Хорошо документирована история ростовщиков итальянских городов-государств. В XIII веке это семьи флорентийских банкиров Барди (Bardi) и Перуцци (Peruzzi), в XIV — начале XV вв. — семьи флорентийских банкиров Медичи (Medici) и Пацци (Pazzi). В конце XV века и на протяжении XVI века в Европе доминировал банкирский дом немецкого семейства Фуггеров (Fugger). В XVII веке и на протяжении большей части XVIII века в Европе существовало много семейных банкирских домов, но о доминировании какого-либо из них говорить нельзя.

Имеющиеся документы позволяют говорить, что до начала XIX века срок «жизни» отдельных банков и срок нахождения на вершине финансовой власти отдельных банковских кланов не превышал одного столетия

Наконец, в XVIII веке на арену выходит семейство Бауэров (Bauer), более известных как Ротшильды (Rothschild). На протяжении XIX века и в XX веке вплоть до Второй мировой войны клан Ротшильдов был вне конкуренции, другие банкирские дома играли подчинённую по отношению к нему роль. Около столетия назад в 53-м томе энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона о Ротшильдах сообщалось: «Состояние их оценивается в несколько миллиардов франков, сосредоточенных главным образом в руках 10-12 лиц».

Вторым по мощи после Ротшильдов был банкирский дом, который принадлежал семейству Барингов (Baring).

Об этих банкирских домах писал лорд Джордж Гордон Байрон в 1822 году в «Дон Жуане» (перевод Т. Гнедич):

О, золото! Кто возбуждает прессу?

Кто властвует на бирже? Кто царит

На всех великих сеймах и конгрессах?

Кто в Англии политику вершит?

Кто создает надежды, интересы?

Кто радости и горести дарит?

Вы думает — дух Наполеона?

Нет! Ротшильда и Баринга мильёны!

Они и либеральный наш Лафитт —

Владыки настоящие вселенной:

От них зависит нации кредит,

Паденье тронов, курсов перемены;

Республик биржа не щадит,

Заботятся банкиры, несомненно,

Чтобы проценты верные росли

С твоей, Перу, серебряной земли…

Банкирского дома Baring более не существует: созданный ещё в XVIII веке Barings Bank окончил своё существование в 1995 году, когда потерпел банкротство в результате рискованных операций с фьючерсами и был продан за символическую сумму в 1 фунт стерлингов. А Ротшильды в XIX веке были вне конкуренции не только в Европе, но и в мире.

Совокупные богатства клана в 70-х годах XIX века оценивались почти в 1 млрд долл. — по тем временам это была фантастическая сумма. Ни один крупнейший проект не обходился без их участия. На их деньги велась разведка алмазных копей в Южной Африке, финансировалось строительство железных дорог в Европе, скупалась земля для строительства Суэцкого канала, добывалась нефть в Баку и на Северном Кавказе. Им принадлежал контрольный пакет акций в нефтяной компании «Ройял Датч Шелл», который по объёмам добычи «чёрного золота» превосходил нефтяные компании Рокфеллера. Прусские короли, австрийские императоры, русские цари не раз прибегали к займам Ротшильдов.

В начале ХХ века стали известными также семейства Рокфеллеров, Морганов, Кунов, Лоебов, Голдманов, Меллонов, Саксов, Дюпонов, Леманов. Многие из этих семейств к этому времени имели уже определённую историю. Почти все они — выходцы из Европы, но карьеру банкиров сделали в США (исключение составляют основатели финансовых династий Рокфеллеры и Морганы, которые родились в Америке). Начинали, как правило, не с банковского дела, но затем создавали свои банкирские дома. Многие разбогатели на поставках армии оружия, продовольствия, снаряжения в годы Гражданской войны.

В 1867 году Авраам Кун и Соломон Лоеб учредили банк Kuhn, Loeb & Co., который очень быстро стал крупнейшим в стране кредитным учреждением. С этим банком связаны имена других видных ростовщиков. Это управляющие банка Якоб Шифф, Отто Кан, Феликс Варбург, Бенджамин Буттенвайзер.

В начале ХХ века на равных с банком Kuhn, Loeb & Co. стал выступать банкирский дом JPMorgan (основан в 1893 году), принадлежащий Джону Пьерпонту Моргану. Начинал он с поставок оружия армии в годы Гражданской войны. Затем стал инвестировать в промышленность и железные дороги. Согласно многим источникам, Дж. П. Морган был негласным агентом по продвижению интересов Ротшильдов в США. И сегодня, по мнению экспертов, банк JP Morgan контролируется Ротшильдами (конкретно — лондонским банком N.M.Rothschild & Sons).

