Национал-патриотическое движение в Казахстане с каждым годом набирает обороты, ряды его растут, среди националистов как обычные люди, так и известные стране личности. Вот о них и пойдет речь. Кто есть кто среди нацпатов?

Как отмечают аналитики и наблюдатели, в последние годы идет тенденция роста числа тех, кто разделяет взгляды националистов. Их ряды пополняются молодежью, новыми лицами, также национал-патриотами становятся уже известные общественные деятели, по зову сердца или из других соображений, вопрос второй. Остановимся подробнее на тех, кто более-менее стал известен в стране, позиционируясь как национал-патриот.

Кстати о понятии "национал-патриот”, которое почему-то не нравится самим нацпатам, некоторые из них предлагают называть себя национал-демократами, другие просто патриотами. Многим из них оно кажется каким-то реакционным словом, помнится даже сам Мухтар Шаханов не раз говорил журналистам, "не называйте меня, нас так, из-за этого у нас проблемы”.

Не раз приходилось слышать, что именно русскоязычные журналисты придумали и навешали им этот ярлык - "нацпаты”. Хотя в толковом словаре национал-патриотизм растолковывается как "направление в политике и идеологии, сочетающее идеи патриотизма и национализма". И что тут нехорошего или крамольного?

Ну, а теперь, как говорится, "перейдем на личности”. Несомненно, главным национал-патриотом страны принято считать поэта, общественного деятеля Мухтара Шаханова, который также возглавляет журнал "Жалын”.

Считается, что благодаря ему удалось узнать правду о декабрьских событиях 1986-го года. Хотя зачастую приходится слышать, что истина о Желтоксане до конца не раскрыта, а его бывшие соратники, среди которых известный националист Хасен Кожахмет и общественный деятель Жасарал Куанышалин обвиняют его в предательстве и находятся сейчас с ним в контрах. Сам Шаханов тоже часто говорит, "если бы не я, вы бы ничего не узнали о Желтоксане”, возможно, в этом есть его заслуга, но нельзя все время жить прошлым. К более свежим своим достижениям, Шаханов и его соратники относят протест против инициативы власти ввести понятие "казахстанская нация”, и митинг против передачи китайцам земель в аренду. Сложно сказать, что тогда именно заставило "дать заднюю” властям, но отказ от инициативы стать всем "казахстанцами” шахановцы приписывают именно себе.

Все это в прошлом, чем сейчас занимается главный нацпат страны? В ноябре прошлого года инициаторам проведения курылтая удалось привлечь Шаханова стать в главе этого мероприятия. Однако, созданный курылтаем национальный совет во главе с Шахановым дальше провозглашения не пошел. Резолюция по 23 пунктам, где говорилось о требовании отменить Новый год и праздновать Наурыз как казахский новый год или введении дошкольного или начального образования только на государственном языке, так и осталась лишь на бумаге. На курылтае говорилось, что если власти не дадут никакого ответа по требованиям, то далее последуют более конкретные действия.

Куда была отправлена резолюция, была ли вообще отправлена в какой-то государственный орган, если да, то был ли ответ? Никто ничего народу не объяснил и не рассказал. Вообще, сами члены этого совета выражали недовольство работой органа, якобы Шаханов не дает хода реальным делам, иначе говоря, сейчас все застопорилось. Чем занят совет, что делает в целях продвижения идей, прозвучавших на курылтае, непонятно и не слышно. Некоторые знающие люди по-своему объясняют такую деятельность Шаханова, во-первых, говорят, у него сын работает нацкомпании, и бурная деятельность папы может помешать его карьере, во-вторых, это особенность такая национальная, громкие слова, каждый может прокричать на митинге или другом собрании, но когда дело касается реального дела — тишина.

В народе многие говорят, что пойдут за Шахановым "в огонь и воду” и готовы поддержать любое его начинание. Бытует мнение, что только Мухтар-ага, в состоянии сплотить вокруг себя нацпатов, или вообще весь казахский народ.

Но на деле часто выходит не так. Вспомним, известное "письмо 138-ми”, когда многие подписанты, сначала подмахнули не глядя, а позже задним числом отказались от своих подписей, поняв, во что могут вляпаться, требуя вместе с Шахановым исключить из Конституции Казахстана пункт о статусе русского языка.

