Военное дело и военная наука постоянно меняются, подстраиваясь под меняющиеся условия военно-политической обстановки и концепции применения вооруженной силы и впитывая любые достойные внимания новинки из различных областей науки и техники, а также приспосабливая под себя те или иные новые идеи, методы и способы, появляющиеся в теории управления, ведения операций и т.п. Однако периодически происходят настолько грандиозные, основополагающие события, «сдвиги», что приходится применять термин «революция в военном деле». Можно без преувеличения сказать, что, пожалуй, самая актуальная из таких революций – взрывной рост объема задач, успешно решаемых сегодня в интересах силовых структур робототехническими или иными дистанционно или автоматически управляемыми образцами вооружения и военной техники.

Дальше всего здесь, безусловно, продвинулись беспилотные летательные аппараты (БЛА), количество классов и типов которых уже превысило те пределы, которые еще 20-25 лет назад казались немыслимыми и недостижимыми в практическом плане. По оценкам ряда экспертов, только 14 основных стран-эксплуатантов «беспилотников» в настоящее время эксплуатируют и осуществляют разработку 76 типов беспилотных летательных аппаратов, предназначенных для решения задач в интересах военных ведомств или органов правопорядка и безопасности. Более того, в результате стремительного развития беспилотной авиации в конце первого десятилетия нового тысячелетия в разработку и серийное производство беспилотных летательных аппаратов различного класса и предназначения были уже вовлечены полсотни стран мира, причем «беспилотники» стали активно вытеснять своих пилотируемых «собратьев», особенно в тех сферах, где человеческий фактор играет – при определенных обстоятельствах – существенную роль в снижении боевого потенциала комплекса вооружения или эффективности его применения.

От «гробов-беспилотников» до «войны роботов»

Как известно, история создания и практического использования беспилотных летательных аппаратов насчитывает уже более полувека, но фактически до начала XXI века беспилотная авиация решала преимущественно вспомогательные, разведывательные задачи, да и то в ограниченном масштабе. На протяжении десятилетий «беспилотники» различных типов применялись для поиска новых или разведки (доразведки) ранее выявленных целей противника и выдачи данных по ним, хотя на первом этапе эволюции «бесчеловечных» самолетов и вертолетов даже эта, с виду не сложная, задача решалась со множеством «но» и «если». Так, например, подробную информацию о целях – преимущественно в виде фотопленок – можно было получить только по возвращении БЛА на свою территорию – если же аппарат сбивали или он отклонялся от запрограммированного маршрута, что тоже, кстати, являлось крупным недостатком (нельзя было откорректировать маршрут в связи с изменяющейся тактической обстановкой), то все усилия пропадали даром. Во множестве были и такие «беспилотники», которые передавали развединформацию по радиоканалам, но при этом они сами являлись одноразовыми и по завершении миссии – падали там, где у них закончится топливо, или же уничтожались при помощи бортового подрывного заряда. Естественно, что все это существенным образом ограничивало круг задач, которые могли решать первые БЛА, и порой «связывало руки» командирам подразделений и соединений.

Лишь развитие технологий, особенно в области связи и управления и повышения пропускной способности систем передачи данных, позволило поднять эффективность применения БЛА в боевых условиях, постепенно превращая их в «подручное средство командира», которое в действительности, а не словах или на бумаге техописания или рекламной брошюрке производителя, обладает оперативной гибкостью и способностью в режиме реального времени передавать полученную информацию или своевременно и на любом этапе полета получать необходимые данные.

После того, как разведывательные БЛА были созданы практически во всех весовых категориях – от миниатюрных «ручных» до стратегических высотных аппаратов – разработчики приступили к расширению круга задач, которые способны решать беспилотные летательные аппараты. В частности, появились «беспилотники» для радиоэлектронного противодействия, БЛА поддержки операций по так называемому «боевому поиску и спасению» (поиск и эвакуация летчиков сбитых летательных аппаратов и оказавшихся на территории противника военнослужащих и пр.), БЛА-ретрансляторы и даже аналоги воздушных командных пунктов и самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления.

Следующим шагом – причем весьма, надо сказать, кардинальным – в развитии беспилотной авиации военного назначения стало создание разведывательно-ударных авиационных комплексов с беспилотными летательными аппаратами, способными нести различное ракетно-бомбовое и стрелковое вооружение, позволяющее БЛА не только выполнять разведку или наблюдение за противником, но и наносить по нему огневые удары. Кроме того, в последние годы полным ходом идет создание боевых «беспилотников» корабельного базирования и даже беспилотных бомбардировщиков и даже истребителей. Перспективными областями боевого применения БЛА являются: уничтожение важных целей и объектов противника (самый распространенный на сегодня вариант – уничтожение лидеров террористов, полевых командиров или отдельных групп террористов или сепаратистов, а также отдельных складов оружия или опасных веществ); противолодочные операции; подавление вражеской системы ПВО и – правда, с рядом ограничений – противоракетная оборона. Рассматривается возможность создания многоцелевого боевого авиационного комплекса составного типа – с пилотируемой базовой платформой и интегрированными на борт беспилотными летательными аппаратами разведывательного или ударного предназначения. Всего за пару десятков лет «беспилотники» перешли из разряда систем боевого обеспечения и поддержки боевых подразделений в разряд собственно боевых (ударных) комплексов.

В этой связи многие эксперты стали все чаще высказывать мнение о том, что перед беспилотной авиацией в среднесрочной перспективе открывается «большое и светлое» будущее. Звучат призывы к разработчикам авиационной техники более активно переходить в своей работе с пилотируемых на беспилотные авиационные комплексы различного назначения. Генералы же «спят и видят» новую революцию в военном деле, которая позволит кардинально изменить способы и методы ведения боевых действий и позволит военачальникам «одерживать быструю победу с минимальными потерями».

Фактически, речь сегодня идет о постепенном переводе обычной войны – человека с человеком – в войну нового поколения – между человеком и машиной, где разведывательно-ударные и боевые авиационные комплексы с «беспилотниками» будут играть одну из ведущих ролей.

Плюсы и минусы

Впрочем, все вышеописанное пока еще – планы далеко не завтрашнего и даже не послезавтрашнего дня. К примеру, в подготовленном несколько лет назад докладе Главного управления по внешней политике Евросоюза, озаглавленном «БЛА и Боевые БЛА: разработки в Европейском Союзе», утверждалось, что «в целом, если оценивать ситуацию в глобальном масштабе, предложение в области боевых беспилотных летательных аппаратов достаточно ограничено – имеется лишь небольшое количество вооруженных вариантов «обычных» беспилотных летательных аппаратов, хотя в разработке находится несколько образцов-демонстраторов с более мощным вооружением… Разработка же, производство и эксплуатация боевых БЛА является более дорогостоящим процессом в сравнении с теми же действиями в отношении обычных, широко распространенных на сегодня БЛА, а это, в свою очередь, приводит к тому, что осуществлять работы по боевым (ударным) беспилотным летательным аппаратам могут лишь небольшое число стран». По большому счету, значительная часть современных разведывательных БЛА среднего и тяжелого класса может быть превращена в разведывательно-ударный «беспилотник» – путем замены бортовой разведывательной аппаратуры на те или иные боевые средства, либо же добавлением боевых средств за счет сокращения массы иной полезной нагрузки. Примеры: «терминатор террористов» MQ-9 «Рипер» (Reaper) создан путем модификации и довооружения ракетами «Хеллфайр» разведывательного БЛА MQ-1 «Предейтор» (Predator) и даже первоначально носил название «Предейтор В», а создававшиеся изначально как разведчики беспилотные вертолеты «Файр Скаут» и «Камкоптер» S-100 уже успешно прошли испытания по применению различного вооружения и теперь рассматриваются уже в качестве многоцелевых беспилотных авиационных систем корабельного базирования. В свое время Вашингтон «пугал» своих союзников и международное сообщество тем, что иракские военные по прямому указанию Саддама Хусейна создали на базе учебно-тренировочного самолета L-29 дистанционно-пилотируемый летательный аппарат, предназначенный для применения химического оружия.

Следует также отметить, что, как подчеркивали авторы исследования, «если высокая эффективность и значимость для успеха проводимых операций обычных, разведывательных БЛА уже доказана опытом последних десятилетий, то сказать то же самое о боевых БЛА пока нельзя». Также в докладе высказывалась обеспокоенность по поводу того, что «широкое применение беспилотных ударных авиационных комплексов большой дальности может привести к снижению порога применения вооруженной силы, что, в свою очередь, может вступить в противоречие с имеющимися положениями военных доктрин и признанных международным сообществом правил ведения войны».

При этом военные специалисты Евросоюза особо отмечают, что применять термин «боевой беспилотный летательный аппарат» к современным образцам вооруженных «беспилотников», которые имеют относительно «легкое» вооружение, не совсем корректно – такой термин подойдет только к перспективным БЛА, которые будут нести значительную по массе боевую нагрузку и будут применяться только (!) для решения ударных задач, связанных с уничтожением различных объектов противника, его боевых средств и личного состава (фактически, это беспилотные бомбардировщики, штурмовики и истребители, о наличии работ по которым говорилось несколько выше). Кроме того, работы ведутся и по вооруженным БЛА, так сказать, одноразового применения – наподобие израильского БЛА «Хароп» (Harop), являющегося по большому счету барражирующим боеприпасом, которые будут выполнять «боевые миссии суицидального типа», играя роль своеобразных «беспилотных камикадзе».

Еще одна проблема, которая имеет место быть в области дальнейшего развития разведывательно-ударных и боевых (ударных) беспилотных летательных аппаратов. Речь – о выборе стандартного для таких БЛА типа системы управления. На данном этапе в отношении «беспилотников» разработаны и применяются три типа таких систем:

• полет по заранее заложенной в память бортовой ЭВМ «беспилотника» программе. Система – проста в применении, но имеет один важный недостаток – невозможность оперативного изменения программы полета, что «неприятно» для разведывательного БЛА (нельзя вернуть «беспилотник» для доразведки какого-либо объекта), но является огромным недостатком для боевого БЛА, поскольку в этом случае нельзя отменить боевое задание или же скорректировать его, исходя из «свежих» данных об объекте удара;

• дистанционное управление оператором с наземного (корабельного и пр.) пункта управления при помощи передаваемых по радиоканалам команд. Данный вариант позволяет повысить оперативность и в целом эффективность применения «беспилотника», особенно разведывательно-ударного или ударного, но и он имеет один существенный недостаток – высокая уязвимость линий связи КП с БЛА от воздействия соответствующих средств противника, в результате чего может быть либо потерян контроль над «беспилотником» и, соответственно, провалена миссия, либо же контроль над аппаратом будет перехвачен самим противником (потенциальное наличие такой возможности было продемонстрировано совсем недавно в ходе операций ВС США в Афганистане/Ираке, когда противнику удалось «вклиниться» в канал связи американских БЛА при помощи программки стоимостью несколько десятков долларов, которую можно было легко скачать из Интернета). С другой стороны, в некоторой степени снизить вероятность перехвата или блокировки линий связи КП–БЛА можно путем внедрения «непрямой связи» – через спутники или БЛА-ретрансляторы;

• система управления БЛА на основе искусственного интеллекта. Данный вариант – наиболее приемлем для разведывательно-ударных и ударных БЛА, поскольку действующая автономно система управления, способная оценивать текущую обстановку и принимать самостоятельно решение на атаку, существенно повышает скрытность действия, поскольку прием информации с КП идет только на БЛА и не демаскирует его, и позволяет, по большому счету, применить к такому БЛА хорошо известный принцип высокоточного оружия – «выстрелил–забыл». Однако даже в среднесрочной перспективе создание такой системы управления для беспилотных летательных аппаратов – маловероятно, хотя отдельные ее элементы – наподобие реакции на определенные изменения окружающей обстановки или какие-либо заранее предполагаемые действия атакуемой цели – уже внедряются в современные и перспективные «беспилотники» различного типа.

Кроме того, практическое использование «беспилотников», особенно разведывательно-ударных или ударных, может иметь определенные негативные или непросчитываемые заранее последствия. К примеру, преимущественно БЛА, связанное с тем, что в случае их применения отсутствует риск для жизни пилота, при определенных обстоятельствах может заставить военное командование в целях соблюдения режима секретности и достижения фактора внезапности пойти на риск применения разведывательно-ударного или ударного БЛА в воздушно пространстве другой страны без предварительного получения на то ее разрешения в установленном порядке. Это, в свою очередь, может привести – в случае выявления такого действия – к проблемам в отношениях с данной страной. Высокая вероятность развития событий в указанном направлении подтверждается тем, что даже между вступившими в «антитеррористический союз» США и Пакистаном неоднократно возникали трения по поводу применения «Риперов» для уничтожения на территории Пакистана террористов без своевременного уведомления о проводимой операции Исламабада.

