27 мая 2013 года заместитель саратовского муфтия Мукаддаса Бибарсова, официальный представитель Духовного управления мусульман Саратовской области Ахмед Махметов выступил с заявлением [1], в котором обратился в правоохранительные органы с требованием проверить сюжет «Первого канала» [2], на «наличие экстремизма и признаков разжигания межконфессиональной розни» (программа «Воскресное время» 26 мая 2013 года).

Напомним, что Духовное управление мусульман Саратовской области не имеет никакого отношения к Центральному духовному управлению мусульман (ЦДУМ) России, имеющего 200-летнюю историю, и возглавляемого муфтием Талгатом Таджутдином. ДУМ Саратовской области входит в состав Совета муфтиев России (СМР), возглавляемого скандально известным муфтием Равилем Гайнутдином.  Совет муфтиев России возник в 1996 году, объединив мусульманские организации, отколовшиеся от ЦДУМ.

В сюжете Первого канала от 26 мая было сказано, что число радикал-исламистов в России превысило 700 тыс. человек, а их центры работают во всех регионах. А наиболее мощные, помимо Северного Кавказа, действуют в Татарстане, Башкирии, Мордовии, Саратовской, Оренбургской, Пензенской и Нижегородской областях.

Возмущение Ахмеда Махметова вызвали прозвучавшие в телепередаче слова о том, что Саратовская область входит в число регионов, где действуют наиболее мощные ваххабитские центры.  Кроме того, протест функционера СМР вызвали прозвучавшие в том же телесюжете слова эксперта-исламоведа, который сказал, что в Поволжье начинает разворачиваться джихад по созданию халифата. При этом в своём публичном обращении Ахмед Махметов позволил себе повторить откровенную дезинформацию, ранее распространяемую через ваххабитские интернет-ресурсы, заявив, что якобы критикуемому им исламоведу «правоохранительными органами ранее уже выносилось предупреждение за распространение недостоверной информации» [3].

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

Заявление Ахмеда Махметова обнажило старую проблему: функционеры Совета муфтиев выступают с оправданиями экстремистов, и с необоснованными обвинениями в исламофобии и в нагнетании межконфессиональной напряжённости в адрес журналистов и экспертов, обличающих ваххабизм и другие экстремистские идеологии, при этом сами фактически способствуют распространению чуждых для российских мусульман радикальных  идеологий в виде различных форм нетрадиционных для народов России течений ислама.

Резкая реакция Ахмеда Махметова на репортаж «Первого канала» о ваххабитах из Поволжского региона, планировавших устроить теракт в Орехо-Зуево, свидетельствует: радикал-исламисты, занимающие сегодня руководящие посты в муфтиятах входящих в состав Совета муфтиев России, стремятся обелить, оправдать, найти смягчающие обстоятельства для действий своих единомышленников. И, конечно же, они возмущены действиями тех людей, которые им мешают.

Напомним, что 25 апреля 2009 года саратовский муфтият, сотрудником которого является Ахмед Махметов, «прославился» проведением в стенах его главной мечети съезда членов «Таблиги Джамаат» ( «Джамаат Таблиг») – пакистанской радикал-исламистской организации, известной среди экспертов как «легион джихада» [4]. В России эта организация признана экстремистской и запрещена [5].

Съезд «таблиговцев» проходил в Саратовской соборной мечети при активном участии Муккадаса Бибарсова, который и тогда, и раньше их активно защищал.

Создаётся впечатление, что апеллируя по поводу сюжета на «Первом канале» к правоохранительным органам, Ахмед Махметов нисколько не озаботился вопросом: что он сам им ответит, по поводу организованного его шефом Мукаддасом Бибарсовым съезда запрещённой экстремистской организации. Какую роль тогда играл Ахмед Махметов в проведении съезда экстремистской организации? Создаётся впечатление, что функционеры Совета муфтиев пребывают в ощущении своей полной безнаказанности.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Вспоминается, что в мае 2005 года Махметов заявил, что уже более 10 лет в Саратовскую область приезжают представители движения «Джамаат Таблиг» [6]. Также мы напомним, что его шеф Мукаддас Бибарсов в 2005 году даже направил письмо президенту России Владимиру Путину: он просил президента заступиться за представителей организации  «Таблиги Джамаат» [7].

Летом 2012 года в Татарстане прогремели выстрелы и взрывы. 19 июля 2012 года в результате теракта ваххабитами был убит видный татарский теолог-традиционалист Валиулла Якупов и ранен муфтий республики Ильдус Фаизов — оба известные своим резким осуждением и критикой ваххабитов. А через месяц, в ночь на 20 августа у трассы Казань-Зеленодольск произошёл взрыв автомобиля: в канун мусульманского праздника Ураза-байрам четверо исламистов готовили очередной теракт, однако погибли из-за неумелого обращения с взрывчаткой. Одним из четверых погибших террористов был 27-летний Азат Сейфуллин, более известный в кругах исламистов как Салих, который являлся членом «Таблиги джамаат» [8] – той самой экстремистской организации, всемерную поддержку которой в Поволжье на протяжении ряда лет оказывал муфтий Саратовской области Мукаддас Бибарсов.

Для многих молодых мусульман первым шагом на пути к радикализации их религиозного сознания становится именно присоединение к организации «Таблиги джамаат». Именно из числа ее последователей вербуются исполнители террористических актов по всему миру. К примеру, 7 июля 2005 года в Лондоне произошла серия терактов. Организовавшие их два смертника посещали регулярно штаб-квартиру британского отделения «Таблиги Джамаат». По оценкам французских исследователей (Ксавье Тернисин), до 80% исламских экстремистов вышли из рядов этой организации, что позволило говорить о «Джамаате Таблиг» как о «прихожей фундаментализма» [9]. Узбекские власти в своё время обвиняли движение «Таблиги джамаат» в переброске в тренировочные лагеря террористов около 400 своих граждан [10]. В их учении одно из важных мест уделяется джихаду, который трактуется ими как «джихад меча».

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

К этому стоит добавить, что  именно ДУМ Саратовской области посредством своего главы Мукаддаса Бибарсов выступило с критикой идеи деваххабизации татарстанского ДУМ. Т.е. глава мусульман Татарстана выступает против ваххабизма, а муфтий другого региона Поволжья его за это осуждает. На первый взгляд, это выглядит весьма странно.

Однако на самом деле ничего странного нет, если не забывать про то, что саратовский муфтият входит в состав Совета муфтиев, возглавляемого Равилем Гайнутдином.

Структуры Совета муфтиев не раз привлекали внимание правоохранительных органов не только из-за связей с «Таблиги джамаат», но и с другими запрещёнными в нашей стране экстремистскими организациями.

Совсем недавно, 27 мая 2013 года районный суд Новосибирска вынес обвинительный приговор двум выходцам из Узбекистана — имамам Духовного управления мусульман Азиатской части России (ДУМАЧР – структура в составе СМР) Ильхому Меражову и Комилу Одилову. Имамы обвинялись в организации деятельности запрещенного судом религиозного объединения «Нурджулар». Суд приговорил их к лишению свободы условно на 1 год [11].

Следует отметить, что обращение упомянутого выше Ахмеда Махметова в правоохранительные органы с требованием разобраться с «экстремизмом» в телепередаче «Первого канала» – фактически являются калькой с действий упомянутого Меражова в 2010 году. В июне 2010 года Ильхом Меражов также обратился в правоохранительные органы с требованием разобраться с  деятельностью красноярской телекомпании «ТВК – 6 канал». Возмущение выходца из Узбекистана вызвал телесюжет сибирской телекомпании под названием «В Красноярске вербуют в запрещенную экстремистскую организацию „Нурджулар“ [12]. В передаче рассказывается о русском по национальности жителе Красноярской области, который, приняв ислам через учение идеолога «Нурджулар» Саида Нурси, пришел в ряды дагестанских террористов. Заявление с жалобой на телекомпанию Меражов подписал тогда в качестве «председателя Комитета по защите прав мусульман Духовного управления мусульман Азиатской части России». В заявлении о телесюжете красноярской телекомпании, в частности, говорилось следующее: «Считаем, что подобными заказными репортажами недобросовестные журналисты разжигают в обществе антиисламские настроения, усиливают исламофобию, дестабилизируют обстановку в регионе…». Как видим, обвиняя «Первый канал», Ахмед Махметов выступает со схожей риторикой.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Ильхома Меражова тогда поддержали известные функционеры Совета муфтиев России, также поставившие подписи под заявлением: казый Тюменского казыята Фатых Гарифуллин и зам. верховного муфтия ДУМАЧР Альфред Мустафин [13].

На недавнем судебном процессе в Новосибирске по делу выходцев из Узбекистана Ильхома Меражова и Камиля Одилова в защиту этих деятелей выступил уже сам сопредседатель Совета Муфтиев России, скандально известный муфтий Нафигулла Аширов.  Он заявил суду, что в религиозной деятельности Меражова «никаких отклонений от общепринятых канонов ислама нет». Говоря об идеологе «Нурджулар» Саиде Нурси, Аширов заявил: «Саид Нурси известен не только мне, он известен каждому мусульманину». Муфтий также заявил, что на международных конференциях от «учёных исламского мира» он слышал, что «труды Нурси считаются известнейшим толкованием Священного Корана». Защищая Меражова и Одилова, Нафигулла Аширов не забыл напомнить суду и о Федеральном Законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» [14].

Впрочем, не стоит удивляться попыткам выгородить экстремистов из «Нурджулар» со стороны некоторых функционеров СМР. Они всего лишь берут пример со своего шефа Равиля Гайнутдина. В январе 2010 года прокуратура Москвы вынесла главе СМР Равилю Гайнутдину предостережение о недопустимости нарушения закона «О противодействии экстремисткой деятельности». Предостережение Гайнутдин получил за приглашение на международную конференцию «Россия — исламский мир: партнерство во имя стабильности» уже покойного гражданина Турции Мустафы Сунгура, одного из лидеров запрещённой в России экстремистской организации «Нурджулар» [15].

Несмотря на данное предупреждение правоохранительных органов, в феврале 2011 года Равиль Гайнутдин в заявлении для СМИ выступил в поддержку трудов идеолога секты «Нурджулар» Саида Нурси, попытавшись представить его учение как глубоко толерантную идеологию [16]. Однако анализ текстов турецкого проповедника не позволяют согласиться с такой точкой зрения. В трудах идеолога секты «Нурджулар» прослеживается  резко негативное отношение к людям по признаку их мировоззрения [17].