Американский бизнес вот уже более столетия ассоциируется с семейством Рокфеллеров. Считается, что Джон Рокфеллер — основатель банкирской династии — стал первым в Америке долларовым миллиардером.

Это произошло, по оценкам, где-то накануне Первой мировой войны. А начинал основатель династии с того, что во время Гражданской войны 1861-1865 гг. снабжал армию мукой, свининой и солью. После войны занялся нефтью, в 1870 году основал компанию Standard Oil (сегодня эта компания называется ExxonMobil). Затем создал банк Chase, преобразованный позднее в Chase Manhattan.

Братья Леманы (Генрих, Эммануэль, Майер) приехали в Америку в первой половине XIX века и начали свою карьеру с торговли хлопком. Позднее Леманы основали банк Lehman Brothers.

Семьи Фарго и Баттерфилд создали финансовую компанию American Express.

В 1977 году банк Kuhn, Loeb & Co. слился с банком Lehman Brothers, при этом был образован банк Lehman Brothers, Inc. Еще через 7 лет произошло его слияние с American Express.

Другой пример. В 2000 году контролируемый Ротшильдами банк JP Morgan поглотил банк Chase Manhattan — детище Рокфеллера. После этого был образован гибрид под названием JP Morgan Chase. На примере этих слияний видно, что происходит всё большее сращивание и переплетение банковских бизнесов отдельных семейств. Возможно, при таких слияниях на финансовом Олимпе меняется соотношение сил участвующих в сделках ростовщиков.

«Семейный» характер бизнеса.

Как известно, в XIX веке (особенно во второй половине) начался бум создания акционерных обществ и/или преобразования существовавших частных компаний в акционерные общества открытого типа. Окончательно семейный частный бизнес был подорван в ХХ веке в ходе войн, национализаций, вследствие принятия антимонопольных законов и т.п. В учебниках пишется, что акционерная форма организации бизнеса более прогрессивна по сравнению с частными компаниями семейного типа. Тезис весьма сомнительный.

Мировой опыт показывает, что семейные фирмы (это хорошо известно специалистам по управлению) обладают гораздо большей устойчивостью и живучестью. Они имеют мотивацию для того, чтобы «жить вечно», а не следовать самоубийственной логике максимизации сиюминутных прибылей. Такие бизнесы, как правило, имеют устойчивые принципы деятельности, жёсткую управленческую субординацию, минимизируют привлечение в штат «посторонних» людей, разрабатывают долгосрочные программы развития.

Мировые ростовщики поощряли процесс перехода других компаний на акционерную форму, что облегчало им установление контроля над такими бизнесами. Однако сами при этом стремились всячески сохранять свой бизнес как семейный. Яркий пример — Ротшильды, которые и сегодня, в XXI веке, проявляют консерватизм и сохраняют свои банки и компании в виде частного бизнеса на основе семейного капитала.

Более того, в своих семейных компаниях и банках они стремились на всех ключевых должностях использовать людей, которые имели бы какие-то родственные связи с Ротшильдами. Говорят, что основатель династии Майер Амшель Ротшильд в своём завещании записал, что руководящие посты в банкирских и других бизнесах должны занимать только члены семьи (кстати, женщинам из семьи Ротшильдов заниматься бизнесом запрещалось).

В XIX веке банкирский дом Лазаров также представлял собой частный семейный бизнес. Создан он был тремя братьями-французами — Александром, Семёном и Ильёй Лазарами в Америке на волне «золотой лихорадки» в Калифорнии. Позднее банк Лазаров поменял свою прописку на Францию. Его называли доверенным лицом Морганов в Европе. Сегодня это американо-французский банк с другими хозяевами, после Второй мировой войны в течение 40 лет он управлялся известным американским финансистом Феликсом Рохатиным.

Во многих других банках и компаниях происходит размывание семейного капитала и семейного бизнеса, ключевые посты постепенно замещались людьми, которые изначально не принадлежали к династии основателей бизнеса.

Например, в 1969 году, после смерти Роберта Лемана, к руководству банка Lehman Brothers, Inc. пришли «чужие» люди. Постепенно устойчивость банка стала ослабевать, а в сентябре 2008 года в условиях кризиса произошёл его окончательный крах.

Некоторые так называемые «односемейные» банки постепенно становятся «многосемейными». Сегодня, например, семейства Рокфеллеров, Морганов, Кунов и Лоебов на паритетных началах контролируют финансовый конгломерат Citigroup, банк JP Morgan Chase, нефтяной концерн ExxonMobil. При этом они пристально следят за тем, чтобы «внешние» или «случайные» люди не попадали ни в состав акционеров, ни в круг высшего руководства компаний и банков.