Возможны также ошибки в опознавании операторами или руководителями боевой операции, в которой принимает участие разведывательно-ударный или ударный БЛА, искомой цели противника или же возникновение «неразберихи в командном звене», связанной с проявлявшимся неоднократно стремлением вышестоящих командиров (командующих) вмешиваться в процесс непосредственного управления боем – в обход младших командиров, более полно и профессионально владеющих текущей обстановкой и знающих особенности применения тех или иных боевых средств. По оценкам зарубежных экспертов, подобные «микро-ошибки» неоднократно возникали в ходе применения разведывательных БЛА в ходе боевых действий на Балканах, в Ираке и Афганистане, но негативный эффект от таких ошибок будет намного выше в случае использования вооруженных «беспилотников». Для устранения таких ошибок необходима всестороння проработка доктрины применения ударных «беспилотников» и четкое распределение «командных обязанностей».

И, наконец, последний риск связан с относительно низкой живучестью современных разведывательно-ударных и ударных БЛА, обладающих не слишком высокой скоростью полета и практическим потолком, что делает их удобной мишенью для современных средств ПВО и на данном этапе позволяет с высокой эффективностью применять их либо в ходе специальных, «тайных» операций, либо же против намного более слабого противника, не обладающего современными средствами обнаружения и уничтожения воздушных целей.

Примечательно, что западные специалисты из агентств правопорядка и безопасности имеют и еще одну «претензию» к современным БЛА, точнее – к их бортовой аппаратуре.

По словам представителей британских специалистов, в ходе недавних операций против террористов и сепаратистов в Косово и Северной Ирландии, в которых применялись «беспилотники», они столкнулись с тем, что видео- и фотографические данные, полученные при помощи цифровой аппаратуры данных БЛА, оказались не достаточного качества для использования их в качестве доказательной базы в суде над захваченными террористами или сепаратистами (в отличие от той информации, которая была получена с помощью видео- и фотоаппаратуры, установленной на пилотируемых полицейских или военных вертолетах). Хотя для использования их в качестве разведданных имеющегося качества вполне хватало.

С другой стороны, применение полностью автономных ударных БЛА, действия которых не будут контролироваться военнослужащими-операторами в ходе боевой миссии вообще, однозначно введут в ступор специалистов по военному праву и на сегодня никак не предусмотрены признанными мировым сообществом соглашениями по международному военному праву. Сегодня является правилом, что только человек (военнослужащий или другое ответственное лицо) может принять решение на применение оружия, а иначе вполне реальным может стать сюжет из серии блокбастеров «Терминатор». Более того, вопросы возникают уже в том случае, если применение оружия осуществляет управляющий разведывательно-ударным «беспилотником» невоенный специалист – например, специалист-контрактник, работающий а данный момент на какую-либо из спецслужб. Такая ситуация имеет место, кстати, с применяемыми против террористов вооруженными «Риперами», находящимися в заведовании ЦРУ США. Просто никто не будет защищать права террористов, но вот если такая ситуация возникнет в ходе операции против какого-либо государства – проблемы могут возникнуть достаточно быстро. Законно применять оружие, если можно так выразиться, в войне имеют право только «комбатанты», то есть законным образом оформленные военнослужащие. Причем первый «звоночек», как говорится, уже прозвенел: 28 октября 2009 года специальный представитель ООН Филипп Олстон (Philip Alston), известный в мировом сообществе юрист и специалист по правам человека – профессор Юридической школы Нью-йоркского Университета и сопредседатель Центра по вопросам прав человека и международной юриспруденции данной школы, представил на Генеральной ассамблеи ООН доклад, в котором утверждал, что практика применения БЛА для физического устранения террористов должна рассматриваться как нарушение международного законодательства в данной сфере, а Соединенным Штатам следует представить соответствующие гарантии и механизм контроля за такими операциями.

«Популярная механика» и противолодочный БЛА

Одними из первых идею использования боевых беспилотных летательных аппаратов высказали доктор наук и крупный специалист в области радиотехники, автор более 180 патентов Ли Де Форест (Lee De Forest), которого на Западе именуют не иначе как «один из отцов эры электроники» и который первым в Америке провел – 18 июля 1907 года – сеанс радиосвязи между кораблем, яхтой «Телма» (Thelma), и берегом, и инженер по ТВ-системам У. Арманд Санабрия (Ulises Armand Sanabria). Их взгляды и предложения по данному вопросу были изложены в статье «Robot Television Bomber», опубликованной в известном американском журнале «Популярная механика» в декабре 1940 года. В статье, в частности, утверждалось: «Робот-бомбардировщик, или более популярно «летающая бомба с механическим глазом для поиска цели», предложен доктором Ли Де Форестом и У.А. Санабрия, инженером по ТВ-системам из Чикаго, которые считают, что такие летательные аппараты, построенные в значительном количестве по цене всего 10000 долларов за штуку, станут простым и практичным решением в направлении существенного повышения точности воздушного бомбометания.

В полете такой летательный аппарат будет наводиться и управляться посредством радиосвязи с самолета управления, который может находиться на расстоянии до 10 миль (порядка 16 км). По мнению инженеров, это будет одномоторный самолет, боевую нагрузку которого составят одна бомба крупного калибра или несколько бомб малого калибра, а в его фюзеляже будет размещен ТВ-передатчик и радиоприемник. ТВ-передатчик, который будет трудно засечь и поставить ему помехи, будет передавать картинку местности перед или непосредственно под роботом-самолетом. Получив данную информацию от робота-бомбардировщика, пилот самолета управления сможет успешно осуществлять прицеливание и сброс бомб. Радиокоманды будут приниматься роботом-самолетом на дипольную антенну, расположенную в хвосте, и ограниченную от приема каких-либо иных сигналов, кроме радиокоманд с самолета управления.

Взлет «летающей бомбы» будет осуществляться с ее аэродрома базирования при помощи радиокоманд с наземного КП, после чего управление будет передаваться на находящийся в воздухе самолет управления. Данный летательный аппарат может быть использован для бомбардировки различных целей и даже пикирования на цель с последующим падением на нее… В распоряжении пилота будет система управления роботом-самолетом, включающая 10 небольших моторов (приводов): один – для управления работой двигателя, два – для управления рулями высоты, два – для управления рулями направления и элеронами, два – для обеспечения работы ТВ-системы, один – для обеспечения работы ТВ-передатчика, и один или два – для наведения «супербомбы» на цель или же использования ее для решения задач разведки на малой высоте в районах, где предполагается наличие сильной ПВО противника-до своего уничтожения аппарат сможет передать с помощью ТВ-передатчика важную разведывательную информацию. Проект не требует использования новых или не опробованных технических элементов, а инженеры считают его вполне реализуемым с практической точки зрения. В ходе боевого задания один самолет управления может осуществлять контроль за целым флотом роботов-бомбардировщиков».

Впрочем, данные идеи в жизнь привнесены так и не были, а начавшаяся к тому времени Вторая Мировая война на долгие годы поставила крест на подобного рода «идеях». С другой стороны, кто сказал, что эта публикация не была срежиссирована спецами из Вашингтона? Ведь противник мог легко поддаться на такие «страсти» и потратить огромные силы и средства, а главное – время, на добывание информации о несуществующих идеях и проектах.

Первое же практическое решение задачи по созданию разведывательно-ударного БЛА было все же осуществлено именно американцами, но уже почти два десятилетия спустя. Так, в конце 1950-х годов по заказу ВМС США был разработан дистанционно-управляемый противолодочный вертолет QH-50 DASH, имевший небольшую – всего около 1000 кг – взлетную массу, выполненный по соосной схеме и оснащавшийся поршневым двигателем мощностью 330 л.с. По командам корабельной системы наведения, получавшей в свою очередь информацию от гидроакустической станции (ГАС) корабля-носителя, «беспилотник» выходил в район нахождения подводной лодки (ПЛ) противника и сбрасывал там противолодочную самонаводящуюся торпеду. Боевой радиус действия БЛА составлял 50-70 км и ограничивался лишь дальностью действия ГАС корабля-носителя и радиокомандной системы управления самим аппаратом.

Данными противолодочными БЛА предполагалось вооружить все корабли классов корвет – крейсер, на которых тогда еще слишком большие вертолеты базироваться не могли, либо же их эксплуатация представлялась слишком проблемной. До 1968 года было построено около 800 беспилотных вертолетов данного семейства – в четырех модификациях, которые поступили на вооружение 74 корветов, 17 фрегатов и 126 эсминцев. На корабли класса крейсер DASH в итоге так и не попал.

В целом, если оценивать техническую и эксплуатационную стороны дела, можно утверждать, что проект оказался все же несколько «сырым». Особенно много проблем разработчикам и морякам доставили входившая в состав пилотажно-навигационного комплекса «беспилотника» оптико-электронная система и радиокомандная система управления. С другой стороны, нельзя не привести пару примеров. Наглядно демонстрирующих высокий потенциал данного БЛА. Так, 18 октября 1967 года, как указывалось в докладной записке «Текущий статус программы беспилотного вертолета QH-50» лейтенант-коммандера Айры Б. Андерсона (Lt. Cmdr. Ira В. Anderson) на имя командующего ВМС США, такой «беспилотник» принял участие в испытании «LANPHER» с проведением подземного ядерного взрыва на площадке «Меркьюри» (Mercury) полигона в пустыне Невада. Аппарат, управляемый оператором с КП, находившимся на удалении 12 миль (около 20 км) от места взрыва, находился в момент подрыва ядерного заряда в точке «О» на высоте около 1000 футов (3048 м) и передавал на КП видеоинформацию во время взрыва и некоторое время после него. Причем в распоряжении оператора «не было никакого навигационного или тому подобного оборудования и ему приходилось ориентироваться по обычной дорожной карте». По словам лейтенант-коммандера Андерсона, точная судьба полученных специалистами Комиссии по атомной энергии США видеоданных неизвестна, но, что интересно, попытка данного ведомства – всесильного на то время в Соединенных штатах, надо сказать, – приобрести несколько БЛА QH-50 и станцию управления завершилась полным провалом, что оказалось настоящим шоком для руководства Комиссии. Второй эпизод, о котором хотелось бы упомянуть, связан с возможностями «беспилотника» совершенно иного рода – в ходе испытания в акватории у острова Сан-Клемент специально оборудованный дымогенератором БЛА QH-50 всего за семь минут укрыл дымовой завесой эсминец, причем скорость ветра на тот момент составляла 5 узлов (около 9 км/час).

В итоге, однако, проект постигла неудача: во-первых, идея боевого БЛА обогнала свое время, а во-вторых, данный проект приобрел множество влиятельных противников – особенно в среде военно-морских летчиков, опасавшихся того, что «вооруженные беспилотные летательные аппараты просто вытеснят их с флота». Плюс к тому, к 1970 году были потеряны почти 700 аппаратов из 800 построенных. Все это вместе взятое и побудило командование ВМС США в конце 1960-х годов закрыть программу – самую передовую на то время в мире, надо сказать. А ведь по состоянию на 22 декабря 1970 года во время боевых действий во Вьетнаме американские военные потеряли 4060 пилотируемых вертолетов различных типов – будь в распоряжении Пентагона значительное количество разведывательных и боевых «беспилотников», потери в личном составе и дорогостоящей технике могли быть намного меньше.

Примечательно, что примерно в то же время – и отнюдь не без влияния указанного выше решения американцев – в СССР были прекращены работы по теме беспилотного вертолета корабельного базирования, проводившиеся в ОКБ Н.И. Камова, идеолога отечественных винтокрылых машин сосной схемы. Советский беспилотный вертолет-разведчик согласно тактико-техническому заданию был включен в состав авиационного вооружения перспективного атомного противолодочного корабля проекта 1144 «Орлан», проектирование которого было поручено в середине 1960-х годов коллективу ленинградского ЦКБ-53 (сегодня – Северное проектно-конструкторское бюро). Корабли данного типа (головной – «Киров»), переклассифицированные в тяжелые атомные ракетные крейсеры, предполагалось вооружить перспективным универсальным ракетным комплексом, способным поражать надводные, подводные и даже воздушные цели, данные целеуказания для которого и должен был, среди прочего, выдавать упомянутый БЛА вертолетного типа. Впрочем, ни универсальный ракетный комплекс, ни беспилотный вертолет созданы тогда не были.

ВВС принимают эстафету

Однако, если уж создание относительно простого боевого «беспилотника», предназначенного для применения торпедного оружия, столкнулось с весьма существенными проблемами (хотя, казалось бы, чего проще – донести торпеду до назначенного места и сбросить ее), то что говорить о такой боевой задаче, как применение по выявленной цели управляемой или неуправляемой ракеты или того хлеще – стрельба из пулемета или пушки. Именно ввиду высокой сложности реализации последних сценариев, те же американцы смогли приступить к каким-либо работам в данной области – на этот раз в интересах ВВС США – только в 1970-х годах. Целью проекта, на который было получено «добро» от руководства Пентагона и законодателей США, стало изучение возможности создания БЛА, способного эффективно осуществлять подавление системы ПВО противника с тем, чтобы обеспечить более безопасное и эффективное применение пилотируемых самолетов штурмовой и бомбардировочной авиации. Особо активно изучалась возможность обнаружения и уничтожения РЛС и ЗРК системы ПВО противника. Проект получил кодовое наименование «HAVE LEMON» (американские военные эксперты и историки указывают на «изначально проблемный характер» программы, что видно даже по выбранному названию – в США на сленге «lemon» означает «бесполезный (ненужный) автомобиль» или «нежеланная машина»).

