За последнее время российские средства радиоэлектронной борьбы приобрели ореол некоего супероружия, способного, по мнению обывателей, только одним своим включением вызвать панику у вероятного противника.

Началось все с описанного практически во всех российских средствах массовой информации облета фронтовым бомбардировщиком Су-24 американского эсминца «Дональд Кук», в ходе которого российский самолет якобы применил новейший комплекс «Хибины». Его воздействие на радиоэлектронные устройства корабля вызвали чуть ли не панику, приведшую к массовому увольнению матросов и офицеров с «Кука». Позже в Интернете появилась фотография якобы памятной монеты (по другим данным – медали), отмечающей этот исторический облет, причем с задней стороны изделия было написано «Урок миролюбия».

Зачем «Хибины» съели «Кука»?

Не успела затихнуть история «Дональда Кука», как 4 августа нынешнего года блог defensenews.com опубликовал статью Electronic Warfare: What US Army Can Learn From Ukraine («Радиоэлектронная борьба: какие уроки армия США может извлечь из украинского конфликта») автора Joe Gould (Джо Гульд), где утверждается, что российские Вооруженные Силы совершили значительный рывок в области не только создания средств радиоэлектронной борьбы, но и их применения, что демонстрирует, по мнению автора, наметившееся отставание в этом вопросе американских военных.

Нельзя забывать, что один из ведущих разработчиков и производителей российских средств радиоэлектронной борьбы – Концерн радиоэлектронных технологий (КРЭТ) в настоящее время ведет агрессивную пиар-кампанию, поддерживающую свою продукцию. Достаточно вспомнить, что в средствах массовой информации все чаще и чаще звучат заголовки: «КРЭТ представил уникальную глушилку для самолетов ДРЛО», «Комплекс помех надежно защитит войска от огня вражеской артиллерии» и тому подобные.

Благодаря такой популярности РЭБ уже не только отраслевые издания, но даже общественно-политические СМИ сообщают о том, что на вооружение Российской армии поступают станции радиоэлектронного противодействия «Красуха-2», «Красуха-4», «Рычаг», «Инфауна»... И если честно, в этом потоке названий разобраться достаточно сложно даже специалисту.

Но насколько эффективны российские средства радиоэлектронной борьбы, что они собой представляют и как примерно организуется РЭБ? Попробуем ответить на эти вопросы.

РЭБ в приоритете

О том, что военно-политическое руководство России уделяет пристальное внимание развитию средств радиоэлектронной борьбы, говорит следующий факт: еще в апреле 2009 года в Вооруженных Силах появилась 15-я отдельная бригада радиоэлектронной борьбы (Верховного главного командования). Примечательно, что по одним данным – помимо 15-й обр РЭБ в ВС РФ есть еще только две бригады, носящие наименование Верховного главного командования (инженерная и РХБЗ), а по другим данным – такая бригада ВГК пока единственная в Российской армии.

В настоящее время ранее базировавшаяся в городе Новомосковске Тульской области и получившая в соответствии с указом президента в апреле 2009 года Боевое знамя 15-я бригада переехала в Тулу. Следует отметить, что данное соединение оснащено самыми современными средствами радиоэлектронной борьбы, в том числе пока остающимися секретными станциями подавления линий связи «Мурманск-БН» и комплексом аэродинамических забрасываемых источников помех «Леер-3».

Помимо бригады Верховного главного командования с 2009 года в каждом военном округе сформированы отдельные центры радиоэлектронной борьбы. Правда, большинство из них в настоящее время переформированы в отдельные бригады радиоэлектронной борьбы. Исключение составляет только недавно сформированный в Крыму центр РЭБ, подчиненный командованию Черноморского флота.

Кроме бригад, в каждом округе есть еще и отдельные батальоны, к примеру, подчиняющийся командованию Центрального военного округа и базирующийся в городе Энгельсе Саратовской области отдельный батальон РЭБ. Следует отметить, что, вероятнее всего, задача таких батальонов – прикрытие особо важных гражданских и военных объектов.

В состав бригад и центров РЭБ входят стратегические батальоны, оснащенные уже упомянутыми выше «Мурмансками», а также тактические – с комплексами «Инфауна» на базе БТР, станции помех Р-330Ж «Житель» и Р-934. Помимо двух батальонов в бригадах и центрах есть и отдельные роты – одна оснащенная так называемыми самолетными средствами, то есть комплексами «Красуха-2» и «Красуха-4», и рота с уже упомянутыми выше «Леерами-3».