Более свежая инициатива — курылтай или как его назвали позже собрание представителей народа, также не смогло сплотить националистов. Политолог Айдос Сарым сразу же отказался от участия в нем, хотя изначально помогал даже писать Концепцию создания национального государства, которую приняли на курылтае. Сарым посчитал ее почти фашисткой, и заявил, что в таком виде ее нельзя принимать. Насколько известно, он внес в нее свои предложения, судя по всему они не были приняты.

Надо отметить, что Сарым имеет неплохой опыт в написании такого рода документов, но предпочитает, принимать в них участие что называется с нуля, а не с полпути. Но есть и у него и такая особенность, громко заявить, взбудоражить народ смелыми идеями, и уйти тихо в неизвестность. Вспомните, его инициативу в 2011 году о создании движения "Ұлы Дала” (Великая Степь), планы были просто барбаросские. Предполагалось, создать на основе объединения политическую партию, сплотить весь народ и так далее. Движение это непонятным образом Сарым покинул. Говорят, другие члены движения хотели радикализироваться, а как известно, Сарым очень осторожный и коньюнктурный человек. Несмотря на его смелые посты в "Фейсбуке”, он никогда не пойдет на радикальные действия, вы не увидите его на митингах, может быть поэтому он не появился на Антиевразийском форуме.

И что в итоге? Во главу движения "Ұлы Дала” пришел человек, который превратил "Великую Степь” в организацию по проведению юбилеев и асов (поминок).

Напомним, также от участия в курылтае отказались Расул Жумалы и Мухтар Тайжан, поддержав позицию Сарыма и объяснив свой отказ тем, что "курылтай — дело священное, и подготовка к нему должна быть более серьезной”.

Мухтар Тайжан, попытавшийся из экономиста превратиться в национал-патриота, устав за 4,5 года деятельности ушел из политики. Он вовремя понял, что казахов в этом тысячелетии ничем не сдвинешь с места — ни гептилом падающим им на головы, ни страшилками военных полигонов.

Почему до сих пор националисты не смогли объединиться под какой-либо идеей? Может быть, потому что они слишком разные, кто-то вчера решил им заделаться, а кто-то родился с этим. Среди них нацпат с большим стажем, известный разумными мыслями и спокойным характером Дос Кушим, руководитель движения "Ұлт тағдыры”. Правда, в последнее время о деятельности движения ничего не слышно, но уважение, которым пользуется Кушим как в казахскоязычной, так и в русскоязычной среде никто не отменял.

Можно отметить и Геройхана Кыстаубаева, бывшего члена оппозиционной партии ДВК, позднее "Алги”, который в политике уже более 15 лет, он тоже отказался от участия в курылтае, хотя всегда поддерживает Шаханова. Кыстаубаев рассуждает трезво и придерживается мнения, что при нынешней власти никто дорогу националистам и их идеям не даст, поэтому предлагать что-то бесполезно. Он с уважением относится к Шаханову, но понимая, что тот никогда не пойдет на радикальные меры, считает, что Мухану лучше уже на покой и дать дорогу молодым.

Возможно, все дело в том, что инициаторами курылтая стали доселе никому неизвестные люди, провозгласившие себя национал-патриотами, которых никто всерьез не воспринял. Напомним, речь идет о Максате Нурыпбаеве, бывшем члене партии "Адилет”, Болатбеке Биляле, бывшим члене партии "Алга” и Габидене Жакее, нынешнем руководителе движения "Ұлы Дала”. Многие, в том числе Кыстаубаев, с недоверием отнеслись к Максату Нурыпбаеву "бывшему человеку власти”, занимавшем некогда должность помощника председателя Комиссии по правам человека при Президенте РК. Радикального и неспособного связать двух слов на казахском Болатбека Биляла также для многих казахских националистов, особенно простых, трудно было воспринять в качестве национал-патриота. Габиден Жакей, по мнению знающих его людей, известен связями с криминальным миром бывших спортсменов.

