Пока холодная война между США и Россией остается далека от разрядки, последнее, что нужно миру – реинкарнации ястреба Дональда «известное неизвестное» Рамсфельда времен Буша. Вместо – предсказуемо – «известного известного» , у нас главой Пентагона становится Эш Картер.

Неокон Эш организовал сногсшибательное шоу на Шангли-Ла Диалоге в Сингапуре.

Пекин занят работами по освоению девяти искусственных островов в Южно-китайском море, семь из них на атоллах Спратли и ещё два – в Парасельском архипелаге. Эш фактически приказал Пекину положить «конец, немедленно и надолго» этой экспансии, обвинив Пекин в «отходе» от международных норм, и завершил шоу, пролетев над Малаккским проливом по пути из Сингапура на V-22 «Оспри».

Вашингтон никогда не прекращает напоминать миру, что «свобода навигации» в Малаккском проливе – через который Китай импортирует море энергоносителей – гарантирована ВМФ США.

Китай - претензии на Парасельские острова

Китай - претензии на Парасельские острова

После Шангри-Ла президент США Барак Обама также почувствовал необходимость нанести удар, подчеркнув, что Китая должен уважать закон и прекратить «толкаться локтями», хотя и признал, что «возможно, некоторые претензии и законны». И что? Когда вы – «тихоокеанская держава», то не имеете права молчать, ну – по любому поводу.

Рассматривая более общую картину, можно сказать, что премьер-министр Сингапура Ли Сянь Лун по крайней мере пытался выступить отважно, настаивая, что Тихий океан «достаточно обширен» и для Вашингтона, и для Пекина.

Итак, мы снова вернёмся к двум квадратным километрам скал, микро-островов и атоллов, раскинувшихся на колоссальных 150 000 квадратных километрах буквально «мутных» вод в тысяче километров от восточной морской границы Китая.

Пекин заявляет о «бесспорном» суверенитете как минимум над 80% Южно-китайского моря. Дело не только в неисследованных запасах нефти и газа, стоимостью по меньшей мере $5 триллионов, дело и в том, что всё это расположено в самой середине крайне загруженного глобального экономического морского пути , где Европа, Ближний Восток, Китай, Япония, Южная Корея и многие страны АСЕАН ведут торговлю энергоносителями и мириадами различных товаров.

Взбучка, которую министр иностранных дел Китая устроил Эшу Картеру была весьма развернутой. Ключевой момент таков: правила поведения в Южно-китайском море должны – и в самом деле будут – выработаны на переговорах Китая и АСЕАН. И это понимают все в Юго-Восточной Азии.

И затем последовало клише, как это видит Пекин – что ко всему этому США не имеют никакого отношения.

Скажите это неоконам, вроде Эша. Открытый страх неоконов перед «китайской агрессией» превращает эти воды во «внутреннее озеро» КНР. Со времён окончания Второй Мировой и капитуляции Японии, «тихоокеанская держава» присвоила себе звание Повелительницы Тихого океана – от Азии до Калифорнии. Легко увидеть, что добром это не кончится – ведь новая китайская уверенность в себе, вероятно, возвещает о начале конца гегемона.

Так что же делать Эшу? Если он верен своему слову, что США хотят оставаться «главной военной силой в Восточной Азии в грядущие десятилетия», ему надо разместить военный флот, чтобы блокировать протяженное китайское восточное морское побережье. Добро пожаловать  в геополитическую бомбу с часовым механизмом Южно-китайского моря.

Можете жаловаться

Если в Южно-китайском море Китаю противодействуют Вьетнам, Малайзия, Бруней и Тайвань, то в Восточно-китайском море ему противостоят Япония, Тайвань и Южная Корея. Пекин категоричен: пока в Южно-китайском море не будет Идентификационной зоны воздушной обороны. – поскольку условия не «подходящие». Все мы помним, что эта Зона была объявлена в Восточно-китайском море в конце 2013 года. Пентагон отправил туда прогуляться пару Б-52. Напряжённость была и остаётся – относительно – сниженной. Пока.