Нарушение этого принципа грозит не только ослаблением позиций банковского дома, но даже его гибелью. Сегодня в большинстве банков штат сотрудников — это не «семья», а «команда». «Команда» может формироваться из людей, которые, во-первых, не очень известны руководству; во-вторых, не очень поддаются контролю. Различие между «семейным» и «корпоративным» духом хорошо понимают настоящие ростовщики и не допускают в свой бизнес людей со стороны.

Мы уже упоминали, что старейший банк Бэрингов в 1995 году был разорён. Это произошло в результате того, что в руководстве банка не осталось никого из Бэрингов. Фактически банком «рулили» уже совсем другие люди, а о Бэрингах напоминала лишь вывеска. В банке оказалось много «случайных» людей, в том числе — и некто Ник Лисон, который был биржевым трейдером. Он торговал фьючерсами на сингапурской бирже и за короткий период времени создал убытки в размере 1,4 млрд фунтов стерлингов, которые оказались смертельными для банка.

Подобного рода скандальные истории регулярно происходят и с другими банками, особенно теми, которые утратили даже подобие «семейных». Управляющие таких банков относятся к вверенному им капиталу как к чужому имуществу: либо занимаются откровенным разворовыванием этого имущества, либо в интересах акционеров и своих собственных (ожидание бонусов) идут на очень рискованные операции.

Династические браки и некоторые другие «секреты» ростовщиков

Династические браки предотвращают «распыление» семейного капитала. О многочисленных кровных браках внутри клана Ротшильдов немало написано в биографиях этого семейства. Как подсчитали биографы Ротшильдов, в XIX веке половина браков, заключённых членами клана, были внутрисемейными. За два столетия число таких внутрисемейных браков исчисляется сотнями.

Нормой стали также браки между представителями отдельных банкирских семейств.

Взять, к примеру, банк Kuhn, Loeb & Co. Владельцы этого банка и управляющие постепенно превратились в одну большую семью, поскольку происходило постепенное кровное соединение их семей посредством браков. Так, дочь Соломона Лоеба вышла замуж за Якоба Шиффа, а Феликс Варбург женился на внучке Соломона Лоеба Нине. А вот управляющий банка Kuhn, Loeb & Co Бенджамин Буттенвайзер был женат на внучке одного из братьев Леманов. Количество таких брачных альянсов не поддается учёту.

Правда, при династических браках между близкими родственниками значительно чаще могут возникать «генетические» сюрпризы в виде детей с определёнными умственными, психическими и физическими отклонениями, но подобные риски отходят на второй план, когда при решении матримониальных вопросов на первом месте находятся материально-финансовые интересы.

Закрытость — важный принцип существования ростовщиков, при этом речь идёт о закрытости как в личной жизни, так и в бизнесе. Иногда закрытость перерастает в конспирацию. С этой целью широко используются подставные лица, подставные фирмы, различные трастовые фонды (ТФ), система многоступенчатого участия в капитале других компаний, офшоры и т.п. ТФ управляют пакетами акций ростовщиков в различных компаниях и банках, но при этом сами фонды находятся под контролем ростовщиков.

Оценить состояния ростовщиков практически невозможно, трудно даже составить точное представление, какие отрасли и сферы бизнеса находятся под контролем тех или иных семейств. Ротшильды, по мнению ряда аналитиков, действуют через такого агента, как Джордж Сорос, который считается одним из главных финансовых спекулянтов в мире. Он, если так можно выразиться, — «публичный» финансист и всегда занимает достаточно высокие строчки в рейтингах самых богатых людей журнала «Форбс».

Свои идеологические установки Ротшильды озвучивают через «публичных» политиков и подконтрольных им журналистов. Например, через Жака Аттали, бывшего в своё время президентом Европейского банка развития и реконструкции (ЕБРР), а в настоящее время являющегося советником президента Франции Н. Саркози.

Ориентация на выстраивание связей с политической властью. Ростовщики занимаются бизнесом, опираясь на те возможности, которые дают связи с правительством, законодательной властью, монархами, президентами и т.п. Появилось даже выражение «банковско-политический комплекс» (БПК). Однако роль банков и политической власти в БПК не одинакова: ростовщики давно уже превратили государственную власть в послушного им слугу.