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Несколько месяцев назад, в ноябре 2012 года в Москве были задержаны члены террористической организации «Хизб ут-Тахрир», которые вербовали сторонников в мечетях подконтрольных Совету муфтиев [18]. В те дни многие эксперты вспомнили, что активным защитником интересов «Хизб-ут-Тахрир» является сопредседатель Совета муфтиев Нафигулла Аширов. 3 марта 2006 года прокуратура Москвы вынесла «предостережение о недопустимости нарушений закона» муфтию Нафигулле Аширову. Предупреждение было связано с распространением Ашировым пропагандистской информации о запрещенной в России террористической организации  «Хизб ут-Тахрир» [19]. Прокуратура посчитала, что Нафигулла Аширов в одном из написанных им текстов пропагандировал идею создания халифата в России и сопротивление «незаконным» (с его точки зрения) действиям исполнительной и судебной властей Российской Федерации [20]. В итоге листовка Аширова в поддержку «Хизб ут-Тахрир» пополнила Федеральный список экстремистских материалов под номером 191 [21].

Неудивительно, что именно в мечетях Совета муфтиев предпочитают вести свою пропаганду как «хизб-ут-тахрировцы», так и представители других нетрадиционных для коренных мусульманских народов России течений ислама. Ведь из мечетей ЦДУМ мусульмане-традиционалисты их, как правило, сразу гонят взашей, либо вызывают полицию для выдворения незваных гостей.

Функционеры СМР не обошли своими симпатиями международную радикальную организацию «Братья-мусульмане» ( «Ихван аль-Муслимун»), признанную в нашей стране террористической и имеющую давние связи как с ваххабитским режимом Саудовской Аравии [22], так и с ваххабитским режимом эмирата Катар [23].

Дамир Мухетдинов – первый заместитель Равиля Гайнутдина, во время скандально известного выступления на радио «Голос России» 18 марта 2013 года [24] заявил следующее: «На примере Сирии мы видим, что поддерживая Башара Асада, фактически мы отдаляем себя от стран Персидского залива». В этой же беседе на радио функционер Совета муфтиев напомнил о словах проживающего в Катаре идеолога «Братьев-мусульман» Юсуфа Кардави, который считает, что Россия «враг номер один, главный враг ислама!», и при этом не счёл нужным скрыть своим симпатии к катарскому русофобу, назвав его «одним из самых видных богословов современности». Юсуф Кардави признан в качестве самого влиятельного духовного лица «Братьев-мусульман» [25].

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Данными заявлениями Мухетдинов всего лишь подвёл резюме публикациям проихванистски настроенных некоторых членов Экспертного совета при Совете муфтиев. Сочувствующими идеологии «Братьев-мусульман» (ихванистов) являются члены Экспертного совета при СМР, журналист Абдулла-Ринат Мухаметов и научный сотрудник Института востоковедения РАН Руслан Курбанов. Эти люди зарекомендовали себя в качестве популяризаторов ихванизма в российском медиа-пространстве.

Являясь исламистским лобби, связанные с Советом муфтиев ихванисты пытаются через СМИ убедить российские власти в необходимости поддержать своего кумира Юсуфа Кардави и не препятствовать военной интервенции западных держав  на территорию Сирии.  По мнению Абдуллы-Рината Мухаметова, из-за поддержки режима Башара Асада «Россия рискует сегодня вообще остаться без союзников на Ближнем Востоке, в арабском и исламском мире», и «такие неприятные перспективы возникают по причине неадекватной реакции на “арабскую весну». Однако, как считает Мухаметов, у России есть шансы не только сохранить, но и намного усилить свою позицию. Разумеется – через налаживание хороших отношений с организацией международных террористов. По его мнению, якобы нет «никаких реальных оснований» для сохранения «Братьев-мусульман» в списке террористических организаций. «Совершенно непонятно, зачем обострять отношения с Кардави и “ихванами“, в то время, когда их надо срочно налаживать», – призывает Мухаметов [26]. Однако, как справедливо отмечает многие эксперты, при этом Мухаметов не приводит никакой внятной аргументации для обоснования своей позиции. Мухаметов не гнушается защищать в медиа-пространстве русофоба Юсуфа Кардави, оправдывая и ища смягчающие объяснения антироссийским высказываниям последнего [27]. В своей публикации, посвящённой встрече Владимира Путина с президентом Египта Мухаммадом Мурси, известным своей принадлежность к ихванистскому сообществу, Абдулла-Ринат Мухаметов также не скрывает своих симпатий к «Братьям-мусульманам» [28].

Комментируя события в Сирии, его единомышленник Руслан Курбанов призывает брать пример с американцев, которые, по его мнению, «быстро переводят все ставки на другую доску», «например, на движение „Братьев-мусульман“, начинают с ними выстраивать отношения и т.д.» [29].

Лоббисты ихванистов в нашей стране усиленно внедряют в общественное сознание мысль, что если Россия не изменит своей политики на Ближнем Востоке, в частности, по сирийскому вопросу, то фактически получит внутри себя «пятую колонну». Одновременно Москву настоятельно призывают отказаться от поддержки шиитского Ирана, не вписывающегося в планы создания арабского суннитского халифата [30].

Связанные с Советом муфтиев российские ихванисты активно проводят мысль в мусульманском сообществе России: необходимо политизировать ислам, чтобы мусульмане участвовали активно в политике не как отдельные граждане, а как религиозное сообщество.

Одним из функционеров СМР освоена и такая форма лоббирования интересов «Братьев-мусульман» как комплиментарное рецензирование литературы данной  организации. Пару лет назад председатель Духовного управления мусульман Тюменской области (входящего в состав СМР) муфтий Галимджан Бикмуллин опубликовал рецензию на книгу активно занимавшегося  миссионерской деятельностью в Поволжском регионе идеолога ливанской ветви «Братьев-мусульман» Камаля аль-Занта [31] «Расскажи мне о вере». По мнению Бикмуллина, ливанский ихванист в своей книге «превосходно раскрывает саму суть Ислама» и «заряжает“ своим позитивным мировосприятием». При чтении данной рецензии создаётся впечатление, что тюменский муфтий при написании данного опуса взял пример с Нафигуллы Аширова, известного своей комплиментарной рецензией на литературу террористической организации «Хизб-ут-Тахрир». Как сам сознается в своей публикации Галимджан Бикмуллин, ему «не раз приходилось использовать» книгу арабского проповедника «при подготовке хутбы». Тюменский муфтий рекомендует труд аль-Занта в качестве «учебного пособия для имамов, проповедников, преподавателей медресе» [32].

По некоторым данным, сейчас данная книга ихваниста Камаля аль-Занта активно распространяется в мусульманских приходах Тюменской области, находящихся под юрисдикцией Совета муфтиев [33].

Между тем, Духовное управление мусульман Татарстана по рекомендации своего Совета улемов запретило данную книгу к использованию в мечетях за её несоответствие канонам традиционного ислама ханафитского мазхаба [34].

Кое-кому следует напомнить, что «Братья-мусульмане» – это запрещённая в России террористическая организация. По данным ФСБ, на создание исламского государства на Северном Кавказе ихванисты переправили сотни миллионов долларов, значительная  часть которых осела в руках известного террориста Хаттаба. По оценке ЦОС ФСБ, основной целью ихванистов в России является «разжигание сепаратистских настроений в мусульманских регионах и создание на этом пространстве государственных образований исламского типа в составе так называемого „Великого исламского Халифата“. Эмиссары «Братьев-мусульман» оказывают идеологическую, военную и финансовую поддержку боевикам на Северном Кавказе [35].

Нынешнюю позицию «Братьев-мусульман» по отношению к России нельзя назвать даже нейтральной. Комментируя действия России и Китая, наложивших вето на резолюцию Совета Безопасности ООН по Сирии, пресс-секретарь «Ихван аль-Муслимун» Махмуд Гослан назвал ее «позорной, …не уважающей ни нормы международного права, ни права человека» [36]. Идеолог этой организации Юсуф Кардави даже не считает нужным скрывать свою ненависть к России [37]. Нельзя забывать и о том, что прислуживающий ваххабитскому режиму катарского эмира Кардави неоднократно демонстрировал свою ненависть к России ещё в те годы, когда в Чеченской Республике шли активные боевые действия против банд международных террористов.

На протяжении ряда лет функционеры СМР не забывают выступать и в качестве адвокатов ваххабизма.

Тот же самый Мукаддас Бибарсов отличился не только комплиментарным отношением к запрещённой организации «Таблиги джамаат». В ваххабизме, как считает Мукаддас-хазрат, на самом деле также ничего страшного нет. «В исконном понимании ваххабиты представляют собой крайне немногочисленное течение истинных аскетов, проповедующих добуквенное соблюдение норм, предписанных Кораном» [38], – цитирует его слова «Независимая газета».

В сентябре 2002 года в заявлении для СМИ начальник Управления ФСБ по Москве и Московской области Виктор Захаров сообщил о том, что международные экстремистские организации пытаются распространить в Москве идеологию ваххабизма, а также вербовать мусульман для участия в боевых действиях на Северном Кавказе. Захаров заявил о том, что ФСБ неоднократно фиксировала появление в Москве проповедников ваххабизма из Карачаево-Черкесии и Чечни. Со слов Захарова, эти люди пытались создать свои учебные центры и при московских мечетях, находящихся под юрисдикцией СМР [39].

За заявлением представителя ФСБ немедленно последовала реакция муфтия Нафигуллы Аширова, который тут же заявил, что (по его мнению) «это религиозно-правовое направление, которое наряду с другими школами существует во многих мусульманских странах, никак не связано с экстремизмом». Фактически, его заявление означает: ваххабизм (согласно его точке зрения) нельзя отождествлять с экстремизмом. Кроме того, в своём заявлении Аширов сообщил для СМИ заведомо ложную информацию, что в России данная  «религиозно-правовая школа абсолютно не распространена» [40].

С критикой заявления Виктора Захарова выступил тогда и муфтий Равиль Гайнутдин [41]. Вообще, председатель Совета муфтиев наиболее преуспел в защите ваххабизма в России.

Необходимо напомнить, что попытки законодательно запретить ваххабизм в России предпринимались неоднократно, начиная с 1998 года. Особенно в 1999 году, когда ваххабиты активизировались в Дагестане. Затем тема запрета ваххабизма поднималась практически каждый год. В основном, со стороны представителей Генпрокуратуры [42].

