывать и в какой мере. Новые запреты коснутся министерства культуры Ирана, министра связи Резы Тагипура и университета имени имама Хусейна. Всего санкции введены против 17 физических и юридических лиц: Вашингтон заморозит их счета, им запретят въезд в США, а американским гражданам нельзя будет вести с ними деловые отношения.

Комментируя действия американской администрации, пресс-секретарь госдепартамента США Виктория Нуланд пояснила, что Р.Тагипур наказан за то, что распорядился глушить иностранное спутниковое телевещание, а также блокировать многие иностранные сайты. Иранское министерство культуры, по ее словам, закрыло некоторые газеты, а также преследовало журналистов и людей творческих профессий. "Правительство США полно решимости в том, чтобы помешать Ирану создать информационный занавес", - заявила журналистам В.Нуланд.

В то же время, по информации агентства Associated Press, в Конгрессе США готовится "беспрецедентный" пакет новых санкций против Ирана, которые ограничат связи Исламской республики с внешним миром. Агентство, в частности, пишет, что новые санкции будут введены, если Тегеран не согласится ограничить свою ядерную программу в соответствии с требованиями мирового сообщества.

В фарватере американской политики, как известно, находится Лондон, и вот уже там с большой помпой объявлено о начале вещания иранского телеканала Raha TV, ставящий целью, ни больше ни меньше, как смену режима в Исламской республике. Основателем телеканала, название которого переводится с фарси как "Освобождение", является иранский бизнесмен Амир Хусейн Джаханчахи, возглавляющий оппозиционное движение "Зеленая волна" и приходящийся сыном бывшему министру финансов Ирана в правительстве шаха Мохаммеда Реза Пехлеви.

По словам А.Джаханчахи, новый телеканал будет призывать к переменам, поскольку иранский режим "аморален и бесчеловечен". Он подчеркнул, что перемены должны быть не навязаны извне, а исходить изнутри, "от самого иранского народа". В качестве ориентиров для Raha TV он привел в пример катарскую "Аль-Джазиру" и "Аль-Арабию" из ОАЭ, которые, по его словам, проделали "действительно большую работу, чтобы помогать арабскому населению". Иранец также отметил, что хотя в данный момент уже существуют независимые телеканалы, вещающие на фарси, в частности, BBC Persian и Voice of America, Raha TV займет нишу "первого независимого канала, принадлежащего иранскому народу".

Если с созданием нового очередного оппозиционного канала все ясно, то в отношении его целей возникают вопросы. Если перемены должны исходить изнутри от иранского народа, то причем здесь телеканал, созданный на деньги Запада и разместившийся в Лондоне? Столица Великобритании известна с давних пор, как место, где собираются диссиденты и оппозиционеры из многих стран мира, ставивших своей целью изменения строя у себя на родине. К примеру, Лондон был излюбленным местом обитания тех ливийцев, которые призвали на помощь НАТО, чтобы сместить Муаммара Каддафи. Сейчас здесь находятся многие представители сирийской оппозиции, активно призывающие Запад к военному вмешательству в дела Сирии. Британская столица стала местом сборища и иранских оппозиционеров, выступающих за смену режима в Тегеране. Так, главным редактором Raha TV стал Али Асгар Рамезанпур, эмигрировавший из Ирана в 2003 г., а до этого занимавший должность заместителя министра страны по культуре.

Продолжающееся давление на Тегеран и применение Западом все новых, в большинстве односторонних, санкций, в европейских столицах и в Вашингтоне объясняют тем, что Исламская республика якобы продолжает работы по созданию ядерного оружия, и не сегодня-завтра оно станет реальностью. Но вот мнение по этому поводу весьма компетентного человека, генерального директора Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Юкия Амано: «Большое количество ядерных установок в Иране работают под контролем МАГАТЭ. Анализ их деятельности и ядерного материала свидетельствует о том, что они используются в мирных целях». И далее: «Доклад МАГАТЭ не говорит, что Иран имеет ядерное оружие. Мы никогда так не говорили. Мы никогда также не говорили, что Иран принял решение о создании ядерного оружия. Но мы сказали, что у нас есть информация о вовлечении Ирана в деятельность по созданию ядерных взрывных устройств. Мы не сделали из этого выводов. Мы хотели бы, чтобы представители Ирана встретились с нами и прояснили этот вопрос. У нас есть соответствующая информация, пожалуйста, поясните ее. МАГАТЭ не судит о том, опасна эта деятельность или нет. Мы должны проверить установки и материал. Мы хотим большей кооперации с Ираном. Но пока этого не получается».

