Докладная записка начальника оперативно-чекистской группы - начальника 4-го спецотдела НКВД СССР В.А. Кравченко зам. наркома внутренних дел СССР А.II. Завенягину о проделанной работе но выявлению данных об исследованиях в области ядерной физики в Германии

12 ноября 1945 года
Совершенно секретно

Отчет о работе оперативно-чекистской группы генерал-майора т. Кравченко о области выявления данных по проблеме № I за время с 5 октября но 10 ноября 1945 г.

В соответствии с порученными заданиями группой оперативных и научных работников были обследованы следующие научно-исследовательские учреждения и предприятия, работавшие но проблеме № 1: университеты в гг. Лейпциге, Галле, Иене, лаборатории в Куммерсдорфе, Роннебурге, Обершлеме, Вайде, Вахе, подземные лаборатории в Штаефурте, горная академия в Фрайберге, заводы «Кох и Штерцель» в Дрездене, «Лейна» в Мерзебурге, «Ауэр» и Ораниенбурге, заводы «Цейсе» в Иене, научно-исследовательские центры в Пеенемюнде, Нордхаузене и в других местах.

Выявлены и опрошены научные работники, работавшие в отраслях, связанных с проблемой № 1: Бонгофер, Беркай, Герман, Чулиос, Бори, Позе, Вайс, Гейб, Хунд, Фишер, Циммер, Иве, Вестмайер и другие. В результате изучения собранных материалов группой выявлены организации и научные работники, занимавшиеся решением отдельных вопросов, связанных с проблемой № 1, и составлена схема организации работ в Германии по ядерной физике.

Все это позволило группе установить объем работы по проблеме № 1, проведенной немецкими учеными; конечные результаты отдельных научно-исследовательских работ; определить количество научно-исследовательских организаций и научных работников, установить примерное количество урана и тяжелой воды, которыми располагала Германия до капитуляции; установить также количество урана и тяжелой воды, вывезенных союзными войсками. Одновременно с этим выявлены и обследованы предприятия и научно-исследовательские организации, намеченные для вывоза в Союз.

Систематические бомбардировки городов, в которых находились указанные выше лаборатории и заводы, а также быстрое продвижение Красной Армии и союзников, поставили германские научно-исследовательские организации, занимавшиеся проблемой № 1, в чрезвычайно тяжелое положение и, судя по сообщениям немецких ученых, не дали возможности гитлеровскому правительству планомерно провести эвакуацию с целью необходимой концентрации научно-исследовательских организаций в определенных местах. По этой причине значительная часть аппаратуры и технической документации была уничтожена. Основная часть немецких ученых, материалов и документации оказалась у союзников, часть научных работников осталась на территории, занятой советскими войсками. Почти все здания лабораторий уничтожены бомбардировками и пожарами, имущество их подверглось многократным эвакуациям.

По этим причинам выявить организацию и состояние работ в Германии по проблеме № 1 представлялось трудной задачей. Тем не менее тщательное обследование всех вышеуказанных учреждений, выявление и опрос немецких научных работников позволили группе восстановить структуру организации и состояние работ в Германии по проблеме № 1.

До 1939 г. работа по урану в Германии проводилась многими учеными, однако эта работа носила теоретический характер.

Приблизительно с 1940 г., после того, как работами ряда крупных физиков Ханом, Штрассмаиом, Гайзеибергом, Флюге и другими была установлена возможность получения в больших количествах внутриатомной энергии, в Германском управлении вооружения был создан специальных подотдел ядерной физики, входивший в исследовательский отдел этого Управления. Начальником научно-исследовательского отдела Управления вооружения был профессор Шуман, начальником подотдела ядерной физики был назначен член НСДАП доктор Дибнер.