В рамках данного проекта было задействовано некоторое количество модернизированных БЛА BQM-34A «Файрби» (Firebee; фирменное обозначение – Model 124; первый полет – 1958 год, серийное производство – с 1960 года), выпускавшихся компанией «Теледайн Райан» (Teledyne Ryan) и в конце 1950-х годов принятых на вооружение Военно-воздушных сил Соединенных Штатов. ВМС США позже также приняли на вооружение БЛА BQM-34A – как и в случае с Военно-воздушными силами, основной способ старта был воздушный, с борта самолета управления DC-130; со своей стороны СВ США приняли в эксплуатацию БЛА наземного базирования под обозначением MQM-34D – они оснащались дополнительным ракетным ускорителем большей мощности и имели крыло большего размаха.

Данные «беспилотники» были модифицированы под носители УР «Мэйверик» (Maverick) и планирующих бомб HOBOS с телевизионной системой наведения – вооружение размещалось на двух подкрыльевых пилонах. Кроме того, БЛА был дооснащен ТВ-камерой переднего обзора и приемопередающей аппаратурой, которую разместили в специальном контейнере, установленном на законцовке киля. Модифицированным БЛА было присвоено обозначение BGM-34A, с конца 1971 года были начаты их испытания.

Результаты испытаний оказались настолько обнадеживающими, что командование ВВС приняло решение приступить к следующему этапу программы: часть «беспилотников» была переоборудована под стандарт BGM-34B – в данном варианте БЛА имел удлиненную носовую часть, в которой разместили тепловизионную систему (по некоторым данным, еще и ТВ-систему низкой освещенности), а также лазерный целеуказатель – для наведения на цель бомб с лазерной системой наведения. Проведенные в 1973-74 годах испытания оказались также весьма успешными, в результате чего компания «Теледайн Райан» выполнила переоборудование некоторого количества аппаратов «Лайтнинг Баг» (Lightning Bug) в разведывательно-ударные беспилотные летательные аппараты BGM-34C.

Однако, как это часто случается в науке и технике, описанная разработка опередила свое время – для нового авиационного комплекса с БЛА просто не оказалось соответствующих задач. К тому же командование ВВС США особо не горело желанием отстаивать необходимость выделения более крупного финансирования на данный проект перед руководством Минобороны США и американскими законодателями. В итоге опытная эскадрилья разведывательно-ударных БЛА была в 1979 году расформирована, а ее почти шесть десятков «беспилотников» отправили на хранение. Следующий раз вооруженный БЛА «Файрби» появился на публике только в 2003 году – во время одной из выставок, посвященных беспилотной авиации, такой «беспилотник» был продемонстрирован в экспозиции компании «Нортроп Грумман» (Northrop Grumman) в варианте с двумя ПТУР «Хеллфайр» и контейнером для специальной аппаратуры.

«Вертолеты-убийцы»

Следующей попыткой создания беспилотных вертолетов, способных как вести разведку и выполнять роль источника целеуказания для применения различных комплексов ударного оружия, но и самим применять различные средства поражения стала американская программа «Файр Скаут» (Fire Scout).

Разработчиком будущего БЛА «Файр Скаут» стала компания «Нортроп Грумман», при этом за основу был взят легкий вертолет марки «Швайцер» (Schweizer 330/333), который в базовом варианте получил газотурбинный двигатель Rolls Royce Allison 250-C20W мощностью 420 л.с., трехлопастный несущий винт диаметром 8,4 м и полозковое шасси, имел максимальную взлетную массу 1160 кг и мог нести полезную нагрузку не менее 90 кг. Первый полет в беспилотном режиме базовая модификация БЛА выполнила в конце 1999 года (до этого он отлетал в пилотируемом варианте), а 22 июля 2005 года с «Файр Скаута» впервые в истории беспилотных вертолетов был осуществлен успешный пуск боевых ракет – НАР типа Мк66.

На сегодня были разработаны две модификации беспилотного «скаута»: RQ-8A и MQ-8B. Первый из них создан по тактико-техническим требованиям ВМС США на «беспилотник» вертолетного типа, способный выполнять вертикальные взлет и посадку и нести полезную нагрузку не менее 90 кг, обладающий дальностью полета не менее 200 км и способный совершать полет на высоте до 6000 метров продолжительностью не менее 3 часов. Кроме того, командованием ВМС США предъявлялось требование обеспечить возможность посадки БЛА на палубу корабля на ходу при скорости до 29 узлов (около 46 км/ч), а межремонтный ресурс необходимо было довести минимум до 190 летных часов. Победителем тендера и стал БЛА вертолетного типа, созданный «Нортроп Грумман» на базе трехместного вертолета модели 330SP компании «Швайцер». Первый полет нового «беспилотника», имевшего максимальную взлетную массу около 1200 кг и оснащенного турбовальным двигателем Rolls-Royce Allison 250-C20W мощностью 420 л.с., состоялся в январе 2000 года, а в январе 2006-го «Файр Скаут» выполнил первую посадку на борт идущего 17-узловым ходом боевого корабля (десантный корабль-док LPD-13 «Nashville» типа «Остин»). Вскоре была начата и проработка модификации данного БЛА, соответствующего специфическим требованиям Корпуса морской пехоты (КМП) США: мобильный пункт управления в этом случае размещается на базе автомобиля повышенной проходимости семейства «Хаммер». Впрочем, работы по данному направлению пока остановлены, к тому же, по данным зарубежных источников, финансирование программы RQ-8A со стороны ВМС США остановлено еще в декабре 2001 года, причина– не полное соответствие характеристик БЛА требованиям ВМС США.

Второй вариант БЛА «Файр Скаут», MQ-8B, был создан корпорацией «Нортроп Грумман» в инициативном порядке после прекращения финансирования со стороны ВМС США работ по предыдущей модификации и в ответ на заинтересованность со стороны командования Сухопутных войск США. В конце 2003 года СВ США разместили заказ на семь БЛА RQ-8B, предназначенных для войсковых испытаний, первый полет БЛА состоялся 18 декабря 2006 года и в том же году обозначение было изменено на MQ-8B. В отличие от предыдущего варианта, данная модификация создавалась уже на базе планера легкого вертолета модели 333 компании «Швайцер», аппарат имеет не трехлопастный, а четырехлопастный несущий винт – к тому же и меньшего диаметра, обеспечивая «беспилотнику» большую на 225 кг максимальную взлетную массу (1430 кг) и, естественно, увеличенную – до 320 кг – полезную нагрузку. MQ-8B также имеет крыло, которое кроме всего прочего используется для подвески вооружения, такого как, в частности, ПТУР «Хеллфайр», корректируемые авиабомбы «Вайпер Страйк» или блоки 70-мм НАР (с возможностью лазерного наведения), которые признаются американскими военными как наиболее универсальное средство огневого поражения в условиях современного поля боя. Командование СВ США также высказывало заинтересованность в обеспечении данному БЛА возможности нести до 90 кг грузов, необходимых для снабжения армейских подразделений (медикаменты, продовольствие, боеприпасы и пр.). «Беспилотник» был включен в программу СВ США «Перспективные боевые системы» в качестве кандидата на беспилотную авиационную систему «Класса IV», однако в январе 2010 года было объявлено об отказе командования СВ США закупать эти БЛА – выбор армейского командования пал на БЛА RQ-7 «Шэдоу» (Shadow).

Впрочем, высоким боевым потенциалом БЛА MQ-8B к тому времени заинтересовалось командование ВМС и КМП США, был подписан контракт на закупку восьми (по другим данным девяти) таких БЛА – для опытной эксплуатации, в том числе и на борту новейших американских «литоральных боевых кораблей» (Littoral Combat Ship – LCS), с которых они должны будут взлетать и садиться в автономном режиме. Соответствующие опыты уже некоторое время проводятся на имитирующем ВПП кораблей семейства LCS тренажере в Вебстер-Филд, на территории военно-воздушной базы ВМС США Патуксент-Ривер, штат Мэриленд, а также на боевых кораблях ВМС США. С другой стороны, командование ВМС США возлагает на БЛА MQ-8B преимущественно задачи, не связанные с применением «беспилотником» каких-либо средств поражения: ведение различных видов разведки (в зависимости от находящейся на борту целевой аппаратуры); осуществление наблюдения и выдача данных целеуказания на корабельные (или иные) комплексы оружия, в том числе – загоризонтное целеуказание корабельным комплексам ударного оружия; определение в реальном масштабе времени результатов огневого воздействия по противнику; выполнение роли воздушного ретранслятора систем связи и пр. А вот командование КМП США предполагает применять данные БЛА и в качестве разведывательно-ударных.

В период 4-8 мая 2009 года в район побережья у Мэйпорта, штат Флорида, проходили испытания данного БЛА на борту боевого корабля – за пять суток было выполнено 12 полетов общей продолжительностью 19 летных часов, в ходе которых «беспилотник» выполнил 54 посадки на палубу корабля и 37 взлетов с нее с использованием стандартных средств обеспечения взлета/посадки вертолетов корабельного базирования. В сентябре того же года ВМС США официально объявили о первой боевой службе БЛА MQ-8B на борту боевого корабля – в роли носителя выступил фрегат УРО «Mclnerney» FFG-8, второй корабль типа «Оливер Х. Перри». Первый практичный результат от применения флотом БЛА MQ-8B появился 3 апреля 2010 года – «беспилотник», базировавшийся на борту фрегата УРО «Мак-Инерни», обнаружил у восточно-тихоокеанского побережья Америки быстроходную лодку, перевозившую груз наркотиков, после чего фрегат нагнал лодку и остановил ее, а экипаж конфисковал 60 кг кокаина и захватил нескольких наркоторговцев. Впрочем, есть в этой связи и негативные моменты: 2 августа 2010 года один из БЛА MQ-8B потерял управление и несанкционированно вошел в закрытое воздушное пространство в районе Вашингтона, а 21 июня 2011 года во время, как указывали представители Пентагона, разведывательного полета над Ливией был потерян один БЛА MQ-8B – предположительной причиной его падения стал огонь с земли.

БЛА позволяет размещать на борту полезную нагрузку модульного типа (Modular Mission Payload), комбинированную оптико-электронную/инфракрасную систему, лазерный дальномер, а также аппаратуру радиосвязи и системы передачи данных. Среди полезной нагрузки «беспилотника» могут быть: система радио- и радиотехнической разведки, малогабаритная РЛС с синтезированной апертурой луча (SAR/MTI), тактическая система радиосвязи (JTRS), систему предупреждения столкновений (TCAS) и спутниковую систему связи (SATCOM). Кроме того, предназначенный для ВМС США «беспилотник» будет нести определенное количество малогабаритных гидроакустических буев, средства РЭБ и систему обнаружения мин, а «морпеховский вариант» может применять ПТУР «Хеллфайр», планирующие бомбы и стрелковое вооружение.

Другим вариантом беспилотного вертолета, который уже опробован для применения авиационных средств поражения, является БЛА S-100 «Камкоптер» (Camcopter), созданный инженерами австрийской компании «Шибель» («Schiebel»; штаб-квартира в Вене, сборочное предприятие в Винер-Нойштадт). На сегодня компания располагает контрактами от шести заказчиков и уже ввела в эксплуатацию дополнительное сборочное предприятие в Абу-Даби (ВС ОАЭ заказали 80 БЛА – 40 «твердых» и 40 – по опциону, который затем был переведен в твердый заказ). Общий портфель заказов, по данным компании-разработчика, достиг отметки 200 «беспилотников». Среди заказчиков «Камкоптер» – ВМС Германии, планирующие размещать данный БЛА на борту корветов УРО типа «Брауншвейг» (приобретена партия из шести незначительно модифицированных БЛА), и МВД Австрии, принявшее «беспилотник» в опытную эксплуатацию в 2006 году (правда закупка серийных образцов осуществлена так и не была). Испытания данного «беспилотника» с борта кораблей своих ВМС провели Индия (октябрь 2007 года), Пакистан (март 2008 года) и Франция (октябрь 2008 года). В ходе полетов БЛА корабли-носители поддерживали ход 8-16 узлов, полеты выполнялись при встречном и боковом ветре силой 27,7-37 км/час, БЛА удалялся от корабля-носителя на дальность до 25 миль и поднимался на высоту до 3650 м, управление действиями БЛА осуществлялось в автоматическом или ручном режимах. Заинтересованность в приобретении данных БЛА – минимум для опытной эксплуатации – выразили военные ведомства Франции (в интересах СВ и ВМС) и Великобритании (в интересах ВМС – как БЛА корабельного базирования).

