На фоне эскалации государственного насилия мексиканцы всё чаще берут дело в свои руки. Огромные социальные и экологические последствия вызывает осуществление грандиозных инфраструктурных мегапроектов, таких как строительство дорог и аэропортов, массовая реализация монокультурных систем в сельских районах, разработка полезных ископаемых, для чего 25% территории было передано горнодобывающим и нефтяным корпорациям.

Влияние этих инфраструктурных разработок и насилия, используемого для их внедрения, напоминает целую экологическую войну. Экологическая война требует традиционных форм вооруженной борьбы, но ее составляющими также могут стать отказ в доступе к информации, услугам, знаниям и технологиям. Конфликт и сопротивление расширяются, особенно там, где местные общины управляют землей коллективно. Они ощущают агрессию больше всего.

Субкоманданте Маркос отметил по этому поводу: «Нужно уничтожить завоеванную территорию и сделать ее безлюдной, т.е. уничтожить ее социальную ткань. Конечной целью представляется разрушение каких-либо совместных связей между людьми и пространствами, которые они населяют: их индивидуализация, подчинение и зависимость от внешних сил, которые будут предпосылкой для соблюдения рациональности простой прибыли». В общем, тактика выжженной земли.

Один из крупнейших золотых рудников Латинской Америки (предположительно, 60 млн тонн золота) находится совсем рядом с тем местом, где 26 сентября 2014 г. произошло нападение на студентов из деревни Айоцинапа, 43-х из которых до сих пор не могут найти. Также эта область известна местным жителям как «Новый Афганистан» - в связи с массовым производством опийного мака и героина.

Студенты Айоцинапы – крестьянские дети из самых бедных районов Герреро (в свою очередь, являющегося одним из самых бедных штатов). Задача школы - готовить учителей, желающих давать образование в самых отдаленных и бедных общин страны. Она имеет сильную традицию политической борьбы, будучи связанной с Федерацией социалистических крестьянских студентов Мексики, одной из самых радикальных мексиканских студенческих организаций. В Айоцинапе учились многие знаменитые революционеры, такие как Отон Салазар Рамирес, лидер величайшего движения учителей в истории страны, и Лусио Кабаньяс Баррьентос, начавший так называемую «герилью бедных людей» и погибший в 1974-ом в противостоянии с федеральной армией.

Айоцинапа полностью управляется студенческим комитетом и имеет производственные единицы, где студенты могут ознакомиться с конкретными аспектами совместной работы в сельском хозяйстве. Производимое ими охватывает примерно 15% бюджета школы. Из-за своего эгалитарного характера такие сельские школы были исключены из приоритетов федерального правительства вскоре после их основания, и выделение средств резко сократилось. Учителям и студентам пришлось укреплять связи с ближайшими общинами, которые внесли свой вклад в растущее чувство автономии в школах. После студенческого движения 1968-го, больше половины школ были закрыты по обвинению в том, что являются рассадками диверсантов и партизан. Из 35-ти сегодня существуют лишь 16.

В ночь на 26 сентября 2014 г. примерно 80 студентов-первокурсников ехали в город Игуалу (за 90 миль). Они попали в засаду вооруженных банд наряду с муниципальной, государственной и федеральной полицией. В девяти разных местах были совершены нападения с применением огнестрельного оружия. Были убиты 6 человек, ранены 40, еще 43 пропали без вести. По официальной информации, один из действующих в Герреро картелей забрал студентов из полицейского участка. Генеральный прокурор заявил, что пропавшие почти наверняка казнены членами картеля и сожжены на загородной свалке. Он представлял эту версию как «историческую правду».

Однако, этот рассказ был отвергнут (по крайней мере, частично) группой независимых экспертов из Межамериканской комиссии по правам человека, доклад которой описывает, что сжигание жертв на мусорной свалке «невозможно с научной точки зрения». Согласно независимой комиссии, федеральная армия участвоваля в наблюдении за студентами в течение всей ночи, в двух местах, где некоторые из жертв были убиты и похищены, находились армейские разведчики, а это значит, что нападения были совместно согласованы различными структурами полиции и армии.

