Чуть менее ста лет назад генерал Русской армии и будущий начальник Академии Генерального штаба РККА А.Е. Снесарев, всесторонне изучая Афганистан, особое внимание уделял военной организации этого средневосточного государства: принципам комплектования армии, её организации, вооружению и снабжению, боевой подготовке военнослужащих. В настоящее время данное направление – исследование потенциала вооружённых сил современного Афганистана – не потеряло своей актуальности, а наоборот – привлекает всё больший интерес в контексте предстоящего вывода контингента НАТО из страны и опасности очередного витка гражданской войны.

Формирование в Афганистане регулярной армии европейского образца началось в конце XIX века во времена правления короля Абдур-Рахмана (1880 – 1901 гг.) с введения системы комплектования под названием «хашт нафари». Данная система заключалось в том, что на действительную военную службу в обязательном порядке призывался каждый восьмой мужчина в возрасте от 20 до 40 лет.

Одновременно с этим создавались организационно-штатные формирования современного типа: дивизии, бригады, полки; артиллерия сводилась в батареи, а они, в свою очередь, в артиллерийские дивизионы [3, 124]. В Кабуле было организовано первое военно-учебное заведение – Военная школа с шестилетним сроком обучения, куда принимались мальчики в возрасте от 10 до 15 лет. Преподавателями в ней работали турки-иммигранты, некоторые из которых были бывшими офицерами армии Турции [5, 167].

Оценивая деятельность кабульских властей в области военного строительства, А.Е. Снесарев, изучавший Афганистан с военно-политической точки зрения в первой четверти ХХ столетия, считал, что афганская армия всё ещё оставалась технически отсталой и слабо обученной. К началу Третьей Англо-афганской войны 1919 г. в её составе не было ни авиации, ни бронеавтомобилей, ни танков, автоматическое оружие и современная скорострельная артиллерия практически отсутствовали [см. 5, 170 – 172].

Ситуация практически не менялась до 1956 г., когда озабоченный недружественными действиями Пакистана на южной и юго-западной границе король Захир-шах принимает решение о модернизации армии, заключавшейся в её реорганизации и оснащении новым вооружением и техникой. Учитывая всё возрастающее военно-техническое и военно-политическое сотрудничество Исламабада с США, король обращается за помощью к Советскому Союзу [4, 158 – 159]. С середины 50-х годов ХХ века СССР, направляет в Афганистан военных советников, открывает свои военно-учебные заведения для афганских слушателей и курсантов, оказывает помощь в создании военно-учебных заведений в Кабуле.

Начинаются поставки самого современного на тот момент вооружения и военной техники: танков Т-54, бронетранспортёров БТР-60 и боевых машин пехоты БМП-1, ствольной и реактивной артиллерии, в т.ч. РСЗО БМ-21 «Град», реактивных боевых самолётов МиГ-17, Ил-28 и МиГ-21, различных, в т.ч. и боевых, вертолётов. Одновременно с этим Захир-шах стремится подчинить племенные вооружённые формирования центральной власти.

Для этого их командиры получали армейские воинские звания (обычно – старших офицеров, а иногда и генералов), им устанавливалось соответствующее жалование и льготы, разрешалось ношение военной формы одежды, что на Востоке является немаловажным фактором нематериального стимулирования. Правда, где-то племенные вожди отказывались в военном плане подчиняться Кабулу, и дело доходило до столкновений с использованием тяжёлого вооружения и бронетехники [4, 164 – 167]. В 1978 г. войска Центрального армейского корпуса, дислоцированного в Кабуле, стали главной движущей силой Апрельской (Саурской) революции, результатом которой стало установление просоветского режима Демократической Республики Афганистан (ДРА) [1, 100].

В 80-х годах ХХ века вооружённые силы ДРА представляли собой хорошо технически оснащённую военную организацию, имеющую современное вооружение, однако личный состав которой в подавляющем большинстве имел слабое морально-психологическое состояние и не хотел участвовать в боевых действиях либо даже тяготел к противнику. Повсеместно были распространены случаи дезертирства, перехода на сторону врага с оружием и техникой, мятежей целых частей. Исключением, пожалуй, были ВВС и соединения «коммандос» – формирования, являвшиеся элитными и комплектовавшиеся наиболее преданными режиму военнослужащими [см. 6, 110 – 111]. С точки зрения организационно-штатной структуры, вооружённые силы ДРА состояли из трёх видов: сухопутных войск, ВВС и ПВО, пограничных войск.