Классическая формула движения капитала, созданная классиком марксизма: Д — Т — Д`. В современных условиях более актуальной становится формула: Д — В — Д`. То есть капитал прирастает посредством его инвестирования не в товары (или производство товаров), а в политическую власть (в формуле она обозначена буквой «В»). Механизмы приращения капитала через покупку власти многообразны, но, прежде всего, ростовщики получают доступ к денежному фонду государства — бюджету. Кроме того, через покупку власти они пишут нужные им законы, давят конкурентов, добиваются лояльности судей и т.п.

Ротшильды демонстративно заявляют, что они не вмешиваются в политику. Но на самом деле это не так. Просто они делают это тоньше, чем другие ростовщики. Французский историк банковского дела Жан-Мари Шмит по этому поводу говорит: «Формально Ротшильды, в отличие от Рокфеллеров или, скажем, Фордов, никогда не занимались политикой. Но они свергали королей и предотвращали войны, закрывали газеты и снимали министров, если это требовалось для их интересов».

Использование любых средств, которые ведут к достижению цели. В силу информационной закрытости жизни и бизнеса мировых ростовщиков об этой стороне их деятельности мало что известно. Но из различных источников (например, из известной книги Джона Колемана «Комитет 300») известно, что ростовщики делали и продолжают делать большие деньги на наркотиках, незаконных поставках оружия, не брезгуют заказными убийствами, дискредитацией неугодных им политических деятелей и конкурентов по бизнесу и т.п. В реализации многих своих операций, как мы выше уже отмечали, они опираются на военно-силовую поддержку государства, развязывают войны и организуют революции, активно используют государственные спецслужбы.

Международный характер бизнеса.

В Европе международная финансовая сеть сложилась ещё при тамплиерах, которые имели свои «опорные точки» на пространстве от Скандинавии до Средиземного моря и даже в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Однако после ликвидации ордена в начале XIV века финансовая деятельность ростовщиков осуществлялась в более ограниченном пространстве (даже ростовщики Флоренции, Венеции, Генуи, Ломбардии не имели такого международного охвата, какой был у ордена тамплиеров).

Воистину международный размах ростовщическая деятельность приобрела при Ротшильдах. Основателю династии Майеру Амшелю Ротшильду стало тесно в пределах Германии, где он сделал свой капитал. Поэтому он определил своих пятерых сыновей в основные страны Европы: Натана — в Лондон, Джеймса — в Париж, Амшеля — во Франкфурт, Соломона — в Вену, Карла — в Неаполь. Там они создали свои банкирские конторы. Наличие международной финансовой сети дало Ротшильдам преимущества перед другими банкирами (быстрые расчёты и оперативное маневрирование финансовыми ресурсами, обмен информацией, координация по оказанию нужного влияния на первых лиц государств и т.п.), позволило активно влиять на ход политических событий в Европе и мире.

Освоившись быстро в Европе, Ротшильды стали распространять своё влияние на Новый Свет. Это влияние проявлялось в том, что они создавали там свою агентуру.

Например, уже в конце XVIII века агентом Майера Амшеля Ротшильда в США был Александр Гамильтон. Он стал министром финансов Североамериканских Штатов, и благодаря его усилиям в этой стране в 1791 году был учреждён первый центральный банк. А в 1824 году Ротшильды стали личными финансистами бразильского императора.

Особое внимание уделялось вопросам оперативной секретной связи между центрами финансовой сети. Была создана собственная почтовая служба, а также голубиная почта. Применялись шифры. Для почтовых отправлений использовался особый язык, который представлял собой диалект немецкого, на котором говорили в гетто Франкфурта, при этом буквы были позаимствованы из иврита.

На сегодняшний день Ротшильды имеют свои банки и предприятия в 40 странах мира. Члены семейства живут в десятках стран мира. Вместе с тем достаточно чётко просматриваются основные страны их пребывания — Великобритания и Франция. Далее следуют США и Швейцария.

Нынешний глава клана Давид Ротшильд имеет троих детей — одного сына и двух дочерей. По примеру своего предка он планирует послать своих детей в разные части света — в США, Европу и Азию (сегодня уже даже женщины в клане Ротшильдов имеют право заниматься бизнесом).

Мировые ростовщики используют такую форму интернационализации своего банковского бизнеса, как транснациональные банки (ТНБ).

Например, банк JPMorgan Chase — типичный ТНБ, штаб-квартира которого находится в Нью-Йорке (Уолл-стрит), а свои операции он осуществляет в 60 странах мира, в том числе в России.

Ротшильды: централизация семейной власти и семейного бизнеса.