Далее, официальное расследование было дискредитировано выявлением ошибок, лжи, нестыковок. Государство запретило независимое расследование в армии, что еще больше подчеркнуло чувство несправедливости по этому делу. Информация является засекреченной. 

После Айоцинапы в мексиканском народе что-то щелкнуло. Она открыла многим людям глаза на ситуацию, открыв перспективу и возможности новых действий. «Вы взяли их живыми, мы хотим их живыми!» и «Это было государство!» стали лозунгами широких масс общества. Среди студентов сильны чувства гнева и мести. «Иногда это дает желание бросить баннеры и взять оружие, как сделал наш товарищ Лусио Кабаньяс», - говорит один из выживших. «Хотя государство и политические партии пытались всячески разделить нас, этого не произошло», - сказала мать одного из пропавших. Вспыхнули массовые демонстрации, столкновения с полицией, нападения на административные здания.

Но самым перспективным политическим результатом этих трагических событий, вероятно, является «народный совет» (исп. Consejo Popular; далее – СР) Тикстлы, возникший по призыву родителей погибших, чтобы не допустить местных выборов 7-го июня. В состав комитета входят крестьяне, учителя, студенты Айоцинапы, семьи похищенных, местная самооборона и др. Большинство участвовало в борьбе с самого начала. Избирательный бойкот был предложен родителями на общем собрании как способ оказать давление на правительство.

За несколько месяцев до выборов, активисты организовывали в районах Тикстлы (муниципалитет штата Герреро, где находится Айоцинапа) общественные собрания, предоставляя людям информацию и призывая присоедниться к ним. Мирная агитация проходила бок о бок с акциями прямого действия по недопущению открытия избирательных участков в городе путем сожжения бюллетеней и неоднократных захватов палат муниципального совета. В результате выборы были сорваны.

Организация этих структур основывается на трех основных принципах: солидарность с родителями в их поиске правды и справедливости; противостояние партийной и избирательной системе, которую называют паразитической и основанной на власти денег; критический анализ неолиберальных «структурных реформ» и формирование стратегии сопротивления. Местные советы сходятся в одном центральном органе, методология крутится вокруг установления условий жизни в каждом районе Тикстлы: «Мы хотим знать, что люди думают, чего они хотят, и как они интерпретируют политическую ситуацию на местном и национальном уровнях».

«Мы считаем, что это не утопия, а нечто реальное», - говорит один из участников. «Мы используем примеры других общин и регионов, организовавших себя в местные народные советы». Основным примером здесь является Черан – община индейцев-пурепеча, в 2011 г. успешно восставшая против государства и наркомафии, установив политическое самоуправление и самооборону - а также «советы доброго правления» (исп. Juntas de Buen Gobierno) у сапатистов EZLN.

Черан находится в штате Мичоакан. История сопротивления его жителей восходит ко временам, когда они сумели выстоять против Ацтекской империи. До недавнего времени этот сельский район, как и множество других в стране, переживал возрастающую волну насилия, спровоцированную всплеском организованной преступности, а также планами эксплуатации его природных ресурсов. «Из 27 тысяч гектаров леса в Черане осталось только 7 тысяч гектаров. Другими словами, они стерли 20 тысяч гектаров леса с лица земли. По существу, леса больше нет, они разрушили фауну, убили наших животных, уничтожили все, от чего зависит жизнь народа пурепеча», - рассказывают местные.

«По всем центральным улицам Черана проезжали их машины. Издеваясь, они все еще проходили по улицам, заходили в магазины, грабили и уходили. Никто не мог им возразить. Женщины, мужчины, мы были не в силах их остановить. Наше положение было критическим, мы были в отчаянии, но невозможно было принять какие-либо конкретные решения, потому что мы были разделены, каждый принадлежал к различным политическим партиям».

Община обращалась к муниципальным и местным властям за помощью, но безуспешно. Жители приняли решение взять ситуацию под свой контроль. 15 апреля 2011 г. во главе с группой женщин они смогли остановить грузовики, которые направлялись к лесу.