Как говорится, яснее не скажешь.

В свою очередь на пресс-конференции в рамках проходящего на Бали международного форума по вопросам демократии Махмуд Ахмадинежад в очередной раз заявил, что ядерные объекты Исламской республики открыты для международных наблюдателей: «Официальные представители других государств могут проинспектировать ядерные объекты Ирана, т.к. Иран - единственная страна в мире, которая открыла двери своих ядерных предприятий для мировой прессы».

По его словам, Исламской Республике не нужно ядерное оружие, потому что она может защитить себя и другими способами: «Американцы знают, что иранскому народу не нужна атомная бомба. Наша нация семь тысяч лет жила без такой необходимости. Я вам назову две причины, почему и сейчас атомная бомба нам не нужна: во-первых, эра использования ядерного оружия прошла, оно не поможет защитить страну. Во-вторых, у Европы и США есть такой вид вооружения, но помогла ли им атомная бомба в решении экономического кризиса и политических противоречий? Человечество достигло такого уровня развития, когда атомная бомба уже бесполезна, и те, кто накапливает ядерное оружие, отстают от современной политической действительности и отстают в умственном развитии».

Ахмадинежад отметил также, что Иран верит в дружественные отношения между народами и правительствами и приветствует любые отношения, в основе которых лежит справедливость и взаимное уважение.

Москва, как известно, возлагает большие надежды на продолжение сотрудничества Ирана и «шестерки» государств (пять членов СБ ООН плюс Германия). Дело в том, что переговоры представляют собой лучший и даже единственный способ добиться поставленных целей. Альтернатива этому - военный конфликт. Необходимо признать, что переговорный процесс продвигается крайне медленно не только из-за неуступчивости его участников, но и из-за сложности самой проблемы. Только Россия до сих пор надеется на сближение точек зрения для достижения схемы, которая позволит успокоить международное сообщество и в то же время позволит Ирану дальше следовать по пути мирного использования атомной энергии.

http://www.ru.journal-neo.com/node/119731

[/learn_more]

Чтобы прочитать, откройте вкладку

На мой взгляд, причина такого рода действий Соединенных Штатов – в том, что в настоящее время Иран в качестве партнера Америке совершенно не нужен. Как известно, старыми надежными союзниками США являются Израиль и страны НАТО вкупе с «нефтяными монархиями» Залива. И если непосредственно Штатам и членам Североатлантического альянса (включая Турцию) Тегеран сам по себе в принципе не очень-то и мешает, то для Израиля он является непримиримым врагом, а для арабских королей и эмиров Иран – это онтологический соперник.

Израиль сколько-нибудь спокойно воспринимать Исламскую республику не может с 2005 года, когда ее президентом стал Махмуд Ахмадинежад, неустанно прибегающий к антисионистской риторике и серьезно усиливший помощь Тегерана ливанской «Хезболле» и террористам в секторе Газа (а сейчас еще, по-видимому, и «джихадистам» Синайского полуострова).

«Заливники» же, ставшие стратегическими союзниками Америки в 70-е годы прошлого века, после антишахской революции еще более расширили свои связи с заокеанской державой и заняли место Ирана в альянсе с ней – место, которое Тегеран добровольно покинул в 1979-м году. За прошедшую треть века страны Персидского залива вросли в это «место» всеми своими финансово-экономическими и политическими корнями.

[learn_more caption="О чем идет речь - страны Персидского залива вросли в это место"]

Основы ныне существующего мирового порядка были заложены в начале 1970-х годов прошлого века.