Но эти инициативы встречали яростное сопротивление российских лоббистов ваххабизма. Вот слова Равиля Гайнутдина: «Ваххабизм основан на учении Корана и Сунны Пророка…Принятие в России какого-либо закона о запрете ваххабизма будет означать ущемление прав и конституционных свобод наших граждан-мусульман» [43].

Как считает глава СМР, в Саудовской Аравии, где ваххабизм является официальной идеологией, «нет ни терроризма, ни экстремизма, которые основывались бы на ваххабизме» [44].

Этими словами Равиль Гайнутдин, мягко говоря, вводит аудиторию в заблуждение.

Достаточно вспомнить захват Запретной мечети в Мекке в ноябре 1979 года, который сопровождался боевыми действиями на окрестных территориях между верными садовскому режиму воинскими частями и экстремистами [45].

Правящий ваххабитский режим Саудовской Аравии сам является объектом нападок со стороны наиболее радикальных элементов ваххабитского истеблишмента: многие радикальные организации в Саудовской Аравии главной мишенью избирают именно правящее семейство, которое они считают отступившим от идеалов ислама; причём конфликт между правящей элитой и наиболее радикальной частью салафитского сообщества имеет давнюю историю [46]. Примечательно, что многие террористы-смертники, взрывающие себя в Ираке, являются выходцами из Саудовской Аравии, причём большинство из них – подростки [47].

Глава Совета муфтиев пытается нас убедить в том, что ваххабиты Саудовской Аравии якобы никак не связаны с терроризмом, и уже на основании этой дезинформации строит доказательство миролюбия этого экстремистского учения. Причём Равиль Гайнутдин не только пытается обелить ваххабитов, но и прямо признает свое сотрудничество с ними [48].

Как мы убедились, функционеры Совета муфтиев умудряются выступать в защиту нетрадиционных для России течений ислама – ваххабизма, учений «Нурджулар» и «Хизб-ут-Тахрир», «Джамаат Таблиг», «Братья-мусульмане», демонстрируя толерантное отношение к каждой из этих идеологий. Неудивительно, что у ряда экспертов возникает подозрение: на базе структурных подразделений Совета муфтиев функционеры этой организации пытаются координировать деятельность ваххабитского сообщества (идеология которого до сих пор в России не запрещена) и запрещённых в нашей стране экстремистских организаций: «Хизб-ут-Тахрир», «Нурджулар», «Таблиги джамаат», «Братьев-мусульман».  Нередко складывается впечатление, что действия функционеров Совета муфтиев и лидеров ячеек экстремистских организаций носят согласованный по месту и времени характер, и скоординированы с работой в виртуальном пространстве интернет-пропагандистов радикал-исламистских учений.

Специалисты знают, что идеологии вышеназванных организаций отличаются. Поэтому на многочисленных интернет-форумах нередко можно наблюдать весьма горячие споры между приверженцами этих учений. Однако в реальной жизни их адепты достаточно легко находят общий язык между собой – на почве противостояния российскому государству и общей идее о необходимости строительства халифата. И складывается впечатление: то, что они находят общий язык между собой, во многом является заслугой отдельных функционеров Совета муфтиев России.

В этом контексте нисколько не вызывает удивления, что не только одиозный Нафигулла Аширов,  но и другие муфтии, подчинённые Гайнутдину, не слишком скрывают своим симпатии к ваххабизму и другим экстремистским идеологиям.

Неслучайно в декабре 2010 года Российская ассоциация исламского согласия (РАИС) распространила заявление, в котором обвинила руководство Совета муфтиев России в том, что оно поддерживало выпуск «сомнительной, а чаще всего вредной и откровенной подрывной религиозной литературы», что привело, по мнению авторов заявления, к «укоренению псевдоисламских сект и ваххабизма среди мусульманского населения» [49].

И в свете всей этой информации не кажется удивительным и то, что при изучении историй участников ваххабитского бандподполья выявляется их связь с функционерами Совета муфтиев. Тот же самый Мукаддас Бибарсов сотрудничал с известным деятелем Кабардино-Балкарского джамаата Русланом Нахушевым. На протяжении ряда лет Бибарсов был руководителем движения «Российское исламское наследие», в руководство которого помимо Бибарсова вошли также оккультный философ Гейдар Джемаль, никогда не скрывавший своих симпатий к джихадистам Северного Кавказа, и один из организаторов нападения на г. Нальчик Руслан Нахушев, в 2005 году объявленный в розыск за терроризм [50]. В «Российском исламском наследии» Нахушев специализировался на «разоблачении силовиков» [51] и был представителем т.н. «Кабардино-Балкарского института исламских исследований» (КБИИ) при этой организации. Данный вахабитский «институт» был создан  выпускниками саудовского ВУЗа с целью координации и объединения мелких разрозненных ваххабитских джамаатов в Кабардино-Балкарии ещё в 1993 году, и первоначально назывался «Исламским центром».

Целесообразно кратко разобрать историю «Кабардино-Балкарского института исламских исследований», с руководителем которого сотрудничал Мукаддас Бибарсов.

Выпускник саудовского Университета имени имама Мухаммеда бен Сауда (Эр-Рияд) Муса (Артур) Мукожев в 1993 году со своими единомышленниками, обучавшимися вместе с ним в этом ВУЗе, основал Исламский центр Кабардино-Балкарии (ИЦКБ) [52]. Среди прочих соратников Мукожева выделялся Анзор Астемиров, бывший его близким другом и принимавший активное участие в создании ИЦКБ. В рамках деятельности ИЦКБ им удалось координировать деятельность мелких разрозненных ваххабитских джамаатов, и объединить их в крупнейший Кабардино-Балкарский джамаат.

В 1999 году, исходя из сложившейся на тот момент ситуации,  Астемиров и Мукожев решили, что легитимацию деятельности джамаата лучше будет проводить под маской научного учреждения. По этой причине ИЦКБ был преобразован в Кабардино-Балкарский институт исламских исследований (КБИИИ). Возглавлять это учреждение было доверено пришедшему относительно недавно в джамаат неофиту (несмотря на зрелый возраст) Руслану Нахушеву, бывшему сотруднику советских спецслужб. Муса Мукожев и Анзор Астемиров формально стали числиться его заместителями по институту.

Накануне нападения боевиков на Нальчик в октябре 2005 года на несуществующем ныне сайте КБИИИ в разделе «Библиотека» находились ваххабитские  (содержащие положения ваххабизма) книги:  Мухаммада Шакира аш-Шарифа «Аль-Ильманийя, ваххабитских улемов Ибн-Джибрина, аль-Альбани, Ибн Усеймина, аль-Арнаута, ас-Саауи, а также трактат „Об обвинении в неверии (Такфир)“ [53].

После событий в Нальчике 13-14 октября 2005 гожа спецслужбы России объявили Мусу Мукожева в розыск. Был объявлен в розыск и Руслан Нахушев, который внезапно исчез через несколько дней после нападения ваххабитов на столицу Кабардино-Балкарии [54].

Их соратник Анзор Астемиров был объявлен в розыск ещё раньше после нападения на Госнаркоконтроль этой республики в декабре 2004 года [55].

Мукожев и Астемиров позже были уничтожены в ходе боестолкновения со спецслужбами.

Однако не только история деятельности Мукаддаса Бибарсова связывает Совет муфтиев с ваххабитским бандподпольем России.

В 2010 году муфтий Северной Осетии, член СМР Сергей (Али) Евтеев в интервью СМИ искренне поведал, как он находился в лагерях ваххабитов и был учеником Хаттаба, и как он ностальгирует по этим временам. Оказалось также, что функционер Совета муфтиев был учеником упомянутых выше «научных сотрудников» ваххабитского «Института исламских исследований» Анзора Астемирова и Мусы Мукожева – террористов, ликвидированных спецслужбами. В интервью Али Евтеев выразил пожелание российским властям прекратить бороться с «лесными» моджахедами на Северном Кавказе. Эти слова, как и признание Евтеева в том, что он мечтает о шариатском государстве, стоили ему места муфтия [56]. Али Евтеев оставил должность и уехал в Саудовскую Аравию. Правда, потом снова возвратился в Россию.

История другого боевика Саида Бурятского (наст. имя – Александр Тихомиров), который работал в центральном аппарате Совета муфтиев, уже стала притчей во языцех. Он долго находился в духовных поисках, обучаясь то в буддийском дацане, то в подмосковном медресе «Расуль Акрам». Последнее действовало в рамках Духовного управления мусульман Азиатской части России, которое возглавляет муфтий Нафигулла Аширов [57]. На обучение за рубеж в Египет будущий «имам» Александр, очевидно, тоже попал не без помощи своих наставников из Совета муфтиев.  После возвращения в Россию работал в центральном аппарате Совета муфтиев. Свою проповедническую деятельность он начал в московской общине «Даруль-Аркам», действующей под юрисдикцией Совета муфтиев [58].

В мае 2008 года Александр Тихомиров прибыл на Северный Кавказ и в последующие месяцы принимал активное участие в диверсионных операциях и вылазках боевиков. Находясь в лесу, он записал несколько видео-обращений, аудио-лекций и статей о джихаде и ситуации на Северном Кавказе, которые были опубликованы на «Кавказ-Центре» и других экстремистских сайтах. Через интернет он призывал мусульманскую молодёжь «выйти на джихад и помогать джихаду словом и имуществом». По некоторым сведениям, он был главным идеологом боевиков и отвечал за подготовку шахидов-смертников). «Духовная» карьера «шейха» Бурятского была прервана спецоперацией сводного отряда Центра специального назначения ФСБ и СОБРа МВД у ингушского села Экажево 2 марта 2010 года, в результате которой он был уничтожен [59]. Ваххабитские интернет-ресурсы отреагировали на это типовыми сообщениями о том, что «геройски пал смертью шахида шейх Саид аль-Бурьяти».

Работой в центральном аппарате Совета муфтиев отметился и террорист Абузар Мантаев. В 2006 году этот дагестанский ваххабит был уничтожен спецслужбами [60].

Связь со структурами Совета муфтиев всплывала и в биографиях других уничтоженных боевиков.

Студент Московского государственного университета дизайна и технологий Ибрагим Плиев после посещения той же самой общины «Даруль-Аркам», в которой начал свою проповедническую деятельность Саид Бурятский, в мае 2011 года вступил в одну из бандгрупп, действующих на Северном Кавказе. Он был убит в октябре 2011 года в ходе спецоперации правоохранительных органов [61].

