Бывший член элитного американского спецназа, Зеленых Беретов, занимавшийся инструктажем сирийских мятежников говорит: “Никто в это не верит. Все, кто работает на местах знают , что это -джихади. Твою мать! Все знают, что участвуют в подготовке будущего поколения джихадистов – и потому просто саботируют процесс, кому это на хер надо?”

Зеленый Берет добавляет: “Я не хочу быть ответственным за то, что какой-нибудь парень из Нусры расскажет о том, что его готовили американцы”. Другой участник программы подготовки Новой Сирийской Армии в лагерях Иордании рассказывает о впечатлениях, полученных от наблюдения столкновения своих подопечных с патрулем ISIS: “Мы шоке смотрели, как 30 человек обратились в бегство, завидев трех или четырех парней из ISIS”.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Бывшая резидентура ЦРУ в Сирии, Damascus X, теперь базируется в Аммане. Один из командиров милиции во время брифинга в Аммане раскололся и сказал, что возможно, было бы лучше, если бы он присоединился к ISIS или к чему-то подобному. “Командующий” ныне не существующего Фронта Сирийских Революционеров явился в резидентуру, чтобы рассказать о том, что сбит вертолет, на котором перевозилось не только ценное оборудование, но и его дорогой выходной костюм – и ЦРУ обязано возместить его потерю.

В то время как пресса часто пишет о более чем 100 “умеренных” группировках сирийских мятежников, которым разрешены поставки американского оружия, о тайных операциях американского спецназа в Сирии известно крайне мало, а про более обширную историю соперничества двух параллельных программ – американского спецназа, готовящего силы для войны против ISIS и ЦРУ, готовящего группировки для войны против Асада – еще предстоит рассказать. Эта история мошенничества, выкидывания денег на ветер и бюрократической крысиной возни, отвратительных эксцессов, которыми добились только одного – консервирования и затягивания сирийского конфликта.

После ухода военных из Ирака в 2009 году контр-террористический центр ЦРУ превратился в бледную тень самого себя. На пике операции Iraqi Freedom ЦРУ направляло в каждый регион своего офицера. Например в Мосуле он мог следить за лидерами Аль-Каиды и Исламского Государства Ирак (позднее превратившегося в ISIS) – но через несколько лет эта способность была утрачена. Delta Force могла держать в ираке одного офицера связи в Ираке – но ЦРУ давали понять. что это не приветствуется. Американские силы специального назначения, на протяжении пяти лет предшествовавших появлению ISIS занимались подготовкой так называемых “анти-экстремистских сил” в составе иракского спецназа, в то время как контр-террористический центр ЦРУ (CTC/I) занимался, главным образом, шиитскими анти-американскими милициями.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

CTC/I превратился в CTC/SI, осознав масштабы взаимодействия террористов на территории двух стран. Несмотря на то, что многие понимали – в центре внимания CTC/I должны находится бывшие офицеры среднего звена БААС, направляющие стратегию, тактику и пропаганду создаваемого Исламского Государства. в его штате было всего десять офицеров. Они были вынуждены постоянно переключаться на новые задачи – в зависимости от пожеланий высшего политического руководства – ISIS, ан-Нусра, группа Хорасан, Ахрар аш-Шам и т.п.

Удар по Группе Хорасан был одним из первых успехов ЦРУ в сирийской войне. Следя за сигналами мобильных девайсов, специалисты SIGINT сумели позитивно идентифицировать нескольких лидеров аль-Каиды, сформировавших ядро Хорасан. Группа была стерта с лица Земли точечными ударами. Несмотря на это, ЦРУ не следило за ISIS – не придавая группе никакого значения.