Точкой отсчета можно считать 1971-й год. Это время для признанного лидера Запада – США – было критическим, и в определенной, хотя и в весьма отдаленной степени, чем-то аналогичным 1917-го году для России (1971 – 1917). Штаты до крайности завязли во Вьетнаме и прилегающих к нему джунглях Индокитая, угрожающе рос дефицит национального бюджета, трещала по швам Бреттон-Вудсовская система – прекратился обмен американских долларов на золотые слитки. Доллар превратился в слабо обеспеченную «зеленую бумажку», статус его как мировой резервной валюты оказался в опасности.

Но пришел 1972-й, и американская элита спасла собственную Империю.

Разразился Первый мировой энергетический кризис. Резко взлетели цены на нефть, и вашингтонские политики смогли договариться сначала с королем Саудовской Аравии, а затем – и с остальными монархами нефтеносного полуострова о том, что те продавали добываемую у них «кровь земли» только за заокеанские доллары, а Америка снабжала их новейшим оружием и помогала в защите от внешних врагов и от оппозиции – фактически стала бы гарантом несменяемости местных режимов. Так доллар получил новое – нефтяное – обеспечение и удержал позиции мировой резервной валюты. При этом родился один из главных «китов» нынешнего мирового порядка – связка «Вашингтон – нефтедобывающие монархии Персидского залива».

В том же 1972-м был проведен готовившийся с 1971 г. резкий поворот в отношениях между США и КНР. В рамках антисоветского консенсуса усилиями прежде всего советника американского президента по вопросам нацбезопасности Генри Киссинджера, но по инициативе самого президента Ричарда Никсона, Китай и Соединенные Штаты де-факто стали союзниками. Это помогло Америке с 1973 г. начать выбираться из Вьетнама.

В полной мере результаты вышеописанного дипломатического кульбита сказались позднее – после смерти Мао, устранения от власти его «наследников», «банды четырех», и утверждения реформистского руководства Дэн Сяопина. С началом «четырех модернизаций» и масштабного экономического роста «Поднебесной», связанного с экспансией китайской продукции на внешние, прежде всего – американские – рынки, наметившаяся в 1972 году связка Пекина и Вашингтона стала еще одним «китом» современного миропорядка.

И, наконец, Первый мировой энергетический кризис побудил руководство Советского Союза существенно расширить экспорт своих энергоресурсов в Западную Европу. Стала образовываться связка советской элиты, прежде всего представителей нефтегазовых отраслей, с политическими и деловыми кругами Запада, положившая начало курсу «разрядки», созданию за счет нефтедолларов советского варианта «общества потребления» и формирования в высших эшелонах КПСС кадра будущих «перестройщиков». Так рождался третий «кит» нынешнего миросостояния и мироустройства. Его геоэкономическая акутализация приходится уже на годы нефтяного благосостояния. Сверхдоходы от продажи нефти, превышающие бюджетные расходы, должны были быть вложены в американские ценные бумаги. Прежде всего – для поддержания стоимости американской валюты.

Таким образом, сформировался своего рода геоэкономический обруч, составляющий финансовый каркас мирового порядка: связка США – нефтеносные монархии Персидского залива – индустриализирующийся Китай – все более зависимая от цен на энергоносители Россия. Поразительно, но даже и сегодня, когда рушится весь фасад здания мирового порядка, этот каркас сохраняется несмотря ни на какие политические его издержки. Едва ли он исчезнет до того момента, пока нынешний мировой порядок не сменится на иной.

***

Вот эти-то перемены 1970-х и позволили западному лагерю, в отличие от лагеря восточного, выжить, укрепиться и «дотянуть» на пике политического и экономического могущества до нынешнего глобального кризиса.

Ну а теперь о нем, о болезном. Начну издалека. Думается, что если бы в свое время социалистический блок не развалился, то большие внутренние проблемы могли б глубоко – вплоть до анархокатастрофы – дестабилизировать Запад, и прежде всего – США.