Для проверки основных вопросов, связанных с военным применением ядерной физики, Дибнер организовал на военном полигоне в Куммерсдорфе (вблизи Берлина) специальную лабораторию, которая входила непосредственно в Управление вооружения и являлась, таким образом, военной организацией. Кадры научных работников этой лаборатории были подобраны Дибнером из молодых ученых: Чулиоса, Германа, Гартвика, Беркей, Хюльсман и других членов нацистской партии. Начальником лаборатории являлся сам Дибнер.

Перед военной лабораторией в Куммерсдорфе была поставлена задача использования работ, проводимых во всех институтах Германии, для создания урановой машины, пригодной к использованию в качестве двигателя для ракет и подводных лодок и разработки атомной бомбы.

Одновременно с созданием военной лаборатории в Куммерсдорфе Дибнер организовал все работы над урановой проблемой ряда крупнейших немецких ученых, которые вначале, работая над решением отдельных вопросов, впоследствии к концу 1944 г. подошли вплотную к окончательному завершению проблемы создания урановой машины.

Можно установить на основе отдельных показаний ученых, что гитлеровское правительство до 1943 г. не придавало особого значения работам по урану по двум соображениям: во-первых, очевидно, потому, что эти работы носили теоретический характер и были, казалось, далеки от технической реализации и, во-вторых, потому, что правительство придавало гораздо большее значение работам над казавшимися ему более реальными и действенными, с точки зрения решения непосредственных военных задач, вопросами по созданию реактивных снарядов типа Фау, реактивных самолетов, управляемых по радио торпед и т.п.

Последнее подтверждается колоссальным размахом строительства специальных исследовательских полигонов, лабораторий и заводов по испытаниям и производству реактивных самолетов и снарядов. За время войны немцами в Пеепемюпде были проведены громадные работы по созданию испытательных стендов для Фау, построены производственным помещения — наземные и подземные, жилые помещения для рабочих. Были созданы десятки кооперативных заводов.

К работам над созданием самолетов-снарядов и управляемых бомб были привлечены сотни тысяч людей. В то же время работами над урановой проблемой занимались до 1943 г. разрозненные группы ученых, работа которых не носила целеустремленного характера, причем часть ученых, судя по их показаниям, скептически относилась к возможности практического использования внутриатомной энергии для военных целей.

В начале 1943 г. все работы по урановой проблеме были переданы в Государственный исследовательский совет (Райхсфоршупгсрат), руководителем которого был Геринг. Уполномоченным Геринга по урановым работам (ядерной физике) был назначен известный германский физик, член НСДАП профессор Эзау — специалист по высокой частоте, руководитель и организатор работ по управлению на расстоянии реактивными снарядами, торпедами, а также в области специальной радиосвязи.

Вследствие того, что руководство Эзау не дало надлежащих результатов и, кроме того, он не являлся специалистом по ядерной физике, Эзау был в конце 1943 г. заменен известным специалистом в этой области, профессором Герлахом, который до конца войны оставался полномочным представителем Геринга по вопросам ядерной физики, являясь одновременно также руководителем лаборатории по атомной физике в Мюнхенском университете. Непосредственным организатором и руководителем всех работ по урановой проблеме являлся доктор Дибнер, который оставался на месте, несмотря па все перемещения высшего руководящего состава — Шуман, Эзау, Герлах.

С 1943 г. вся организация работ по урановой проблеме приобрела отчетливый характер. Основным центром, который должен был использовать практически для военных целей результаты всех работ, являлась лаборатория Дибнера в Куммерсдорфе. Для этой цели Дибнер постепенно привлекал для постановки разработок отдельных задач и обсуждения тех или иных проблем, разрешаемых в Куммерсдорфе, наиболее крупных ученых: Гайзенберга, Допеля, Боте и других. Таким образом были развернуты работы в большинстве наиболее крупных теоретических центров в Германии, т.е. в Кайзер-Вильгельм институтах: физики — профессор Гайзенберг, химии — профессор Хан, медицины — профессор Боте, физико-химический институт в Гамбурге —профессор Гартек, физико-химический институт университета в Мюнхене — профессор Герлах и Клузиус, физический институт университета в Лейпциге — профессор Гофман, физический институт Кельнского университета профессор Кирхнер и другие.