Современные средства радиоэлектронной борьбы получают и недавно созданные Воздушно-космические силы, в частности речь идет о таких изделиях, как устанавливаемые на фронтовые бомбардировщики Су-34 и ставшие за последнее время почти легендарными комплексы «Хибины», а также вертолеты Ми-8, оснащенные станциями «Рычаг». Кроме того, недавно авиационный парк ВВС России пополнился неким постановщиком помех на базе самолета Ил-18 – Ил-22 «Порубщик».

«Красуха», «Мурманск» и прочие секреты

Наиболее засекреченной во всем арсенале российских средств РЭБ до недавнего времени была станция помех «Красуха-2», правда, в настоящее время пальма первенства в данной номинации перешла к станции подавления линий связи «Мурманск-БН», якобы способной заглушать более двух десятков частот на дальности до пяти тысяч километров. Однако достоверных подтверждений, что новейший комплекс имеет такие характеристики, нет.

Судя по имеющимся в отрытых источниках фотографиям «Мурманска» (несколько четырехосных грузовиков повышенной проходимости с многометровыми вышками), где помимо основных антенн видны характерные низкочастотные антенны-растяжки, можно предположить, что данный комплекс способен глушить сигналы в диапазоне от 200 до 500 МГц.

Главная проблема такого комплекса, вероятнее всего, заключается в том, что для достижения заявленной дальности сигнал должен отражаться от ионосферы и поэтому он сильно зависит от атмосферных возмущений, которые, несомненно, скажутся на работе «Мурманска».

На прошедшем в нынешнем году Московском авиационно-космическом салоне КРЭТ на статичной экспозиции официально представил комплекс, предназначенный для постановки помех самолетам дальнего радиолокационного обнаружения (в первую очередь американским Е-3 «АВАКС») 1Л269 «Красуха-2». Примечательно, что, по словам руководства концерна, данная станция может глушить «АВАКС» на дальности несколько сот километров.

В то же время «Красуха» продолжает линию развития разработанных еще в 80-е годы ростовским НИИ «Градиент» комплексов «Пелена» и «Пелена-1». В идеологии этих изделий заложено очень простое решение, предложенное в свое время руководителем «Градиента», а позже генеральным конструктором направления РЭБ в СССР Юрием Перуновым: сигнал станции помехи должен на 30 децибел превышать мощность сигнала, по которому ставится помеха.

Судя по имеющейся информации, подавить такую цель, как Е-3 «АВАКС», очень сложно, так как у его РЛС более 30 перестраиваемых частот, непрерывно меняющихся в процессе работы. Поэтому Юрий Перунов в свое время и предположил, что самым оптимальным решением будет подавление всей полосы узконаправленной мощной шумовой помехой.

Однако у такого решения есть и серьезные недостатки – помеха «Пелены»/«Красухи» закрывает только одно направление, а с учетом того, что самолет выполняет полет по маршруту, и воздействие станции на «АВАКС» будет достаточно ограниченно по времени. А если в районе станут действовать уже два самолета ДРЛО, то даже с учетом помех при совмещении данных операторы Е-3 все равно смогут получить нужную информацию.

Сильная шумовая помеха не только будет обнаружена средствами РТР вероятного противника, но и станет хорошей целью для противорадиолокационных ракет.

Все эти проблемы были известны разработчикам «Пелены» с самого начала, поэтому более современная «Красуха» стала высокомобильной, что позволяет ей быстро уйти из-под удара, а также своевременно выйти на выгодные позиции для нанесения электромагнитного поражения. Не исключено, что против самолетов ДРЛО будет действовать не одна, а несколько станций, постоянно меняющих позиции.

Но «Красуха-2» вовсе не такая универсальная машина, способная ставить помехи многочисленным РЛС, как принято считать. Она не может одновременно ставить помехи и Е-8 «АВАКС», и Е-2 «Хокай», поскольку для каждого типа самолета ДРЛО нужна будет своя станция помех, давящая только нужный диапазон частот, которые у РЛС самолетов ДРЛО сильно отличаются.

Примечательно, что работы по «Красухе-2» начались еще в далеком 1996 году и были завершены только в 2011-м.