Западный мир, пресловутый «золотой миллиард», в отличие от соцлагеря, был и остается верхушкою экономической пирамиды, венчаемой Штатами. Пирамида, как известно, представляет собой конструкцию, сужающуюся к вершине; чем шире основание, тем более высокую пирамиду можно построить. И наоборот, чем ?же ее фундамент, тем ниже вершина. Ну а если из основания пирамиды начать выламывать целые блоки, то и верхушка может посыпаться. Социальная стабильность Запада оплачивается высоким жизненным уровнем его жителей, который обеспечивается широтой, глобальностью основания созданной и поддерживаемой им «пищевой пирамиды». Если этот уровень упадет, то масштабные беспорядки и глубокая трансформация, вплоть до смены общественно-экономического строя, гарантированы: даже если не найдется предприимчивой контрэлиты, которая возглавит недовольные массы, как в России в 1917-м, наиболее дальновидная часть элиты Запада ради социального умиротворения вынуждена будет предпринять масштабные реформы типа «нового курса» Франклина Рузвельта.

Прежде всего, нестабильность грозит именно Соединенным Штатам Америки. Страны Западной Европы, тем более – Япония, обладают б?льшими запасами социальной прочности. Это – органически сложившиеся сообщества, имеющие гомогенный или, по крайней мере, гомогенизированный ценностно-культурный фундамент, достаточно устойчивую, исторически выработанную национальную идентичность, которые усиленно размываются лишь в последние два – три десятилетия вследствие Великого Переселения гастарбайтеров. А вот у США с гомогенностью и органичностью национально-культурной основы — очень проблематично.

Этой основой де-факто являлись WASP – белые американцы-протестанты англо-саксонского происхождения. На базе культуры и ценностей WASP до 1960-х годов прошлого века, казалось, вполне успешно работал «плавильный котел», превращавший разношерстных мигрантов, прибывших в Штаты со всего мира, в единую американскую нацию. Однако «стремительные шестидесятые» показали, что «котел» работает не так хорошо как следует. На поверхность выплыли проблемы межрасовой, межкультурной розни, вражды и ненависти.

Потенциал этой напряженности американская элита стала гасить усиленным и неуклонным повышением жизненного уровня населения, заметная часть которого к настоящему времени отвыкла от труда не только производительного, но и от какого-либо труда вообще и представляет собою массу, весьма сходную с «пролетариатом» Древнего Рима; только современная американская масса еще более разношерстна, внутренне разнузданна, агрессивна, привыкла к высоким уровням потребления. Если ее урезать в отношении раздачи «хлеба и зрелищ», то она в конечном счете может выйти из-под контроля. А что это такое в стране, где каждый гражданин имеет право носить огнестрельное оружие, где в последнее время все чаще случаются расправы вооруженных психопатов с десятками своих соотечественников, включая родных и близких? С другой стороны, межрасовые столкновения в Лос-Анджелесе в 1992 году и события, последовавшие за разрушением Нового Орлеана ураганом «Катрина» показывают, сколь устойчив «гражданский мир» в Штатах на макроуровне, в масштабах всего американского общества. Именно поэтому финансовая и политическая элита США, подобно римским сенаторам, пыталась максимально угодить местным люмпенам, в частности – раздуванием кредитно-ипотечного «пузыря» до тех пор, пока это не запустило механизм глобального кризиса.

Ясно, что СССР и другие социалистические и соответствующей ориентации страны на всех континентах могли служить основанием экономической пирамиды Запада лишь частично, а с октября 1970 года по февраль 1980 г. из него же в той или иной степени «выломались» под «зонтик» социализма целых 16 «блоков» – Сомали, Конго (Браззавиль), Гвинея-Бисау, Кабо-Верде, Мадагаскар, Кампучия, Лаос, Эфиопия, Южный Вьетнам, Ангола, Мозамбик, Бенин, Афганистан, Гренада, Никарагуа и Зимбабве.