Кроме того, к военизированным структурам относились оперативные батальоны «царандой» – милиционных формирований Министерства внутренних дел и подразделения Службы государственной безопасности (ХАД), занимавшейся контрразведывательной работой и охраной особо важных объектов [3, 127]. Падение режима ДРА и новый виток гражданской войны 1990-х годов привели к развалу афганской регулярной армии.

Оставшиеся от неё вооружение и техника были разделены между противоборствующими сторонами – Северным альянсом Массуда и Дустума с одной и отрядами талибов и Исламской партии Афганистана Хекматиара с другой. Почти через год после свержения режима талибов в декабре 2002 г. глава переходного правительства Х. Карзай издал указ «О создании афганской национальной армии». План строительства военной организации современного Афганистана – Афганской национальной армии (АНА) – был разработан специалистами НАТО на основе анализа ошибок предыдущих концепций 1950 – 60-х годов и времён светского присутствия. Он включал в себя следующие направления: 

  • разоружение всех племенных и прочих формирований (что пытался сделать, но до конца не сумел Захир-шах даже в относительно спокойные 60-е годы ХХ века); 
  • переход к исключительно добровольному принципу комплектования (с целью избежать ситуации 1980-х годов с массовым дезертирством и переходом на сторону противника); 
  • расформирование ВВС как вида вооружённых сил и передача авиационной техники Воздушному корпусу АНА; 
  • формирование пяти армейских корпусов бригадного состава с функциями региональных командований: в Кабуле, Гардезе, Кандагаре, Герате и Мазари-Шарифе (позже было принято решение о формировании шестого армейского корпуса со штабом в городе Лашкаргах – столице провинции Фарах); 
  • создание легко-пехотных подразделений как основы наземных сил, ограниченное использование тяжёлого вооружения и техники советского производства; 
  • обучение личного состава по стандартам НАТО, перевооружение АНА на оружие и технику производства США: штурмовые винтовки М-16, пулемёты М-240, бронетранспортёры М113 [см. 1, 115 – 121; 3, 134; см. 16].

На 2013 год вооружённые силы Исламской Республики Афганистан – Афганская национальная армия (АНА), чья численность оценивается в 200 тыс. человек – имеют следующую организационно-штатную структуру [см. 8]:

  • Генеральный штаб с Начальником Генерального штаба в звании генерал-полковника во главе; 
  • Командование наземных сил АНА (командующий – генерал-лейтенант), которому подчинены шесть армейских корпусов и одна дивизия; 
  • Командование сил специальных операций АНА (командующий – генерал-майор), в которое входят одна бригада сил специальных операций, одна бригада «коммандос», шесть отдельных батальонов «коммандос», приданных по одному армейским корпусам, а также авиакрыло специальных операций и учебный центр; 
  • Военно-воздушные силы Афганистана (командующий – генерал-лейтенант, штаб расположен поблизости от международного аэропорта Кабула), преобразованные в июле 2010 г. из Воздушного корпуса АНА на правах отдельного вида вооружённых сил [10]; 
  • Командование материально-технического обеспечения, включающее в себя Центральное агентство перевозок (транспортную бригаду) и Центральные ремонтные мастерские; 
  • Командование набора добровольцев; 
  • Командование боевой подготовки, а также ряд других вспомогательных формирований.

Основным соединением Командования наземных сил АНА является армейский корпус (АК) бригадного состава, выполняющий одновременно функции регионального командования. Шесть армейских корпусов АНА имеют собственные названия и не сквозную нумерацию, а нечётные номера, начиная с 201, исключая 211 и 213. В зону ответственности АК обычно входит несколько провинций. Зона ответственности соединения разделена на зоны ответственности бригад, которые могут быть разделены на зоны ответственности батальонов либо охраняться бригадой в полном составе. Командиру корпуса (генерал-лейтенант) придан один батальон «коммандос» Командования сил специальных операций АНА, а в качестве мобильного резерва с 2012 г. в каждом корпусе сформированы по одному батальону быстрого реагирования, на вооружении которых стоят колёсные бронетранспортёры М1117 американского производства [12].