Принцип централизации семейной власти и семейного бизнеса наиболее наглядно проявляется на примере династии Ротшильдов. В своём завещании Майер Амшель Ротшильд указал, что его наследники и последующие потомки должны из своей среды выбирать главу семейства, которому другие члены семейства должны беспрекословно подчиняться. Это, безусловно, очень важный принцип управления, который позволил сохранять устойчивость и выживаемость международного семейного бизнеса. Наиболее важные вопросы Ротшильды решают на семейных советах, где глава каждой ветви имеет право высказаться.

Это напоминает принцип демократического централизма, который был зафиксирован в Уставе КПСС (но который зачастую нарушался). Хорошо известно, что после смерти Майера Амшеля Ротшильда в 1812 году главой клана стал Натан Ротшильд, который базировался в Лондоне. В каждой стране, где пребывали Ротшильды, также имелась своя субординация. Этого принципа единоначалия Ротшильды более или менее последовательно придерживались и в последующее время.

После Второй мировой войны наиболее сильными и влиятельными из всех ветвей международного клана Ротшильдов являются британская и французская ветви. Имеются также другие ветви — американская, швейцарская. Эти ветви сложились в годы Второй мировой войны, когда имущество Ротшильдов во Франции было конфисковано фашистами, а члены семьи эмигрировали за океан или перебрались в нейтральную Швейцарию. В качестве главы всего клана выбирается представитель лондонской или парижской ветви.

Сегодня бразды правления в клане Ротшильдов перешли к Давиду Ротшильду (род. в 1942 г.) — главе французской ветви семейства. Управление французской ветвью Давид принял после недавней смерти главы этой ветви барона Ги де Ротшильда. До этого главой всего клана был Эвелин Ротшильд, принадлежащий к британской ветви семейства. В связи с преклонным возрастом Эвелин передал власть Давиду.

Централизация в клане Ротшильдов проявляется не только в чёткой субординации отдельных членов семьи, но также в том, что создаются многоуровневые структуры управления активами, причём управляющие организации и активы разбросаны по всему миру. Во главе каждой управляющей структуры стоит человек, имеющий какие-то кровные связи с кланом Ротшильдов.

В настоящее время все нити управления активами клана Ротшильдов сходятся в холдинговой компании Family Company, возглавляемой Давидом Ротшильдом. Другая важная холдинговая компания клана Ротшильдов — Concordia B.V. Она находится во владении лондонского и парижского банков Ротшильдов, и под его контролем находится холдинговая компания Continuation Holdings of Switzerland, которая, в свою очередь, контролирует активы швейцарских Ротшильдов; она также владеет всеми акциями американских и канадских Ротшильдов. Среди холдинговых компаний клана Ротшильдов следует еще упомянуть Societe d`Investissement du Nord, эта компания управляет активами французских Ротшильдов.

Сегодня в условиях кризиса наблюдается явная финансовая консолидация всех ветвей международного клана Ротшильдов, что даёт им хорошую возможность укрепить свои позиции в международных финансах. Некоторые аналитики говорят о «ренессансе» клана Ротшильдов в XXI веке.

Главный актив Ротшильдов — лондонский банк NM Rothschild & Sons, который был создан ещё Натаном Ротшильдом в начале XIX века. Другие значимые банки, входящие в империю Ротшильдов: Rothschild & Cie Banque (Франция), Rothschild AG (Швейцария).

Среди небанковских финансовых структур клана Ротшильдов следует выделить американскую инвестиционную компанию Atticus Capital, в которой сопредседателем совета директоров является Натаниэль Ротшильд. Накануне кризиса капитализация компании оценивалась в 14 млрд долл., в ходе кризиса она потеряла 5 млрд долл. Также важной финансовой структурой является британский инвестиционный банк JNR Ltd. (J. Aron & Natan Rothschild Energy International Limited), осуществляющий инвестиции в российские и украинские компании энергетического сектора (также находится под управлением Натаниэля Ротшильда).

Интересы Ротшильдов не ограничиваются финансовой сферой. Они владеют компаниями в добывающей промышленности: Anglo-American corporation of South Africa (добыча золота, алмазов, урана, других полезных ископаемых), Rio Tinto (уголь, железо, медь, уран, золото, алмазы, алюминий), De Biers (добыча и обработка алмазов).

В энергетическом секторе наиболее крупной собственностью Ротшильдов является компания Vanco International Limited, осуществляющая инвестиции в разведку и добычу углеводородных ресурсов.

В девелоперском бизнесе выделяется венгерская компания Trigranit, в которой Натаниэль Ротшильд имеет 12% акций (только в российскую недвижимость компания сделала инвестиций на 5 млрд долл.).