В 2006 году в Дагестане был уничтожен вооруженный ваххабит Ясин Расулов, некоторое время числившийся в членах президиума Союза мусульманских журналистов при СМР [62].

В 2010 году на всю страну прогремела история выходца из Узбекистана Исомитдина Акбарова, имама находящейся под юрисдикцией СМР мечети «Нур Ислама» в г.Новый Уренгой (Ямало-Ненецкий автономный округ Тюменской области). В ночь на 12 июня 2010 года банда ваххабитов напала на пост ДПС на автодороге Пермь  – Екатеринбург в Суксунском районе Пермского края. Преступники убили сержанта Андрея Коробкина и завладели его табельным оружием. Затем, изготовив самодельное взрывное устройство с часовым устройством, подложили его в Бирском районе Башкортостана на трассу магистрального газопровода. Но трагедии не произошло. Подозрительный предмет вовремя заметили обходчики газопровода и вызвали милицию. Следующей ночью, когда террористы приехали выяснить, почему бомба не взорвалась, их поджидала милицейская засада. Однако бандиты были начеку – при попытке их задержания они выпустили в силовиков очередь из автомата и скрылись в лесу. Довольно быстро милиция и ФСБ установили личности пустившихся в бега террористов. Оперативники Центра противодействия экстремизму МВД выяснили, что лидер банды Нафис Шаймухаметов, находясь на заработках в Тюменской области, был прихожанином новоуренгойской мечети «Нур Ислама» и тесно общался с имамом Исомутдином Акбаровым. Выяснилось и то, что последний у себя на родине находится в розыске за экстремизм. Работая имамом мечети «Нур Ислама», выходец из Наманганской области Узбекистана Акбаров на протяжении нескольких лет занимался привычным делом – призывал к джихаду против «неверных». Под влиянием его проповедей, вернувшись в родной Башкортостан, Шаймухаметов стал изучать взрывное дело, не забывая активно проповедовать ваххабизм. Ученик Акбарова запудрил мозги нескольким землякам и сколотил из них целое бандформирование – «Аскинский джамаат». 17 августа 2010 года в районе деревни Кургаш Архангельского района Башкортостана полевой лагерь «Аскинского джамаата» был блокирован сводным отрядом спецподразделения «Вымпел» ЦСН ФСБ и СОБРа МВД по Республике Башкортостан. Пятеро террористов оказали сопротивление и были уничтожены. Восемь других членов «Аскинского джамаата» были задержаны в разных районах республики. Другой прихожанин новоуренгойской мечети «Нур Ислама», Замир Терекбаев, ночью 5 сентября 2010 года в дагестанском Буйнакске въехал на начиненных взрывчаткой «Жигулях» в КПП воинской части, в результате теракта погибли четверо военнослужащих и 35 получили ранения. Удалось установить, что Нафис Шаймухаметов ездил по стране, выполняя задания наставника – вербовать новых экстремистов. В Свердловской области Нафис познакомился с будущим смертником Замиром Терекбаевым, который там служил в армии. Молодые люди быстро нашли общий язык. Вскоре Терекбаев оказался в Новом Уренгое.

Практически сразу же после теракта в Дагестане правоохранительные органы заинтересовались личностью Исомитдина Акбарова и прихожанами его мечети. В мечети «Нур Ислама» была проведена облава, и несколько десятков мигрантов были доставлены в отделение милиции для выяснения личности. В эти же дни на встрече имамов в Новом Уренгое Акбаров  жаловался на давление со стороны правоохранительных органов, а также на то, что на него идет большой «накат» в СМИ в связи с событиями в Башкортостане и Дагестане, где оказались замешанными его прихожане.

Через несколько дней после этой встречи Акбаров был убит. 10 октября 2010 года машину имама неизвестные буквально изрешетили бронебойными пулями [63].

Кто это сделал – до сих пор неясно, однако понятно, что для кое-кого Акбаров стал опасным свидетелем. Уже в день убийства представители находящейся под юрисдикцией Совета муфтиев религиозной общины «Нур Ислама» оперативно выступили с заявлением о том, что СМИ «лживо обвинили Исомитдина Акбарова в вербовке террористов по всей России и подготовке людей причастных ко взрыву воинской части под Буйнакском, расстреле пермского поста ДПС и попытке взрыва газопровода в Бирском районе». В заявлении также было сказано: «Ни наш имам, не наша организация не причастна к подобным деяниям» [64].

Словно по команде – на нескольких ваххабитских интернет-форумах Акбарова  объявили «шахидом», мучеником за веру.

Между тем, имам Исомитдин Акбаров в структурах СМР был не единственным выходцем из Средней Азии, который  разыскивался на родине за экстремизм. В августе 2000 года в Омске местным управлением ФСБ был арестован назначенный Нафигуллой  Ашировым имам г. Ишима (Тюменская область) узбекский гражданин Бурхон Худжаев, обвиняемый на родине в подготовке покушения на узбекского президента Ислама Каримова [65].

По свидетельству бывшего начальника отдела по делам религии областного комитета по делам национальностей Тюменской области Игоря Боброва, уже упоминавшийся выше муфтий Тюменской области Галимджан Бикмуллин с 1990-х годов «стал активно вовлекать в процесс возрождения ислама представителей центрально-азиатских стран, а особенно узбеков». Как свидетельствует этот же чиновник, в этом стратегически важном сибирском регионе «большинство узбеков и таджиков, привлекавшихся в 1990-е – начале 2000-х к руководству строящимися мечетями, к преподаванию в Ембаевском медресе, в неофициальные органы управления ДУМ ТО, были людьми, прошедшими частное обучение у исламских авторитетов, позже обвиненных властями соответствующих стран в приверженности исламским движениям Узбекистана, Таджикистана или «Хизб-ут-Тахрир-аль-Ислами» [66].

Напомним, что в упоминаемом тюменским чиновником Ембаевском медресе, находящемся под юрисдикцией Духовного управления мусульман Тюменской области, в котором преподавали выходцы из Средней Азии: учебный процесс был приостановлен в сентябре 2000 года, когда один из бывших шакирдов Руслан (Хамза) Абдуллин, был задержан с оружием в руках в Киргизии [67], при нападении на киргизский погранотряд. Как выяснилось, перед этим недоучившийся имам проходил боевую подготовку в лагере радикал-исламистов на территории Таджикистана [68]. Однако позже учебный процесс в медресе был возобновлён. А в октябре 2012 года во время проверки женского медресе «Нур», которое входит в образовательный комплекс Ембаевского медресе, была изъята запрещенная экстремистская литература [69]. Также напомним, что ответственное за учебный процесс в Ембаевском медресе возглавляемое муфтием Галимджаном Бикмуллиным Духовное управление мусульман Тюменской области (ДУМ ТО) – одна из структур в составе Совета муфтиев. При этом один из функционеров СМР в Тюменской области, руководитель отдела просвещения находящегося в подчинении Нафигуллы Аширова местного казыята имам Амир Балдин свидетельствует, что религиозные деятели этой организации уважают Галимджана Бикмуллина «за защиту прав единоверцев, преследуемых спецслужбами Узбекистана» [70]. Причём Бикмуллин даже не считает нужным скрывать своих симпатий к упомянутому выше Исомитдину Акбарову, который в Узбекистане разыскивался за экстремизм [71].

Совет муфтиев России неукоснительно проводит политику поддержки разного рода экстремистов, не скрывающих своей мечты о постройке шариатского государства.

В начале лихих 1990-х некий Мухаммад Биджиев в Карачаево-Черкессии фактически создал незаконное вооруженное формирование. Он объявил себя имамом и стал строить независимый «Имамат Карачай». Позже он называл себя «муфтием Карачая». В 1993 году он был изгнан собственными соплеменниками-карачаевцами за пропаганду ваххабизма. Затем находился в независимой тогда Ичкерии, где получил статус «названного брата Джохара Дудаева», а потом стал заместителем международного террориста Зелимхана Яндарбиева, в конце 1990-х нашел приют в Москве. Странным образом, к удивлению многих, Мухаммад Биджиев, среди ваххабитов Северного Кавказа более известный под псевдонимом «Карачай», после этого оказался в Москве и стал одним из функционеров Совета муфтиев. Он получил должность заместителя председателя одной из структур СМР – Духовного управления мусульман Европейской части России, то есть попал в ближайшее окружение Равиля Гайнутдина [72].  За эти годы Карачай (с его слов) успел получить образование в Пакистане (в Международном исламском Университете в Исламабаде); при этом он не считает нужным скрывать, что поддерживает связь с религиозными деятелями ваххабитских монархий Ближнего Востока [73].

Среди функционеров Совета муфтиев выделяются несколько деятелей, которые приобрели скандальную известность своими высказываниями в СМИ. Особенно выделяются фигуры уже упомянутого муфтия Нафигуллы Аширов, сопредседателя СМР, и Дамира Мухетдинова, занимающего пост первого заместителя Равиля Гайнутдина. Заявления этих людей не раз становились поводом для громких скандалов, которые вызывали бурю негодования у мусульманской общественности России.

В 2001 году функционер СМР Нафигулла Аширов одобрил вандализм талибов, разрушивших буддийские памятники культуры в Афганистане, что привело к возникновению межконфессиональной напряженности в российском обществе, т.к. это заявление вызвало бурные протесты буддистов России.

В 2002 году муфтий Нафигулла Аширов прямо высказался в поддержку использования «шахидов»-смертников в террористической войне на Ближнем Востоке.

В 2005 году Нафигулла Аширов и Дамир Мухетдинов выступили с требованием убрать православную символику с российского герба. Мухетдинов тогда заявил, что христианская символика на российском гербе якобы оскорбляет религиозные чувства российских мусульман.

В 2008 году сопредседатель СМР Нафигулла Аширов заявил о том, что в российских городах необходимо создавать отдельные исламские кварталы, по примеру мусульманских гетто Западной Европы, чем вызвал волну возмущения в мусульманской умме России.

В ноябре 2012 года Дамир Мухетдинов подверг резкой критике православных священников, обвинив их в … пьянстве. «Сугубо моя точка зрения заключается в том, что клирики не знают меры в употреблении алкоголя», — заявил этот исламский деятель. Грянул новый скандал – заявление Мухетдинова вызвало взрыв негодования православной общественности [74].