Идеология «+30 ДцБ» используется еще в одной новейшей станции помех разработки ВНИИ «Градиент» – 1РЛ257 «Красуха-4», активно поставляющейся в настоящее время в бригады и отдельные батальоны РЭБ и предназначенной для подавления радиолокационных станций воздушного базирования, в том числе установленных не только на истребителях и истребителях-бомбардировщиках, но и на разведчиках Е-8 и У-2. Правда, есть сомнения в эффективности «Красухи» против радара ASARS-2, установленного на высотном У-2, так как, судя по имеющимся данным, его сигнал не только достаточно сложный, но еще и шумоподобный.

По мнению разработчиков и военных, в определенных условиях 1РЛ257 сможет ставить помехи даже головкам самонаведения ракет «воздух-воздух» AIM-120 AMRAAM, а также РЛС управления оружием зенитно-ракетных систем «Пэтриот».

Как и в случае с «Красухой-2», «Красуха-4» это не совсем оригинальное изделие, а продолжение линейки станций помех семейства СПН-30, работы по которым начались еще в конце 60-х годов. Новая станция использует не только идеологию старых «тридцаток», но и, несомненно, некоторые примененные в них технические решения. Работы по 1РЛ257 начаты в 1994 году и завершены в 2011-м.

Комплекс «Автобаза» также благодаря в первую очередь российским СМИ наряду с «Хибинами» стал в глазах обывателя неким супероружием, сбивающим помехами любой беспилотник. В частности, этому комплексу приписывается победа над американским БЛА RQ-170. В то же время сама «Автобаза», а также недавно принятый на вооружение Минобороны России комплекс «Москва» решают совершенно другие задачи – ведут радиотехническую разведку, выдают целеуказание комплекса радиоэлектронной борьбы и являются командным пунктом батальона (роты) РЭБ. Понятно, что к посадке американского БЛА в Иране «Автобаза» имела достаточно опосредованное отношение.

Поступающая в настоящее время в войска «Москва» является продолжением линейки комплекса управления и разведки, начало которой положил «Маузер-1», принятый на вооружение еще в 70-е годы. В состав нового комплекса входят две машины – станция разведки, обнаруживающая и классифицирующая типы излучения, их направление, мощность сигнала, а также пункт управления, откуда в автоматическом режиме передаются данные для подчиненных станций РЭБ.

По замыслу российских военных и разработчиков РЭБ «Москва» позволяет скрытно от противника определять обстановку и наносить внезапное радиоэлектронное поражение его силам и средствам. Но если радиотехническую разведку комплекс ведет в пассивном режиме, то команды управления он отправляет по каналам радиосвязи и противник в определенных условиях может их перехватить. В данном случае даже нет необходимости расшифровывать сигналы, достаточно обнаружить радиообмен и это вскроет наличие всего батальона (роты) РЭБ.

Онемевшие спутники

Помимо борьбы с авиационными средствами противника большое внимание российские разработчики средств РЭБ уделяют подавлению радиообмена противника, а также глушению сигналов GPS.

Наиболее известной глушилкой спутниковой навигации является комплекс Р-330Ж «Житель», разработанный и выпускающийся концерном «Созвездие». Достаточно оригинальное решение предложил и НТЦ РЭБ, чьи изделия Р-340РП уже поставляются в подразделения Минобороны России. На гражданские вышки сотовой связи устанавливаются малогабаритные передатчики помех, чей сигнал многократно усиливается за счет антенн, расположенных на вышке.

Не только средства массовой информации, но и некоторые специалисты утверждают, что сигнал GPS заглушить практически невозможно. При этом в России технические решения «отключения» спутниковой навигации появились еще в начале 2000-х годов.

В системе GPS есть понятие «опорная частота». В основе системы лежит передача простейшего сигнала от спутника к передатчику, поэтому малейшее отклонение от заданной частоты даже на миллисекунды приведет к потере точности. Передача сигнала идет в достаточно узком диапазоне согласно открытым данным – 1575,42 МГц и 1227,60 МГц, это и есть опорная частота. Поэтому работа современных глушилок направлена именно на ее блокирование, которую с учетом узости опорной частоты и при наличии достаточно мощной шумовой помехи заглушить не составляет особого труда.

Достаточно интересным решением в области подавления радиообмена вероятного противника стал комплекс «Леер-3», состоящий из машины радиотехнической разведки на базе автомобиля «Тигр», а также нескольких беспилотных летательных аппаратов «Орлан-10», оснащенных сбрасываемыми передатчиками помех, способных подавлять не только радио, но и сотовую связь. Подобные же задачи выполняет, но без использования дронов, выпускающийся концерном «Созвездие» комплекс РБ-531Б «Инфауна».