Удивительным образом, ISIS довольно долго оставалась в тени, и рассматривалась руководством ЦРУ лишь как еще одна группировка мятежников – и не более того. Директору CTC, который в свое время был главой резидентуры в Багдаде, было наплевать на Ирак. Такова была линия партии – и это отфильтровывалось и к исполнителям ЦРУ на местах. Syria Task Force занималась Хорасан и Нусрой, в то время как станция в Багдаде уделяла все свое время шиитским милициям. Шеф станции в Эрбиль говорил офицерам ЦРУ: “Парни, я не знаю, зачем вас сюда продолжают присылать. Всем плевать на контр-терроризм в Ираке”.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

ISIS болтался где то на заднем плане – сила численностью 500-1000 человек, которую никто не воспринимал серьезно. Все изменилось в 2014 – после Мосула, Синджара и геноцида езидов. Теперь ISIS был на радарах ЦРУ – но в распоряжении агентства до конца 2014 года было не более 20 офицеров, занимавшихся Исламским Государством. И к началу 2016 ситуация мало изменилась. По данным нескольких источников, ЦРУ не занимается ISIS – и сплавляет всю работу Special Forces и Delta Force. В Сирии главный приоритет ЦРУ -то, что некоторые офицеры CTC называют любимым ребеночком директора агентства, Джона Бреннана – проект свержения режима Асада.

Устранение Асада является долгосрочной целью американской администрации. Еще в 2006 году временный поверенный в делах в Дамаске, Уильям Робук писал в секретной дипломатической телеграмме: “Мы верим в то, что главная слабость Башара Асада – в том, как он реагирует на надвигающиеся проблемы – и воображаемые, и реальные. Среди них – конфликт между темпом реформ (какими бы ограниченными они ни были) и силами коррупции, курдский вопрос, и нарастающая угроза режиму от транзита исламских экстремистов. Эта телеграмма описывает все уязвимости Асада, и те действия, которые должно предпринять американское правительство в случае, если представится удобная возможность”.

В телеграмме описана возможность использования трещин в отношениях между Сирией и Ираном. Иран давно использует Сирию в качестве базы логистики и поддержки “Хизбаллы” – и это создает возможности для того, чтобы эксплуатировать суннитские страхи шиитского вмешательства в дела Сирии, писал дипломат.

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

В это же время, в 2006-2007 годах американцы были весьма озабочены сирийским реактором в Дейр эз-Зур. Солдаты Task Force Orange, выдавая себя за бизнесменов, были направлены в Сирию для сбора информации об этом проекте – и о потоке иностранных джихадистов, проходившем через Сирию в Ирак. Эта миссия позволила комитету начальников штабов создать детальную картину джихадистких сетей от Алеппо до аэропорта Дамаска, через сирийскую часть долины Евфрата и до КПП Аль-Каим на границе с Ираком.

Робук указал на еще одну интересную уязвимость режима – которая по полной отыгралась десять лет спустя: “Курды – наиболее организованная и смелая политическая оппозиционная сила. Курдские группы гражданского общества концентрируются на северо-востоке страны, а также в курдских общинах Алеппо и Дамаска. Эта групп готова к насильственным протестам на своей территории, в то время как другие к этому не готовы”.

В 2012 году, когда сирийская гражданская война уже была в полном разгаре, оперативный сотрудник резидентуры ЦРУ Дуг Ло был направлен на Ближний Восток. Он должен был встретиться с лидерами наций союзников и Сирийской Свободной Армии. В своих воспоминаниях Ло писал, что его задачей было “достижение цели – отстранение Асада от власти”. Ло пишет: “Начальники на седьмом этаже (в Лэнгли) и Белый Дом дали ясно понять, что задачей нашей оперативной группы будет отстранение Башара Асада от власти”. Значительная часть воспоминаний Ло вымарана цензурой ЦРУ, но мы знаем, что уже тогда американские TOW начали появляться у мятежников.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты
а так же в статье:
Как понять арабов

Бывший офицер ЦРУ говорит: “Программа секретных действий в Сирии – любимое детище Джона Бреннана”. Оружие поставлялось ССА на основании инструкции Code Title 50, описывающей секретные акции ЦРУ, включая предоставление вооружений иностранным прокси, после получения одобрения из Белого Дома и финансирования от президента. В 2014 году стало совершенно ясно, что передаваемые мятежникам TOW оказываются в руках ан-Нусры.