БЛА S-100 «Камкоптер» имеет бескаркасный несущий корпус и двухлопастный несущий винт, причем значительная часть конструктивных элементов «беспилотника» выполнена из композитных материалов. Максимальный взлетный вес аппарата составляет 200 кг, максимальная масса полезной нагрузки – около 50 кг, продолжительность полета с полезной нагрузкой 25 кг – 6 часов, максимальная скорость горизонтального полета – 220 км/ час, практический потолок – 5500 м. Силовая установка – двигатель Diamond мощностью 55 л.с. Взлет и посадка БЛА осуществляются в автоматическом режиме – с использованием приемника сигналов GPS, либо в ручном режиме – оператором с наземной станции. Аппарат способен осуществлять посадку на вертолетную палубу корабля – в любом из режимов – без использования дополнительного посадочного оборудования (системы принудительной посадки), разработчики утверждают, что БЛА может выполнять посадку при волнении моря до 5 баллов (практически пока подтверждена его способность выполнять данную процедуру при волнении моря до 3 балов).

В состав полезной нагрузки может входить оборудование как военного (оптико-электронные или инфракрасные сенсоры, средства радиосвязи, а также средства огневого поражения – неуправляемые авиационные ракеты), так и гражданского (системы мониторинга и радиосвязи) назначения. Находящаяся на борту БЛА навигационная аппаратура позволяет в ходе полета совершать запрограммированные заранее повороты на маршруте, выполнение различных маневров или висение в районе объекта (цели).

Что касается возможности использования БЛА «Камкоптер» в качестве разведывательно-ударного, то она официально разработчиком не подтверждается. Однако на международной аэрокосмической выставке в Фарнборо в 2008 году на стенде компании «Талес» макет этого БЛА демонстрировался с перспективной ракетой LMM, также имеется информация об успешном проведении огневых летных испытаний, в ходе которых с борта БЛА S-100 выполнялась стрельба вышеупомянутым авиационным средством поражения (в распоряжении имеется видеоролик с таковых огневых испытаний). Разработка УР LMM, или «Легкой многоцелевой ракеты», ведется специалистами компании «Талес» с 2007 года в рамках концепции «асимметричной войны» (причем разработка – инициативная, но запущенная на основе полученных многократных запросов со стороны различных заказчиков). Ее назначение – поражение малоразмерных целей, таких как моторные лодки, легковые автомобили и иные, используемые преимущественно повстанческими группировками и террористами. Стартовый вес ракеты – всего 13 кг, она универсальна по носителю (авиация, наземные и надводные носители) и способна эффективно поражать достаточно широкий спектр целей. Взрыватель – лазерный, а двигатель разработан компанией «Роксель» («Roxel»). В перспективе «Талес» рассматривает возможность оснащения ракеты полуактивной лазерной ГСН, но – недорогой, в пределах нескольких тысяч евро.

«Терминаторы террористов»

В конечном итоге, единственным на сегодня успешным вариантом разведывательно-ударного БЛА, способного применять высокоточные средства поражения, являются принятые на вооружение Военно-воздушных сил и Центрального разведывательного управления Соединенных Штатов «беспилотники» семейства MQ-1 «Предейтор» (Predator, в переводе с английского «Хищник») и MQ-9 «Рипер» (Reaper, в переводе с английского – «Жнец», но в случае с БЛА было использовано жаргонное значение – так в Америке называют «Смерть», ту самую – черную старуху с косой). «Беспилотные» зачистки с их помощью американцы начали проводить в Афганистане в 2001 году, затем в Йемене – 2002 год, затем настала очередь Ирака, Пакистана, Сомали и Ливии, причем в начале 2010 года БЛА «Рипер» впервые был использован ЦРУ США для физического уничтожения гражданина США – одного из террористов по имени Анвар аль-Авлаки. Одобрение на данную операцию, как утверждают американские источники, давал лично президент США.

История БЛА типа «Предейтор» началась в 1989 году – тогда в воздух поднялся БЛА «Гнат 750» (Gnat 750), созданный специалистами компании «Лидинг Системс». Последняя вскоре стала испытывать финансовые затруднения и оказалась буквально на грани банкротства, поэтому в 1991 году ее, как говорится, «задешево» приобрела компания «Дженерал Атомикс». На тот момент в постройке, в разной степени готовности находились восемь БЛА «Гнат 750», которые фактически и были использованы в качестве базы для создания новой командой специалистов БЛА типа «Предейтор». Причем уже в 1993 году «Дженерал Атомикс» удалось заключить первый экспортный контракт– на БЛА «Гнат 750»: турецкие ВВС приобрели 22 «беспилотника», включая шесть БЛА «Гнат 750» и 16 БЛА «Гнат» ER.

Вскоре поступил первый заказ и от американского правительства – для применения на Балканах руководство ЦРУ США пожелало приобрести партию «беспилотников» типа «Гнат 750». Несмотря на ряд задержек, в том числе связанных с аварией одного из аппаратов во время летных испытаний, американские «рыцари плаща и кинжала» получили, наконец, свои «беспилотники» и в начале 1994 года группа ЦРУ отправилась с одним БЛА «Гнат 750» в Албанию. Группе была поставлена задача вести разведку и наблюдение за объектами на территории тогдашней Югославии. Впрочем, аппарат постоянно преследовали поломки и в конечном итоге группу вместе с БЛА вывели на родину, хотя это не сказалось на программе БЛА «Гнат 750» – он продолжал строиться, была даже создана модернизированная модификация «Усовершенствоанный Гнат» (Improved Gnat или l-Gnat), оснащенная более мощным двигателем с турбонаддувом; уменьшенная версия «Проулер» (Prowler) – длиной 4,24 м, с размахом крыла 7,31 м, и продолжительностью полета до 16 часов; а также новая модификация «Гнат 750-45», которой вскоре присвоили обозначение «Предейтор».

Контракт на разработку нового разведывательного БЛА «Дженерал Атомикс Аэронотикс Системс» получила в январе 1994 года и до июня 1996 года должна была завершить фазу демонстрации технологий и прототипа, в рамках данного этапа заказчик оплатил поставку на испытания трех разведывательных систем, включавших три наземные станции управления и 12 «беспилотников». Официальная же презентация проекта БЛА «Предейтор» состоялась в 1995 году – с апреля по май того года опытный «Предейтор» участвовал в летных испытаниях на полигоне ВС США, в рамках комплексного учения «Roving Sands 1995» (эксплуатировали системы военнослужащие СВ и ВМС США, управление программой было передано Управлению совместных программ по беспилотным авиационным системам ВМС США – JPO-UAV). Результаты испытаний были весьма обнадеживающими, и военно-политическим руководством США было принято решение летом того же года отправить одну разведывательную систему на Балканы (по другим данным, первые «хищники» прибыли в Албанию, в район Гьядри, еще весной 1995 года, но эти данные не подтверждены официально). К началу же антитеррористической кампании в Афганистане в 2001 году ВВС США уже подписали контракты на поставку 60 аппаратов типа «Предейтор», из которых, по официальным данным командования ВВС, в последовавших операциях было потеряно 20, в основном – по причине сложных метеоусловий и недостаточной подготовки операторов.

Обозначения ВС США для беспилотной авиационной системы (БАС) было следующим: с опытными БЛА – RQ-1 «Predator» (где «R» – разведывательный, а «Q» – беспилотный); с пред-серийными БЛА – RQ-1A «Predator», с серийными БЛА – RQ-1B Predator. Обозначения самих БЛА: предсерийные – RQ-1K, серийные – RQ-1L. Начиная с 2002 года все «предейторы» носят принятое в ВВС Соединенных Штатов официальное войсковое обозначение MQ-1 (где «М» – многоцелевой). За первые 10 лет своего существования – на 2005 год – «хищники», закупленные как ВВС США, так и ВВС Италии, налетали в общей сложности более 120 тысяч летных часов.

После оценки результатов первого этапа эксплуатации базового БЛА типа «Предейтор» было принято решение осуществить его доработку – в результате были созданы разведывательный и разведывательно-ударный варианты БАС с БЛА типа «Предейтор». Общее обозначение новой программы – «Предейтор» Block 1, вариантам БАС присвоены обозначения RQ-1B (разведывательная) и MQ-1B (разведывательно-ударная), а сами БЛА получили обозначение соответственно RQ-1L и MQ-1L. Среди основных отличий нового БЛА можно назвать более мощную силовую установку на базе четырехцилиндрового двигателя с турбонаддувом, что позволило увеличить размеры и массу аппарата, наличие антиобледенительной системы и, самое главное, возможность применения различных средств поражения, для чего «беспилотник» был оборудован подкрыльевыми пилонами и лазерным целеуказателем. Варианты вооружения: две ПТУР AGM-114 «Хеллфайр» (Hellfire), либо четыре УР AIM-92 «Стингер» (Stinger) класса «воздух–воздух», либо шесть УР «Гриффин» (Griffin) класса «воздух–поверхность». Испытания вооруженного «Предейтора» были проведены 21 февраля 2001 года – из трех выпущенных ПТУР «Хеллфайр» все попали в неподвижный танк-мишень, хотя последующие испытания в том же году – в мае и июне – были менее успешными, поскольку возникали ошибки и промахи. Интересно, что во время испытаний даже имитировался обстрел «предейторами» одной из афганских резиденций Осамы бин Ладена.

Принятый на вооружение разведывательно-ударный БЛА получил обозначение MQ-1A. В настоящее время БЛА семейства RQ-1/MQ-1 состоят на вооружении ВВС, ЦРУ и подразделений таможенной и пограничной службы США, ВВС Италии (32-й авиаполк) и Великобритании (39-я эскадрилья), запрос на шесть MQ-1 получен от ВВС Турции. 3 марта 2011 года ВВС США получили последний аппарат данного типа – больше данные «беспилотники», успевшие принять участие и в текущей операции НАТО в Ливии, поставляться американским военным или другим правительственным агентствам США не будут, поскольку Пентагон и другие силовые ведомства Америки переходят на другие типы разведывательно-ударных или «чисто» боевых БЛА.

В частности, командование СВ США по итогам тендера на новый многоцелевой БЛА увеличенной дальности (Extended-Range Multipurpose UAV) в августе 2005 года выбрали для себя – на замену БЛА типа RQ-5 «Хантер» (Hunter) – модифицированный БЛА, получивший обозначение MQ-1C «Уорриор» (Warrior; в «Дженерал Атомикс» аппарат обозначали как «Скай Уорриор» / Sky Warrior), позже переименованный в «Грей Игл» (Gray Eagle, где «Gray» – американский вариант слова «Grey», а в переводе означает – «Серый орел»). Новый БЛА отличается от предшественника установкой поршневого двигателя Thielert Centurion 1.7 HFE мощностью 135 л.с., увеличенным до 17 метров размахом крыла, возросшим до 8840 метров практическим потолком, боевым радиусом 400 км и продолжительностью полета 30-36 часов. Масса полезной нагрузки во внутреннем отсеке – 261 кг, на внешней подвеске – 227 кг. Масса топлива – 272 кг.

В состав БРЭО включены комбинированная система в составе РЛС с синтезированной апертурой луча AN/ZPY-1 и системой слежения за мобильными наземными целями, а также мультиспектральная прицельная система AN/AAS-52 MTS (Multi-spectral Targeting System), тогда как на подкрыльевых пилонах можно подвешивать до четырех ПТУР AGM-114 «Хеллфайр» или УР AIM-92 «Стингер», либо планирующие бомбы GBU-44/B «Вайпер Страйк». Первый контракт оценивался в 399 млн. долларов (доработка системы и организация малосерийного производства), новая БАС достигла состояния оперативной готовности в 2009 году, а в июне 2010 года первые четыре «серых орла» в невооруженном варианте были направлены в Афганистан. По состоянию на апрель 2011 года, четыре таких БЛА дислоцировались на военной базе Кэмп-Таджи (Ирак), оперативно подчиняясь 8-му разведывательно-ударному батальону 229-го авиаполка 40-й боевой авиационной бригады, и после успешного проведения в феврале 2011 года на иракском полигоне Шэдоу Рэндж (Shadow Range) стрельб шестью ПТУР «Хеллфайр» разрешены к применению в качестве ударных. Всего командование СВ США планирует поставить на вооружение 11 БАС, каждая из которых включает 12 БЛА и пять наземных станций управления (совокупная стоимость такого парка достигнет 1 млрд. долларов).

Кроме того, для ВМС и НАСА были построены и поставлены в 1997 и 1996 годах по одному «гражданскому» варианту БЛА типа «Предейтор», которые получили соответственно обозначения «Олтас I» (Altus) и «Олтас II», различаясь не слишком существенно – преимущественно наличием одноступенчатого («Олтас I») и двухступенчатого («Олтас II») турбонагнетателя.

После успешной эксплуатации БЛА семейства «Предейтор», представители заказчика – ВВС США – стали высказывать пожелания о необходимости создания более крупного, с лучшими ЛТХ и более мощным вооружением варианта. Итогом работы специалистов «Дженерал Атомикс Аэронотикал Системс» стал разведывательно-ударный БЛА, получивший первоначально обозначение «Предейтор В», – первый полет опытный БЛА (Predator В-001) выполнил 2 февраля 2001 года. Аппарат был оснащен турбовинтовым двигателем Allied Signal Garrett AiResearch TPE-331-10T мощностью 950 л.с. и в целом внешне был схож с БЛА «Предейтор», но имел более длинный и широкий фюзеляж, увеличенный с 14,6 до 20,0 метров размах крыла, возросшие скорость (390 км/час) и массу полезной нагрузки (340 кг мог поднять на высоту 15200 м). Продолжительность полета – не менее 30 часов.