Клан Ротшильдов имеет бесчисленное количество компаний в торговле, ресторанном и отельном бизнесе, производстве вина, издательском бизнесе. В частности, под контролем Ротшильдов находится парижское издательство Presses de la Site, французская газета Liberation, английские издания Economist и Daily Telegraph, радиовещательная компания Би-би-си.

По отмеченным выше причинам оценить достояние клана Ротшильдов в денежном эквиваленте крайне сложно. Встречаются оценки от 1,4 млрд долл. (израильские источники) до 15 млрд долл. (французские источники). По французским источникам, доходы семейства в 2003 году равнялись 828 млн долл. А вот оценка активов, находящихся под контролем Ротшильдов, вообще невозможна.

Тем не менее, судя по этим цифрам, в последние бурные десятилетия капиталисты новой волны потеснили Ротшильдов. Они смотрятся достаточно скромно на фоне того же Билла Гейтса или Уоррена Баффета, спекулянтов Уолл-стрит или некоторых российских олигархов. Но для оценки позиций клана Ротшильдов важны не только количественные, но и качественные характеристики.

У Ротшильдов есть неоспоримое преимущество перед другими олигархами: они очень живучи, в состоянии противостоять любым катаклизмам истории (войнам, кризисам), имеют великолепную способность восстанавливать утраченные позиции. Например, в 50-60-е годы прошлого столетия они сумели восстановить свои позиции в континентальной Европе, которые были утрачены во время Второй мировой войны.

А в 1981 году при левом президенте Франсуа Миттеране был национализирован банк Ротшильдов во Франции. Однако Ротшильды активно способствовали смене правительства и президента. В 1986 году к власти пришёл правый президент Жак Ширак, который вернул Ротшильдам банк. Причём, согласно некоторым источникам, Ротшильды в порядке реституции получили компенсацию, которая существенно превышала капитал банка до его национализации.

Диалектика единства и борьбы

После начала нынешнего глобального кризиса резко усилилась централизация банковского капитала, что выразилось в сокращении числа банков мирового калибра, многие банки обанкротились и прекратили своё существование или были приобретены более могущественными. Выжившие банки стали ещё крупнее.

В конце 2009 года Совет по финансовой устойчивости составил список мировых финансовых учреждений (МФУ), в который включено 6 страховых компаний и 24 транснациональных банка. На Уолл-стрит американскую банковскую систему сегодня контролируют четыре—шесть банковских гигантов. Это: Goldman Sachs, JP Morgan Chase, Morgan Stanley, Bank of America, Citybank, Wells Fargo.

Лидером по показателю капитализации в этой группе выступал JP Morgan Chase, находящийся под контролем кланов Рокфеллеров и Ротшильдов (180 млрд долл. на 01.10.2009). А вот банк Goldman Sachs, считающийся вотчиной Ротшильдов, на Уолл-стрит называют «генератором прибылей» из-за рекордных показателей чистой прибыли: за первую половину 2009 года они составили 5,25 млрд долл. (это тем более впечатляет на фоне убытков многих других банков в условиях кризиса).

В контексте рассматриваемых нами проблем важно отметить, что мировая финансовая верхушка контролирует «генеральные штабы» ростовщиков — центральные банки. Эти институты являются важнейшим инструментом управления всеми более низкими этажами «долговой пирамиды» ростовщиков. Центробанки отдельных стран образуют своеобразную сеть с чётко выраженной иерархией. На верхнем этаже иерархии центральных банков находится Федеральная резервная система США.

«Контрольный пакет» в ФРС США с самого начала принадлежал Ротшильдам, Рокфеллерам, Морганам, Кунам, Лоебам и ещё нескольким «небожителям». Но если учесть, что многие члены этого узкого круга «небожителей» были изначально под контролем Ротшильдов, то можно предположить, что самыми главными акционерами ФРС были Ротшильды и Рокфеллеры. Последние сумели с самого начала своей предпринимательской карьеры сохранить определённую независимость от Ротшильдов. Такой точки зрения придерживается, в частности, американский исследователь Николас Хаггер.

Впрочем, имеются и другие версии того, кто находится на вершине финансового и политического олимпа. Иногда называется семейство Барухов. Наиболее известный из них — Бернард Барух, который «опекал» многих американских президентов, начиная в Вудро Вильсона и кончая Джеральдом Фордом. Речь идёт о том самом Барухе, который дал «отмашку» Федеральному резервному банку Нью-Йорка в октябре 1929 г. «перекрыть» «денежный кислород» рынку и тем самым спровоцировал обвал на фондовом рынке США.