ССА претендовала на роль незаменимого союзника ЦРУ, добиваясь той же цели, что и седьмой этаж в Лэнгли – свержения Асада.

В декабре 2014 Нусра использовала TOW против прокси ЦРУ в Идлибе – Сирийского Фронта Революционеров. Сегодня Идлиб фактически является халифатом ан-Нусры. Нечего удивляться тому, что TOW оказались в руках Нусры. Тот, кто удивляется – не понимает внутренней динамики сирийского конфликта. Отличить ССА от Нусры практически невозможно, поскольку речь идет, фактически об одной и той же организации. Уже в 2013 году командиры ССА, во главе целых соединений, дезертировали и присоединились к Нусре. Они, однако, оставляли свои прежние названия – только для шоу, и ради того, чтобы поставки оружия ЦРУ и саудовской разведкой не прекращались.

Реальность такова, что ССА – не более , чем прикрытие для франшизы аль-Каиды в Сирии, Джабхат ан-Нусры. В Сирии за территорию, ресурсы и влияние воюют сотни вооруженных групп, постоянно вступающих в те или иные альянсы и меняющих флаги, лозунги и эмблемы. У этих групп – различные названия, но они не имеют никакого значения. Командиры на местах собирают банду, провозглашают свою верность той или иной группировке – и после одного или двух боев, переходят под знамена следующей.

Подробнее о братьях-мусульманах, в статьях:
Братья-мусульмане в Египте
Братья-мусульмане - проект ЦРУ

Тот факт, что ССА просто передавала американское оружие Нусре не удивляет тех, кто знаком с процессом отбора ЦРУ “умеренных” группировок – он состоял не более, чем из поиска следов в устаревших базах данных. Эти следы основывались на знании реальных имен индивидов, и на предположении о том, что CTC собрала информацию о мужчинах призывного возраста в предшествующие годы. Бывший сотрудник ЦРУ говорит: “Подобная небрежность влечет за собой последствия, в особенности в том случае, когда террористы закрепляются на территории нескольких государств”.

Джон Бреннан оказался тем человеком, который вдохнул новую жизнь в Syrian Task Force. Группа смогла воспользоваться ресурсами CTC/SI. Сотрудник ЦРУ говорит: Джон Бреннан любил все это дерьмо насчет смены режима”. CTC/SI специализировался на контр-терроризме, в то время как Syrian Task Force занималась шпионажем, операциями влияния и, в сотрудничестве с Special Activities Division (SAD)- попытками смены режима, покрывая тем самым и все, что было связано с вооруженными группировками в Сирии.

На местах (в Иордании) работал пара-милитарный компонент ЦРУ – Ground Branch. В отличие от Афганистана, где бывшие офицеры спецназа, составляющие костяк этого формирования, были крайне активны, в Иордании к ним относились как “к детсадовской группе”. Иорданцы им не доверяли, и агенты ограничились ролью пассивных наблюдателей. Они могли вызвать через границу того или иного командира ССА для рапорта – но не более того.

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

Реальность такова, что Ground Branch всегда считался тихим омутом, местом в котором умирают карьеры – по крайней мере до Войны с Террором, и начала экшен в Афганистане. До 9/11 в Ground Branch не насчитывалось и десятка офицеров.

То, что Syrian Task Force Джона Бреннана поставляла оружие различным подставным конторам выглядит особенно иронично на фоне последнего интервью директора ЦРУ. Его спросили, что он думает о недавнем “разрыве” между Нусрой и аль-Каидой. Тот ответил: “Я думаю, что они признали – название влечет за собой ответственность. И я не верю в то. что смена названия реально изменит фокус этой организации, которая, главным образом, наносит удары по про-правительственным силам”. Бреннан признал, что Нусра может оказаться угрозой и для Запада: “Я опасаюсь, что в новой оболочке Нусры по-прежнему завернуты весьма неприятные элементы, плетущие будущие заговоры против Запада”.

