Социальный эколог и либертарный активист Джанет Биэль передала беседу европейской академической делегации в Рожаву с одним из активистов Движения за демократическое общество (Tev-Dem).

В субботу 6 декабря участники делегации учёных, посетившей Рожаву, встретились в Камышло с двумя представителями Tev-Dem: Движения за демократическое общество. Абдулкерим Омар и Чинар Салих сначала дали нам некоторую общую информацию о позиции Рожавы в отношении государства и демократии. Затем они рассказали о структуре демократического самоуправления — системе советов и коммун — и ответили на наши вопросы. Общаясь с помощью переводчиков, Салих говорил больше всех:

«Мы построили нашу демократию так, чтобы люди разных национальностей жили вместе. Наш проект новый, мы делали ошибки, но мы стараемся не допустить того, чтобы Даеш («Исламское государство») вступили в Рожаву. Нас посещали и другие делегации, но мы счастливы, что у нас есть вы. Ваш проект дает нам надежду. Мы ещё не добились свободы, но мы научились бороться.

Системе в которой мы живем — пять тысяч лет. На разных этапах истории она называлась по-разному, но суть оставалась неизменной и её главный стержень — это государство. Это нужно хорошо понимать. Последние сто лет люди боролись против государства и добились исторической независимости, но они не достигли свободы, потому что они не освободились от государства. Их концепция свободы остаётся в рамках государственной системы.

Нынешняя система национального государства проложила путь масштабному кризису, который мы теперь наблюдаем. Курды также играли свою роль в этом регионе — как обнаружили наши друзья-археологи, они оставили след в истории и культуре. Будучи курдами, мы понимаем, что наши проблемы не решить созданием нового национального государства. Как мы можем преодолеть этот хаос, проливая как можно меньше крови? Как отыскать путь к выходу, несмотря на существующие государственные границы?

Вместо независимого государства, мы предпочитаем автономию. Решения должны приниматься на «низовом» уровне. Государственная система создала много предрассудков, поэтому люди думают, что арабы, курды и турки не могут поладить. Эти представления укрепило национальное государство. Их вложили в головы людей, что повлекло за собой плохие последствия. Они исключили возможность сосуществования и кооперации между людьми. Мы боремся за то, чтобы избавиться от этих предрассудков и создать условия совместной жизни.

Курдистан

Мы считаем, что государственная система означает систематическое подавление женщин, а демократическая автономия — освобождение женщин. Вот почему наша революция в Рожаве — это революция женщин. В Рожаве нет такой сферы жизни, в которой женщины бы не принимали активного участия. Одно из наших величайших достижений — слом господствующего на Ближнем Востоке убеждения, что женщина слаба и несамостоятельна. Это убеждение выражается по-разному, в частности, в шариате. Но это только один из результатов нашей революции. Мы убеждены, что революция, которая не даёт пути женщинам — не революция. Революции произошли в Ливии, Египте и Тунисе — там появились новые правительства, но статус женщины остался прежним.

Наша система зиждется на коммунах, организованных поквартально — по 300 человек. В коммунах есть сопредседатели, как и на всех уровнях от коммуны до администрации кантона. В каждой коммуне действует по пять-шесть разных комитетов. Коммуны работают в двух различных направлениях. Во-первых, они быстро и на ранней стадии решают проблемы, например, технические или социальные. Многое можно сделать за 5 минут, но, если вы перепоручите это государству, то ваши проблемы утонут в бюрократии. Так что мы можем решать вопросы быстро. Второе направление — политическое. Если мы говорим о подлинной демократии, решения не могут приниматься сверху и спускаться вниз, они должны приниматься «внизу», а затем проходить последующие уровни. Также существуют советы округов и городов вплоть до уровня кантона. Их принцип: «мало проблем — много решений».

Чтобы правительство не зависло в воздухе, мы стараемся заполнить фундамент. Были вопросы о том, как именно организована «низовая» работа. Вы можете их задать.