Основываясь на результатах первых испытаний, «Дженерал Атомикс Аэронотикал Системе» разработала два варианта БЛА:

• Predator B-002 – с ТРД Williams FJ44-2A тягой 10,2 кН, с полезной нагрузкой массой 215 кг, практическим потолком 18300 м и продолжительностью полета 12 часов,

• Predator B-003, получивший затем название «Альтаир» (Altair): размах крыла – 25,6 м, взлетная масса – 3175 кг, масса полезной нагрузки – 1360 кг, двигатель – ТВД ТР-331-10Т, практический потолок 15800 м, продолжительность полета – не менее 36 часов.

ВВС США заказали для оценочных испытаний два прототипа – В-001 и В-002, но на последнем ТРД вскоре заменили на ТВД ТРЕ-331-10Т. В октябре 2001 года ВВС США подписали контракт на поставку двух БЛА, после проведения оценочных испытаний которых разместили заказ на серийные машины. Принятый на вооружение БЛА получил обозначение MQ-9 «Рипер», в сентябре 2007 года первые БЛА «Рипер» были направлены в Ирак, к октябрю 2007 года ВВС располагали уже девятью БЛА «Рипер», а к декабрю 2010 года – 57 машинами, имея планы на закупку еще 272 «беспилотников» (интересно, что с 18 мая 2006 года Федеральное управление гражданской авиации США разрешило использовать MQ-1 и MQ-9 в «гражданском» воздушном пространстве Соединенных Штатов, позволив тем самым использовать данные «беспилотники» в различных чрезвычайных ситуациях на внутригосударственной территории).

БЛА типа «Рипер» отличался от предшественника большими размерами и массой (размах крыла – 20 м, длина максимальная – 11 м, масса пустого – 223 кг, максимальная взлетная масса-4760 кг), более мощным ТВД Honeywell TPE331-10 мощностью 900 л.с. (с цифровой электронной системой управления DEEC), лучшими летными характеристиками (максимальная скорость – 482 км/час, крейсерская скорость – 276-313 км/час, дальность полета – 5926 км, продолжительность полета – не менее 28-30 часов, а с двумя ПТБ и боевой нагрузкой 450 кг – до 42 часов), практический потолок – 15000 м), а также большей массой полезной нагрузки – 360 кг внутри и 1400 кг на шести из семи узлах внешней подвески (до 680 кг на двух внутренних, до 340 кг – на средних и до 68 кг – на внешних пилонах; в целом – до 14 ПТУР «Хеллфайр», либо четыре ПТУР и две 230-кг УАБ GBU-12 «Пэйвуэй II» с лазерной ГСН, возможна подвеска 230-кг УАБ GBU-38 или УР AIM-92 «Стингер»). В состав БРЭО вошли РЛС с синтезированной апертурой луча AN/APY-8 «Линкс II» и мультиспектральная прицельная система AN/DAS-1 MTS-B. Стоимость одной БАС с четырьмя БЛА и соответствующими системами – около 53 млн долларов.

Кроме того, гражданские БЛА – один модификации В-003 с размахом крыла 26 метров под названием «Альтаир» и один невооруженный MQ-9 под названием «Икхана» (Ikhana) – поступили в НАСА для различных экспериментов, а в сентябре 2005 года Министерство внутренней безопасности США законтрактовало поставку первой БАС для патрулирования приграничных территорий, включающей один БЛА «Предейтор В» (целевая аппаратура – РЛС с синтезированной апертурой луча «Линкс», системы АХ-15, ARC-210 и пр.), наземную станцию управления и соответствующее вспомогательное оборудование. Данная система получила обозначение MQ-9 CBP-101, в действие она была введена 4 октября 2005 года, но 25 апреля 2006 года «беспилотник» из-за ошибки оператора разбился в Аризонской пустыне. Впрочем, менее чем за год он налетал 959 часов и позволил выполнить аресты 2309 нарушителей, а также захватить четыре автомашины с 3750 кг марихуаны. Принимая во внимание такие весьма неплохие результаты эксплуатации, руководство министерства приняло решение закупить второй БЛА, которому присвоили номер СВР-104. «Беспилотник», дополнительно оснащенный системой спутниковой связи и оптико-электронной системой, поставлен заказчику в сентябре 2006 года и 18 октября вышел на патрулирование границы.

Следующим вариантом, принятым на вооружение американскими таможенниками и пограничниками, стал БЛА «Гардиан» (Guardian, в переводе с английского «Защитник»), являющийся «оморяченным» вариантом «Рипера», создававшимся «Дженерал Атомикс Аэронотикал Системс» в рамках тендера ВМС США на морской разведывательный БЛА для включения его в интегрированную разведывательную / разведывательно-ударную систему данного вида ВС США. Новый БЛА оснащен более современным вариантом РЛС с синтезированной апертурой луча «Си Вю» (SeaVue) и мультиспектральной оптико-электронной системой обнаружения MTS-B компании «Рейтеон» (Raytheon), а также имеет систему автоматической идентификации (классификации) целей и средства радио- и радиотехнической разведки. Основные ЛТХ аппарата: размах крыла – 20 м, длина – 11 м, двигатель – ТВД Honeywell TPE 331-10, максимальная взлетная масса – 4763 кг, масса топлива – 1814 кг, масса полезной нагрузки – 385 кг внутри и 1361 кг на внешней подвеске, практический потолок-15240 м, продолжительность полета – до 30 часов. На сегодня таможенная и пограничная служба США располагают пятью БЛА типа MQ-9 «Предейтор В» и двумя типа «Гардиан», которые дислоцируются в Гранд-Форкс, штат Северная Дакота (один или два БЛА), в Сьерра-Виста, штат Аризона (четыре БЛА), а также в Форт-Друм, штат Нью-Йорк (один или два БЛА). На декабрь 2011 года запланированы поставки еще двух БЛА «Предейтор В» (они будут принадлежать к 7-й серии (Dash 7) и получат возможность смены – не более чем за 8 часов – бортовой РЛС, приспособленной для обзора сухопутной поверхности, на РЛС, адаптированную для «работы» по морской поверхности), а в начале 2012 года запланирована поставка третьего БЛА «Гардиан».

На прошедшей в июне 2011 года в парижском пригороде Ле Бурже аэрокосмической выставке впервые широкой публике был продемонстрирован БЛА типа «Гардиан» (об этом таможенную и пограничную службу США специально попросил посол США во Франции). Остается добавить, что по состоянию на июнь 2011 года «беспилотники», поставленные таможне и пограничникам, в общей сложности налетали, согласно официально обнародованным данным, более 10000 летных часов и помогли обнаружить и задержать 4865 нарушителей пограничного режима, 238 контрабандистов и более 15300 кг контрабанды.

Исключая США, на вооружение БЛА семейства MQ-9 приняли Великобритания (приобрела три БЛА под обозначением MQ-9 «Рипер», но один в 2008 году разбился в Афганистане; в декабре 2010 года министр обороны заявил о решении увеличить флот «Риперов» до 10 машин; в настоящее время в 39-й эскадрилье ВВС имеется пять таких БЛА) и Италия (в августе 2008 года разместила заявку на приобретении четырех БЛА под обозначением MQ-9 и четырех наземных станций управления, а в ноябре 2009 года подтвердила закупку еще двух БЛА). В ряде источников утверждается, что четыре БЛА и три наземных станции управления приобрели ВВС Турции, но это – не соответствует действительности, поскольку Анкара лишь разместила запрос. Наконец, 27 апреля 2011 года компания «Дженерал Атомикс Аэронотикал Системс» и немецкая компания «РУАГ Аэроспейс Сервисис» (RUAG Aerospace Services GmbH) подписали соглашение о совместном продвижении данной БАС на немецкий рынок. В частности, данная система будет предлагаться Берлину в рамках тендера, объявленного Минобороны Германии на новую БАС наблюдения и разведки – SAATEG (System fuer die abbildende Aufklaerung in der Tiefe des Einsatzgebietes; In-Theatre Reconnaissance).

Первое подразделение, вооруженное разведывательно-ударными БЛА типа MQ-9 «Рипер» (наряду с БЛА MQ-1 «Предейтор»), 432-е авиакрыло ВВС США, было объявлено полностью боеготовым 1 мая 2007 года, а в сентябре того же года выделенная из его состава боевая группа была направлена в Ирак. 28 октября 2007 года было официально объявлено о том, что с помощью «Рипера» на Среднем Востоке были уничтожены первые террористы. Общий же масштаб боевого применения БЛА семейства «Предейтор» / «Рипер» в целях уничтожения террористов, боевиков и других неугодных Вашингтону лиц можно оценить по следующим данным.

По данным американской некоммерческой организации «Нью Американ Фаундейшн» (New American Foundation), с 2004 года по 31 августа 2011 года американские «роботы-убийцы» только на территории Пакистана выполнили 269 официально признанных Вашингтоном или подтвержденных другими авторитетными источниками штурмовых удара, в ходе которых убиты от 1658 до 2597 человек, из которых террористами или вооруженными повстанцами оказались 1365 – 2126 человек (включая 35 «лидеров» или полевых командиров). При этом только за восемь месяцев 2011 года было выполнено 56 таких «точечных» ударов, в ходе которых были убиты от 319 до 453 человек, из них террористов и боевиков – от 303 до 417 человек, в том числе три «лидера» террористов (руководитель «Аль-Каиды» в Пакистане и главный финансист данной ячейки).

Как видим, Пентагон и Лэнгли, что называется, вошли во вкус. Причем 29 октября 2009 года во время официальной церемонии ввода в строй четырех новых эскадрилий БЛА «Рипер» (29-й ударной, 6-й разведывательной, 16-й учебной и 849-й эскадрильи обеспечения), сформированных в составе 49-го истребительного авиакрыла, ВВБ Холломан, командующий ВВС США генерал Майкл Моусли заявил: «С поступлением на вооружение БЛА типа «Рипер» мы фактически перешли от преимущественного использования БЛА для решения задач разведки и наблюдения, как это имело место до начала операции «Iraqi Freedom», к применению БЛА в качестве настоящего «воздушного охотника-убийцы». Слово не расходится с делом – совсем недавно Пентагон принял решение приобрести еще 24 таких БЛА, общую же численность БЛА MQ-1 «Предейтор» и MQ-9 «Рипер» планируется довести до 319 машин.

Перспективные разведывательно-ударные и боевые БЛА 

Однако «Рипер» – это все же разведывательно-ударный БЛА, а американским военным настоятельно требуется «беспилотник», изначально в большей степени адаптированный именно под ударные задачи. И такой аппарат в скором времени должен поступить на вооружение ВС США – специалисты «Дженерал Атомикс» разработали БЛА типа «Эвенджер» («Avenger»; также «Предейтор С» / «Predator С»), который совершил первый полет 4 апреля 2009 года и стоит порядка 12-15 млн. долларов. «Эвенджер» изначально создан в качестве ударного «беспилотника», он имеет стреловидное крыло (стреловидность по передней кромке 17°, размах 20,12 м), длину около 14,5 м и оснащается ТРД PW545B тягой 17 кН. Практический потолок – 18290 м, продолжительность полета – не менее 20 часов (при установке в бомбоотсеке дополнительного бака – на 2 часа больше), крейсерская скорость полета – около 740 км/час, а максимальная масса полезной нагрузки – порядка 1360 кг. БЛА «Эвенджер» создан с широким использованием технологий малозаметности – в частности, применено радиопоглощающее покрытие, снижен уровень «выхлопа» двигателя и пр. Он оборудован внутренним отсеком для различных авиационных средств поражения (УР «Хеллфайр» или УАБ GBLJ-24 «Пэйвуэй III», GBU-31 JDAM или GBU-38 JDAM), а в состав БРЭО входят РЛС с синтезированной апертурой луча «Линкс» и оптико-электронная прицельная система ALERT, разработанная для истребителя F-35 «Лайтнинг II». По утверждению разработчика, наземная станция управления и система техобслуживания у нового БЛА – аналогичны применяемым на БЛА «Предейтор» и «Рипер», за исключением обслуживания силовой установки.

Особо следует отметить, что прототип, проходящий сегодня испытания, оснащен посадочным гаком, что предполагает его использование в составе корабельных авиакрыльев авиации ВМС США, а 3 мая 2010 года компания-разработчик анонсировала «оморяченный» вариант данного БЛА, «Си Эвенджер» (Sea Avenger), который примет участие в тендере ВМС США на перспективный разведывательно-ударный БЛА корабельного базирования. Отличительные особенности «Си Эвенджера» – складывающееся крыло и убираемая платформа с оптико-электронной системой.