Между тем Damascus X в Аммане , сирийская резидентура в изгнании, отправила своих офицеров на места – для непосредственных контактов с источниками информации о возможностях свержения режима. Три эти структуры – CTC/SI, Syrian Task Force, и Damascus X работали на одну цель – замену Асада, но с разными цепочками командования, что неизбежно привело к бюрократической грызне, которая лишь усиливалась в моменты вмешательства Лэнгли или Белого Дома.

Оперативник ЦРУ говорит: “Много операций провалили – из-за личной вражды, и над всем этим веяла атмосфера общего безумия. Слишком много людей, никогда не занимавшихся разведывательными активами, лезли в это дело. Добавьте к этому общее невежество – например, веру в то, что ISIS не воспользуется возможностью доступа в Европу”.

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ
Анализ по ИГИЛ

Пятая Группа специального назначения и Delta Force в Сирии

Одна из многих проблем с этими программами – в том, что когда Исламское Государство разгромят, начнется настоящая война. Поддерживаемые ЦРУ элементы ССА станут в открытую ан-Нусрой, в то время как NSA, обученная Зелеными Беретами, перейдет на сторону Асада. После этого милиции ЦРУ и сил специального назначения начнут убивать друг друга.

Пока ЦРУ занимало себя свержением Асада, и не уделяла должного внимания ISIS, руководство агентства решило подкинуть этот подарок пятой Группе Специального Назначения, базирующейся в Иордании и Турции. Группа, согласно инструкциям Code Title 10, регулирующим секретную деятельность вооруженных сил, совершила практически все американские операции против Исламского Государства.

К 2015 году Пятая Группа хорошо обосновалась и в Иордании, и в Турции. Изредка она принимала участие в боях на стороне аборигенных милиций. Но основным ее времяпровождением был инструктаж на территории принимающей страны. Развертывание обученных сил на территории Сирии проходило под руководством турецких и иорданских спецслужб.

На какую партию и идеологию опирантся Башар Асад
в статье
Партия Баас подробно

В отличие от ЦРУ, которому требовалось президентское финансирование и одобрение на свержение Асада, деятельность Пятой Группы не требовала никаких дополнительных бумажек. Согласно Code Title 10, у нее уже было право атаковать ISIS, в качестве группы, входящей в список террористических организаций Госдепартамента.

Театр военных действий был поделен между членами Группы. Те, кто базировался в Аммане, отвечали за южную Сирию, те, кто находился в Турции – за северную. Несмотря на это, Damascus X (региональная станция ЦРУ) располагала огромным влиянием и на тех, и на других. Постепенно, в Иорданию пошел поток денег и оружия Зеленым Беретам – для дальнейшего использования в их миссии.

Один Зеленый Берет прокомментировал великолепные условия, в которых они оказались – им построили мраморную столовую, и их обслуживал специальный повар: “Всегда было навалом всяких сладостей, мороженного, гигантский фризер с шоколадным молоком, два гигантских экрана, Xbox”. Он также упомянул о том, что им построили великолепный спортзал. В перерывах между обучением мятежников они ездили на Мертвое море. Как ни крути, это было сказочным назначением.

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

Но реальная работа не приносила ничего, кроме разочарований. Для начала, все должно было делаться исключительно через принимающую сторону – Иорданию. Один из участников говорит: “Ничего нельзя перевезти через границу до тех пор, пока это не утвердит пограничная стража – даже если речь идет о вещах, идущих под Title 10. Так что нам приходилось платить и этим парням тоже. Секретная служба в этой стране – нечто вроде гестапо – и с ними постоянно приходилось иметь дело“. Иорданская секретная служба, Директорат Общей Разведки (GID), известна тем, что воровала оружие, поставляемое американцами мятежникам – с тем, чтобы перепродать их мятежникам. Иногда они даже похищали это только что проданное оружие у мятежников – с тем, чтобы снова перепродать.