В марте 2013 года Дамиру Мухетдинову удалось затмить славу своего учителя Нафигуллу Аширова. Мухетдинов выступил в эфире радио «Голос России» [26], сообщив слушателям ложную информацию о том что функционеры Совета муфтиев якобы не приветствовали «арабскую весну», а также поделившись с аудиторией своими фантазиями на разные темы, в частности, приписав главе Чечни Рамзану Кадырову раздвоение личности и любовь к ношению неких «бусиков» [75]. Эти заявления вызвали резкую реакцию мусульманской общественности. От скандальных высказывания Мухетдинова на этот раз поспешил отмежеваться и сам Равиль Гайнутдин, но, разумеется от должностей никаких не освободил.

Вообще об эпатажных выходках Аширова и Мухетдинова, которые нанесли непоправимый урон имиджу мусульманской религии в России, можно было продолжать бесконечно, но подобных персонажей в структурах Совета муфтиев и без них хватает. В 2008 году представитель Равиля Гайнутдина в Тюменской области Фатых Гарифуллин  выступил с предложением о том, что Русская Православная Церковь должна предоставить свои храмы для намаза мусульманам, при этом заявил, что иконы придётся «завесить». Своё предложение Гарифуллин повторил в 2010 году. В сентябре 2010 года  имам-хатыб находящейся под юрисдикцией Совета муфтиев московской Соборной мечети Ильдар Аляутдинов заявил о том, что нехватка мечетей в Москве может подтолкнуть мусульман к посещению православных храмов. «Мусульманам разрешено отправлять религиозные потребности в православных храмах, но не хотелось, чтобы люди прибегли к этой крайней мере», — заявил он [76]. Эти заявления Гарифуллина и Аляутдинова представители православной общественности восприняли тогда как угрозу.

В декабре 2010 года виновником скандала стал сам глава Совета муфтиев Равиль Гайнутдин, позволивший себе русофобские высказывания. Он тогда заявил, что коренное население России, по его мнению, вечно пьянствовало, а пользу стране приносили только трудолюбивые мигранты. Это заявление стало причиной очередного всплеска исламофобских настроений в российском обществе [77].

Эти высказывания Равиля Гайнутдина декабре 2010 года стали одной из причин заявления Российской ассоциация исламского согласия (РАИС), в котором российские власти призывались к тому, чтобы дать правовую оценку антироссийским высказываниям главы СМР Равиля Гайнутдина. Авторы заявления возлагали особую ответственность на главу СМР за то, что свое «провокационное заявление» он сделал «в те дни, когда практически по всей стране прокатилась волна ксенофобии, межнациональных конфликтов на улицах наших городов», чем «усугубил и без того сложную ситуацию» [78].

Особые вопросы возникают при анализе отношения функционеров Совета муфтиев к т.н. «арабским революциям», в результате которых в ряде стран Ближнего Востока активировались радикал-исламисты, и к позиции российского государства по связанным с этими событиями геополитическим вопросам.

Во время скандального выступления на радио «Голос России» Дамир Мухетдинов заявил: «Мы не приветствовали арабскую весну, по большому счёту мы давали себе отчет, что за всем за этим придут новые катаклизмы, очередная смена власти. Плохой ли был или хороший Муамар Каддафи, Хосни Мубарак – в их дни, по крайней мере, не убивали на улице ежедневно обыкновенных смертных, не взрывали на рынках, в магазинах, в университетах, в школах, как это происходит сейчас» [79].

Однако в те же дни Дамир Мухетдинов был уличён во лжи и выведен на чистую воду, когда эксперт РИСИ отметил, что заместитель Равиля Гайнутдина этими словами пытается ввести аудиторию в заблуждение [80].

На суд общественности были представлены следующие факты. В марте 2011 года председатель Совета муфтиев Равиль Гайнутдин одобрил организованную членами НАТО военную операцию против Каддафи, а также вновь позволил себе дезинформацию, заявив: «Если кто-то  руководит страной более 30 лет, не создавая социальных или каких-либо других благ, то естественно, что население само вышло на улицу, чтобы произвести демократические, экономические и политические преобразования». В те же дни генеральный секретарь СМР, имам московского джамаата «Даруль Аркам» упомянутый  ранее Мухаммад Карачай (Биджиев) в своём комментарии на события в Ливии заявил, что многие богословы арабских стран издали фетвы о разрешении на убийство Каддафи. «Карачай в своём заявлении назвал Каддафи тираном и диктатором, а также „врагом Аллаха и Его религии“, тем самым проявив солидарность с ангажированными богословами ваххабитских монархий стран Персидского залива», – отметил в своём комментарии эксперт РИСИ [81]. Карачай фактически одобрил убийство главы вполне дружественного по отношению к России государства. Злые языки утверждают, что на Муамара Каддафи Карачай до сих пор рассержен за то, что ливийский лидер в своё время разгромил салафитское бандподполье в Ливии.

4 февраля 2011 года в мечетях Тюменской области, подконтрольных муфтию Нафигулле Аширову, была вознесена дуа (молитва) за египетских революционеров, борющихся против президента этой страны Хосни Мубарака. В те дни в этой ближневосточной стране не утихали протестные акции против правящего режима. «Мусульмане вознесут дуа за борцов с проамериканской тиранией в Египте», – накануне в заявлении для СМИ сообщил глава подконтрольного СМР Казыятского управления мусульман Тюменской области Фатых Гарифуллин. «Мы всей душой следим за развитием ситуации в Египте, где не утихают акции протеста против ненавистной народу многолетней тирании» [82], – отметил он.

Наверно излишне говорить, что когда в Египте начались протестные акции против нового президента Мухаммеда Мурси, ихванистский режим которого многие египтяне также расценивают как «проамериканскую тиранию», на этот раз в мечетях подконтрольных СМР никто не возносил молитву за протестующих.

И вновь мы вынуждены возвратиться к скандальной радиопередаче 18 марта 2013 года, в которой  Дамир Мухетдинов не почитал нужным скрывать своим симпатии к идеологу «Братьев-мусульман» Юсуфу Кардави, который обслуживает ваххабитский режим Катара. Многие эксперты тогда отметили, что Мухетдинов на радиопередаче даже не посчитал нужным скрывать свою озабоченность следующим фактом: российское государство ведёт политику, которая идёт вразрез с интересами союзников США из числа монархий Персидского залива, тем самым способствуя уменьшению влияния этих ваххабитских режимов на мусульманскую умму России. «На примере Сирии мы видим, что поддерживая Башара Асада, фактически мы отдаляем себя от стран Персидского залива», – заявил тогда первый заместитель Равиля Гайнутдина [83].

Выше уже отмечалось, что это заявление Мухетдинова идёт в унисон с публикациями не скрывающих своих симпатий к террористической организации «Братья-мусульмане» членов Экспертного совета при СМР. Настроенные комплиментарно по отношению к «Братьям-мусульманам» деятели Совета муфтиев стремятся убедить Кремль изменить позицию нашей страны по ситуации в Сирии, более того, призывают поддержать действующих в интересах США сирийских революционеров, обосновывая это тем, что эти шаги якобы дадут политические дивиденды российскому государству в случае поражения законного правительства Башара Асада.

По мнению российского мусульманского теолога-традиционалиста Фарида Салмана, «сейчас уже не секрет, что все эти салафитские или околосалафитские „революции“ были спланированы в далеких от этих арабских стран геополитических центрах». Как считает Фарид Салман, «призывы российских радикал-исламистов к “сдаче“ Сирии никак не связаны с заботой об интересах государства». По его мнению, то, что они внезапно озаботились, «что же будет делать Россия, если вдруг международное исламистское отребье возьмет власть в Сирии», является прямым сигналом «руководству нашего государства, нашему обществу о том, что местные радикалы уже являются составной частью международного экстремизма» [84].

«Арабские революции“ оказывают негативное влияние на мусульманскую умму России» [85], – отмечает Фарид Салман. К этим словам можно добавить – это негативное влияние осуществляется порою именно через функционеров Совета муфтиев, которые не скрывают своих симпатий к революционерам из числа радикал-исламистов.

Сочувствующие арабским революционерам российские радикал-исламисты считают, что после того, как в Сирии будет свергнуто законное правительство Башара Асада, будет создано шариатское государство, которое положит начало «единой арабской державе», которая в свою очередь послужит основой для всемирного халифата. Экстремисты надеются, что к созданному на территории Сирии шариатскому государству удастся присоединить и территории других арабских государств, а также Турции. Анализ русскоязычных радикал-исламистских интернет-ресурсов показывает: ваххабиты и «хизб-ут-тахрировцы» надеются, что после создания «великой арабской державы» на Ближнем Востоке приблизится и осуществление мечты о «всемирном халифате». При этом они надеются, что при поддержке единомышленников со всего мира им удастся создать исламское государство на территории Российской Федерации, отколов от последней нефтеносные регионы. Следующим этапом осуществления своих мечтаний они видят создание шариатского государства на всей территории бывшего СССР, после чего этот исламистский монстр должен будет соединиться с «великой арабской державой».

В этой связи стоит напомнить один факт. В январе 2012 года представитель Равиля Гайнутдина в Республике Карелия, местный муфтий Висам Бардвил в интервью СМИ  сказал, что позитивно относится к арабским революциям, заявив, что события «арабской весны» приведут к появлению единой арабской державы, с которой «будет вынужден считаться весь мир» [86].

Именно поэтому радикал-исламисты из Поволжья, Северного Кавказа, Центральной Азии и других регионов постсоветского пространства едут в Сирию, чтобы воевать на стороне местных революционеров, поддерживаемых геополитическими противниками России. Эти мечтания о «великой арабской державе» можно считать наивными, но эта вера в «грядущий халифат» на руку геополитическим противникам России, в угоду которым воюют против законного правительства Башара Асада в Сирии радикал-исламисты со всего мира. Не вызывает сомнения: то, что происходит сейчас в Сирии – «это генеральная репетиция возможных сценариев того, что может вдруг возникнуть в отдельно взятом российском регионе и в целом в России» [87]. Невозможно не согласиться с мнением: отказ России от поддержки законного правительства Сирии «приведет к тому, что российским военным частям придется столкнуться с террористами, воюющими ныне в Сирии, на нашей территории». И те российские радикал-исламисты, которые приобрели боевой опыт в Сирии, будут рады применить его на территории нашей страны во имя идеи халифата; а  к ним с не меньшей радостью присоединятся воевавшие в Сирии против Асада радикалы из других стран.