Наряду с основными научными центрами к работам Дибиером были также привлечены научные работники из других институтов и учебных заведений, в частности, профессор Ензен — высшее техническое училище в Ганновере, профессор Рицлер — университет в Бойне, профессор Копфермап — университет в Геттингене и многие другие. Всего по ориентировочным подсчетам к работе по урановой проблеме было привлечено свыше 86 различных научных учреждений и свыше 100 чел. крупных научных работников.

Одновременно с постановкой научных задач в вышеперечисленных основных научных организациях управлением особоуполномоченного по ядерной физике были привлечены заводские предприятия для работ по переработке и получению металлического урана — заводы «Ауэр» и ДЕГУССА, последним в этом отношении руководил доктор Риль, а также химические заводы для производства тяжелой воды. Особое место в этой системе занимал радиевый институт Государственного физико-технического института, руководимый докторами Бойте и Вайсом и занимавшийся изготовлением измерительной аппаратуры и нейтронных препаратов, а также хранивший все германские запасы радия.

Кроме этого, в Кайзер-Вильгельм институте биофизики во Франкфурте-на-Майне с отделениями в Бахе и Обершлеме, руководимом профессором Раевским и доктором Кревсом, были сосредоточены разработки биофизических задач, связанных с атомной физикой. Официальной тематикой этого института являлись работы по защите человеческого организма от влияния радия и созданию искусственных радиоактивных веществ. Работа по урановой проблеме проводилась в следующих основных направлениях:

1. Теоретические и экспериментальные работы, целью которых являлось создание действующей урановой машины. Основные работы в этом на-правлении проводились в лаборатории в Куммерсдорфе — руководитель Дибнер, и в лабораториях Кайзер-Вильгельм института — руководитель Гайзеиберг.

В обеих лабораториях были созданы лабораторные модели урановых машин. Опыты задерживались длительным недостатком тяжелой воды и затем фактически были сорваны начавшейся эвакуацией в результате интенсивных бомбардировок. Таким образом Куммерсдорфская лаборатория, выехав из Куммерсдорфа по сложному маршруту Штадтильм - Инсбрук — больше уже не приступила к работам, растеряв все оборудование и всех людей; часть этого оборудования и почти все люди разысканы нами. Лаборатория Кайзер-Вильгельм института, базируясь после эвакуации в Хехингене (зона оккупации союзников), судя по имеющимся данным, добилась уже только в конце войны создания лабораторной модели урановой машины. При эвакуации лабораторий Кайзер-Вильгельм института из него выделился профессор Позе, который имел поручение создать свою базу для работ по урановой машине в институте — Лейпциг-Галле, но уже не успел развернуть своих работ и ящики с его оборудованием изъяты нами из подвала разрушенного здания, где они были спрятаны профессором Позе.

2. Научно-исследовательские и экспериментальные работы по получению тяжелой воды. Основные работы по получению тяжелой воды производились в Норвегии при участии профессора Гартека. Учитывая необходимость получения тяжелой воды в самой Германии, профессор Герлах поставил ряд опытов по получению тяжелой воды при участии Бонгофера, Гейба, Герольда, Гартека, Виртса и Зюса. Опытные установки для получения тяжелой воды были созданы па заводе «Лейна» в Биттерфельде, однако положительных результатов на этих установках до конца войны получить не удалось, в частности, большая установка на заводе «Лейна» была разрушена воздушной бомбардировкой и только сейчас восстанавливается.

3. Разделение изотопов. Этим основным вопросом, от которого зависела возможность изготовления атомной бомбы, занимались профессор Гартек, доктор Баге, профессор Боте, доктор Енчкс в Вене и другие. Наиболее успешные результаты но получению значительных количеств урана-235 были достигнуты профессором Гартеком в Гамбурге с изобретенной им ультрацснтрифугой. Этот прибор был принят для серийного изготовления на заводах «Аншютц» в Киле, но работы эти также задержались вследствие бомбардировок и эвакуации и, по имеющимся данным, не были закончены до конца войны.