Наконец, необходимо упомянуть о программе создания специализированных ударных БЛА, на которые в зависимости от тактической обстановки могут возлагаться такие задачи, как поражение важных военных (государственных) целей; оказание помощи пилотируемой авиации в завоевании господства в воздухе, в том числе и подавление средств ПВО и РЭБ противника, нарушение его системы связи и т.п.; осуществление изоляции района боевых действий; контртеррористическая борьба и пр.

В данной области пока активные работы ведутся только в интересах ВМС США – это специализированный ударный БЛА корабельного базирования Х-47В, разработка которого поручена корпорации «Нортроп Грумман». Причем, по оценке разработчика и ряда американских военно-морских экспертов, созданный на базе уже существующего демонстратора Х-47В боевой БЛА сможет брать на борт такую же нагрузку, как и «авианосная» модификация истребителя 5-го поколения F-35 (около 2000 кг, включая УР различного назначения и КАБ/УАБ), но при этом будет способен намного дальше проникать в глубь обороны противника, снижая к тому же потери в личном составе. В этой связи руководство министерства ВМС США уже отдало указание соответствующим подразделениям провести оценку целесообразности и возможности сокращения заказа истребителей F-35B (с коротким взлетом и посадкой) и F-35C (авианосного базирования) с последующим направлением высвободившихся средств на программу палубного боевого БЛА Х-47В. Официально программа начата в 2007 году, рассчитана на 6 лет и имеет бюджет в размере 1,5 млрд долларов.

Аппарат-демонстратор Х-47В имеет длину 11,63 м, размах крыла 19,9 м (в сложенном виде – 9,41 м), масса пустого – 6350 кг, максимальная взлетная масса – 20 190 кг, максимальная посадочная масса – 10 670 кг, практический потолок – 12190 м, дальность полета на одной заправке – 3900 км, силовая установка – один ТРД F100-220U компании «Пратт энд Уитни», крейсерская скорость – 0.45М. Боевой БЛА может нести в двух внутренних отсеках по одной 900-кг УАБ GBU-31 JDAM или по шесть 150-кг авиабомб SDB (Small Diameter Bomb), что позволит в одном вылете поражать не менее 12 различных целей. Кроме того, есть отсек для БРЭО, а кроме вооружения в отсеках можно будет размещать аппаратуру РЭБ или разведаппаратуру, либо топливный бак на 2270 л, что позволит использовать аппарат в роли палубного заправщика.

Первый полет демонстратора AV-1 состоялся на ВВБ Эдвардс 4 февраля 2011 года, а в 2013 году американцы планируют уже провести морские испытания – то есть посадку и взлет с палубы авианосца, находящегося на ходу в море. «В тот день, когда мы посадим БЛА на аэрофинишер авианосца, в истории морской авиации наступит новый этап», – заявил СМИ руководитель программы UCAS-D от «Нортроп Грумман» Скотт Уиншип.

Программа корабельных испытаний, для которой выбран атомный многоцелевой авианосец «Гарри Трумэн» (USS Harry S. Truman), включает несколько этапов: вначале необходимо будет проверить работоспособность систем управления БЛА вне «посадочной зоны» вокруг авианосца радиусом 400 метров и лишь затем состоится первая посадка «беспилотника» на авианосец, причем сперва в ручном режиме. Поначалу демонстратору придется «работать» только в 200-мильной зоне воздушного пространства, контролируемой центром управления авианосца.

«Существуют три критические для проекта технологии, разработку которых нам необходимо завершить в ближайшее время: автоматическая дозаправка БЛА в полете, управление полетным заданием и материалы, созданные по технологии малой заметности», – подчеркивает Скотт Уиншип. В случае удачного исхода испытаний, серийные палубные боевые БЛА должны будут поступить в эксплуатацию в 2025 году.

При этом следует особо отметить, что согласно заявлениям ряда представителей ВМС США, программа UCAS-D является неким промежуточным, переходным этапом к более амбициозной и технологически сложной программе N-UCAS, основной целью которой является разработка и серийный выпуск БАС корабельного базирования следующего поколения, отличительными особенностями которой станут большая дальность полета, возможность дозаправки топливом в полете, увеличенная масса и разнообразие боевой нагрузки.

В целом, главная цель программы N-UCAS – дать, наконец, американским ВМС «по-настоящему длинную руку», способную, по крайней мере, на среднесрочную перспективу сохранить за авианосными группами роль силы стратегического масштаба. Это особенно важно с учетом того, что после снятия с вооружения штурмовиков А-6 и истребителей F-14 ударный потенциал американской авианосной авиации серьезно снизился. Палубные истребители-бомбардировщики F/A-18E/F «Супер Хорнет» имеют боевой радиус без дозаправки 900 км, а перспективный F-35 – 1200 км, тогда как боевой БЛА корабельного базирования на одной заправке может обладать минимум в 2,5 раза большим показателем.

Однако у Пентагона не все идет пока гладко – активное противодействие самой концепции БЛА палубного базирования оказывает, по оценке американских экспертов, подавляющая часть командного состава авианосной авиации ВМС США, особенно – командиры авиаэскадрилий и авиакрыльев корабельного базирования. Против «беспилотников» корабельного базирования, особенно – боевых, настроены и многие летчики-палубники. Этот «психологический барьер» можно будет преодолеть только после успешной опытной эксплуатации первых БЛА-демонстраторов.

Разработки Европы и других стран

В целом боевое применение ударного «беспилотника» происходит по стандартному сценарию: взлет и следование в заданный район; допоиск выявленных ранее и подлежащих уничтожению объектов (целей); поражение объекта, оценка эффективности применения оружия, а затем – возвращение к месту базирования. Как видим – все предельно просто, но достаточно высоко эффективно. Так не вызывает удивления тот факт, что к разведывательно-ударным и ударным БЛА обратили свой взор и другие страны мира.

К примеру, активно осваивает «беспилотное направление» Китай, чьи компании регулярно демонстрируют на различных международных выставках БЛА различных размерностей и типов. Так, на проводившемся в июне 2011 года в Ле Бурже очередном международном аэрокосмическом салоне на стенде Корпорации авиационной промышленности Китая, «AVIC», демонстрировался макет БЛА «Wing-Loong», который просто до боли в глазах напоминал известный «истребитель террористов» БЛА семейства «Предейтор».

Впервые в Ле Бурже был показан и результат совместного творчества британской компании «BAE Systems» и французской «Дассо Авиасьон» (Dassault Aviation) в сфере средневысотных БЛА с большой продолжительностью полета. Новый БЛА, имеющий крыло размахом 28 метров, получил название «Телем» (Telemos, оно было присвоено БЛА в июне 2011 года, буквально накануне выставки) – в честь одного из мифологических героев, прорицателя у циклопов – и с самого начала создается с прицелом не только на ведение разведки и наблюдения, но и для использования в качестве ударного. Как и в случае с американским БЛА MQ-9 «Рипер», на нем предусматривается подвеска УР класса «воздух–поверхность».

Реализация совместного англо-французского проекта по БЛА стала возможной благодаря соответствующим соглашениям, достигнутым Великобританией и Францией в ходе Англо-французского саммита по вопросам обороны и безопасности, проводившегося летом 2010 года, и вначале БЛА получил рабочее название OUAS MALE (Operational Unmanned Air System Medium Altitude Long Endurance, примерно можно перевести как «Беспилотная авиационная система оперативного назначения, средневысотная большой продолжительности полета»). В феврале 2011 года «BAE Systems» и «Дассо» подписали Меморандум о взаимопонимании по программе «Телем», заказчики – Париж и Лондон – уже согласились выделить на программу примерно по 722 млн. долларов каждый. По утверждению разработчиков, после подписания производственного контракта консорциум сможет поднять первый серийный образец в течение пяти лет.

Сенсацией Берлинского авиасалона 2006 года стал БЛА типа «Барракуда» (Barracuda), созданный концерном «EADC» в рамках совместной германо-испанской программы – под требования военных ведомств данных стран к перспективному разведывательно-ударному БЛА. Аппарат создавался с широким использованием технологий, заимствованных из гражданского сектора авиастроения, активно применялись композиционные материалы, позволившие снизить массу БЛА и его заметность в различных диапазонах. Фактически едва ли не единственным металлическим элементом конструкции аппарата является лонжерон крыла, выполненного съемным для облегчения транспортировки «беспилотника» и обеспечения его наилучшей адаптации к различным задачам и оперативным сценариям (в зависимости от задачи на БЛА можно было ставить один из пяти типов крыла). Постройка осуществлялась в кооперации нескольких заводов концерна: фюзеляж был изготовлен на германском заводе в Аугсбурге, крыло – в испанском Гетафе, под Мадридом.

«Барракуда» выполнила первый полет 2 апреля 2006 года в районе испанской ВВБ Сан-Хавьер на полуострове Иберия (полет выполнялся в полностью автономном режиме, без управления с земли), а чуть ранее – в феврале 2006 года – в южногерманском городе Манхинг, где осуществляется сборка евроистребителя «Тайфун» и расположен авиационный испытательный центр Бундесвера, состоялась презентация «беспилотника», на которую был допущен лишь узкий круг военных и политиков. В мае 2006 года БЛА был с помпой продемонстрирован в мае 2006 года на выставке в Берлине, но 23 сентября 2006 года во время очередного полета БЛА при заходе на посадку на испытательный аэродром в Испании упал в море и был полностью разрушен. Авария надолго затормозила работы по программе, ряд экспертов даже предрекал ее полный крах – 13 сентября 2007 года руководитель подразделения «EADC» по разработкам в области обороны и безопасности Стефан Цоллер даже официально заявил, что концерн не будет строить второй экземпляр «Барракуды», а сосредоточится на новом проекте перспективного европейского БЛА, контракт на который, по его словам, ожидался от германского Минобороны.

Однако в 2008 году программа была вновь открыта и в ноябре того же года была завершена постройка новой «Барракуды» (аппарату присвоили обозначение «Барракуда-2»), которая совершила первый полет в июле 2009 года – на полигоне в Гуз-Бей в Канаде. Предполагалось, что БЛА будет привлекаться к решению таких задач, как разведка и целеуказание, морское патрулирование, а опционально – но не обязательно – и применение авиационных средств поражения, которые могли размещаться во внутрифюзеляжном отсеке. В состав сменного целевого оборудования БЛА могут входить оптико-электронные и телевизионные системы, лазерный целеуказатель, РЛС и станция радиотехнической разведки, которые также размещаются во внутреннем отсеке.

БЛА оснащен ТРДД JT15D тягой 14 кН разработки «Пратт энд Уитни Канада» и имеет длину 8,25 м, размах крыла 7,22 м, массу пустого 2300 кг, максимальную взлетную массу 3250 кг, массу полезной нагрузки – 300 кг, боевой радиус – около 200 км, практический потолок 6100 м, а скорость порядка М=0,85. Впрочем, в связи с запуском других внутриевропейских проектов разведывательно-ударных БЛА, в частности – БЛА типа «Телем» и «Ньюрон» – дальнейшая судьба БЛА типа «Барракуда» не совсем ясна.

Европейскими авиастроительными компаниями предпринимались и другие попытки создания прототипов или демонстраторов разведывательно-ударных или ударных БЛА. К таковым можно отнести такие БЛА как «Филур» (FILUR) шведского концерна «СААБ» (SAAB); БЛА «Скай-Икс» (Sky-X) максимальной взлетной массой 1450 кг итальянской компании «Алениа Аэронаутика» (Alenia Aeronautica; первый полет 29 мая 2005 года, построен только один опытный образец, дальнейшая судьба проекта неизвестна, хотя часть наработок была использована в БЛА-демонстраторе «Ньюрон»); БЛА «Фьюри» (Fury) – вооруженный вариант БЛА «Херти» (Herti) британской компании «BAE Systems» и малозаметный ударный БЛА «Таранис» (Taranis) максимальной взлетной массой около 8000 кг, разработанный той же британской компанией (фактически аналог американских БЛА данного класса; прототип, обошедшийся в 143 млн фунтов стерлингов, был продемонстрирован на предприятии компании в Уортоне, графство Ланкашир, 12 июля 2010 года, наземный этап испытаний был начат в 2009 году, первый полет был перенесен на 2012 год), а также семейство БЛА «Анка» (Anka) максимальной взлетной массой 1600 кг турецкой компании «ТАИ» (TAI – Turkish Aerospace Industries; разработаны разведывательный «Анка-А» и боевой «Анка-Б», первый «беспилотник» поднялся в воздух 5 мая 2011 года).

Однако самым амбициозным проектом Европы в области создания боевых БЛА является все же программа «Ньюрон» (Neuron, хотя часто употребляют вариант «nEUROn»), официально одобренная к реализации французским правительством в 2003 году и осуществляемая компаниями «Дассо» (главный подрядчик), шведской «СААБ» (изготовление фюзеляжа, топливной системы, авионики и программного обеспечения системы управления полетом; взнос Швеции в программу – 75 млн евро, в том числе от «СААБ» – 66 млн евро), итальянской «Алениа Аэронаутика» (разработка оптико-электронной системы, проектирование и производство внутренних отсеков вооружения и системы электропитания), швейцарской «РУАГ» (RUAG; испытания в аэродинамической трубе и разработка системы управления вооружением), испанским подразделением «EADC» (EADS-CASA; крыло, наземная станция управления, система связи; вклад Испании – 35,5 млн евро) и греческой компанией «ХАЙ» (HAI – Hellenic Aerospace Industries; отвечает за кормовую часть фюзеляжа и выхлопное сопло). Элементы бортовой навигационной системы поставляет американская корпорация «Нортроп Грумман». Правда, первый транш поступил разработчикам – в размере 405 млн. евро – только в феврале 2006 года.