Это событие оживило общину, жители стали устраивать баррикады, чтобы контролировать движение в этой зоне. По ночам группы патрулировали город и леса, встречались у костров, чтобы обсудить дальнейшие действия и удостовериться, что никто посторонний не вмешивается в дела общины. В пресс-релизе, выпущенном спустя две недели, жители Черана отметили полное безразличие к недавним событиям со стороны властей. 

В ноябре того же года в ответ на требования общины Верховный суд Избирательного трибунала Мексики федеральной юрисдикции отменил муниципальные выборы в Черане, что позволило установить самоуправление в пределах общины. Был образован совет старейшин. Таким образом было создано самоуправление, независимое от формальной системы мексиканских политических партий и выборов. 2014-й год принес жителям Черана еще одну победу в борьбе за защиту территории и коллективных прав: Верховный суд Мексики признал за общиной Черана право на обращение всякий раз, когда вносимые законодательные или административные изменения могут непосредственно оказывать влияние на жителей общины (в соответствии с условиями международных конвенций).

Сегодня, спустя 4 года, жители не жалеют о своем решении, хотя и признают, что выбранный путь также имеет некоторые недостатки. Так, благодаря рассаднику удалось восстановить лесные массивы примерно на 1500 гектарах, а также посадить хвойные деревья во многих частях Мичоакана. По словам женщин, работающих в этой общественной инициативе, такие рассадники стали отличной экономической возможностью, которая может дать посменную работу жителям из четырех общин.

После установления автономии сами люди решают, что в общине можно cделать, а что нет. Политические партии не давали свободы выбора, они сами определяли, что делать или не делать. Но теперь высшим органом является ассамблея, здесь можно говорить и быть выслушанным другими ее членами. Раньше это было невозможно. В Черане также есть свое собственное радио, Radio-Fogata, начавшее вещание в 2011 г. Его ведущие – местная молодежь. В ноябре 2014-го появилось и телевидение Черана.

О сапатистских «советах доброго правления» в 2004 г. сообщил Субкоманданте Маркос в ряде коммюнике, разосланных по всему миру. Каждый гражданин, находящийся под их юрисдикцией, должен прослужить в совете две недели; затем ставится новый совет. Система также учитывает потребности, интересы и проблемы каждого человека в области, которую она охватывает. Представители власти (чиновники, полиция и военные) избегают их зоны влияния, дабы сохранить сохранить неофициальное перемирие с EZLN.

Эти два примера, по словам активиста СР из Герреро, адаптируются к особенностям их территории. «Мы надеемся, что после этого урока кризиса, страдания и унижения может возникнуть другая этика, позволив нам понять, чего мы действительно хотим». Самой большой угрозой для формирования народного совета остается организованная преступность. Местные власти уже создали параллельную организацию под названием «Муниципальная народная ассамблея», чтобы запутать людей, создавая внутренний конфликт и подрывая усилия независимого комитета. 

Но проект CP продолжается. В течение последних трех лет в разных районах страны создаются общинные группы самообороны как ответ на потерю всякой легитимности государством и необходимость полагаться на независимые и заслуженные доверия структуры (а также необходимость защиты таких новых форм сопротивления как СР). C другой стороны, автономия соответствует сетевой системе расположения таких самоуправляемых центров. Будем надеяться, что количество таких серых зон, где автономия сможет процветать, в будущем будет лишь расти.

P.S. Инициатива сорвать местные выборы нашла горячую поддержку далеко не только в Герреро - так, анархисты ряда штатов отметились серией взрывов, поджогов, перекрытий дорог и других акций в ходе объявленной по этому поводу кампании «Черный июнь» (по аналогии с которой заключенные греческие товарищи Никос Романос и Панагиотис Аргиру спустя полгода бросят призыв уже к международной кампании солидарности «Черный декабрь»). Об этих событиях мы подробно информировали, поэтому соответствующие материалы можно найти с помощью поиска.

https://vk.com/wall-22093079_8174