Таким образом на основе всех вышеперечисленных данных можно констатировать, что, несмотря на значительное количество теоретических и экспериментальных работ, в процессе которых отдельные немецкие ученые Гайзснбсрг и Гартск подготовили решение почти всех основных вопросов, необходимых для разрешения урановой проблемы, эта проблема практически в виде действующей урановой машины или атомной бомбы до конца войны в Германии решена не была.

По мнению опрошенных работниками группы ученых Бонгофсра, Хунда, Позе, Вайса, Чулиоса, Германа и ряда других в Германии имелась полная возможность для успешного завершения работ по созданию урановой машины и атомной бомбы. В частности, в Германии было около 10 тонн металлического урана при сырьевом запасе в 1944 г. около 500 тонн чистой окиси урана, около 2 тонн тяжелой воды из Норвегии, однако практические результаты не были достигнуты, по мнению указанных ученых главным образом потому, что крупные немецкие специалисты, занимавшиеся урановой проблемой, избегали брать на себя конкретные обязательства по созданию атомных приборов, пригодных для военных целей.

Такую же осторожность проявляли и официальные руководители, ответственные за постановку урановой проблемы в Германии, — Герлах и Дибнер. Это и было одной из основных причин недостаточно широкого разворота работ но ядерной физике в Германии.

Попытка официальных руководителей работ по ядерной физике в Германии, в частности Дибнсра, осуществить контроль над работой беспартийных специалистов и использовать их достижения при помощи Куммсрсдорфской военной лаборатории не привела к должным результатам, главным образом, потому, что эта лаборатория не была укомплектована достаточным количеством квалифицированных физиков, которые могли бы компетентно обобщить достижения отдельных ученых, успешно решавших те или иные вопросы, относящиеся к ядерной физике.

В результате разгрома Германии наиболее крупные научные работники, в частности Гайзснбсрг, Хан, Флюгс, Клузиус, Гартек, Герлах, Дибнер, Виртс, Штрассман, Баге, Боте и другие оказались в зоне оккупации союзниов, куда и были переброшены также все материалы, разрозненные в резуль¬тате повторных эвакуации.

На территории, занятой советскими поисками, находятся в настоящее время выявленные нами научные работники, связанные с проблемой № 1: профессор Бопгофер, доктор Вайс, профессор Позе, доктор Рексер, доктор Герман, доктор Чулиос, доктор Фишер, доктор Вестмайер, доктор Беркей, профессор Хунд, доктор Гейб, инженер Герольд, инженер Камин, инженер Хюльцмаи, доктор Циммер, доктор Иве, Борн.

Группой установлено, что подавляющее большинство работников Куммерсдорфском лаборатории (Чулиос, Герман, Хюльцмап, Камин, Вестмай¬ер, Беркей) находится в советской зоне оккупации, где осталась значительная часть оборудования этой лаборатории. Учитывая это обстоятельство, представляется целесообразным использовать опыт работы этой лаборатории и значительную осведомленность ее сотрудников непосредственно в СССР, включив в состав этой лаборатории профессора Позе и доктора Рексера. При создании соответствующих условий эта группа, как непосредственно работавшая над актуальными проблемами в области ядерной физики, смогла бы оказать существенную пользу в качестве самостоятельной организации, работавшей по особому плану.

Принимая во внимание то, что подавляющее большинство работников этой лаборатории являлось членами нацистской партии, следовало бы создать для этой группы специальные условия, соответствующие лаборатории закрытого типа. В процессе работы над вопросами по проблеме № 1 группой обнаружено в Германии существование серьезных научных организаций, занимавшихся вопросами связи атомной физики с биологией и физиологией, имевшими военное назначение. В частности, для этих работ во время войны была построена установка сверхвысокого напряжения в 3 млн. вольт, обнаруженная в разобранном виде в соляных копях в г. Штасфурте.

