Основные цели:

1. Сравнить по эффективности малый и крупный бизнес. Определить критерий эффективности.
2. Оценить производительность труда работников в малом и крупном бизнесе
3. Понять, насколько менялась доля крупного бизнеса в ВВП?

Мои предположения

1. В силу больших ресурсов и возможностей крупный бизнес намного эффективнее малого. Крупный бизнес имеет больше инструментария по оптимизации издержек и экспансии на рынках для увеличения доходов. Проблема в численной оценки. Нет данных. Какой критерий эффективности, учитывая, что у малого бизнеса нет отчетов? Разве что сравнить прибыль к доходам и доходы к количеству сотрудников. Но данных по прибыли малого и среднего бизнеса не найдешь.

2. В силу сложности администрирования, деперсонализированности и размазанности ответственности, в крупном бизнесе большая часть людей занимается чем угодно, но только не работой. Обычно основную работу делают 20% работников, остальные имитируют бурную активность, либо занимаются бессмысленной бумажной работой и бюрократическими проволочками, которые только и существуют, что занять 80% бездельников в корпорациях. В малом бизнесе труд и результат каждого отдельного работника более заметен, а следовательно он более ответственен, т.к. человеку понятны обратные связи. Сделанная работа и результат видны сразу. В крупных компаниях работа одного человека размазывается по работе всего коллектива. Из этого следует, что в теории производительность труда в пересчете на одного работника в малом бизнесе должна быть выше, чем в крупном. Вопрос в точной оценке. Снова нет данных.

3. Доля корпораций должна увеличиваться стремительно. Конкуренция растет, условия бизнеса ужесточаются. Мелочь либо умирает, либо поглощается гигантами. Возможности конкурировать с корпорациями очень ограничены. Крупные становятся еще крупнее. Мелочь не выживает в долгосрочной перспективе. Допустим, в автопроме только корпорации, мелких игроков давно нет. Даже такие компании, как Ferrari, Bentley под крылом автоконцернов, они не самостоятельны. В дальнейшем консолидация будет только увеличиваться. Точных данных по росту доли корпораций с течением времени не могу привести. Вновь нет данных.

Кроме этого, важность понимания состояния малого и среднего бизнеса заключается в том, что этот бизнес является работодателем для 80-90% трудящихся в большинстве странах. В США это доля ниже в силу того, что там доминирование корпораций, но компании с численностью персонала меньше 5000 человек обеспечивают работой более 60% всей рабочей силы. Поэтому, корпоративные отчеты крупного бизнеса могут быть не показательными в оценке состояния всей экономики. Если корпорации забирают себе долю малого бизнеса, то они могут показывать более лучшие результаты, чем фактическое положение всей экономики. Учитывая, что корпорации обладают большими ресурсами и возможностями по сравнению с мелкими игроками. Это особенно актуально в условиях жесткой конкуренции. В кризис это проявляется более сильно, чем в условиях экономического роста.

Так же стоит учесть, что корпорации занимают большей вес в экономике, обеспечивая работой меньшее количество людей по сравнению с малыми и средними предприятиями. Это приводит к большему расслоению в доходах (т.к. обычно в корпорациях люди получают больше с учетом премий, чем в малом бизнесе).

Может показаться странным, но в США отсутствуют не только оперативные данные по оценке компаний малого, среднего и крупного бизнеса, но и вообще какие либо стандарты по оценке эффективности и результативности этих компаний. Про статистику из других стран вообще говорить не приходится. Есть данные по всем компаниям из национальных счетов. Есть данные по отраслям с консолидированными результатами. Но оценить вес малых и средних компаний в экономике становится невозможным.