Также существуют квоты для подготовки сирийских милиций: “Для Title 10 была квота, сколько реально солдат было подготовлено. Больные не в счет – нужно было выйти на заданные цели”. Процесс отбора был глубоко ошибочным. Он основывался на проверке баз данных и интервью. Мятежники знали, как продать себя американцам, но иногда случайно проговаривались: “Я не могу понять, почему люди не любят аль-Каиду”, – сказал один из них американским солдатам. Другим нравился ISIS. Многие вообще не годились в солдаты: “Они не хотят быть воинами. Они – просто трусы. Вот что такое умеренные мятежники. Кучка крестьян и дебилов, которые не сумели попасть в ISIS, и которых не захотела даже сирийская армия”.

В Иордании с американцами работали партнеры по коалиции – французы, итальянцы и британские SAS – но очень недолго. Один из британских операторов был ветераном Task Force Black, воевавшей в самых кровавых схватках иракской войны. Он быстро осознал плачевное состояние программы подготовки и помощи в Иордании: ”Они стали очень быстро отсылать своих людей домой. SAS сказали, что это – пустая трата времени, и они не будут ради этого выдергивать людей из других операций”.

Так называемая Новая Сирийская Армия (NSA) была самым бессмысленным и дорогостоящим проектом, которым когда-либо занимались американские силы специального назначения. Генерал Кливленд (который раньше поддержал тех, кого не следовало в Ливии) пробивал этот проект, надеясь, что Зеленые Береты сделают из них подходящих прокси в Сирии. Они получили M16s, M249, 60-мм и 81-мм минометы и пулеметы M240B и M2HB. Одна из многих проблем с этими программами – в том, что когда Исламское Государство разгромят, начнется настоящая война. Поддерживаемые ЦРУ элементы ССА станут в открытую ан-Нусрой, в то время как NSA, обученная Зелеными Беретами, перейдет на сторону Асада. После этого милиции ЦРУ и сил специального назначения начнут убивать друг друга.

Нет, все это не плоды некоего дьявольского плана, но, скорее, результат плохого управления и крайней халатности. Между тем, в Турции, все погружается в такую же трясину. Зеленый Берет, работавший с турецким спецназом в программе подготовки мятежников говорит: “Не меньше 95% из них или работают на террористов, или симпатизируют им. . Большинство из них признается, что у них нет никаких проблем с ISSI. Их проблемы – с курдами и с режимом Асада”. Как и милиции обученные в Иордании, те, кого учат в Турции к бою готовы не были: “У них просто нет этого в крови – быть бойцами. Большинство из них – просто уголовники”. Многие оказались иностранными боевиками, большей частью из Ирака. Попался даже один ливанский контрабандист. Офицер сил специального назначение говорит: “Этих парней готовили. На интервью они давали шаблонные ответы”. Они говорили о себе как о светских, но американцы легко распознавали упертых исламистов – те не курили, и смотрели на Зеленые Береты с презрением.

Когда генерал Остин приехал к Зеленым Беретам, он обнаружил, что сирийцы в лагере – на грани мятежа. Из-за того, что спецназу было приказано прекратить их подготовку, они просто сидели целыми днями в казармах, не делая ничего. Чтобы их хоть чем-то занять, покупали флэтскрины и Xbox. Как и следовало ожидать, Xboxы оказались у турок, и у других спецназовцев, которым тоже делать было нечего. Отношения с турками были и остаются чрезвычайно сложными. В тактическом оперативном центре (TOC ), которым управляет американский спецназ в Турции, находятся также и турецкие офицеры. Американцы претендуют на то, что они не сотрудничают с курдами, в то время как в реальности операторы Delta Force прикомандированы к YPG. Турки тоже делают вид, что им об этом неизвестно. Чтобы сделать эту странную ситуацию еще более странной, члены Пятой Группы делают вид , что не знают о том, что турецкий спецназ обучает собственных джихадистов в северной Сирии.