Среди новоявленных нацпатов можно отметить Серикжана Мамбеталина, который купив партию, решил что таким образом можно стать ее лидером. Его перерождение из нефтяника-бизнесмена и эколога в национал-патриота, семья которого живет в Лондоне, и имеет вид на жительство в Англии, мало кто воспринял как искренее. Как известно, его идея потребовать на курылтае регистрации националистической партии "Халық Рухы”, которую когда-то не смог зарегистрировать Шаханов, так и не нашла поддержки. Кстати, небезызвестный Нагашыбай Есмурза, мечтающий взять на вооружение идеологию Гитлера, также позиционирует себя нацпатом.

За кем из них пойдет народ, при нынешнем раскладе, вопрос почти риторический.

"Правый сектор” на Украине стал одновременно и результатом и катализатором заката украинской государственности в масштабе бывшей Украинской Советской Социалистической Республики. Аналог "Правого сектора” в Казахстане по своему потенциалу угрожает стабильности и целостности страны не меньше, хотя пока данная структура только оформилась и делает первые шаги.

Никакого бизнеса – только личное, в этом один из родовых признаков этнонационалистических организаций. Мы не утверждаем, что люди из таких структур лишены корысти – наоборот, она у них в крови, но добиваются ее здесь другими методами и средствами, чем в политических организациях прагматического толка.

Национал-патриоты долгое время были "типовой пугалкой” в руках правящей элиты Казахстан. Когда приходило нужное время, власть давала им деньги и информационный ресурс, после чего выпускала на политическое поле страны. Нацпаты своими радикальными заявлениями и истериками искусственно создавали политический фланг, которого в реальной политической жизни страны не было (в качестве оформленной и самостоятельной силы, а вот как маргинальный конгломерат такие присутствовали всегда). Обществу с помощью такого инструмента демонстрировалось, будто власть находится на центристских позициях. После электорального периода или болезненных преобразований, при которых этнонационалисты выполняли роль шумовой завесы, им ослабляли финансирование и лидеры подобного толка уходили на периферию общественной жизни.

Однако время шло и политические ориентиры у Ак Орды поменялись. Евразийский Союз – это уже не многовекторность. К тому же интеграционное объединение по своей природе требует передавать часть функций и прерогатив с национального уровня в наднациональный. Нидерланды от жизни в Европейской Союзе однозначно выиграли, но суверенитета у этой страны стало меньше, поскольку теперь многие вопросы решаются в Брюсселе. В Казахстане пока мало понятно с балансом хорошего и плохого от интеграции, но то, что часть государственных полномочий уйдет в союзные органы – бесспорно.

Национал-патриоты не в восторге от интеграционных перспектив. В межгосударственном образовании с населением за 170 млн человек им трудно будет качать права на апелляции к комплексу исключительности – слишком много конкурентов. Чем более сложными окажутся отношения Евразийского Союза с геополитическими конкурентами, тем быстрее всевозможные этнонационалистические образования будут загнаны в строго очерченное стойло, поскольку дестабилизирующие силы в сложный период никто терпеть не будет.

На май назначено подписание договора Нурсултаном Назарбаевым, а 1 января 2015 года – это начало функционирования Евразийского экономического союза. До конца не ясно, кто дал нацпатам деньги (внутренние игроки или внешние), но ресурсы у них появились. Есть и определенный план действий. В Казахстане получилось очень мощное эхо советского прошлого. Из-за развала систем образования, здравоохранения, социального обеспечения, правопорядка, массовой безработицы и умопомрачительного неравенства в доходах советские бренды оказались долгоиграющими, а ностальгия по ним мощной и массовой. В такой ситуации этнонационалисты вынуждены бороться с советским наследием на уровне ценностей. Не случайно проведение Антиевразийского форума 12 апреля – в день старта Юрия Гагарина с космодрома Байконур. Выход журнала "Жұлдыздар отбасы - Аңыз Адам” с панегириками в адрес Гитлера совпали не только с днем рождения идеолога и практика нацизма, но и с кануном Дня Победы – одной из главных советских ценностей.