Основной институт, занимавшийся вопросами биофизики, находится в зоне американской оккупации во Франкфурте-на-Майне и в Окштете. На нашей территории находится один филиал этого института в Обершлеме и лаборатория в Вахе, а также институт мозга.

Обследование этих предприятий и опрос их работников Кревса, Циммера и Борна показали, что институт занимался работами по изучению влияния радиоактивности, рентгеновских лучей и нейтронной бомбардировки на живые организмы, и в частности на бактерии.

При обследовании лаборатории в Обершлеме работниками группы изъяты военные бактериальные препараты, находившиеся в лаборатории изучения влияния указанных излучений на рост и мутацию организмов.

Можно предполагать, что указанная установка на 3 млн. вольт предназначалась для повторения этих опытов в широком масштабе, так как предварительные аналогичные опыты были сделаны на установке в 300 тыс. вольт.

Учитывая в наличии в нашем распоряжении ученых, работавших в этой области, — Кревса, Тимофеева, Циммера, Борна, а также наличие оборудования лаборатории в Обершлеме и Вахе и установки высокого напряжения в 3 млн. вольт, представляется целесообразным создание в СССР наряду с указанной выше лабораторией для работников лаборатории Куммерсдорфа также специальной закрытой лаборатории, которая должна заниматься изучением специальных воздействий радиоактивных излучений на живые организмы.

В процессе проведения всех вышеперечисленных работ группой также был детально обследован ряд предприятий, работавших в области атомной физики, с точки зрения целесообразности вывоза в СССР.

Можно предполагать, что указанная установка на 3 млн. вольт предназначалась для повторения этих опытов в широком масштабе, так как предварительные аналогичные опыты были сделаны на установке в 300 тыс. вольт.

Учитывая в наличии в нашем распоряжении ученых, работавших в этой области, — Кревса, Тимофеева, Циммера, Борна, а также наличие оборудования лаборатории в Обершлеме и Вахе и установки высокого напряжения в 3 млн. вольт, представляется целесообразным создание в СССР.

Группа находит полезным вывоз лаборатории атомной физики в Роннебурге, лаборатории по исследованию радиоактивности в Обершлеме и отделения института биофизики в Вахе.

На основе вышеперечисленного считал бы целесообразным сделать следующее:

1. Поручить работникам 1-го Главного управления при СНК СССР на основе всех материалов, собранных группой, а также материалов по состоянию урановой проблемы в Германии, имеющихся в 1-м Главном управле¬нии, провести полный анализ состояния этой проблемы в Германии.

2. Поручить по Вашему усмотрению специалистам и оперативным работникам детально проработать вопрос о целесообразности создания двух лабораторий закрытого типа на основе приведенных в отчете соображений.

3. В соответствии с принятым решением по п. 2 решить также вопрос о вывозе всех указанных выше предприятий и научных работников в СССР.

4. Поручить разведывательным органам НКВД и НКГБ СССР создать оперативно-техническую группу для установления действительного состояния работ по проблеме № 1 в лабораториях, находящихся вне зоны оккупации советских войск, в первую очередь в г. Мюнхене, Хехингене, Гейдельберге и Гамбурге.

Приложение:

1. Схема опросов немецких специалистов в Германии.
2. Материалы опросов немецких специалистов.
3.Технические материалы по постройке циклотрона, материалы лаборатории теоретической физики Берлин¬ского университета.

Генерал-майор В. Кравченко

Помета: Хранить в особо важном деле. Отчет доложен руководству НКВД. В. Кравченко. 25.11.45 г.
ООФ ФГУП ЦПИИЛ. Ф. 1. Д. 19208. Л. 153-164. Подлинник.

http://imhotype.livejournal.com/221198.html