Афганистан - потери местной армии и милиции 2010

Афганистан - потери местной армии и милиции 2010

Типовая организационно-штатная структура армейского корпуса АНА выглядит следующим образом [см. 8]:

  • командование и штаб; 
  • 3 – 4 легко-пехотные бригады; 
  • батальон быстрого реагирования; 
  • батальон «коммандос»; 
  • вертолётный отряд (3 – 4 многоцелевых вертолёта Ми-8 или Ми-17, пара ударных вертолётов Ми-35), организационно входящий в ВВС, но приданный АК; 
  • корпусной батальон боевого обеспечения (артиллерийское подразделение – до батареи гаубиц Д-30, инженерное подразделение – рота разминирования дорог, информационно-разведывательное подразделение, рота военной полиции); 
  • корпусной батальон материально-технического обеспечения (тыловое обеспечение, обслуживание и ремонт вооружения и техники, медицинское обеспечение); 
  • учебный центр армейского корпуса [см. 20]. Легко-пехотная бригада имеет численность до 3000 военнослужащих и оснащена небронированными автомобилями типа «Хамви» различных модификаций, вооружёнными 12,7 мм и 7,62 мм пулемётами, смонтированными открыто на крыше [8].

С 2012 г. в подразделения бригад АНА начали поступать колёсные бронетранспортёры М1117. Легко-пехотная бригада  состоит из следующих подразделений [см. 8]: 

  • комендантское подразделение (обслуживание военного городка бригады); 
  • 3 – 4 пехотных батальона; 
  • батальон боевого обеспечения (разведывательная рота на М1117 либо БРДМ-2, батарея гаубиц – до 8 Д-30, инженерно-сапёрная рота); 
  • батальон материально-технического обеспечения; 
  • взвод военной полиции.

Пехотный батальон численность около 650 человек состоит из штаба и штабной роты, 4 пехотных рот и роты тяжёлого оружия. На вооружении пехотной роты находятся автомобили «Хамви», оснащённые 12,7 мм и 7,62 мм пулемётами, штурмовые винтовки М-16, ручные пулемёты М-240В, подствольные гранатомёты М-203, противотанковые гранатомёты РПГ-7. Рота тяжёлого оружия оснащена 81 мм миномётами и станковыми противотанковыми гранатомётами СПГ-9 [8].

Таким образом, легко-пехотная бригада, являясь основой сухопутных войск Афганской национальной армии, имеет хорошие показатели мобильности, будучи полностью моторизованной, но обладает крайне малым количеством тяжёлого вооружения и техники: всего около десяти бронированных машин колёсного класса и до восьми 122 мм гаубиц. Однако данные показатели соответствуют требованиям, предъявляемым характером боевых действий в Афганистане: противостоянию небольшим, оснащённым стрелковым и лёгким артиллерийским вооружением, иррегулярным формированиям.

В 2008 г. было принято решение о формировании в провинции Кабул  111-й дивизии («Кабульской», как она официально именуется в афганских документах и СМИ [23, 14; 24, 15]) и разделении зоны ответственности 201 АК между собственно корпусом и новым соединением. В состав последнего в 2010 г. из 201 АК была передана сформированная ещё в 2003-2004 гг. бригада быстрого реагирования (3 брбр) – единственное соединение АНА, имеющее на вооружении тяжёлую технику: танки, боевые машины пехоты и бронетранспортёры. Вместо неё в составе корпуса была создана обычная лёгко-пехотная бригада [8]. Штаб 111-й дивизии расположен в Кабуле, а части – в самом городе и его окрестностях.

Организационно дивизия состоит из бригады быстрого реагирования (3 брбр 111 д) и двух лёгко-пехотных бригад (1 бр 111 д и 2 бр 111 д). Лёгко-пехотные бригады представляют собой типовые формирования аналогичные бригадам армейских корпусов. Бригада быстрого реагирования включает в себя, кроме типовых батальонов боевого и материально-технического обеспечения, один пехотный батальон (1 пб), один механизированный батальон (2 мб) и один бронетанковый батальон (3 бртб)  [8].  На вооружении механизированного батальона стоят 45 гусеничных бронетранспортёров М113, полученных во второй половине 2000-х из состава Национальной гвардии США [7].

Бронетанковый батальон вооружён основными боевыми танками Т-62 советского производства (около 30 штук), поставленными в Афганистан ещё в 1970-х годах, кроме того, на хранении имеется до 30 БМП-1 [8]. При этом стоит отметить, что вся эта гусеничная техника практически не эксплуатируется по причине изношенности и отсутствия надлежащей ремонтной инфраструктуры, а оснащённые ею подразделения используются как обычные пехотные. В зону ответственности 111-й дивизии входят город Кабул и прилегающие к нему уезды одноимённой провинции. В частности, одной из задач её подразделений является охрана Президентского дворца и других правительственных зданий, а также здания Генерального штаба АНА. В особых случаях военнослужащие могут привлекаться к пресечению массовых беспорядков, для чего проходят специальную подготовку наряду с сотрудниками полиции в созданном в 2007 г. при содействии США Учебном центре по борьбе с беспорядками, расположенном в одном из кабульских районов Дарламан [19, 16].