Вопрос: Это очень интересная концепция, и, вероятно, внутри этой системы существуют противоречия и вызовы. Один из них — противоречие между принципом принятия решений «снизу» и необходимостью решить что-либо срочно на уровне кантона. Предположим вы централизованно решили, что вам нужно построить предприятие, чтобы делать муку. Или вы решили создать нефтеперегонный завод. Стратегически, это очень важно. С другой стороны, у вас есть эта система «снизу-вверх», где решения исходят от коммун. Не имеет смысла создавать одну и ту же инфраструктуру в нескольких коммунах или нескольких городах. Значит вам нужна какая-то координация между коммунами и городскими советами. Кто занимается этой координацией?

«Мы тоже обсуждаем эти проблемы — тут нет готовой формулы. Помочь может диалог со многими людьми. В Камышло шесть округов. В каждом из них по 18 коммун, а каждую коммуну составляют 300 человек.

Сейчас в каждой коммуне есть 2 выборных сопредседателя. В каждой из них есть разные комитеты. Выборные сопредседатели всех коммун собираются на народный совет своего округа.

Затем каждый из советов этих 6 округов избирает по 2 со-президента. Таким образом, из 6 округов города 12 человек входят в общегородской народный совет Камышло. Но только 12 человек не могут составить совет, в нём должно быть 200 участников. Поэтому вдобавок к этим 12-ти остальные избираются напрямую. Даже если ты не член комитета и не был выбран от коммуны, ты можешь внести своё имя в список и потенциально — быть избран.

Курды в Сирии

Курды в Сирии

Кантон Джазира состоит из 12 городов. Делегаты в народный совет кантона распределяются согласно численности населения. Камышло — крупнейший город, поэтому он направляет больше делегатов, чем остальные, — 20 человек. Со-президенты автоматически входят в этот большой совет, затем Камышло направляет ещё 18. Каждый городской народный совет избирает тех, кто отправится в совет кантона. В конечном итоге получается большой народный совет. Он похож на парламент, но его связь с коммунами и советами не прерывается».

Вопрос: В каждой коммуне проводится голосование за делегатов на более высокий уровень?

«Да».

Вопрос: От Камышло выдвигается больше делегатов — кто решает, сколько делегатов должно быть направлено от каждого города?

«Это зависит от численности населения».

Вопрос: По данным какой переписи?

«По переписи времён режима. Сейчас совет кантона пока ещё не создан. Проводится перепись населения. Но на уровне коммун и городов советы уже работают. У совета кантона пока даже нет своего названия — возможно, его назовут парламент.

Курды

Разделение иракского Курдистана между партиями

У каждой коммуны есть комитеты, например, комитет здравоохранения. Такие же комитеты есть и на верхних уровнях. Они обеспечивают прямую связь комитета здравоохранения кантона с коммунами и их нуждами».

Вопрос: Какова роль Tev-Dem?

«Tev-Dem координирует и мобилизует людей на «низовом» уровне и поддерживает связь с парламентом. Оно гарантирует связь прямой демократии с правительством. Оно мобилизует и координирует, но также присутствует в парламенте, где представляет интересы народа. Таким образом, оно принадлежит одновременно двум социальным сферам».

Вопрос: Женские советы существуют параллельно с народными советами, где у женщин есть квота 40%. Существуют ли такие советы на всех уровнях и имеют ли все они право вето по женским вопросам?

«Да. Женские советы существуют как параллельные структуры на всех уровнях: коммуны, округа, города и кантона. Женские советы не принимают решения по общим вопросам — для этого есть народные советы. Они обсуждают специфически женские проблемы. Если имеет место общественное разногласие, например, межличностный конфликт — комитет старается уладить проблему. В женском совете тоже есть такой комитет на случай конфликтов, касающихся женщин, например, домашнего насилия. И если они говорят «нет». То их позиция будет принята. У них есть право вето по проблемам, касающимся женщин».

Вопрос: А всегда ли понятно, что является именно «женской проблемой»?

«Мы разбираем каждый конкретный случай. У нас нет готовой формулы. Когда женский совет накладывает на что-либо вето — оно принимается. Если конфликт не может быть решён на «низовом» уровне, то он направляется в суд. Но эти проблемы, как и все проблемы в Рожаве, сначала решаются на местах, если это возможно».

Коммуны и советы Рожавы