Помимо современных наземных средств радиоэлектронной борьбы в Вооруженные Силы России активно поставляются и комплексы воздушного базирования. Так, в конце сентября Концерн радиоэлектронных технологий (КРЭТ) сообщил, что в течение двух лет начнется производство модернизированных комплексов радиоэлектронной борьбы «Рычаг-АВ», устанавливаемых на вертолете Ми-8. Также в сообщении указывается, что новый комплекс будет способен ослепить противника в радиусе несколько сотен километров.

Летающий «Рычаг»

Как и в случае с другими комплексами радиоэлектронной борьбы, уже описанными в статье, «Рычаг» (полное название – вертолет Ми-8МТПР-1 со станцией помех «Рычаг-АВ») представляет собой развитие уже более 30 лет стоящих на вооружении советских и российских Военно-воздушных сил станций РЭБ семейства «Смальта», разработанных Калужским научно-исследовательским радиотехническим институтом (КНИРТИ). Главная задача как нового «Рычага», так и более старой «Смальты» достаточно простая – подавление радиолокационных станций управления оружием, а также головок самонаведения ракет вражеских зенитно-ракетных комплексов (систем).

Работы по созданию этих комплексов начались еще в 70-е годы, когда сирийские и египетские ВВС столкнулись с новыми американскими зенитно-ракетными комплексами «Хок», только что поступившими на вооружение Израиля. Так как штатные средства РЭБ оказались бессильны против заокеанской новинки, арабские государства обратились за помощью к СССР.

По первоначальному замыслу разработчиков «Смальта» должна была размещаться на автомобиле, но столкнувшись с рядом проблем, вызванных отражением сигнала от земной поверхности, разработчики решили перенести станцию на вертолет. Благодаря этому удалось не только избавиться от помех – подняв «Смальту» на такую высоту, где сигнал уже не отражается от поверхности, создатели значительно повысили ее подвижность и соответственно защищенность.

По данным Минобороны России, во время августовской войны 2008 года в Южной Осетии и Абхазии применение Ми-8СМВ-ПГ с установленными на борту станциями «Смальта» привело к тому, что дальность обнаружения РЛС наведения ракет грузинских зенитно-ракетных комплексов «Бук-М1» и С-125 снизилась в 1,5–2,5 раза (с 25–30 км в безпомеховой обстановке до 10–15 км в условиях применения помех), что, по мнению российского военного ведомства, эквивалентно снижению числа пусков ракет примерно в два раза. В среднем дежурство вертолетов РЭБ в воздухе занимало от 12 до 16 часов.

Судя по имеющимся данным, станция «Рычаг» способна не только автоматически обнаруживать, принимать, анализировать и подавлять сигналы вражеских РЛС независимо от используемого режима излучения (импульсный, непрерывный, квазенепрерывный), но и при постановке помех действовать достаточно избирательно, не подавляя свои радиолокационные станции.

Работы по «Рычагу» начались еще в 80-е годы, а первый опытный Ми-8МТПР со станцией помех «Рычаг-БВ» вышел на государственные испытания в 1990-м. Правда, в результате распада СССР и снижения финансирования работы по новой станции КНИРТИ возобновил только в 2001 году, но уже под обозначением «Рычаг-АВ». Государственные испытания вертолета Ми-8МТПР-1 с новой станцией успешно завершились в 2010-м.

Идеологически новая вертолетная станция близка к разработанным ростовским ВНИИ «Градиент» наземным «Красуха-2» и «Красуха-4» – постановка мощных узконаправленных шумовых помех. Правда, как и в случае с 1Л269 и 1РЛ257, сигнал «Рычага» хорошо виден для средств радиотехнической разведки противника. Также не следует забывать, что не только в России, но и на Западе активно ведутся работы по созданию зенитных ракет, способных наводиться именно на источник с сильным радиоэлектронным сигналом.

Так что случилось с «Куком»?

Работы по созданию новейшего бортового комплекса обороны «Хибины» (изделие Л175) начались в Калужском научно-исследовательском радиотехническом институте еще в конце 80-х годов. Новое изделие изначально рассчитывалось только для установки на фронтовые бомбардировщики Су-34, и благодаря заинтересованности в новой станции главного конструктора самолета Роллана Мартиросова к работам по «Хибинам» активно привлекались конструкторы ОКБ Сухого.