И как видим, многие функционеры Совета муфтиев даже не скрывают своих симпатий к тем зарубежным силам, в интересах которых подобное развитие событий в России, и даже призывают к «сдаче» Сирии. Как считает мусульманский богослов Фарид Салман, нельзя исключать что подобные призывы к «сдаче» Сирии профинансированы правящими элитами ваххабитских монархий стран Персидского залива, а посему «отношение к ним должно быть соответствующее». По его мнению, у части мусульманского сообщества России «сильны ошибочные оценки природы этих событий», а именно – «налицо идеализация бунта, насилия» [88].

Действительно, возносимые в мечетях подконтрольных СМР молитвы за арабских революционеров вполне подходят под формулировку «идеализация бунта, насилия». Мы видим, что функционеры Совета муфтиев поддерживают свержение законных правительств зарубежных стран, выгодное геополитическим противникам России.

Ещё в 2008 году видный учёный-исламовед, член Общественной палаты РФ Александр Игнатенко назвал деятельность Нафигуллы Аширова «деструктивной, провокационной», заявив, что «Аширов не выражает мнение российских мусульман, а транслирует в российское медиа-пространство лозунги и заявления, сформированные за рубежами России» [89]. В сентябре 2010 года муфтий Чечни Султан Мирзаев заявил, что провокационные заявления Фатыха Гарифуллина и Ильдара Аляутдинова о том, что мусульманам позволено совершать намаз в православных храмах могут быть «заказными» и направлены на то, чтобы «посеять межконфессиональную рознь» в России [90]. При анализе публичных заявления функционеров СМР, и при анализе деятельности этой структуры в целом трудно избавиться от мысли, что возглавляемая Равилем Гайнутдином организация наполнена враждебными по отношению к российскому государству силами.

Тем более, что в Совете муфтиев России фактически открыто действует просаудовская группа. Так, действующий под юрисдикцией СМР Московский исламский университет (МИУ), как считает ряд экспертов, находится практически под полным влиянием и контролем посольства Саудовской Аравии, а ректором этого учебного заведения является бывший штатный сотрудник посольства этой страны (работал семь лет в «исламском“ отделе) Дамир Хайретдинов, ранее учившийся в одном из саудовских вузов, и являющийся ярым сторонником подготовки имамов за рубежом» [91]. Дамир Хайретдинов является одним из сподвижников многократно упомянутого выше Дамира Мухетдинова [92].

Сам глава СМР Равиль Гайнутдин отметился давней дружбой с посольством Саудовской Аравии. Поэтому нисколько не удивляет, что он противодействовал попыткам на законодательном уровне запретить ваххабизм, фактически находясь в авангарде просаудовских лоббистов, которые говорили в результате запрета ваххабизма Россия испортит отношения с Саудовской Аравией, что ваххабитские эмиссары из этой страны помогут возрождению ислама, и что ваххабиты на самом деле хорошие, а их критики плохие и т.п. [93].

Согласно ранее опубликованным в СМИ сведениям, ещё в начале 1990-х Равиль Гайнутдин налаживает отношения с посольством Саудовской Аравии в Москве.  Гайнутдин получает значительные средства от различных саудовских структур в Москве (Фонда «Ибрагим-бен-Ибрагим», «Хаят уль-Игаса» и др.), в результате чего становится лояльным по отношению к ваххабизму – государственной идеологии Саудовской Аравии. Это и приводит его в конечном итоге к разрыву с ЦДУМ, глава которого Талгат Таджутдин резко отрицательно относится к ваххабизму. Факт получения крупных денежных сумм от зарубежных ваххабитских структур косвенно подтвердил сам Гайнутдин, когда жаловался через СМИ, что саудиты задерживают обещанные ему «транши». Так, в интервью «Московскому Комсомольцу» от 20 июля 1993 года он заявил, что до сих пор не получил обещанных несколько месяцев назад 1,5 млн. долл. [94].

Глава СМР и не скрывает своего сотрудничества с саудовскими ваххабитами. Вот его слова: «В начале 90-х годов несколько сот наших молодых людей поехали в институты и университеты Королевства Саудовской Аравии… Королевство Саудовской Аравии благодаря тому, что мы обращались в Министерство исламских дел с соответствующими просьбами, приняло наших студентов и подготовило их» [95]. Более того, Гайнутдин признает тот факт, что на обучение в ваххабитское государство были посланы совсем молодые мусульмане с еще не сформировавшимися взглядами – подростки 12-14 лет [96].

Через несколько лет, 28 июля 2009 года  во время встречи Чрезвычайного и Полномочного посла Саудовской Аравии Али Хасан Жафара с муфтием Равилем Гайнутдином были подтверждены «намерения о продолжении тесного взаимодействия Саудовской Аравии с Советом муфтиев России» [97].

«Саудовская Аравия прилагает все усилия для объединения всех мусульман в мире, оказывает всяческое содействия мусульманам всего мира», – так говорит глава СМР в одном из интервью [98]. В этом же интервью он признается, что фактически является ретранслятором мнений зарубежных исламских богословов, комментируя агрессию США против Ирака, он говорит: «Как отмечают мусульманские богословы исламского мира, этот конфликт и был инициирован Израилем и именно Израиль подтолкнул США к такому развитию событий вокруг Ирака. Это не мое мнение, это мнению богословов исламского мира, с которыми мы поддерживаем отношения». Однако на вопрос журналиста «Какие конкретно это исламские богословы, вы можете их назвать?»– он отвечает: «Нет, я не могу их назвать, я и так достаточно откровенен с Вами». В этом же интервью он оправдывает участие Саудовской Аравии, Катара и Кувейта в американской агрессии против Ирака, объясняя это тем, что «есть государственные интересы и государственные обязательства, а эти страны имеют соглашения с США» [99].

Однако просаудовская группировка Совета муфтиев умудряется получать деньги не только от саудитов, но и из российского бюджета. В 2012 году просаудовская группировка получила из российского бюджета средства  по программе поддержки системы российского исламского образования. На эти средства просаудовское лобби собирается готовить учебники и учебные пособия для всех исламских вузов России [100]. Это чревато тем, что на средства российского бюджета будет создаваться саудовская антироссийская система мусульманского образования – уже в России. Саудовской Аравии теперь не надо будет завозить в свои ВУЗы сотни российских студентов (как раньше), чтобы готовить из них идеологов джихада против России. Их будут готовить прямо в самой России.

Именно ангажированностью зарубежными антироссийскими структурами можно объяснить и ту часть деятельности СМР, которая направлена на дискредитацию ислама в глазах граждан России и разжигание исламофобии. Не вызывает сомнений, что сильнейший удар по образу ислама как мирной религии в глазах многих россиян нанесли именно скандальные высказывания лидеров СМР, в частности, упоминавшиеся выше заявления о том, что мусульманам допустимо совершать намаз в православных храмах. По мнению муфтия Чечни Султана Мирзаева, подобные заявления «только на руку недругам ислама, использующим эти высказывания против самих же мусульман». Как считает Мирзаев, эти слова были расценены обществом как «угроза в адрес православного большинства» и «откровенный шантаж московских властей». «Подобные заявления неуместны и совершенно бессмысленны, так как ничего, кроме вреда, для мусульман не несут», – заявил духовный лидер Чеченской Республики. Заявление о том, что мусульмане могут совершать намаз в православных храмах «дает лишний повод для раздора между представителями разных конфессий, населяющих Россию» [101], – подчеркнул Султан Мирзаев.

Эту оценку муфтия Чечни можно перенести и на другие высказывания лидеров СМР, направленных на разжигание исламофобии. Как мы уже разобрали выше, функционерами Совета муфтиев не раз делались заявления, фактически направленные на разжигание межнациональной и межконфессиональной розни между гражданами Российской Федерации. Трудно отделаться от впечатления, что лидеры возглавляемой Равилем Гайнутдином организации выполняют чей-то заказ, направленный на очернение образа ислама среди граждан нашей страны, и в итоге – на генерацию межконфессиональных конфликтов. Такое же впечатление возникает, при анализе заявлений муфтия Равиля Гайнутдина и его соратников о якобы имеющих место в России «нарушениях прав мусульман».  Эти высказывания направлены на дискредитацию России в глазах мировой общественности, ведь подобными заявлениями эти люди фактически выставляют Россию как страну, в которой якобы нарушаются права мусульман. К примеру, в декабре 2010 года Равиль Гайнутдин обвинил государство в попытках «задавить ислам» в России [102]. Подобные заявления могут делаться только с одной целью: чтобы давать геополитическим противникам российского государства поводы для внешнеполитического давления на нашу страну, для заявлений в духе «в России нарушаются права и свободы мусульман».

Особо следует выделить случаи, когда деятельность функционеров Совета муфтиев приводила к конфликтам и росту напряжённости внутри мусульманского сообщества.

В январе 2012 года упомянутый выше муфтий Тюменской области Галимджан Бикмуллин посетил Закамский регион Татарстана, не поставив в известность Духовное управление мусульман этой республики. Эмиссар Совета муфтиев выступил перед прихожанами соборной мечети г. Нижнекамска с речью, в которой дал понять, что негативно относится к традиционному для татар исламу ханафитского мазхаба. Тюменский муфтий заявил, что традиционный ислам ведет к отставанию, добавив затем, что возвращение Владимира Путина во власть усилит позиции мусульман, исповедующих традиционный ислам (дело происходило за 2 месяца до президентских выборов в РФ) [103].

Всё это вызвало негодование мусульманской общественности Татарстана, которая справедливо расценила визит незваного гостя как прощупывание почвы для создания в республике подконтрольного СМР муфтията, альтернативного Духовному управлению мусульман (ДУМ) Татарстана. Ведь в других регионах уже не раз бывали прецеденты, когда эмиссары Совета муфтиев провоцировали раскол в общинах, после чего радикально настроенные противники традиционного ислама создавали альтернативные муфтияты, подконтрольные структуре Равиля Гайнутдина. К примеру, именно по такой схеме в Свердловской области был создан альтернативный муфтият под крылом сопредседателя СМР Нафигуллы Аширова. При этом отколовшиеся от общины мусульман-традиционалистов радикалы занялись пропагандой панисламизма и вооружённого джихада [104].

По такому же принципу в Омске Нафигулле Аширову удалось «перехватить» более 40% общин [105].