Турция спонсирует Ахрар аш-Шам (ЦРУ проследили террористов аль-Каиды из племенных районов Пакистана, присоединившихся к этой группировке). Турецкий спецназ обучает их и посылает через коридор в Джараблус в Сирию. Когда джихади приближаются к границе, турки передают своей пограничной страже кодовое слово “гаси свет”, с тем, чтобы их пропустили. Когда Ахар аш-Шам атаковал YPG в Африн, курды контратаковали, перебив множество джихадистов. После этого они провезли трупы убитых врагов на трейлерах. Такая акция крайне нехарактерна для курдов и может означать только одно – гигантский fuck в сторону турок, использующих Ахрар аш-Шам в качестве своих марионеток.

Такие истории успеха курдов, также, как и недавнее взятие Манбидж создает конфузию в TOC, демонстрируя, что курды воюют лучше, чем подготовленные американцами и турками прокси.

Зеленые Береты указывают на то, что их используют в качестве обычных армейских инструкторов – вместо того, чтобы готовить диверсионные группы, занятые неконвенциональной войной: “Наш командир продолжает мечтать о том, что ему позволят заняться герильей – но все вставляют нам палки в колеса. Мы не можем перейти границу и заняться делом, нет и речи о неконвенциональной войне. Мы просто обтираем углы и ждем – что будет дальше”.

Горы оружия и ряды грузовиков, доставленных в Турцию для про-американских группировок просто пылятся в пустыне – из-за того, что продолжаются споры об источниках финансирования, о том, кому может быть передано это оружие и об авторизации той или иной милиции. Это – оружие американского производства, и цель его поставки – держать мятежников в зависимости от американского снабжения. В один день сирийцам сообщают, что их начнут обучать, на следующий день им отказывают, и на следующий день говорят, что готовить будут только высших командиров. Зеленые Береты полагают, что колебания исходят из Белого Дома, поскольку и там понимают,. что большинство мятежников связаны с Нусрой.

Между тем мораль Зеленых Беретов падает. Они одеты в турецкую военную форму, сидят на базах – и не делают ничего. Один из них так описывает свой типичный день: “Сижу в кладовке, пью чай и смотрю как турки тренируют будущее поколение джихадистов”. В Пятой Группе Специального Назначения – один из самых высоких уровней ухода в отставку во всей американской армии. Опытные сержанты подписывают прошения чуть ли не каждый день. На базе Инджирлик командир группы развлекается тем, что стоит у столовой и делает ветеранам замечания по форме одежды – или накладывает взыскания за слишком быструю езду. Он – бывший офицер военной полиции. Старые привычки дают себя знать.

Delta Force и Пятая Группа Специального назначения в Сирии

На стол президента Обамы попал меморандум министерства обороны – с просьбой разрешить развертывание 300 солдат спецназа в Роджава, курдском регионе в северной Сирии, где они будут работать с курдской милицией YPG. В меморандуме сообщалось, что в Роджава риск нарушений прав человека американцами будет невелик. При том внимании, какое американская публика теперь уделяет ISIS, Обама, не долго думая, авторизовал развертывание.

ЦРУ немедленно потребовало переброски в Сирию Delta Force. Delta Force работает под командованием Joint Special Operations Command (JSOC) и является главным контр-террористическим активом армии, подчиняющимся президенту и министру обороны. Delta указала на то, что она занимается контр-террористическими операциями, а не долговременными анти-партизанскими кампаниями, и потребовала помощи сил специального назначения.

Пятая Группа сил специального назначения сфокусирована на Ближнем Востоке – и потому они стали естественным выбором. Также не помеха и тот факт, что бывший командир Группы (не тот, что делал замечания о форме одежды на базе Инджирлик) , генерал Мухолланд, в свое время был офицером связи с ЦРУ. Пятой Группе разрешили перебросить людей на взлетную полосу на территории, удерживаемой YPG в Сирии, в то время как еще одно подразделение Пятой Группы занималось подготовкой и инструктажем на одной из баз в Роджава.

Пятой Группе было запрещено участвовать в прямых столкновениях с ISIS, но иногда им удавалось обстреливать джихадистов минометами или работать по ним снайперами. В остальном, они продолжали заниматься инструктажем. Курды при этом давали понять, что не заинтересованы в американских инструкторах – поскольку у них есть собственные программы подготовки. Курды, однако, были очень благодарны за поставляемое оружие и поддержку с воздуха.