Еще лет 10, к началу 90-х годов, – и сужение «кормовой базы» современного капитализма привело бы к росту социального напряжения, «перегреву» и возможной трансформации общественно-экономического строя стран капиталистической системы, и, прежде всего, повторим, Соединенных Штатов Америки. Но ценностно-идейная несамодостаточность советской модели социализма, интеллектуальная «вторичность» и «второсортность» партийной номенклатуры, которая, не обладая ни малейшей умственной «дерзостью», плелась в хвосте у идеологов «общества потребления» всех мастей и оттенков, привела к победе в СССР прозападной связки, осуществившей пресловутую «перестройку», и капиталистический мир вместо снежного кома проблем получил беспрецедентное приращение фундамента выстраиваемой им «пищевой пирамиды» – такой подарок, такой поток разнообразных ресурсов, который позволил ему без значимых затруднений продержаться до самого недавнего времени. То есть до кризиса. Кризис обозначил «пределы роста» нынешней глобальной модели, «пределы роста» нынешнего капитализма.

За исключением «внесистемников» – Ирана, Венесуэлы, Кубы, Боливии и т.п. — все крупные, «официальные», мировые силы истово пытаются спасти пирамиду Запада и ее верхушку – верхушку, превратившуюся в «пузырь» – Соединенные Штаты Америки. В первую очередь, это упоминавшиеся выше «киты», повязанные с финансово-экономическим истеблишментом Америки. Никто не хочет потери долларом статуса мировой резервной валюты, никто не хочет «обрушения» заокеанской державы: нынешние элиты западных стран, России, Ближнего Востока и, отчасти, Китая, подобны неустойчивым, падающим шашечкам домино, которые опираются друг на друга таким образом, что если вынуть хотя бы одну из шашечек, то может обрушиться вся стремящаяся в бездну конструкция. Именно поэтому весь мир упорно продолжает вкладывать в США огромные средства, пытается удержать на плаву уже набравший воды «Титаник».

Однако характер внутренних проблем Соединенных Штатов таков, что в перспективе никакие вливания со стороны не уберегут от краха социально-экономическую модель, действующую в них ныне. Чтобы сохранить и постоянно поддерживать эту модель, Америке необходимо потреблять все больше и больше разнообразных ресурсов, а нынешний кризис четко обозначил предельность, исчерпаемость и принципиальную недостаточность того, что может быть вложено в США. Думается, что Штаты превращаются в ненасыщаемую «черную дыру», которая может поглотить весь мир, но при этом так и останется «местом кризиса». Это как в теории относительности Эйнштейна: при приближении к скорости света объект становится все тяжелее и тяжелее, поэтому для увеличения своей скорости он должен получать все больше энергии, что, в свою очередь, снова увеличивает его массу и требует энергии еще больше. Таким образом, у нас на глазах складывается классический circulus vitiosus, порочный круг. Думается, что Америку спасут не международные финансовые вливания, а смена социально-экономической парадигмы, масштабное оздоровление общества – или же, что много более вероятно, адекватная его адаптация к «американской болезни».

Пирамида же в нынешнем ее виде обречена рухнуть, и лучше, по мере сил и возможностей, держаться от этой пирамиды подальше, дабы она не погребла нас под своими обломками. Или, если развить аналогию с «Титаником», следует отплыть от тонущего корпуса на безопасное расстояние – иначе засосёт в гигантскую водяную яму. Однако отплывать надо, не делая чрезмерно резких движений, а то команда «Титаника» может отправить к рыбам пакетбот «Российская Федерация» раньше, чем пойдет на дно их собственное обреченное судно.

http://www.russ.ru/pole/O-sovremennom-miroporyadke-i-ego-geoekonomicheskom-karkase

[/learn_more]

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Поэтому ниши для союза с США у Ирана просто-напросто нет.

В сложном динамическом уравнении американских альянсов Иран, с одной стороны, – «избыточное звено», с другой – нужный для баланса этого уравнения противник, «общий враг», на котором «мирятся» друг с другом тот же самый Израиль и страны Персидского залива. Без такого супостата, как Тегеран, долго на одном гектаре они не высидят, даже если этот самый гектар – пушистая лужайка, разбитая перед Белым домом. Следовательно, серьезное улучшение отношений с Ираном Штаты не интересует принципиально. Однако место одесную Вашингтона может появиться, точнее, освободиться для Тегерана, когда и если падет монархия Саудитов, что, по историческим меркам, случится довольно скоро.