Станция «Хибины» не просто устанавливается на Су-34 и непрерывно обменивается информацией с БРЭО фронтового бомбардировщика, но и выводит данные об обстановке на специальный дисплей, размещенный на рабочем месте штурмана.

Примечательно, что судя по демонстрируемым Концерном радиоэлектронных технологий в рекламных целях видеозаписям индикатора РЛС, подвергающегося воздействию комплекса «Хибины», видны признаки применения опять же мощных шумовых помех. В то же время на видео нет «звездочек» – имитационных помех, названных так из-за характерного звездообразного узора. Хотя такой тип помех и указывается в рекламных материалах.

Новейшие станции помех, впрочем, как и «Рычаг», уже успели принять участие в боевых действиях: оснащенные «Хибинами» фронтовые бомбардировщики Су-34 во время войны в августе 2008 года осуществляли групповую защиту ударных самолетов, а также вели радиотехническую разведку. Судя по имеющимся данным, командование ВВС высоко оценило эффективность Л175.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что «Хибины» – это станция радиоэлектронной борьбы, оснащенная сложной многоканальной антенной решеткой, способная ставить мощные шумовые, а также имитационные помехи и вести радиотехническую разведку. Л175 может не только защищать отдельные машины, но и успешно выполнять функции станции групповой защиты.

Однако устанавливать «Хибины» пока можно только на Су-34, так как бортовая система электропитания этих фронтовых бомбардировщиков специально адаптирована к применению новейшей станции РЭП, вероятно, требующей для своей работы достаточно много электроэнергии.

Поэтому ответ на вопрос, что «Хибины» сделали с американским эсминцем, будет не сенсационным – такая станция во время облета фронтовым бомбардировщиком Су-24 эсминца ВМС США «Дональд Кук» не применялась. Ее попросту не могло быть на борту самолета этого типа.

Таинственный «Порубщик»

Помимо уже упомянутой в первой части статьи станции РЭБ «Мурманск-БН» ореолом секретности покрыта еще одна недавно поступившая на вооружение, но на этот раз Воздушно-космических сил (ранее ВВС) России машина – самолет Ил-22ПП «Порубщик». О «Порубщике» известно только то, что на нем установлены боковые антенны, а также буксируемая в полете станция, разматывающаяся за самолетом, по некоторым данным, на несколько сотен метров.

Еще в конце 2000-х годов концерн «Созвездие», выполняющий работы по созданию автоматизированных систем управления (ЕСУ ТЗ «Созвездие») и станций радиоэлектронной борьбы, ориентированных в первую очередь на подавление средств вражеской радиосвязи и автоматизированного управления войсками (Р-531Б «Инфауна»), совместно с ТАНТК имени Г. Бериева начал работы по самолету управления и ретрансляции данных А-90, по некоторым данным, в рамках ОКР «Ястреб».

В 2012 году в ходе работ по ОКР «Дискомфорт» «Созвездием» проведены наземные государственные испытания аппаратуры многофункционального комплекса РЭБ воздушного базирования. При этом на новом комплексе якобы применяются уникальные технические решения в части высокопотенциальных антенных решеток и СВЧ-усилителей мощности с жидкостным охлаждением. Примечательно, что работы по «Дискомфорту» также начались в конце 2000-х годов.

Но уже в 2013-м в опубликованном перспективном плане закупок авиационной техники для ВВС России до 2025 года вместо А-90 назывался некий «Ястреб» (без указания А-90), причем только в планах закупки-модернизации с 2021 по 2025-й. Из данного документа стало известно, что российские Военно-воздушные силы планируют закупать Ил-22ПП «Порубщик» до 2020 года.

Если сложить все имеющиеся данные, то можно предположить: Ил-22ПП и А-90 предназначены для выполнения одних и те же задач и не исключено, что в настоящее время А-90 и «Дискомфорт» так или иначе объединились в работах, связанных с «Порубщиком».

Возможно, Ил-22ПП не просто самолет с комплексом радиоэлектронной борьбы, предназначенный в первую очередь для подавления связи и АСУ противника, но и летающий командный пункт управления средствами радиоэлектронной борьбы, способный самостоятельно вести радиотехническую и радиоэлектронную разведку.

Палка о двух концах

Надо признать, что в настоящее время Минобороны России активно развивает направление радиоэлектронной борьбы, не только формируя соединения и части РЭБ, но и оснащая их современной техникой. Российские военные научились глушить «АВАКС», бортовые радиолокационные комплексы, а также линии связи противника и даже сигналы GPS, фактически по некоторым направлениям занимая лидирующее положение в мире.