Известен такой факт, приведённый в книге Энтони Саттона «Власть доллара»: «В США были напечатаны купюры достоинством больше обычного (одна тысяча, пять тысяч, десять тысяч долларов). Однако они не обращаются (пока), а лежат в сейфах. Характерно, что на них нет портретов президентов США. Кто же изображен на купюрах? Шифф, Лоеб, Кун, Барух… Тогдашний министр финансов Джеки Рубин в 1990-е годы в приватной беседе сказал, комментируя изображения на купюрах: «Это (президенты США, изображенные на купюрах мелкого достоинства.В. К.) — рабы, а вот это (финансисты, изображенные на купюрах большого достоинства.В. К.) — рабовладельцы». Так, на купюрах, которые не имеют хождения среди народа, напечатаны портреты тех, кто реально правит миром.

В течение двадцатого века, судя по оценкам экспертов, круг основных хозяев Федрезерва остался примерно тем же, что и был при его создании; разве что несколько изменились их доли в капитале главного эмиссионного центра США и всего мира.

Но, судя по всему, отношения в клубе «небожителей» не столь уж безоблачны, между ними идет постоянная «подковёрная» борьба, о которой мы знаем крайне мало.

Так, М. Ротбард провёл скрупулезное исследование истории банковского дела в США в первой половине ХХ века и пришёл к выводу, что в годы правления президента Ф. Рузвельта (так называемый «новый курс») произошла серьёзная подвижка сил на финансовом олимпе Америки. Доминировавшие до кризиса 1929-1933 гг. Морганы, представлявшие в США интересы Ротшильдов, в 1930-е годы уступили в финансово-банковской системе США пальму первенства клану Рокфеллеров.

В другом интересном исследовании, принадлежащем Николасу Хаггеру, делается вывод об ослаблении позиций Ротшильдов среди главных акционеров ФРС. Согласно приводимым им цифрам (со ссылкой на данные рейтингового агентства Standard and Poor), в начале 1990-х гг. банковской группе Рокфеллеров принадлежало 53% акций Федерального резерва, еще 8% принадлежало якобы Банку Японии. На банки, подконтрольные Ротшильдам, пришлось не более 10%. Означает ли это, что «эра Ротшильдов» уходит в прошлое? Автор считает, что нет.

По его мнению, Ротшильды имеют прочные позиции за пределами Америки, особенно в Западной Европе, где под их контролем находятся такие центральные банки, как Банк Англии, Банк Франции, Бундесбанк. Доминируют они и на ряде рынков. В частности, на рынке золота. Не исключено, что мир может вернуться к тому или иному варианту золотого стандарта, если Ротшильды грамотно проведут шахматную игру под названием «реформа мировой финансовой системы».

О противостоянии кланов Ротшильдов и Рокфеллеров свидетельствует также история с ЮКОСом и М. Ходорковским. На активы этой гигантской нефтяной компании претендовали кланы Ротшильдов и Рокфеллеров. Изначально ЮКОС предназначался Ротшильдам, которые имели сложные, многоступенчатые отношения с этой компанией. Но Рокфеллеры разрушили планы по передаче нефтедобывающих активов Ротшильдам. Так что, по большому счёту, инициатива ареста и тюремного заключения Ходорковского исходила не от президента РФ, а из Вашингтона. Мы приводим этот пример, чтобы было понятно, насколько всё непросто на мировом финансовом олимпе.

На Уолл-стрит также наблюдается разделение её обитателей на тех, кто тяготеет к клану Ротшильдов, и тех, кто ближе к клану Рокфеллеров. В частности, нет особого секрета, что банк Goldman Sachs находится под контролем Ротшильдов, а банк Merril Lynch — Рокфеллеров. Сегодня в администрации президента Барака Обамы, по оценкам аналитиков, больше людей, связанных с Goldman Sachs, чем с Merril Lynch. Прежде всего, это министр финансов Тим Гейтнер, который в своё время занимал высокий пост в Goldman Sachs.

Ещё одна интересная «информация для размышления». 17 сентября 2009 г. (в день 222-й годовщины подписания конституции Соединённых Штатов) 290 из 435 членов палаты представителей США поддержали проект закона «О прозрачности Федеральной резервной системы США». Такое количество голосов «за» означает, что президент США уже не может наложить вето на законопроект. Это было беспрецедентным событием в истории Америки: впервые почти за сто лет своего существования ФРС подвергалась проверке со стороны государственной власти.