Командование сил специальных операций АНА (ANA Special Operations Command – ANASOC – в документах НАТО [8] или «дивизия специальных операций» в афганских документах [22, 14]) было создано в 2011 г. и на 2013 г. насчитывает 12 тыс. военнослужащих. Оно организационно состоит из бригады сил специальных операций (1 бр ССО), бригады «коммандос» (1 бр СпН) и шести отдельных батальонов «коммандос», приданных по одному армейским корпусам (1, 2, 3, 4, 5, 7 об СпН), авиакрыла специальных операций [13] и учебного центра [21; 22].

Имеется также информация, что к концу 2013 г. планируется завершить формирование батальона психологических операций (б ПсО) численностью до 500 человек в составе командования [2, 41]. Бригада сил специальных операций была организована в августе 2013 г. в провинции Пактия в зоне ответственности 203 АК путём объединения четырёх ранее сформированных отдельных батальонов сил специальных операций [14]. Организационно такой батальон состоит из 18-ти групп специального назначения численностью 15 человек (2 офицера и 13 сержантов) [2, 40].

Бригада «коммандос», сформированная в 2011 г., состоит из четырёх батальонов «коммандос» (1 (бывш. 6 об СпН), 2 (бывш. 8 об СпН), 3 (бывш. 9 об СпН), 4 б 1 бр СпН) аналогичного состава, что и батальоны «коммандос», приданные армейским корпусам, т.е. штаб и штабная рота, три роты «коммандос», взвод военной разведки и рота материального обеспечения [2]. Отличительной деталью униформы военнослужащих Командования сил специальных операций АНА являются малиновый берет [11] и нашивка на левом плече «Коммандос», которые вручаются после прохождения трёхмесячного (12 недель) курса подготовки в учебном центре [2].

Программа обучения включает в себя углубленную интенсивную тактическую подготовку в составе пехотного подразделения, медицинскую подготовку и вождение транспортных средств. Таким образом, подразделения «коммандос» АНА являются, по сути, более подготовленными пехотными формированиями, ограниченно способными решать специальные задачи: поиск и уничтожение баз незаконных вооружённых формирований, боевые действия в горах и населённых пунктах, ведение разведки и артиллерийской корректировки. Для решения последних в 2009 году было начато создание сил специальных операций, куда после прохождения 10-ти недельного курса обучения под руководством инструкторов из ССО Армии США принимались военнослужащие «коммандос» [2]. Подготовка военнослужащих сил специальных операций, после первого выпуска в мае 2010 г. [9] увеличенная до 15 недель, включает в себя обучение следующие направления:

  • разведка;
  • наблюдение, артиллерийская корректировка и работа передового авиационного наводчика;
  • огневая подготовка, в том числе снайперское дело и использование миномётов;
  • инженерная подготовка;
  • связь;
  • медицинская подготовка.

После прохождения обязательной стажировки в боевых условиях под руководством американских инструкторов, военнослужащим, успешно прошедшим испытания, вручается нашивка «Силы специального назначения», которая носится поверх нашивки «Коммандос».

На вооружении Командования специальных операций АНА находятся штурмовые винтовки М-16 и карабины М-4, ручные пулемёты М-240В, снайперские винтовки, подствольные гранатомёты М-203, небронированные автомобили типа «Хамви» различных модификаций [2]. На вооружении авиакрыла специальных операций, сформированного в 2012 г. [13], состоят вертолёты Ми-17 и несколько разведывательных БПЛА. Рассматривая Военно-воздушные силы Афганистана, стоит отметить с одной стороны их качественный и количественный рост с момента преобразования Воздушного корпуса АНА в отдельный вид вооружённых сил, с другой же – всё ещё слабый боевой потенциал.

В составе афганских ВВС нет боевых самолётов и всего 6 ударных вертолётов Ми-35, что делает крайне затруднительным осуществление поддержки действий войск с воздуха. Таким образом, ВВС Афганистана в настоящее время, по большей мере, представляют собой обеспечивающий элемент, в составе которого на 2013 г. имеется до 30 лёгких и средних военно-транспортных самолётов и 46 многоцелевых вертолётов Ми-8/Ми-17 [18, 9].

Способность вооружённых сил Афганистана противодействовать угрозам, исходящим от международных террористических организаций после вывода контингента НАТО из страны в 2014 г., является реализацией боевого потенциала АНА, который можно представить как взаимодействие трёх компонентов:

  • военно-технического потенциала,
  • подготовленности личного состава,
  • морально-психологического потенциала.