Согласно планам Минобороны Франции, перспективный БЛА станет аппаратом-демонстратором в рамках более расширенной программы создания перспективной боевой авиационной системы, получившей название FCAS и предусматривающей создание к 2030 году нового французского боевого самолета. В рамках проекта «Ньюрон» планируется разработать и испытать технологии управления полетом и обнаружения в сложных условиях, а также отработать тактику применения беспилотных ударных систем. Правда пока так и не понятно, каким будет данный авиационный комплекс – пилотируемым или беспилотным, и будет ли боевой БЛА создаваться как отдельная авиационная система. Расчетная максимальная масса БЛА-демонстратора – около 7000 кг, длина аппарата – около 10 м, размах крыла – около 12 м, максимальная скорость полета – около М=0,7, а продолжительность полета – не менее 2-3 часов. Вооружать БЛА «Ньюрон» планируется обычными авиабомбами Mk82 и УАБ CBU-12 и JDAM, причем «беспилотник» должен будет обладать способностью самостоятельно обнаруживать и классифицировать цели, находящиеся в назначенном районе и подлежащие уничтожению, а затем выполнять атаку с использованием бортовых средств поражения. Кроме того, предполагается, что управлять ударными БЛА данного типа смогут в перспективе и пилоты самолетов «Рафаль» и «Грипен» NG.

23 июня 2009 года на конференции, посвященной интеллектуальным беспилотным авиационным системам военного назначения, директор программ разработки беспилотных летательных аппаратов Генеральной делегации по вооружению Минобороны Франции Филипп Коффи заявил, что проектирование БЛА-демонстратора «Ньюрон» было завершено в конце апреля 2009 года. В начале того же года прошла испытание и силовая установка на базе ТРДД Adour Mk.951, разработанный совместно компаниями «Rolls-Royce» и «Turbomeca», хотя на серийных аппаратах – если таковые появятся – будет установлен ТРДДФ М88 компании «Снекма» (Snecma), который стоит на истребителе «Рафаль». Специальный воздухозаборник для двигателя разработала сама «Дассо», а выхлопное сопло – греческая «ХАЙ».

Особый упор в разработке БЛА-демонстратора сделан на максимально возможном использовании технологий малозаметности. В перспективе планируется оснащать аппарат РЛС с синтезированной апертурой луча. После успешного завершения этапа экспертизы проекта разработчики приступили к активной фазе – с намерением поднять «беспилотник» в воздух в 2012 году. Пока все идет по плану – 25 января 2011 года на предприятии компании «СААБ» в шведском Линчёпинге был изготовлен первый фюзеляж БЛА типа «Ньюрон», а 18 марта 2011 года компания «EADS-CASA» передала на линию финальной сборки первое крыло. Заявленная стоимость одного БЛА составит порядка 25 млн. евро.

Индийский проект

Осуществляют работы по созданию вооруженных вариантов БЛА и индийские военные. Первым опытом в данной области призвана стать эксплуатация нескольких БЛА – барражирующих боеприпасов типа «Хароп» или «Гарпия» (о них – чуть ниже), контракт на приобретение которых, был подписан с израильской компанией «IAI» некоторое время назад (точное количество приобретаемых «гарпий» и сумма контракта сторонами не раскрываются). Кроме того, согласно обнародованной официальными представителями Минобороны Индии информации, в настоящее время национальным военно-промышленным комплексом, при активном участии зарубежных специалистов, ведутся работы по созданию боевого беспилотного летательного аппарата – в соответствии с тактико-техническим заданием, как утверждается в индийских специализированных СМИ, выданным Минобороны Индии. Необходимость в создании ББЛА силами индийского военно-промышленного комплекса обусловлена военно-политическим руководством Индии тем, что при существующих ограничениях в области международной торговли вооружениями и военной техникой, вряд ли будет возможно найти страну или компанию, которая согласится продать и тем более – передать технологию производства боевых беспилотных летательных аппаратов.

Главным исполнителем работ по перспективному ББЛА является Агентство аэрокосмических исследований Индии (Aeronautical Development Agency, структурно входит в состав Организации по оборонным исследованиям и разработкам – DRDO), система управления и комплект БРЭО разрабатывается совместно с Лабораторией по прикладной военной электронике (Defense Electronic Application Laboratory). Также сообщается, что в рамках работы над данным ББЛА, получившим пока рабочее название AURA (Autonomous Unmanned Research Aircraft – «Автономный опытный беспилотный летательный аппарат»), индийские инженеры намереваются активно применять наработки, полученные в рамках создания первого национального истребителя «Теджас» (LCA), а также широко применить в его конструкции композиционные материалы и технологии малозаметности.

Интересно, что сами представители организации-разработчика описывают перспективный БЛА как «высокоскоростной беспилотный летательный аппарат – разведчик, обладающий возможностью нести на борту вооружение и применять его в целях самообороны и для поражения различных объектов противника». Так, например, в ноябре 2009 года В. К. Сарасват, советник по научным вопросам министра обороны Индии, заявил в интервью журналистам ряда индийских СМИ, что индийская промышленность и военные в ближайшее время активизируют работы «по созданию боевого беспилотного летательного аппарата, который сможет не только вести разведку и наблюдение, но и осуществлять поиск определенных целей противника с последующим их уничтожением бортовым оружием». Кроме того, двумя годами ранее один из бывших руководителей индийской Организации по оборонным исследованиям и разработкам подчеркивал, что индийский перспективный боевой БЛА будет представлять собой аппарат, построенный по схеме «летающее крыло», иметь внутренние отсеки для различного вооружения и оснащаться турбореактивным двигателем. Впрочем, создание подобного ББЛА для индийского военно-промышленного комплекса – это дело даже не завтрашнего дня.

Важное внимание созданию разведывательно-ударных и ударных БЛА уделяет и в Китае. Так, на прошедшей в июне 2011 года в Ле Бурже авиационной выставке на стенде Корпорации авиационной промышленности Китая («AVIC») демонстрировалась модель БЛА «Wing-Loong», внешний вид которого как две капли воды похож на американский БЛА семейства «Предейтор», разве что на рекламной листовке под крылом на пилонах были показаны не по три, а всего по одной ракете «воздух – поверхность». Летно-технические характеристики БЛА: длина – 9,05 м; высота -2,77 м; размах крыла – 14,0 м; максимальная взлетная масса-1100 кг, максимальная масса топлива и полезной нагрузки – 300 кг и 200 кг соответственно, максимальная скорость полета – 280 км/час, максимальный потолок – 5000 м, максимальная дальность – 4000 км.

Другой вариант разведывательно-ударного «беспилотника» создан китайскими специалистами на базе крылатой ракеты воздушного базирования и получил обозначение WJ-600. Разработчиком аппарата выступила Аэрокосмическая научно-промышленная корпорация Китая («China Aerospace Science and Industry Corp.» или «CASIC»). Данный «беспилотник» способен, по заявлению разработчиков, решать равно эффективно задачи как поражения важных объектов, так и ведения разведки и наблюдения с передачей разведданных на наземный (воздушный, корабельный) КП в реальном масштабе времени. В рекламно-информационных материалах заявлена возможность вооружения WJ-600 управляемыми ракетами KD-2 класса «воздух–поверхность» и корректируемыми / управляемыми авиабомбами. Среди целевой нагрузки также заявлены РЛС с синтезированной апертурой луча, станции радио- и радиотехнической разведки и пр.

На выставках в виде моделей и рекламно-информационных материалов также демонстрировались и другие китайские перспективные разведывательно-ударные и ударные БЛА, такие как: «стелс»-БЛА «Дарксворд» (Darksword), «Комбат Игл» (Combat Eagle) с крылом обратной стреловидности, «Тандерболт» (Thunderbolt), ASN-229A, СН-1 и СН-3, а также «Йилонг» (Yilong). Впрочем, информация по китайским БЛА – равно как и по многим другим военным разработкам КНР – крайне скудна и ограничена, а потому однозначно определить, что это за образец – некая реальная проработка или просто «буйная фантазия» рекламно-выставочного отдела той или иной корпорации, невозможно.

«Беспилотник-самоубийца»

Особняком в классе разведывательно-ударных «беспилотников» стоит БЛА «Хароп» (Нагор) израильской компании «IAI» (Israel Aircraft Industries), который по сути является комбинацией разведывательного БЛА и барражирующего боеприпаса. Данный аппарат был впервые продемонстрирован в начале 2009 года на выставке «Аэро Индия 2009» в южноиндийском Бангалоре и в целом, по словам разработчиков, представляет собой увеличенную и существенно доработанную модификацию противорадиолокационного БЛА «Гарпия» (Harpy). Беспилотный аппарат имеет длину 2,5 м и размах крыла 3,0 м, запускается из транспортно-пускового контейнера наземного или корабельного базирования и способен находиться в воздухе в режиме патрулирования-ожидания до 6 часов. При этом размещенная в носовой части комбинированной оптико-электронная система с ИК-камерой обеспечивает в секторе 360° обнаружение и сопровождение различных объектов, а также выполняет передачу в реальном масштабе времени видеоданных на наземный (корабельный) КП.

Наличие собственной автономной системы обнаружения и целеуказания, по утверждению разработчиков, делает их комплекс полностью независимым от других средств разведки и обеспечивает войска возможностью применять его даже в условиях малознакомой местности и неразведанного театра военных действий. После того как нужная цель обнаружена и опознана, бортовая система управления вырабатывает данные целеуказания, и «Хароп» выходит в атаку на цель, используя свою БЧ массой 23 кг. Имеется два режима атаки: по командам оператора или же самонаведение на источник радиоизлучения. Управление действиями боеприпаса осуществляется оператором наземного КП практически на всех этапах – благодаря этому боевой расчет может прекратить атаку, и аппарат вернется в режим патрулирования-ожидания, или же перенацелить его.

К настоящему времени компания «IAI» уже заключила контракт с Индией на поставку 10 «беспилотников» данного типа объявленной стоимостью около 100 млн. долларов. Кроме того, по утверждению представителей компании, сегодня уже завершены переговоры с руководством МО Германии о возможности адаптации комплекса «Хароп» под местные требования и уже даже начаты работы с немецкой компанией «Рейнметал Дефенс», определенной главным подрядчиком по программе (по некоторым данным, в сентябре 2009 года Бундесвер подписал контракт на некоторое количество данных БЛА).

В октябре 2005 года европейская компания «MBDA» предлагала данный БЛА под обозначением «Уайт Хок» (White Hawk) руководству МО Великобритании в рамках программы LMCD (Loitering Munition Capability Demonstration), известной также как «Файр Шэдоу» (Fire Shadow). «Хароп» оказался в числе кандидатов-финалистов, но затем британское Минобороны решило отдать подряд британскому производителю.

Беспилотник-истребитель

Самой амбициозной задачей в обозримой перспективе является создание БЛА, предназначенного для завоевания господства в воздухе. Хотя, как представляется, это единственная на сегодня и как минимум на ближнесрочную перспективу задача, для решения которой применение БЛА нецелесообразно – при текущем уровне развития последние не смогут противостоять даже легкому истребителю или штурмовику.

Однако работы по теме беспилотных истребителей-штурмовиков, или как их еще называют беспилотные боевые самолеты, уже идут в полном разгаре в ряде ведущих стран мира, тогда как официальный представитель американского Агентства по перспективным оборонным разработкам (DARPA) сообщил в 2010 году, что данная организация уже завершает создание новых БЛА-истребителей (проект «Перегрин – Киллер БЛА»), которые будут способны «решать задачи по уничтожению себе подобных – других беспилотных летательных аппаратов различного назначения». Один же из самых заслуженных летчиков-истребителей авиации ВМС США Томас Кэссиди (Thomas Cassidy), занимавший до марта 2010 года пост старшего исполнительного директора компании «Дженерал Атомикс», разрабатывающего и производящего БЛА семейства «Предейтор» / «Рипер», заявил буквально следующее: «Я хочу однажды увидеть «Предейтор», на борту которого будут нанесены значки побед над «МиГами», и я уверен, что в скором времени так и будет». Комментарии, как говорится, излишни.

Причем попытки использования БЛА в целях борьбы с авиацией противника Пентагон предпринимал еще в 1960-70-х годах. Так, например, 25 января – 28 апреля 1971 года по заказу ВМС США часть БЛА BQM-34A была переоборудована в беспилотные средства для повышения летного мастерства летчиков авианосной авиации ВМС США (модифицированные аппараты получили обозначение Maneuverability Augmentation System for Tactical Air Combat Simulation или MASTACS) и предназначались для использования в процессе учебно-боевой подготовки в созданной в 1969 году на военно-воздушной базе ВМС США Мирамар, штат Калифорния, специальной летной школе «Топ Ган» (Top Gun), известной отечественному читателю по одноименному фильму с Томом Крузом в главной роли.