Выступление тюменского муфтия Галимджана Бикмуллина в Нижнекамске на «ура» встретили собравшиеся в соборной мечети этого города местные ваххабиты, недовольные проводимой тогдашним муфтием Татарстана Илдусом Фаизовым политикой деваххабизации (дерадикализации) уммы республики. «У нас будет свой муфтият, в котором мы соберём всех правильных мусульман», – радостно потирали руки радикалы. К счастью, своевременное вмешательство властей республики и компетентные действия муфтия Илдуса Фаизова не позволили сбыться их мечтаниям – татарстанские радикал-исламисты не смогли создать свой муфтият под юрисдикцией Совета муфтиев.

Не прибавили мира и спокойствия мусульманскому сообществу и заявления Равиля Гайнутдина в адрес созданной в 2010 году централизованной мусульманской организации – Российской ассоциации исламского согласия (РАИС). По-видимому, посчитав муфтиев этой структуры опасными для себя конкурентами, он назвал их «кричащими куклами» и «грязными людьми» [106].

Лидеры СМР были замечены и в действиях, способствующих разжиганию разногласий между суннитами и шиитами на постсоветском пространстве. Так, 18 марта 2013 года ректор Московского исламского университета, бывший сотрудник саудовского посольства Дамир Хайретдинов раскритиковал Консультативный совет мусульман СНГ, возглавляемый известным шиитским лидером – председателем Управления мусульман Кавказа Аллахшукюром Паша-заде. По его мнению, Консультативный совет мусульман СНГ был учрежден «под нажимом псевдоэкспертов» [107]. «Совет муфтиев стравливает между собой суннитов и шиитов» – именно так тогда многие эксперты расценили заявления представителя просаудовской группировки.

Можно предположить, что подобное негативное отношение к Консультативному совету мусульман СНГ связано с антишиитской позицией ваххабитского режима Саудовской Аравии. Примечательно, что когда 2009 году был учреждён Консультативный совет мусульманских лидеров стран СНГ, Равиль Гайнутдин демонстративно отказался войти в него. По свидетельству ныне покойного муфтия Петербурга и Северо-Западного региона России Джафара Пончаева, лидер СМР заявил что «не идет туда, куда его приглашают, а участвует в тех мероприятиях, которые организует Совет муфтиев» [108].

По мнению исламоведа Романа Силантьева, «шиитофобия Гайнутдина и его соратников, видимо, ставшая следствием их повального обучения в ваххабитских вузах Саудовской Аравии, стала очевидно угрожать внешнеполитическим интересам России». По его мнению, «демонизация шиитов, из которой впоследствии выводится тезис о необходимости их превентивного уничтожения, активно используется ближневосточными джихадистами, которые именно под такими лозунгами ведут войну в Сирии» [109].

Уже совсем недавно причиной конфликта и напряжённости внутри мусульманского сообщества России стало уже многократно упоминавшееся выше скандальное выступление Дамира Мухетдинова в эфире радио «Голос России» [110], в котором он поделился с аудиторией своими фантазиями на разные темы, в частности, приписав главе Чечни Рамзану Кадырову раздвоение личности и любовь к ношению неких «бусиков». Реакция мусульманской общественности последовала незамедлительно: муфтий Чечни Султан Мирзаев объяснил Мухетдинову, что за своими словами нужно следить, отметив что «Рамзан Ахматович, в отличие от господина Дамира Мухетдинова, никогда в жизни не употреблял ни капли спиртного». И заявил, что первый зам Равиля Гайнутдина «далёк от истинной религии» и призвал его покаяться [111]. С осуждением Мухетдинова выступили многие муфтии и мусульманские публицисты.

Вне всякого сомнения, деятельность функционеров Совета муфтиев, направленная на создание конфликтов и рост напряжённости внутри мусульманского сообщества, ведёт к расшатыванию  сложившегося в стране межконфессионального баланса.

При анализе подконтрольных геополитическим противникам нашей страны антироссийских СМИ легко выявляется, что функционеры Совета муфтиев фактически выступают в качестве «пятой колонны», союзников внешних врагов Российского государства. Так, те же скандальные заявления Дамира Мухетдинова во время радиопередачи, в которых он поливал грязью главу Чечни Рамзана Кадырова, были на «ура» встречены джихадистами с небезызвестного экстремистского интернет-ресурса «Кавказ-центр». Радостно потирая руки в предвкушении новой междоусобицы в мусульманской умме России, «кяфироборцы» с «Кавказ-центра» расставили свои акценты: в одной из публикаций данного сайта, посвященных выступлению Дамира-хазрата на радио «Голос России»,  Кадыров был назван «главарем чеченских муртадов», а Мухетдинов — «рупором внутрикремлевской оппозиции» [112].

До этого, в декабре 2010 года зарубежными СМИ были радостно прокомментированы в антироссийском духе заявление муфтия Равиля Гайнутдина, в котором он обвинил российское государство в попытках «задавить ислам» в России [113]. Позже, в апреле 2012 года зарубежные СМИ не менее радостно откликнулись на его заявления во время встречи с послом США в России Майклом Макфолом, когда он пожаловался американскому дипломату на то, что российские чиновники якобы не понимают необходимости «удовлетворение религиозных потребностей» мусульман [114].

Откровения Гарифуллина и Аляутдинова о том, что мусульмане имеют право молиться в православных храмах, также на «ура» встретили многие иностранные издания. «Между православными и мусульманами назревает конфликт», – так радостно прокомментировала заявления  Гарифуллина и Аляутдинова одна из французских газетёнок [115].

Наверно, любой здравомыслящий человек согласится с тем, что именно скандалы связанные с публичной деятельностью функционеров Совета муфтиев, наносят сильнейший удар по образу ислама как мирной религии в глазах граждан России, что приводит к росту исламофобских настроений, провоцирует межконфессиональную напряжённость в обществе, способствуют дестабилизации обстановки как в отдельных регионах России, так и в целом по стране. Тоже самое можно сказать о выявленных общественностью и СМИ случаях, когда уничтоженные террористы были связаны с представителями возглавляемой Равилем Гайнутдином организации.

Можно только согласиться, что «при изучении истории возглавляемой Равилем Гайнутдином организации выясняется, что многие люди, имеющие отношение к официальным структурам СМР, рано или поздно выходят на тропу войны против российского государства либо в информационном пространстве, либо в рядах „лесных“ моджахедов, становясь убийцами и террористами, и их деятельность прямо приводит к росту исламофобских настроений в российском обществе [116].

По мнению исламоведа Алексея Гришина, некоторые муфтияты «вместо антиэкстремистской работы, сами часто являются рассадниками чуждых российским мусульманам идей, выступают с оправданиями террористов, с необоснованными обвинениями властей в так называемой исламофобии».  «Чего стоит случай с известным бандитом Саидом Бурятским, который идейно „вырос“ под крылом одного известного муфтията» [117], – отмечает Алексей Гришин, и из этих слов понятно, что религиовед имеет в виду именно муфтияты, находящиеся под юрисдикцией Совета муфтиев России.

А задавался ли кто-нибудь  вопросом: сколько новых «Саидов Бурятских», мечтающих о джихаде против собственной Родины, сейчас взращивается в муфтиятах этой организации? Сколько ещё жертв из числа военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов и простых граждан будет на их счету? Ведь до сих пор на своих постах остаются функционеры Совета муфтиев, даже не считающие нужным скрывать своих симпатий к экстремистским идеологиям, и «благодаря» деятельности этих людей до сих пор существуют условия для деятельности «инкубаторов террористов» в подконтрольных этой организации структурах.

Ведь проповеди идеолога ваххабитского террора Саида Бурятского продолжают распространяться в приходах СМР. Так, совсем недавно, в мае 2013 года в г. Тейково Ивановской области органами ФСБ у членов религиозно-экстремистской группы посещавшей молельный дом, действующий под юрисдикцией Совета муфтиев, были изъяты электронные копии лекций Саида Бурятского. В этом же молельном доме была обнаружена часть тротиловой шашки массой 86 грамм [118].

Приблизительно за месяц до этого, 26 апреля на территории находящейся под юрисдикцией Совета муфтиев московской общины «Даруль-Аркам» органами ФСБ и полицией был произведен досмотр, в результате которого были выявлены два человека, находящиеся в международном розыске за совершение преступлений экстремистской направленности. Напомним, что именно в «Даруль-Аркаме» начал свою проповедническую деятельность Саид Бурятский. По имеющимся у правоохранительных органов данным, «Даруль-Аркам»  активно посещали прихожане, которые в дальнейшем перешли на позиции крайне радикальных идей ( «вооруженного джихада»), вступили в ряды бандформирований, действующих на Северном Кавказе, а также участвовали в подготовке и совершении террористических и экстремистских акций на территории России. В частности, как упоминалось ранее, студент Московского госуниверситета дизайна и технологий Ибрагим Плиев после посещения  «Даруль-Аркам»  в мае 2011 года вступил в одну из бандгрупп, действующих на Северном Кавказе, и был убит в октябре того же года в ходе спецоперации [119].

В результате расследования подрыва поезда «Невский экспресс» выходцами из Ингушетии в 2009 году установлено, что перед совершением теракта указанная группа долгое время ночевала в молельной комнате «Даруль-Аркама». Наконец, в 2011 году был предотвращен крупный теракт в московском метро. В ходе проведения оперативно-следственных действий получены данные о том, что к его подготовке причастны пять членов футбольной команды «Даруль-Аркама» [120].

Несколькими месяцами ранее, 8 февраля 2013 года аналогичный досмотр сотрудниками ФСБ и МВД был проведен в молельном доме на Апраксином дворе в Санкт-Петербурге. Данный молельный дом действует под эгидой одной из структур СМР – Духовного правления мусульман Европейской части России [121]. В качестве подозреваемого был задержан выходец из Кабардино-Балкарии – в рамках возбужденного уголовного дела по ст. 205.2 УК РФ (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма) и ст.  282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). 24-летний уроженец Кабардино-Балкарии Мурат Сарбашев, по версии следствия, создал в 2010 году группу в соцсети «Вконтакте» под названием «Петербургский джамаат», где размещал экстремистские призывы, а также видеозаписи терактов и обращения террориста Саида Бурятского [122]. У Сарбашева на его странице «ВКонтакте» были размещены видеоролики терактов и нападений на военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов на Северном Кавказе [123]. Штаб-квартира радикал-исламистской группировки, к которой принадлежал Сарбашев, находилась в  поселке Заневка Ленинградской области, где также были произведены задержания. Выяснилось, что молельный дом Совета муфтиев на Апраксином дворе члены группировки использовали для вербовки новых неофитов. Также во время облавы в молельной доме на Апраксином дворе было задержано 10 человек с поддельными документами. За досмотром в молельном дворе в Санкт-Петербурге последовали обыски в южносахалинской, северобутовской и находкинской общинах юрисдикции Совета муфтиев [124].