Активность нацпатов в социальных сетях – тема отдельного разговора. Там постоянные ссылки на "титульность”, "главность”, "настоящую казахскость” (не путать с "ненастоящей”!) и прочие "шестерки” в дешевой политической игре. Во всех этих истеричности и активности по обновлению статусов четко проступает натужность, желание своей активностью подменить массовость настроений в обществе. У нас есть возможность сравнивать проявления обострения "дружбы народов” нынешнего периода с началом 90-ых и можем утверждать, что тогда все было гораздо болезненнее. Хотя социальными сетями в те ревущие годы не пахло, зато напряжение в межэтнической сфере было настоящим.

Нужно принять во внимание фактор времени и изменившуюся демографическую и социальную ситуации в стране. Численная и удельная доля этнических казахов стала больше, на государственной службе они доминируют, социальные и культурные различия во внтуриэтнической среде стали колоссальными. В нынешней ситуации нацпаты работают в первую очередь на усиление розни в казахской среде. К чему приводят подобные вещи можно наблюдать на примере Украины, где регионы с доминирующим украинским населением отказываются подчиняться Киеву, а русский Крым вообще стал частью России. Набор лозунгов у местного варианта "Правого сектора” от своего прототипа ничем не отличается, нужно только поменять слова "украинец” и "украинский язык” на "казах” и "казахский язык”.

Зато местный "Правый сектор” гораздо лучше оформлен структурно, чем казахские националистические организации начала 90-ых годов. Поэтому при всех противоречиях между Айдосом Сарымом, Серикажаном Мамбеталиным, Мухтаром Тайжаном и Жасаралом Куанышалиным новая сеть в ее нынешнем виде умудряется сохранять лидеров национал-патриотического общественного мнения как совокупную целостность. Даже появление фигур вроде Асанали Ашимова объяснимо. В 1986 году он декабрьское выступление осудил, поэтому теперь в качестве "искупления” должен себя показывать вровень с Мухтаром Шахановым. Другими словами провода в виде организационных структур проложены и теперь заказчикам процесса нужен ток по ним в лице сторонников.

В России с развитием этнонационалистических, антиинтеграционных и русофобских структур в Казахстане явно занервничали. Там уже один раз прокололись с Виктором Януковичем, когда все яйца держали в одной корзине под названием Партия регионов. Теперь на повестке дня параллельные и взаимодополняющие структуры. Вот откуда-то резко появилась организация с претенциозным названием Народно-освободительное движение.

Однажды пришлось общаться со старшим офицером, который служил в Венгрии периода существования организации Варшавского договора. Так в их дивизии существовало несколько вариантов ведения боевых действий в зависимости от ситуации. По одному из них стоящая рядом венгерская часть помогает в противостоянии с блоком НАТО, по другому ведет себя нейтрально, а по третьему враждебно. В последней версии венгерское подразделение по плану предполагалось уничтожить даже быстрее, чем натовское. Ясное дело, что в Кремле на предмет развития событий в Казахстане тоже имеются разные сценарии. И пусть названия Уральск, Петропавловск или Усть-Каменогорск в русских архетипах отдаются не так сильно, как Севастополь, при поставленной пропагандистской и информационной машине "нарастить” восприятие становится делом техники. Потенциал у нацпатов довести развитие событий до такого сценария теоретически имеется.

Видится неслучайным, что вместе с рождением адаптированной версии "Правого сектора” в Казахстане создана Служба государственной охраны (СГО). Дело в том, что у МВД нет полномочий эффективно решать вопросы по "Правому сектору”, поскольку это комплексное явление и в силу своего масштаба находится не только в сфере правопорядка. КНБ же традиционно отличается повышенной степенью бездействия на любые реальные проблемы. Если принять во внимание, что местный "Правый сектор” информационно и идеологически "заточен” против Нурсултана Назарбаева, то вполне логично выглядит роль Службы охраны президента в качестве локомотива созданной СГО.

В общем, котенок с явно выраженной патологией уже родился. Теперь перед политическим руководством страны стоит дилемма в какой воде его топить – холодной или горячей.

http://rosmilcon.com/politica/205-kto-est-kto-sredi-nacionalistov.html

http://rosmilcon.com/politica/204-rozhdenie-pravogo-sektora-v-kazahstane.html