Первое испытание, в котором новый БЛА выступал против двух истребителей-бомбардировщиков F4 «Фантом» авиации ВМС США, состоялось 10 мая 1971 года в районе острова Санта-Каталина у побережья Калифорнии. «Беспилотник» был вооружен УР «Сайдуиндер» с тепловой ГСН и УР «Спарроу» с радиолокационной ГСН. Запуск БЛА выполнялся с наземной ПУ, после чего летчики «фантомов» пошли на сближение и вступили в схватку с роботом-истребителем, причем никаких ограничений американским пилотам не ставилось – они должны были действовать как в реальном бою. Описание боя, которое можно найти в американской литературе, весьма примечательно – при первой же попытке сблизиться и атаковать «беспилотник» летчики оплошали и через несколько секунд сами уже оказались в роли жертвы, поскольку «Файрби», выполнив стремительный маневр, зашел им в хвост. Летчики-истребители уклонились от атаки и сами выпустили ракеты, но добиться попаданий не сумели!

Другой вариант «беспилотника-истребителя» – это создаваемый на средства Агентства по перспективным оборонным разработкам (DARPA) аппарат «Перегрин UAV Киллер» (Peregrine UAV Killer, что можно перевести как «Перегрин – убийца БЛА», a «peregrine» – это сокол-сапсан). Еще в 2006 году DARPA выделило на поисковые работы по данному проекту 11 млн. долларов, задача перспективного БЛА – барражирование в назначенном районе и поиск вражеских «беспилотников», с последующим их уничтожением.

«Скат» почти не виден

И, наконец, о России. Несмотря на то, что еще в 1980-х годах в нашей стране велись работы по перспективному разведывательному/разведывательно-ударному БЛА – речь о туполевском КБ и его БЛА Ту-300 (также «изделие 300» или «Коршун») взлетной массой порядка 3-3,5 тонн для фронтового беспилотного авиационного комплекса «Строй-Ф», то к началу нового века российская «оборонка» в данной области отстала от ведущих зарубежных стран, можно сказать, на целое поколение. Туполевский же «Коршун», демонстрировавшийся в 1990-е годы на российском авиасалоне МАКС, похоже, даже несмотря на заявления о «реанимации проекта», вероятнее всего будущего не имеет. По крайней мере, в варианте разведывательно-ударного БЛА.

Неопределенной осталась и судьба проекта боевого БЛА разработки ОКБ им. А.С. Яковлева, который получил рабочее обозначение «Прорыв» и позиционировавшийся в классе 10-тонников (впервые подробная информация о данной программе появилась за подписью главного конструктора ОКБ им. А.С. Яковлева Юрия Янкевича в марте 2006 года в журнале «Полет», приуроченном к 100-летию А.С. Яковлева). В частности, в рамках единой БАС планировалось создать боевой БЛА «Прорыв-У», разведывательный БЛА «Прорыв-Р» и БЛА радиолокационного дозора «Прорыв-РЛД» (варианты БЛА были унифицированы на 60-70%, последние два БЛА отличались от боевого целевой нагрузкой, крылом большого удлинения и конструкцией хвостового оперения). Причем в целях снижения стоимости и сокращения сроков разработки намечалось использовать отработанные на УБС Як-130 отдельные системы и агрегаты, в первую очередь двигатель, систему дистанционного управления, другие самолетные системы и БРЭО (заявлялась степень унификации БЛА и УБС на уровне 40%).

Боевой БЛА строился по малозаметной схеме летающего крыла без хвостового оперения, с внутренним размещением боевой нагрузки и одним двигателем с воздухозаборником в верхней головной части фюзеляжа, а основные ЛТХ аппарата были следующими: взлетная масса – 10000 кг, масса полезной нагрузки – 1000-3000 кг, максимальная скорость – 1100 км/ч, практический потолок – 16000 м, продолжительность полета – около 6 часов. Примечательно, что в 2005 году было объявлено о заключении соглашения с итальянской компанией «Алениа Эрмакки» (группа компаний «Финмекканика») соглашения по вопросу совместных работ по перспективным БАС, а на авиашоу в Ле Бурже в 2007 году занимавший тогда пост президента Корпорации «Иркут» и генерального директора входящего в нее ОКБ им. А.С. Яковлева Олег Демченко официально подтвердил, что стороны уже приступают к практическим работам в этом направлении: «Два года назад мы с итальянскими компаниями «Финмекканика» и «Алениа» подписали соглашение о создании на базе Як-130 беспилотного летательного аппарата. На сегодняшний день уже получены все разрешительные документы от министерств обороны России и Италии. Сейчас начинается практическая работа по реализации этого проекта». Впрочем, в последующем новой информации о данной программе не поступало – в том числе и потому, что российское Минобороны долго не могло определиться с тем, нужны ли ему «большие» БЛА и если да – то какие именно. По этой же причине – отсутствие интереса со стороны единственного заказчика – затормозилась и программа создания разведывательно-ударного комплекса «Дань-БАРУК» взлетной массой около 500 кг – данным проектом занималось казанское ОКБ «Сокол».

Впрочем, самым амбициозным проектом – вне всякого сомнения – стал боевой БЛА типа «Скат», презентация которого компанией-разработчиком, РСК «МиГ», состоялась в рамках проведения авиакосмического салона МАКС-2007. Данный аппарат выполнен по малозаметной схеме «летающее крыло» без хвостового оперения, значительная часть конструкции БЛА выполнена из композитов. Несущий корпус аппарата в плане представляет собой треугольник с углом стреловидности по передним кромкам около 54°, аналогичную стреловидность имеют выполненные с нулевым сужением консоли крыла со срезанными под 90° к передней и задним кромкам законцовками. По оценке экспертов, конструкция БЛА типа «Скат» позволяет существенно снизить радиолокационную заметность аппарата.

Крыло – с многофункциональными отклоняемыми поверхностями по задней кромке (управление по крену, тангажу и курсу, плюс аэродинамическое торможение). Кроме того, дополнительные управляющие поверхности размещены на прифюзеляжных частях центроплана (имеют обратную стреловидность по задней кромке порядка 54°). Шасси – самолетного типа, трехопорное, убирающееся, с одним колесом на каждой стойке: передняя стойка убирается назад по полету в отсек корпуса под воздушным каналом двигателя, основные стойки убираются в ниши центроплана.

Силовая установка включает один ТРДД РД-5000Б тягой 5040 кгс, имеющий плоское сопло, а нерегулируемый воздухозаборник расположен вверху носовой части БЛА. Для целевой нагрузки массой около 2000 кг, включая вооружение (на презентации рядом были разложены УР «воздух–РЛС» Х-31П и КАБ КАБ-500Кр), имеются два внутрифюзеляжных отсека – по бокам самой силовой установки аппарата – каждый на одну УР или КАБ калибра 250-500 кг (длина отсека – 4,4 м, ширина – 0,65 м, высота – 0,75 м).

Основные ЛТХ «беспилотника» типа «Скат» заявлены следующие: длина – 10,25 м, размах крыла – 11,5 м, высота – 2,7 м, максимальная взлетная масса – 10000 кг, максимальная скорость полета у земли – 800 км/ч, максимальное число М – около 0,8, практический потолок – 12000 км, дальность полета – 4000 км.

В рамках программы испытаний планировалось создать как беспилотный вариант «Скат-Д», так и пилотируемый «Скат-ПД»,– в целях более эффективной отработки всех элементов конструкции и бортовых систем и БРЭО аппарата. Среди участников программы в 2007 году значились: ЦАГИ (проверка аэродинамической компоновки БЛА), 2-й ЦНИИ МО России; Концерн радиостроения «Вега»; ГосНИИАС; ОАО «Климов»; Тушинское МКБ «Союз»; ММП им. В.В. Чернышева (все три – силовая установка); ОКБ «Русская авионика» (БРЭО); а также ЗАО «Хиус» (изготовление композитных элементов конструкции БЛА).

В целом, представленный демонстратор БЛА типа «Скат» выглядел неплохо – на уровне лучших зарубежных разработок в данном сегменте, однако на сегодня статус программы не совсем ясен. По словам представителей компании-разработчика, работы в области создания разведывательно-ударных БАС ведутся, но какой вариант будет получен на выходе пока не совсем ясно и будет зависеть, как представляется, от позиции, которую займет руководство Минобороны России, пока что определившееся с тем, что «беспилотники» будут переданы обратно в ВВС, и с закупкой ряда аппаратов зарубежного и российского производства. В каком направлении работы здесь пойдут в России дальше – не берутся предсказывать даже самые информированные и «смелые» эксперты.

Заключение

Подводя итог нашему небольшому обзору, можно сделать вывод о том, что в последнее время БЛА все активнее вытесняют традиционные пилотируемые самолеты и вертолеты из различных сфер боевого применения авиации, чему способствует целый ряд обстоятельств: более высокая живучесть БЛА (вследствие меньшей заметности в радиолокационном, инфракрасном, оптическом и акустическом диапазонах); большая продолжительность полета – исчисляется на сегодня уже сутками; меньшая – по сравнению с пилотируемыми ЛА – вероятность обнаружения и поражения средствами ПВО противника; достаточно высокая эффективность устанавливаемой на БЛА бортовой радиоэлектронной и целевой аппаратуры; способность осуществлять контролируемый безопасный полет на предельно малых высотах (порой недоступных для пилотируемых ЛА); возможность нахождения в высокой степени боевой (оперативной) готовности практически неограниченное время, а также существенно меньшая стоимость разработки, серийного производства и войсковой эксплуатации БЛА и подготовки операторов наземных или иных КП.

Высокая «конкурентоспособность» БЛА военного назначения обеспечивается также за счет более широкого применения при их разработке и производстве новейших достижений в различных областях науки и техники, таких как микроэлектроника, двигателестроение, композиционные материалы, средства связи и навигации и т.п. Кроме того, на всех крупных БЛА сегодня стоят современные высокоэффективные оптико-электронные, инфракрасные и радиолокационные средства, системы картографирования местности и распознавания целей (объектов), а также системы выдачи данных целеуказания на комплексы оружия.

Дальнейшее развитие разведывательно-ударных и ударных (боевых) БЛА, как представляется, будет осуществляться в направлении расширения их боевых возможностей, повышения массы и разнообразия полезной нагрузки, расширения их возможностей по базированию – создание ударных БЛА корабельного базирования, развитие линейки барражирующих БЛА-«смертников» и т.п.

Примечательно, что применительно к ВС США наиболее активным сторонником развития крупных ударных БЛА стали ВМС, а не Армия или ВВС, которые пока удовлетворяются БЛА семейства «Грей Игл» / «Предейтор» / «Рипер». Адмиралы также продвигают и идею создания неких беспилотных аналогов современным истребителям-бомбардировщикам (тактическим истребителям). Так, еще на Международном симпозиуме Североамериканской ассоциации по беспилотным системам, проводившемся в 2008 году в городе Сан-Диего, были обнародованы результаты внутриведомственного аналитического исследования, задачей которого являлось определение будущего облика авианосной авиации ВМС США. Главный вывод экспертов – к 2025 году на замену семейству истребителей-бомбардировщиков F/A-18 «Хорнет» и «Супер Хорнет», а также перспективному F-35 должен прийти уже беспилотный истребительно-бомбардировочный авиационный комплекс палубного базирования с рабочим обозначением F/A-XX.

Согласно проведенному моделированию операций авианосной группы, имеющей в составе авиакрыла пилотируемые и беспилотные ЛА, выяснилось, что БЛА F/A-XX, создание которых пока планируется на базе Х-47В, в целом ряде случаев смогут находиться в назначенном районе в 20 раз дольше, чем традиционный пилотируемый истребитель-бомбардировщик. Например, если продолжительность полета пилотируемого ЛА данного класса, исходя из физиологических и физических свойств человеческого организма пилотов, составит в среднем 10 часов, аналогичный показатель для БЛА Х-47В – с условием его дозаправки в полете – превысит 50 часов.

Впрочем, при современном уровне развития систем обнаружения и распознавания объектов бортовые системы управления разведывательно-ударными БЛА все же еще не способны в автономном режиме полноценно и с высокой точностью осуществить определение степени опасности различных выявленных целей (объектов) противника, выбор цели и принятие решения о целесообразности и времени ее атаки. Кроме того, если допоиск и атака стационарной цели по заранее разведанным координатам производится сегодня ударными или разведывательно-ударными БЛА с достаточно высокой степенью эффективности, то в случае если в ходе боя или в процессе спецоперации происходит непредвиденное изменение тактической обстановки, бортовая система управления современных ударных БЛА оказывается все еще не способна самостоятельно оперативно принимать адекватные решения, требуя вмешательства оператора – человеческий мозг все еще остается одним из «средств» ведения войны на современном этапе.

http://hvylya.org/analytics/tech/ataka-iz-podnebesya-obzor-sovremennyih-bespilotnikov.html