От редакции: Притчей во языцех российских дискуссий уже давно является «китайское экономическое чудо», о котором принято говорить  банальности в стиле «вот, смотрите, пока мы тут барахтаемся, они там чудеса творят рукотворные». Участники этой дискуссии все время забывают, что это «китайское экономическое чудо» было изначально выстроено на предельно дешевой рабочей силе, которая обслуживала по факту вынесенный за пределы США сборочный цех этой страны, и результатом которого стала экологическая катастрофа на территории КНР. Насколько Россию интересует «экономическое чудо» любой ценой, невзирая на политические, социальные и экологические последствия? Почему примером для изучения и внедрения не могут стать другие экономические модели развития? Terra America начинает обсуждение возможного использования Россией бразильской модели роста. Почему эта модель интересна для России, в чем ее конкурентные преимущества? На эти вопросы отвечает президент вашингтонского «мозгового треста» Институт экономической стратегии Клайд Престовиц.

***

– Уважаемый господин Престовиц, во время вашего визита в Россию вы посоветовали россиянам тщательно изучить способ развития Бразилии. Однако Бразилия сделала первые шаги на пути кардинальной экономической трансформации еще до того, как сформировался известный нам ныне глобальный рынок. Как, по Вашему мнению, следует сегодня России проводить свою политику экономического развития и индустриализации? Какое место занимает Бразилия на глобальном рынке?

По сути, я предлагаю странам следовать модели позиционирования стратегических отраслей промышленности и развитие экспорта, которая позволила разбогатеть таким странам как США, Германия, Япония, Корея, Сингапур и Бразилия. Почему бы это не сделать России?

В Бразилии, как вы знаете, своего рода двойная экономика. С одной стороны, Бразилия является крупным экспортером сырья, но в ней интенсивно развивались ключевые производственные отрасли с учетом местной специфики: автомобилестроение, сталепрокат, электроника, компьютеры, самолетостроение. Для этого бразильцы, с одной стороны, предприняли жесткие меры по защите отечественного рынка, с другой стороны  создав налоговые и финансовые стимулы развития для иностранных инвесторов. По сути, Бразилия вынудила компании, желавшие делать бизнес в стране, налаживать свое производство в Бразилии. Volkswagen, Hewlett-Packard и General Electric – эти  концерны, к  примеру, производят большую часть того, что продают в Бразилии в самой же Бразилии.

Эта модель развития может время от времени переживать определенные трудности из-за сырьевой составляющей экономики, и вот почему. Если экспорт сырья является одним из ключевых факторов развития, а в Бразилии экспорт сырья очень силен, то валюта страны чрезмерно укрепляется. Бразильская валюта очень окрепла, а крепкая валюта лишает производственные отрасли страны конкурентоспособности. В качестве контрмеры бразильцы прибегают к интервенции на финансовых рынках, а также предоставляют дополнительное стимулирование для своих производителей. Сравнение между Бразилией и Россией, а не Бразилией и Китаем очевидно потому, что Россия также является крупным экспортером сырья, в частности нефти и газа и обладает существенным производственным сектором. Скорее всего, при поступательном развитии несырьевых индустрий Россия окажется в схожей с Бразилией ситуацией.

Значит, зарубежные инвестиции важны в бразильской экономической модели?

Зарубежные инвестиции сыграли важную роль в экономическом развитии Бразилии, я уже упоминал это ранее. Значительную часть индустриальной базы страны составляют зарубежные компании. Немаловажно и то, что Petrobras, бразильская государственная нефтяная компания, хотя и находится в ведомстве государства, все же действует почти как независимая компания. Petrobras сотрудничает с зарубежными нефтяными компаниями и таким образом имеет доступ к самым современным технологиям бурения нефти. Совсем другую историю мы наблюдаем в Мексике, где Pemex целиком управляется государством, и ревностно отказывается от зарубежного участия, что лишает ее доступа к новейшим технологиям. На самом деле мексиканцы даже не могут бурить нефть на своих месторождениях.

– Насколько изменилось положение Бразилии на глобальном рынке за последние двадцать лет?

Чуть ли не всю мою жизнь, а я уже немолодой человек, Бразилию постоянно называли «страной будущего». Я работал в Бразилии в начале 1970-х годов и помню, как мы посмеивались над этим: «да, Бразилия — страна будущего, страна будущего, только вот их будущее всегда за горами». Так вот, сейчас я могу сказать, что за последние десять лет для Бразилии, наконец, наступило обещанное будущее. Бразилия нашла свой оптимальный путь экономического развития, в стране наблюдается существенный рост стандартов жизни. Этому способствовал как высокий спрос на бразильское сырье на рынке Китая, так и тот фактор, что бразильцам удалось в значительной мере облагородить свою политическую жизнь. Бразилия была очень коррумпированной страной, а сейчас, я бы сказал, это просто коррумпированная страна. В прежние времена Бразилия страдала от гиперинфляции, все эти сменявшие друг друга военные правительства — все это осталось в прошлом. Теперь у страны устоявшиеся финансовые институты, на самом деле бразильская финансовая ситуация даже лучше чем в США. Это гигантские шаги вперед.

– Насколько важен тот факт, что бразильская экономическая модель развивалась в условиях социально-демократической политики?

Для Бразилии было важно очистить правительственные механизмы от самых наглых коррупционеров, чтобы инвесторы могли инвестировать со значительной долей уверенности в том, что их не ограбят или как-либо еще «экспроприируют». Сингапур вовсе не демократическая страна, но в Сингапуре практически отсутствует коррупция, очень стабильное, прозрачное законодательство, создана безопасная и ясная инвестиционная атмосфера. Бразилия поступила так же: навела порядок в сфере управления и создала инвестиционный климат. Не могу сказать, насколько именно социал-демократическая политика в этом смысле была важна.

– Как вы оцените опыт Бразилии в деле преодоления нищеты?

Между богатыми и бедными этой страны все также остается огромная пропасть, значительная часть городского населения Бразилии все еще находится в трущобах, но дела обстоят уже гораздо лучше, чем прежде. Бразилия сделала большие усилия по развитию образования, по распределению достатка через профсоюзы, были освоены большие сельскохозяйственные угодья, и таким образом те, кто обитает в сельской глубинке, также получили возможность участвовать в экономической жизни страны. Значительно улучшена инфраструктура страны, и бедные люди теперь имеют возможность добраться до своего рабочего места — поезда, автобусы и так далее. Сокращение нищеты сильно улучшило производительность всей экономики в целом и привело к более стабильной политической ситуации.

http://www.terra-america.ru/sravnenie-mejdu-rossiei-i-braziliei-ochevidno.aspx