Мысль о том, что Китай – злобный дракон, готовый поглотить всех миньонов в этих водах, просто чистая фальшивка. Задолго до того, как командующий Тихоокеанским флотом адмирал Гэрри Хэррис ворчал, что в Южно-китайском море строится «Великая Стена из песка», другие региональные игроки были отнюдь не впавшими в ступор зеваками.

На самом деле долгое время Китай – как и Бруней – не имели взлётно-посадочных полос в Южно-китайском море. У Филиппин такая была, на острове Титу. И у Вьетнама, и ещё и вертолетная площадка в Труонг Са. У Малайзии – на Ласточкином рифе – и принимала массу военных самолётов. У Тайваня есть военный аэропорт в Тайпинге.

Конечно, Пекин мог использовать искусственные острова, чтобы разместить воздушную и флотскую инфраструктуру. Но не только же Китай занимается обустройством. Вьетнам делает то же самое на двух атоллах Спратли.

Вашингтон, со своей стороны, получил доступ на восемь филиппинских баз – в том числе морскую базу Карлито Кунанан, в самом центре событий в Южно-китайском море. Манила, как региональное «слабое звено», ставит на двойственную стратегию: неограниченную поддержку Вашингтона и полную интернационализацию всего и вся в Южно-китайском море.

Тайвань занят инвестициями в произведённые у себя же ракетные стэлс-корветы – не требующие больших средств на обслуживание, сверх-мобильные и мощно вооружённые.

США - Китай сравнение

США - Китай сравнение

В то же время командующий Седьмым флотом США вице-адмирал Роберт Томас преисполнен энтузиазма в отношении общеизвестной «более активной роли» Японии не только в Восточно-китайском море, но и между Тихим и Индийским океанами.

Без сомнения, Вашингтон дозволяет ре-милитаризацию Японии. Так что пора начинать наблюдение за Южно-китайским и Восточно-китайским морями. Ведь наблюдение за ними нужно ради любого опасного предлога для casus belli между находящимся в упадке гегемоном упадке и более не «не высовывающейся» развивающейся державой.

Война в стиле холодной, да?

Уже подготовлена сцена для игры с огромными ставками. Для Пекина экспансия между островами Спратли и Парасельскими островами означает прорыв через географические барьеры Юго-восточной Азии, в предвидении проецирования силы на Индийский океан вплоть до Юго-западной Азии.

Для Вашингтона всё дело будет в разрушении Морского Шёлкового Пути – маршрута, по которому Пекин импортирует – через Малаккский пролив и затем Южно-китайское море – не мене 81% нефти и природного газа.

Надо ожидать массу деспотических проповедей об обязанностях Вашингтона по защите «свободы навигации» и бесконечных осуждений «китайской агрессивности» - направленной полностью против экспансии Новых Шёлковых Путей, основанного БРИКС нового Банка Развития и возглавляемого Китаем Банка инвестиций азиатской инфраструктуры, рекламируемого другими членами БРИКС, плюс Германией и отдельными европейцами в составе Совета директоров; всех векторов разнонаправленной стратегии, подрывающей гегемонию доллара.

Ушли в прошлое первые дни Обамы, когда Киссинджер и доктор Збиг «Великая Шахматная Доска» Бжезинский предлагали всевозможные «особые отношения» США и Китая, своего рода однобокую G-2, де-факто контролируемую исключительным гегемоном. Неудивительно, что Пекин был осторожен. А теперь администрация Обамы вернулась к «режиму по умолчанию» – сдерживанию. Эш Картер всего лишь сказал чуть больше.

Поскольку холодная война 2.0 далека от разрядки, теперь у нас ещё и фактор «холодной войны под соевым соусом» – или войны в стиле холодной. Американским неоконам лучше бы опасаться несварения желудка из-за тигровых креветок.

http://polismi.ru/politika/liniya-peregiba/1148-slovesnaya-vojna-v-yuzhno-kitajskom-more.html