Вокруг Delta Force также расставили бюрократические красные флажки. На обе операции по спасению заложников – провалившуюся с Джеймсом Фоли и успешную в Хавиджа, Ирак, потребовалось согласие президента. В начале конфликта Delta сумела протолкнуть массивную концепцию совместных операций с иракскими контр- террористическими силами. Концепция дошла до президентского стола, но адвокаты в Белом Доме быстро увидели, что спецназ намерен участвовать в реальной войне – и концепцию быстро похоронили.

В Сирии дела обстоят иначе, потому что здесь Delta работает под прикрытием Code Title 50 (секретные операции ЦРУ). В реальности это означает, что откомандированные в распоряжение ЦРУ члены Delta не отвечают президенту или министру обороны, но главе местной резидентуры ЦРУ.

То, что творится внутри CTC/IS Дельте совершенно не нравится: “Наши парни просто в бешенстве. CTC – воюет сам с собой. Они не только не дают собирать любую информацию, они активно мешают Дельте и не дают ей осуществлять операции. На настоящий момент Дельта сидит на нескольких сотнях готовых к осуществлению оперативных планов, сотнях конкретных целей. Также, как и вменяемые члены CTC и Syrian Task Force, они хотят выбить среднее звено БААС в ISIS”. Дельта стремится к осуществлению миссий, для которых она была создана – хирургические удары, но под руководством ЦРУ они завязли в продолжительной контр-террористической операции. Солдаты сил специального назначения также чувствуют, что их используют на вспомогательных ролях. Один из них говорит: “Это, за неимением лучшего определения – сраное шоу”.

Все эти программы тайной помощи и секретных операций трудно назвать иначе, как жопой – смесь плохо продуманных идей, ошибочных предположений, бюрократической грызни между участвующими в этом хаосе организациями. Для того, чтобы понять почему и программа войны против Асада, программа войны против ISIS обречены на провал, стоит бросить взгляд на внутреннюю динамику вовлеченных в эту войну агентств.

На протяжении многих лет силы специального назначения сетовали на то, что Дельте и SEALs позволяли втискиваться в их эксклюзивную сферу – а именно, неконвенциональную войну. Многие мечтали о передаче контроля над специальными силами ЦРУ – как в старые добрые дни OSS в конце второй мировой войны. Ради этого генерал Кливленд обещал “поддержать ЦРУ, пока у нас из глаз кровь не пойдет” – что, с его точки зрения, очевидно означало следование за ЦРУ из одной задницы в другую.

Командование сил специального назначения требовало выделить из каждой группы по одному батальону и превратить его в “группы Джелбург” – так назывались команды саботажа спецназа, которые выбрасывались за линию фронта нацистов во время второй мировой войны. Это превращало такие подразделения в более привлекательные для ЦРУ.

После этого все “Джелбурги” должны были переброшены в Вашингтон, где из них, в конце концов, сформировали бы одно соединение. Вся эта идея с самого начала была мертворожденной, плодом пустых мечтаний – без реального прикрытия и без реального финансирования.

Между тем в Сирии Пятая Группа рассматривала ISIS в качестве единственного противника. Война в Сирии подтверждала релевантность Группы и оправдывала тот факт, что она остается на Ближнем Востоке. . Первоначально их перебросили в Иорданию под предлогом того, что они обеспечат уничтожение оружия массового поражения Асада, но это было бы излишним – в распоряжении командования было специальное подразделение, созданное для этих целей. Пятая Группа считала, что она окажется на острие возможного вторжения в Сирию.

Между тем у командования сил специального назначения были свои проблемы с ЦРУ. Его подразделения, в первую очередь, Дельта, привыкли работать в прямой цепи командования и подчинения, ведущей прямо наверх – что совершенно необходимо, например, в операциях по спасению заложников. Но работая на ЦРУ, Дельта подчиняется шефу резидентуры. Кроме этого, существует объяснимое столкновение культур – между агентством, задачей которого является сбор информации, и подразделением, натасканным на прямое действие.