Как пример можно привести результаты применения Российской армией средств радиоэлектронной борьбы во время войны с Грузией в августе 2008 года. Несмотря на наличие у противника достаточно современных средств противовоздушной обороны, включая зенитно-ракетные комплексы «Бук-М1» и прошедшие модернизацию С-125, а также большого количества РЛС как советского, так и иностранного (в основном французского) производства, на счету грузинской ПВО всего два российских самолета – Ту-22М3, сбитый при невыясненных обстоятельствах, и Су-24 из состава 929-го ГЛИЦ, уничтоженный либо польским ПЗРК «Гром», либо израильским ЗРК «Спайдер».

Части и подразделения радиоэлектронной борьбы Сухопутных войск отчитались практически о полном подавлении линий связи грузинской армии (эпизодически работала только спутниковая связь), а также о подавлении линий связи грузинских БЛА, приведшем к потере нескольких летательных аппаратов. Так что высказанные в первой части статьи опасения американских журналистов имеют под собой определенную почву.

Но все же приходится признать, что в развитии сил и средств РЭБ есть некоторые трудности. Во-первых, надо понимать, что применение средств радиоэлектронной борьбы должно быть сопряжено с четким контролем всей электромагнитной обстановки в районе боевых действий. Как показывает опыт современных войн и военных конфликтов, в частности уже упомянутой войны с Грузией, средства РЭБ при неправильном применении одинаково сильно бьют как по противнику, так и по своим войскам.

По данным ВВС России, в августе 2008 года при подавлении грузинских РЛС самолетами Ан-12ПП наблюдались помехи также и российским станциям, находившимся на расстоянии 100–120 километров от зоны постановки помех. Наземные станции Сухопутных войск ВС РФ одинаково эффективно подавляли линии связи – как грузинские, так и собственных войск.

Кроме того, надо учитывать, что в районе конфликта работают и гражданские радиоэлектронные средства – каналы связи, обслуживающие «скорую помощь», подразделения МЧС, полиции. И если в настоящее время российские военные, имеющие в прошлом негативный опыт, активно учатся действовать в условиях применения своих средств РЭБ, то о воздействии на гражданский сектор в военно-промышленном комплексе, похоже, никто не беспокоится.

Во-вторых, если внимательно посмотреть на представленную промышленностью линейку продукции РЭБ, то бросается в глаза большое количество станций, особенно это касается изделий КРЭТа, фактически идеологическое, а местами техническое продолжение комплексов, разработанных в 70–80-х годах. И те же «Красухи», «Рычаг» и «Москва» могли появиться в середине – конце 90-х, но затормозились из-за хронического недофинансирования.

Большинство комплексов РЭБ сделано по одному принципу – постановка мощных шумовых помех, что, как уже было сказано, имеет как значимые недостатки, так и не менее значимые преимущества. Но до недавнего времени практически не использовавшиеся миллиметровый и террогерцовый диапазоны в настоящее время все чаще и чаще привлекают внимание производителей не только радиоэлектронного оборудования, но и высокоточного оружия.

На так называемых нижних диапазонах, к примеру, может быть всего десять каналов, а уже на 40 ГГц их уже будут сотни. И разработчикам РЭБ нужно «закрывать» все эти каналы, а это достаточно большая полоса, а значит, требуются более сложные средства радиоэлектронной борьбы с большой канальностью, что в свою очередь приводит к увеличению массогабаритных показателей станций помех и уменьшению их подвижности.

Но если отойти от науки, то и в системе разработки российских комплексов РЭБ есть одна большая организационная проблема. Фактически сейчас разработку и выпуск средств радиоэлектронной борьбы ведет не только КРЭТ, но и недавно созданная Объединенная приборостроительная корпорация (куда вошли концерны «Вега» и «Созвездие), отдельные организации из состава Роскосмоса и Росатома и даже частные предприятия.

Следует отметить, что работы местами дублируются и пересекаются, нельзя забывать и о таком явлении, как лоббизм определенных разработок и фирм. Первой попыткой реорганизовать работы в области создания РЭБ стало недавнее назначение указом президента генерального конструктора по направлению РЭБ. Но насколько будет эффективно это решение, покажет время.

http://vpk-news.ru/articles/27272

http://vpk-news.ru/articles/27410