С точки зрения макроэкономического анализа это может не так важно. Какая разница кто вносит вклад в ВВП - малые или крупные компании? Но в плане структурных характеристик это очень важно. Трудности в сборе данных заключаются в том, что нет публичных отчетов. Ни малый, ни средний бизнес информацию не предоставляет. Опросы бизнеса, которые проводят различные агентства мало репрезентативны и достаточно субъективны. По крайней мере, они не дадут численных характеристик о кондициях бизнеса. Едва ли не единственная возможность оценки – это через налоговые ведомства, хотя и здесь информация очень ограничена. Как проанализировать объем активов, рентабельность бизнеса и массу других показателей?

В США даже через специальное ведомство для малого бизнеса SBA хрен чего поймешь, так как собственного исследовательского центра по агрегации данных там нет. Разве что Census проводит сегментарный анализ, да и то раз в 5 лет.

Для прошлого поста я бы сделал уточнение. Для малого и среднего бизнеса там, где я указал доходы, которые работники генерируют для компаний, то похоже это доходы самих работников. Идет речь об Annual payroll до налогов.

Но есть масса противоречий в данных Census. В доходах (Receipts) за 2007 год для всего бизнеса (от малого для крупного) указывается адская величина в 29.7 трлн, что эквивалентно 50% всего мирового ВВП, что кажется по меньше мере странным и абсурдным. Это как минимум предполагает национальные и международные доходы. Из этого выходит, что количество работников также должно быть представлено, как в пределах США, так и во всем мире для транснациональных компаний. А следовательно, учитывая разную долю международной интеграции, невозможно будет посчитать какой сегмент (малый, средний и крупный) бизнес наиболее эффективный. Соответственно, мой вывод про то, что корпорации в 8 раз эффективнее малого бизнеса оказывается неверным.

Но в тоже время Census указывают в выборке U.S. business establishments, что как бы намекает на бизнес учрежденный (основанный в США). Из этого непонятно, входит ли в эту статистику, допустим, компания Toyota, которая учреждена в Японии, но зарегистрирована в США, как дочернее американское предприятие головной компании, которая обеспечивает работой американских граждан. И аналогично не ясно, в какой мере, компания Ford представлена в статистике, которая имеет бизнес по всему миру. Учитывая, что Census ни слова не говорит про международную выборку, а указывает региональную локацию, то речь идет о США, но откуда взяли 29.7 трлн доходов?!

Здесь есть любопытные данные в отраслевом разрезе, но пока я не понял, как из этих данных оценить эффективность малого и крупного бизнеса и насколько увеличен вес корпораций в национальных счетах.

Есть у кого нибудь идеи? Я так и не могу сказать, насколько во время кризиса изменился вес корпораций. Хотя по моим предположениям должен серьезно вырасти. Но насколько?

Придумал ключ. Это отчет Z1 от ФРС, где есть корпоративный бизнес (крупный) и некорпоративный (малый + средний + непубличный крупный).

Особый интерес к изучению малого и среднего бизнеса в широком масштабе меня побудила корпорация Apple – как вершина и заключительная стадия эволюции капиталистический отношений. Эппл забирает почти всю прибыль индустрии. Если не ошибаюсь, то за 2012 год речь идет о 70-75% в производстве смартфонов и планшетов. Отмечу, что не только у конкурентов, но и у подрядчиков/поставщиков. Apple сама не производит устройства, весь производственный процесс отдан на аутосорсинг и производители особого пиетета к Applе не испытывают, т.к. только отжимая подрядчиков в ноль можно генерировать 30-35 млрд прибыли с продажи iphone/ipad.

Основные конкуренты в лице Samsung, HTC, Nokia, RIM, Motorola, Sony, LG, Asus, ZTE, Huawei и других находятся на грани окупаемости. Из перечисленных компаний в достаточной прибыли лишь Самсунг. Т.е. прибыльность всей индустрии за 2012 год в производстве смартов и планшетов около 42-45 млрд, где на Apple приходится более 30-35 млрд и 8-10 у Самсунга, остальные в совокупности возле нуля (кто то в прибыли, но Nokia, RIM и Sony в убытках).