Тогда к власти в Аравии придут салафиты, и понадобится срочно восстанавливать контроль над местными углеводородами. В этом случае Иран может получить «приглашение» в ряды американских союзников – с пакетом военно-стратегической помощи и передачей шиитских областей КСА под протекторат Исламской республики. Но никак не раньше.

Таким образом, дипломатические переговоры с Ираном, по-видимому, продолжатся, но ему будут предложены в целом неприемлемые условия – капитуляция и разоружение, в какие бы обтекаемые дипломатические обороты эти понятия ни драпировались Госдепом.

На такое Тегеран, конечно, не согласится.

Поэтому не уходит с повестки дня «основной вопрос» американо-иранских отношений – можно ли и когда, если можно, ожидать удара по «стране аятолл»?

С точки зрения военно-политической логики сейчас такой удар маловероятен.

Биби (премьер Обетованной) «маленькую победоносную войну», которую так хотел, уже получил – причем беспроигрышный, с точки зрения внутренней политики Израиля, ее вариант – обстрелы палестинского сектора. «Пробить» атаку на объекты иранской ядерной программы по окончании текущего «Газавата» (войны с террористами из Газы) Нетаньяху скорей всего не удастся, в том числе и потому, что на посту в Белом доме остался «сердечный друг» израильского премьера. При этом глава «Ликуда» – основной «мотор» идеи антииранской вылазки. Даже Эхуд Барак – временно, из тактических и прочих соображений, отступил пока от данной затеи.

В то же время, «Облачный столп» можно рассмотреть как «зачистку» – важный элемент подготовки к главному «действу» – удару по наследникам шахиншахов (дабы на головы израильтян во время войны в Заливе не сыпались ракеты из ближнего, но очень радикального зарубежья).

Однако боеспособность ХАМАСа вместе с другими группировками в Газе совершенно несопоставима с боеспособностью «Хезболлы», репутационного победителя Второй ливанской кампании. Поэтому если то, что в последние дни происходит в Секторе, является «мытьем рук перед обедом», то следующим шагом Израиля должно стать «принятие аперитива» – масштабная операция против движения Хасана Насраллы, тем более, что обстановка для нее (с учетом сирийских событий) сейчас гораздо благоприятнее чем 6 лет назад.

Не этим ли объясняется намерение властей еврейского государства призвать в ряды ЦАХАЛа (Армии обороны Израиля) рекордное число резервистов?

Однако всё вышеприведенное – соображения из сферы «рационального»: «правил», «разумных осмотрительных действий» и тому подобных вещей, а жизнь, как известно, любит подкидывать самые непредсказуемые «сюрпризы».

Комментарий:

Станислав Хатунцев выше выразил сомнение, что Соединенные Штаты готовы в ближайшее время начать «перезарузку» с Ираном. То есть что они всерьез намерены попытаться установить с исламской республикой если не дипломатические, то неформальные двухсторонние отношения для того, чтобы воспрепятствовать как развитию ядерного потенциала этого государства, так и одностороннему военному удару Израиля.

Трудно сказать, в какой мере администрация Обамы готова к неожиданному повороту во взаимоотношениях с Ираном, а следовательно, к жесткому разговору с Израилем и политическим лобби, представляющим его интересы в США. На этот вопрос можно будет попытаться найти ответ, когда мы узнаем имена новых членов администрации – госсекретаря и главы Пентагона, но, пожалуй, в первую очередь – помощника президента по национальной безопасности. Уверен, что если идея «открытия Ирана» по образцу никсоновского «открытия Китая» в 1972 году все-таки возобладает в Белом доме, реализовать ее придется человеку, имеющему непосредственный выход на главу государства и не связанному жестко дипломатическим протоколом. Это должен быть очень близкий и преданный Обаме человек, поскольку в случае провала – а он может оказаться катастрофическим – отвечать за все негативные последствия придется именно ему.