Другая сторона медали, конечно же, в том, что у военных подразделений – Delta, Rangers, SEALs, и Special Forces есть только один инстинкт – ударить по цели. Они привыкли за одну ночь выполнять по несколько миссий в Афганистане и Ираке. ЦРУ – организация, собирающая разведывательную информацию, и потому более склонна занять выжидательную позицию. У военных – прямо противоположный подход, но иногда стоит проявлять тактическое терпение.

Также необходимо заметить , что ЦРУ не намерено отказываться от полномочий, которые даны агентству Code Title 50 – и потому Дельте и прочим, если они хотят продолжать участвовать в тайных операциях в рамках Войны с Террором, придется с таким положением дел смириться. Более того, существует мнение, согласно которому ЦРУ уже подмяло под себя объединенное оперативное командование сил специального назначения – и оно служит, не более, чем ширмой агентства.

Кроме того, Пятая Группа с крайней неохотой откомандировывает своих людей ЦРУ, потому что ее офицеры привыкли к такому уровню микроменеджмента, который немыслим в ЦРУ. Силы специального назначения опасаются, что продолжительные командировки в ЦРУ “портят” их операторов и рутинно отвергают запросы.

Конфликт в Сирии – серьезный политический и военный вызов. У него может быть несколько долгосрочных – и ни одного краткосрочного решения. Некоторые верят в то, что на окончательнео прекращение войны потребуется еще 20-30 лет.

Некоторые солдаты сил специального назначения призывают идти за YPG. Такой выбор предлагает несколько приятных поощрений. YPG – секуляристкая и эффективная в бою сила, сумевшая отвоевать у ISIS большие куски сирийской территории. В дополнение к этому, YPG – органическое демократическое движение на Ближнем Востоке, такое, которое может стать примером для многих других в грядущие десятилетия.

Проблема в том, что альянс с курдами, даже на поверхности и отрицаемый, создает напряженность в отношениях с турецким правительством, которое никогда не смириться с курдским государством на своей южной границе. Если Америка продолжит поддержку курдов, потеря отношений с турками будет гарантирована – и это катастрофа. Стратегическое расположение Турции, ее контроль над Черным морем, и американская база в Инджирлик совершенно необходимы для американцев,. в первую очередь, для ВВС. В дополнение к этому, в Турции развернуты до 50 ядерных боеголовок.

YPG предлагает долгосрочное решение проблемы Исламского Государства, но она же будет катастрофой в долгосрочной перспективе – в контексте будущих конфликтов с Ираном и Россией – в случае, если Турция начнет склоняться на Восток, сближаясь с Россией и Китаем.

На настоящий момент спецназ, работающий в рамках Title 10 понимает. что ему лучше создавать видимость бурной деятельности – не делая ничего. Их руки связаны, и вариантов для них немного. Многие занимаются откровенным саботажем, зная, что предположительно “умеренные” и “светские” мятежники на деле являются террористами ан-Нусры.

Бывший офицер ЦРУ говорит: “Победа как-будто больше никому и не нужна. Твое дело – отсидеть свой срок, если повезет – произвести благоприятное впечатление на кого надо и получить повышение”. Зеленый Берет говорит: “Никто из тех, кто реально был на местах, не верит в эту миссию и в это усилие. Все только занимаются саботажем, говорят: на хер нам это надо, готовить следующее поколение джихади?”

За 15 лет войны с террором, американские военные и спецслужбы, как представляется, не выучили ни одного урока, и раз за разом повторяют одни и те же ошибки – надеясь на другой результат. Лидеры сил специального назначения, ЦРУ и Белого Дома не имеют ни малейшего интереса к корректировке курса.

Офицер ЦРУ горько говорит: “Обама и Бреннан, в отличие от Буша, готовы довести провал до конца”.

Зеленые Береты: все знают, что мы готовим новое поколение джихадистов

Зеленые Береты: все знают, что мы готовим новое поколение джихадистов II