Но долгожданный аудит на поверку оказался профанацией. Было установлено, например, что с 1 декабря 2007 года по 21 июля 2010 года ФРС перевела различным банковским структурам как транзакции с неопределённым сроком возврата (в том числе — находящимся вне юрисдикции США) сумму в 16,115 трлн долл., что превышало размер федерального бюджета США за 2011 год. В первую десятку получателей, на чью долю пришлось свыше 9 трлн долл., вошли Citigroup, Morgan Stanley, Merrill Lynch, Bank of America, Barclays PLC, Bear Stearns, Goldman Sachs, Royal Bank of Scotland, Deutsche Bank и Union Bank of Switzerland.

Данная скандальная информация стала достоянием гласности, но никаких видимых последствий для ФРС за собой не повлекла — по крайней мере, объяснения его руководства, что все деньги «возвращены обратно», были приняты без всякой проверки.

Еще показательнее выглядит история с аудитом золотого запаса США, переданного на хранение в ФРС. Аудит якобы был проведён 30 сентября 2012 года, а отчёт по нему (Audit Report. Audit of the Department of the Treasury’s Schedule of United States Gold Reserves Held by Federal Reserve Banks as of September 30, 2012. Office of Inspector General. Department of the Treasury. — Wash., D.C., January 4, 2013) появился только в январе 2013 года. Этот документ объёмом… 14 страниц, 13 из которых представляют собой информацию, не имеющую отношения к проведённому аудиту. Это титульная страница с картинкой, страница с оглавлением, страницы с выдержками из американских законов, объясняющих правила проведения аудита, а также разъясняющих читателям, что такое министерство финансов. Например, читателям рассказывается, что министерство финансов отвечает «за содействие экономическому процветанию» и далее в том же духе.

Результаты собственно аудита уместились на одной-единственной странице и сводятся к тому, что в хранилище Федерального резервного банка Нью-Йорка на Манхэттене находится 99,98% всего «прочего казначейского золота», что подтверждается цифрой объёмов, выраженной в тройских унциях (метрический эквивалент — 466,57 тонн), а также в ценах 1973 года и в текущих ценах (соответственно — 568 млн долл. и 23 892 млн долл.

В данной связи даже не стоит акцентировать внимание на том, что проверялся не весь запас, а лишь его часть (во многих американских СМИ сознательно или по недоразумению эта проверка называлась: «аудит золотого запаса США» без каких-либо оговорок) — достаточно сказать, что аудитом подобную акцию назвать нельзя.

Прежде всего потому, что министерство финансов США, по сути, проверяло самого себя, параллельной документарной проверки проведено не было, то есть наличное золото могло быть, например, заложено или перезаложено. Кроме того, чтобы утверждать, будто в подвалах ФРБ Нью-Йорка находится 99,98% «прочего казначейского золота», надо было проверить все хранилища, содержащие «прочее казначейское золото», чего также сделано не было.

Отсюда можно сделать предположение, что так называемый «аудит» ограничился экскурсией чиновников американского Минфина в подвалы хранилища ФРБ Нью-Йорка на Манхэттене, где им были продемонстрированы блестящие предметы под названием «золотые слитки» (на самом деле эти предметы могли оказаться всего лишь позолоченным вольфрамом) и передан пакет документов от ФРС, подтверждающий, что «с золотом всё в порядке». Возможно, чиновники Минфина США в конце своего визита на калькуляторе пересчитали стоимость названного им объёма золота по текущим рыночным ценам, и цифры действительно сошлись…

Правда, журналисты утверждали, что «золотые слитки» в подвалах ФРБ подвергались некоему «сверлению», в результате которого было установлено, что это действительно чистое золото, в некоторых случаях оказавшееся даже «чище чистого», то есть в нескольких из них содержание драгоценного металла оказалось даже выше заявленного, что в итоге должно прибавить к и без того гигантскому золотому запасу США еще несколько унций. Но в официальном отчёте нет даже намёка на то, что проводилась физическая проверка золота, а «бумажные» и «электронные» публикации масс-медиа по определению «в случае чего к делу не подошьёшь».

В целом же экспертное сообщество склонно считать, что группа Ротшильдов сейчас находится в наступлении на позиции группы Рокфеллеров, делая ставку на дефолт по доллару, обнуление всех записей, отражающих долги и виртуальные активы, учёт и переоценку всех активов и пассивов в унциях золота, а также на введение денежной системы, которая бы прямо или косвенно была привязана к золоту.

http://zavtra.ru/blogs/valentin_katasonov_mirovie_rostovshiki_vchera_i_segodnya