Следует признать, что общественное мнение Америки в целом подготовлено к подобной центрально-азиатской «перезагрузке». В последнее время голоса ее сторонников в СМИ звучат громче и увереннее, чем вопли иранофобов-неоконов. И следует признать, за теми, кто выбирает «дипломатию», а не пушки, стоят довольно серьезные силы. Непосредственно управляемый семьей Рокфеллера (конкретно Ричардом Рокфеллером, одним из сыновей нынешнего главы клана – Дэвида Рокфеллера, некогда важнейшего экономического партнера шаха Реза Пехлеви) Rockefeller Brothers Fund уже несколько лет финансирует так называемый «иранский проект»: The Iran Project.

Возглавляет этот проект статусный дипломат, бывший посол США в Венесуэле и Чехословакии Вильям Луэрс, человек, входящий в целый ряд весьма влиятельных организаций, в частности, Совет по международным отношениям. Его ближайший партнер по «иранскому проекту» – директор фонда братьев Рокфеллеров Стефен Хейнтц, видный экономический эксперт, основатель мозгового центра: Demos: A Network for Ideas and Action. Хейнтц занимался вопросами экономической интеграции стран Восточной Европы в том числе в рамках созданного при его участии в Праге Института Востока-Запада.

Сотрудниками «иранского проекта» помимо Луэрса и Хейнтца являются также довольно знакомые нашим согражданам политики, в частности, бывший посол США в России Томас Пикеринг и бывший посол США в Египте и ООН, бывший заместитель государственного секретаря США Фрэнк Визнер, фигура настолько легендарная, что о ней надо сказать особо. Прежде всего, Фрэнк Визнер – сын того самого Фрэнка Визнера, который фактически создал ЦРУ, точнее управление секретных операций, которое потом превратилось в ЦРУ.

Родившийся в 1938 году Фрэнк Визнер-младший очень рано начал дипломатическую карьеру, которая, конечно, была подкреплена его связями в разведывательном Управлении. Путевку в большую дипломатию ему дал никто иной, как Генри Киссинджер, членом ассоциации которого он до сих является. Визнера связывают с выдвижением на авансцену французской политики таких фигур, как Николя Саркози и Бернар Кушнер. Он был спецпредставителем президента США в Косово в 2005 году, и он же был отправлен Обамой разгребать ситуацию в Египте, когда эту страну посетила «арабская весна». Визнер попытался отстоять своего давнего партнера – президента Хосни Мубарака, это ему не удалось, и эти усилия посланника Обамы получили, как говорят в США, плохую прессу. Тем не менее, присутствие в «иранском проекте» в качестве одного из лидеров такого, очевидно, нерядового для политического класса Америки человека свидетельствует о том, что данная инициатива отражает серьезные элитные интересы.

Чуть более недели назад, 12 ноября, The New York Times опубликовала статью своего корреспондента Роджера Коэна The Need for US-Iran Talks, в которой всячески рекламировались рекомендации группы Луэрса-Хейнтца по налаживанию переговоров с официальным Тегераном. Журналист сообщил, что сами руководители «иранского проекта» называют лоббируемый ими пакет рекомендаций «политическим решением» соответствующего вопроса. Выражение «дипломатическое решение» представляется им слабоватым.

По существу, речь идет о продвижении варианта «большой сделки»: США устанавливают прямую линию коммуникаций с Тегераном, снимают большую часть торговых санкций, полностью отказываются от всех поползновений на смену режима, сдерживают Израиль, разрешают Тегерану обогащать уран до 5%. Иран взамен обязан отказаться от всех угроз в отношении Израиля, занять конструктивный подход в отношении Сирии, сдержать ХАМАС и Хезболлу и, самое главное, избавиться от всех запасов до 20% обогащенного урана.

Если такие рекомендации предлагаются во всеуслышание, следует допустить, что относительно них был уже проведен соответствующий зондаж и в элитах исламской республики.

Во второй декаде минувшего сентября представителям «иранского проекта» удалось обеспечить для своих инициатив более чем влиятельную экспертную поддержку. Двадцать шесть крупнейших представителей внешнеполитического сообщества США подписались под составленным Луэрсом и молодым преподавателем Колумбийского университета Остином Лонгом докладом «Weighing Benefits and Costs of Military Action Against Iran», («Военная акция против Ирана: взвешивая выгодоприобретения и издержки»).