Хотя Apple имеет отношение преимущественно с партнерами из крупного бизнеса, т.к. только они могут обеспечивать такой объем поставок. Но все же неким стандартом в корпоративной среде являются отношения, когда корпорация отдает производство компонентов своего изделия группе более мелких партнеров. Поэтому на самом деле интересен вопрос, - какая рентабельность компаний малого и среднего бизнеса, занятых в производственной цепи? Например, тот же Ford имеет сотни подрядчиков в малом и среднем бизнесе. У одних закупает болты и подшипники, у других провода, у третьих механизмы для тормозной системы, компоненты двигателя и так далее. Тысячи позиций номенклатуры.

Учитывая возможности корпораций по обеспечению наиболее выгодных контрактов за счет влияния и эффекта масштаба, то рентабельность малого бизнеса должна стремиться к нулю или около того в долгосрочной перспективе. Было бы странно, если подрядчик работал с маржей в 30-40%. Его бы просто выкупили давно, либо принудительно понизили цену контракта. Спросите у Эппл, какую маржу они обеспечивает своим поставщикам. Вам скажут, что дай бог выйти в ноль.

Если брать парикмахерские, закусочные, булочные, частные автомастерские, куда клешни корпораций еще не дошли в силу ограниченности масштаба, то и здесь свои проблемы. Если бизнес стабильно прибыльный, то рано или поздно на рынок придут всякие там Шоколадницы (если брать кафе), Магниты, Ашаны и Дикси, если брать ритейлеров и так далее. Они просто вытеснят мелких игроков. Открыть собственное кафе, небольшой ресторан для конкуренции с сетевыми компаниями едва ли возможно. Во-первых: банально могут не дать, т.к. рынок уже поделен, а во-вторых: сложно конкурировать. Средний бизнес или крупный так или иначе поглощает мелких игроков при условии высокой маржинальности, прибыльности. Только если малый бизнес сам не расправит крылья, став крупным.

Из этого следует, что сам по себе малый бизнес в своей совокупности имеет более низкую рентабельность из-за ограниченности ресурсов и давления крупных игроков. Т.е. конкурировать и продвигаться можно только в новых сегментах бизнеса, как в свое время Google, одна из первых выступив на рынке поисковиков стала монополистом или пример facebook, как пионера социальных сетей или занять очень специфическую нишу не интересную корпорациям. Изначально, малый бизнес имеет более жесткие условия ведения боя (более дорогие кредиты, низкую репутацию, малую известность, зачастую невыгодные контракты по сравнению с более сильными игроками и так далее).

В текущих жестких рыночных условиях, малый бизнес – это либо аффилированные подрядчики с государством и корпорациями (там, где есть гарантированные контракты), либо бизнес новаторов. Не важно в какой отрасли, главное, что нечто принципиальное новое, ранее нигде не изобретенное. Однако, обычно эти компании в фазе зарождения скупаются венчурными фондами, а учитывая тяжелые условия и неопытность предпринимателей, то как правило условия такие, что фонд изначально получает более 50% бизнеса, иногда все 100%.

Поэтому я удивлен, что нигде нет стандартов по оценке малого, среднего бизнеса. Да и никого он особо не интересуется, хотя вес этого бизнеса в экономике очень высок. Везде анализируют крупный бизнес.

Что касается комплексного анализа, то интересно было бы узнать отдачу на капитал и труд в малом и крупном бизнесе.

Добавлю, что малый бизнес относительно успешно может конкурировать лишь в сфере услуг, но едва ли возможно успешно встроиться в производную цепочку и генерировать прибыль. Производство - невероятной сложный и конкурентный вид деятельности с низким порогом входа, высокой вероятностью банкротства и крайне тяжелыми условиями. Но данные где? Почему так мало информации по этому поводу?

http://spydell.livejournal.com/479774.html

http://spydell.livejournal.com/480192.html