Оценивая военно-технический потенциал современной афганской армии, можно сделать вывод, что уровень её оснащённости современными средствами ведения войны и их качественные характеристики соответствуют стоящим перед АНА задачам: борьба с небольшими по численности и вооружёнными стрелковым оружием и лёгкими артсистемами (миномётами, пусковыми установками реактивных снарядов с одной направляющей) формированиями.

Практически полное отсутствие бронированной гусеничной техники в масштабах двухсоттысячной военной организации, малое количество артиллерии среднего калибра (122 мм гаубицы) и колёсной бронированной техники (ББМ М1117) объясняется отсутствием в настоящее время у талибов танков, БМП и артиллерии, в отличие от 1990-х годов. Анализируя  подготовленности личного состава АНА, можно сделать вывод, что, с одной стороны, она выше, чем была у личного состава вооружённых сил ДРА в связи с отказом от призывного принципа комплектования, с другой стороны – всё ещё остаётся низкой, особенно в сержантском и офицерском звене. Это объясняется, во-первых, общим низким образовательным уровнем афганского населения и слабыми показателями его физического развития, вызванными состоянием здравоохранения в стране; во-вторых, наличием только одного военно-учебного заведения, готовящего младших офицеров по полному четырёхлетнему циклу обучения.

Подобная ситуация привела к тому, что до 90% офицеров АНА являются выпускниками краткосрочных офицерских кандидатских курсов при Кабульском учебном центре. Всё ещё низкой остаётся подготовленность лётного и технического состава ВВС Афганистана, что постоянно приводит к авариям и поломкам. Для решения проблемы подготовки квалифицированных профессиональных военных кадров было принято решение об организации Национального университета обороны в одном из пригородов Кабула, в состав которого должны войти два учебных заведения, готовящих младших офицеров с полным курсом обучения (Национальная военная академия и Национальная офицерская академия), и одно – для подготовки профессиональных сержантов от уровня роты и выше (Национальная сержантская академия) [15; 17].

Проблема же низкого уровня обученности солдат и сержантов до взвода включительно решается путём создания сил специальных операций (ССО), куда отбираются наиболее перспективные военнослужащие и проходят дальнейшую подготовку. Большая часть подразделений ССО – отдельные батальоны и бригада «коммандос», по сути, являются обычными пехотными подразделениями, решающими задачи в общевойсковом бою. Сложнее обстоит дело с оценкой морально-психологического потенциала АНА, готовность сражаться за сохранение действующего режима. А ведь в своё время именно предательство одного из лучших генералов вооружённых сил ДРА, дважды Героя Афганистана, командира наиболее стабильной 53-ей «узбекской» дивизии Абдул-Рашида Дустума, перешедшего со своим соединением на сторону моджахедов, привело к падению режима президента Наджибуллы [1, 103].

В любом случае, лояльность военнослужащих современной афганской армии правящему режиму  значительно выше, чем это было в начале 1990-х годов – в последние годы существования ДРА. Причин тому две: контрактная система комплектования, при которой военнослужащий сам выбирает себе такую профессию и получает за это хорошие для Афганистана деньги, а также то, что идеи умеренного исламизма, которых придерживается официальный Кабул, ближе народу, чем социалистические идей Народно-демократической партии Афганистана. При этом дестабилизирующим фактором остаётся полиэтничность афганской армии, повторяющая национальный состав общества Афганистана. Это усугубляется тем фактом, что около половины личного состава в целом и большая часть офицеров и сержантов в частности являются пуштунами, т.е. тем народом, из представителей которого, по большей мере, состоит движение Талибан.

Таким образом, можно сделать вывод, что современная афганская армия по ряду показателей имеет больший потенциал противодействия международным террористическим организациям, а в первую очередь, боевыми отрядам движения Талибан, нежели вооружённые силы ДРА, которые после ухода Советских войск остались один на один с  вооружённой оппозицией, поддерживаемой из-за рубежа. Однако стоит отметить вероятность повторения сценария рубежа 1980-х – первой половины 1990-х годов, когда ряд формирований ВС ДРА переходили на сторону моджахедов, но в значительно меньшем масштабе. В любом случае, сохранение режима прозападно ориентированной  Исламской Республики Афганистан будет зависеть не только от армии, поскольку нет возможности долго «держаться на её штыках» по причине ограниченности военных ресурсов, но и от того, насколько удачно будет вестись диалог о национальном примирении с разного рода оппозицией, а Афганская национальная армия в этом диалоге будет играть роль весьма весомого аргумента.

http://vk.cc/1YBogu