Хотя авторы старались избегать однозначных выводов, очевидно, что они подводят читателей к тому, что издержки от нанесения удара по ядерным объектам Ирана будут превосходить позитивные результаты. Даже если удастся накрыть размещенные глубоко в горах центрифуги, то Иран в любом случае, имея соответствующие технологии, восстановит их через четыре года. Неизбежное вследствие военных действий повышение цен на углеводороды будет иметь тяжелые последствия для американской экономики и миропорядка в целом, а польза от силовой акции окажется весьма ограниченной, если не вообще сомнительной. Короче говоря, если уж воевать с Ираном, то без долгосрочной оккупации его территории не обойтись, и совсем не очевидно, готова ли к такой продолжительной и дорогостоящей войне Америка.

Брошюры скрепляют подписи двух бывших помощников по национальной безопасности США Брента Скоукрофта и Збигнева Бжезинского, генералов Уильяма Фалуна и Энтони Зинни, почетного президента Совета по международным отношениям Лесли Гельба, бывшего заместителя государственного секретаря Ричарда Армитиджа и многих других представителей школы так называемого «реализма».

Среди фамилий подписантов выделяется имя бывшего сенатора от штата Небраска Чака Хейгела. Республиканец Хейгел, противник войны в Ираке и стопроцентный «реалист», – идеальная фигура для проведения данной политики внутри администрации Обамы. Если его ожидает в ближайшее время какой-то ответственный пост, можно не сомневаться, что Обама все-таки выбрал «политическое решение», а следовательно, влияние неоконсерваторов и тесно связанного с ними «израильского лобби» достигло внутри Вашингтона точки критического минимума.

Следует подчеркнуть еще два момента.

Первое: так называемое «политическое решение» на первый взгляд идет вразрез с интересами нашей страны. Дело не только в цене на энергоносители, хотя на это обстоятельство, разумеется, будут все обращать наибольшее внимание. Американо-иранское сближение снижает заинтересованность Вашингтона в партнерстве с Россией, оно также резко ослабляет Сирию, главного союзника нашей страны в регионе. Тем не менее глупо делать стратегическую ставку на «большую войну» – это все равно что рассчитывать на «конец света». Возможно, России имело бы смысл не сидеть в углу и с надеждой ждать «большой войны», а способствовать «политическому решению», так чтобы оно по минимуму угрожало российским интересам.

Второе. У лоббистов «политического решения» существуют оппоненты справа и слева. Справа – это, понятное дело, неоконы и часть «либеральных ястребов», некоторые из которых занимают видные места в администрации Обамы. Слева – это те политики и эксперты разных идеологических направлений, кто вообще не видит никакой проблемы в существовании «ядерного Ирана», все агрессивные поползновения которого, по их мнению, будут сдерживаться не только ядерным Израилем, но и Россией, Китаем, Индией и Пакистаном.

Среди тех, кто считает излишним не только «военное», но и «политическое» решение иранской проблемы – два корифея теории международных отношений, профессора Чикагского и Колумбийского университетов Джон Миршаймер и Кеннет Уолц. Можно предположить, что эта точка зрения также поддерживается представителями бизнес-кругов, заинтересованных в продвижении на иранский рынок, так же как и в возвращении Ирана на глобальный рынок энергоносителей.

Так что лоббисты «политического решения» фактически занимают положение в центре всего спектра мнений по иранскому вопросу. А электоральное фиаско неоконсерваторов и их кандидата открывает для них возможность выйти на первый план международной политики, чтобы оказывать преобладающее экспертное влияние на администрацию Обамы, инстинктивный центризм которого пока не опирается ни на какую устойчивую и внятно сформулированную стратегию.

http://www.terra-america.ru/vashington-tegeran-perezagruzka-somnitelna.aspx

http://terra-america.ru/kto-lobbiruet-politicheskoe-reshenie.aspx

Опубликовано 30 Авг 2013 в 11:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.