Всё чаще общины возглавляемой Равилем Гайнутдином организации привлекают внимание правоохранительных органов из-за радикал-исламистских группировок действующих при них, что является следствием толерантности духовных лидеров СМР к экстремистам и террористам. Структуры СМР все чаще оказываются центрами распространения запрещённых экстремистских материалов, а имамы этой организации периодически предаются суду по 282 статье УК РФ.

Ситуация усугубляется тем, что в ряде регионов недостаточно компетентные чиновники поддерживают структуры данной антироссийской организации – Совета муфтиев, возглавляемого Равилем Гайнутдином. Это приводит к фактическому вытеснению с поля сотрудничества с государством пророссийской мусульманской организацией, имеющей 200-летнюю историю – Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ), и к деморализации пророссийски настроенных мусульманских деятелей.

С возглавляемой Равилем Гайнутдином антироссийской организацией надо что-то  делать.

Публичное заявление саратовского вице-муфтия Ахмеда Махметова, в котором он апеллирует к правоохранительным органам по поводу возмутившего его своей правдивостью сюжета «Первого канала» о радикал-исламистах, со всей очевидностью демонстрирует: функционеры Совета муфтиев чувствуют свою полную безнаказанность.

Простым удалением со своих постов наиболее одиозных функционеров Совета муфтиев эту проблему вряд ли решить. Вряд ли есть какой-то смысл в дальнейшем сотрудничестве государства с этой фактически антироссийской организацией. Да и имеет ли смысл поддерживать организацию, которая контролирует не более 14% мусульманских приходов России, и при этом дискредитировала себя антигосударственной деятельностью?

Между тем, ещё в декабре 2010 года Российская ассоциация исламского согласия (РАИС) распространила заявление, в котором призвала российские власти приостановить деятельности Совета муфтиев. В документе говорилось, что деятельность СМР направлена на «разжигание межнациональной и межконфессиональной розни и войны» и наносит «существенный вред интересам безопасности страны» [125]. Не вызывает сомнения, что данное  заявление не потеряло актуальности и сейчас. Деятельность СМР наносит существенный вред интересам безопасности страны не только путём разжигания «межнациональной и межконфессиональной розни и войны», но и путём фактического обслуживания интересов геополитических противников России. Причём как часть этой деятельности могут расцениваться и приведённые выше факты, которые свидетельствуют в пользу того что на базе структурных подразделений Совета муфтиев функционеры этой организации пытаются координировать деятельность ваххабитского сообщества (идеология, которого до сих пор в России не запрещена) и запрещённых в нашей стране террористических и экстремистских организаций: «Хизб-ут-Тахрир», «Нурджулар», «Таблиги  джамаат», «Братьев-мусульман». Без сомнения, в интересах национальной безопасности приостановить деятельность Совета муфтиев, и разработать механизмы передачи культовых сооружений и приходов этой антироссийской  организации под юрисдикцию Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ) России, которое за все эти годы зарекомендовало себя как надёжный партнёр государства.

Сам Равиль Гайнутдин, и наиболее одиозные фигуры из его окружения, неоднократно замеченные в разжигании исламофобии и межконфессиональной розни, такие как Нафигулла Аширов и Дамир Мухетдинов должны быть лишены возможности работать даже простыми имамами в мечетях. Тоже касается и таких деятелей, как Мукаддас Бибарсов, который на протяжении ряд лет оказывал помощь экстремистской организации «Таблиги джамаат», и Галимджан Бикмуллин, не скрывающий своего негативного отношения к традиционному исламу, и замеченный в «защите прав» лиц, разыскиваемых в Узбекистане за экстремизм [126].

Соответствующим органам необходимо провести следствие: каким образом просаудовской группировке Союза муфтиев удалось в 2012 году получить из российского бюджета финансовые средства по программе поддержки системы российского исламского образования. Также со всей тщательностью компетентным органам необходимо будет проверить функционеров СМР на возможную причастность к шпионажу в интересах США, Саудовской Аравии и их союзников.

Разумеется, необходимо будет по примеру США и Китая ужесточить противоэкстремистское законодательство, чтобы просто невозможны были ситуации, когда проповедники «Нурджулар», «Хизб-ут-Тахрир» и других экстремистских организаций в зале суда просто смеются в лицо сотрудникам правоохранительных органов, услышав что суд назначил условный срок. Необходимо также принять закон о запрете ваххабизма на территории России. Без этого приостановление деятельности СМР не будет иметь смысла.

При этом соответствующим государственным органам необходимо будет воздержаться от соблазна присоединить «скопом» к ЦДУМ тем региональные муфтияты, которые не относятся ни к ЦДУМ, ни к СМР. В каждом случае вопрос должен решаться индивидуально. Если такой региональный муфтият зарекомендовал себя как надёжный партнёр органов власти, и его функционеры не скомпрометировали себя в плане приверженности экстремистским идеологиям, и потворством членам радикал-исламистских группировок, то вряд ли стоит торопиться с его присоединением к ЦДУМ, ввиду возможного возникновения конфликта. Без сомнения, рано или поздно российское государство придёт к тому, что оптимально иметь две централизованные мусульманские организации – ЦДУМ (контролирующий всю территорию России, кроме Северного Кавказа) и единый северокавказский муфтият (в котором, по видимому, региональные духовные управления будут пользоваться большей автономией, чем в ЦДУМ). Но на данном этапе не стоит торопиться с присоединением к ЦДУМ тех региональных муфтиятов, которые зарекомендовали себя надёжными партнёрами региональных властей – скорее всего государство от такого присоединения больше потеряет, чем получит. В то же время, если такой региональный муфтият представляет собой СМР в миниатюре, являясь рассадником экстремистских идеологий и питомником террористов  – его деятельность необходимо приостанавливать, а приходы передать под контроль ЦДУМ.

В тоже время необходимо предусмотреть законодательные меры для недопущения возникновения новых «микроскопических» муфтиятов. Создание новых общин должно происходить в рамках уже существующих муфтиятов. Сейчас количество муфтиятов в России составляет несколько десятков. Для органов власти это крайне неудобно – возникают трудности при выборе партнёрских религиозных организаций, если, к примеру, в отдельно взятом регионе более двух муфтиятов (что уже далеко не редкость). А при существующей тенденции, когда многие имамы хотят создать свой независимый муфтият из числа прихожан своей мечети – число муфтиятов в России через несколько лет может перевалить за 200. Иметь в стране  дезинтегрированное мусульманское сообщество – не в интересах государства.

Конечно, после приостановления деятельности СМР и передачи в ЦДУМ мечетей и приходов  – возникнут новые проблемы. Например, что делать с имамами-ваххабитами тех приходов, которые после упразднения СМР будут переданы в ЦДУМ? Муфтии ЦДУМ будут в растерянности, получив в «подарок» вместе со зданиями мечетей целые ваххабитские общины. Но все эти вопросы решаемы – при наличии политической воли со стороны руководителей соответствующих государственных органов. Другого пути нет. В противном случае нам грозят новые теракты в тех городах России, где имеются общины Совета муфтиев,  «дагестанизация» всё новых и новых регионов, и распад страны – чего и добиваются зарубежные спонсоры радикал-исламистов.

Примечания:

1. Заявление пресс-службы ДУМ Саратовской области // Сайт Духовного управления мусульман Саратовской области, 27 мая 2013 года. URL: http://dumso.ru/news/zayavlenie-press-sluzhby-dum-saratovskoj-oblasti.html

2. «Проповедники ненависти» работают по всей России: ячейка «Аль-Каеды» ликвидирована в Подмосковье // «Первый канал», 26 мая 2013 года. URL: http://www.1tv.ru/news/social/233810

3. «Легион джихада» в Саратовской области // «Российские тенденции», 6 мая 2013 года. URL: http://rostend.su/?q=node/1009

4. В Саратове прошел съезд «Таблиги Джамаат» // «Саратов в сети», 27 апреля 2009 года. URL: http://saratov.ms/life/politics/9023-v-saratove-proshel-sezd-tabligi-dzhamaat.html

5. «Таблиги джамаат» запрещен в России решением суда // ИА Интерфакс-Религия, 7 мая 2009 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=30120

6. Роман Силантьев: Бибарсов и его путь // «Саратовский репортер», 9 июня 2009 года. URL: http://i-r-p.ru/page/stream-document/index-23266.html

7. Айрат Калимуллин. Муфтий Равиль Гайнутдин и исламофобия: пчелы против меда? // Агентство Политических новостей, 31 марта 2011 года. URL: http://www.apn.ru/publications/article23938.htm

8. Одного из подорвавшихся казанских террористов опознала его третья жена // ИА REGNUM, 23 августа 2012 года. URL: www.regnum.ru/news/fd-volga/tatarstan/society/1564062.html

9. Раис Сулейманов. Джамаат Таблиг в Татарстане: структура, численность, идеология // «Этнорелигиозные исследования в Поволжье», 20 декабря 2011 года. URL: http://www.kazan-center.ru/osnovnye-razdely/15/196/

10. Комиссина И.Н. Движение «Таблиги Джамаат»: теория и практика радикализма // Проблемы национальной стратегии. – 2011. — №    1. – С.54

11. Евгений Супер. О несостоявшемся «халифате» в Сибири и знаковом решении российского суда // «Однако», 27 мая 2013 года. URL: http://www.odnako.org/blogs/show_25846/

12. В Красноярске вербуют в запрещенную экстремистскую организацию «Нурджулар». Телерепортаж. // «Сибирские новости», 11 июня 2010 года. URL: http://krsk.sibnovosti.ru/incidents/109789-v-krasnoyarske-verbuyut-v-zapreschennuyu-ekstremistskuyu-organizatsiyu-nurdzhular

13. Мусульманские лидеры Сибири обратились в правоохранительные органы // IslamNews, 13 июня 2010 года. URL: http://www.islamnews.ru/news-24812.html

14. Нафигулла Аширов выступил в суде по делу имамов // IslamNews, 13 мая 2013 года. URL: http://www.islamnews.ru/news-139601.html

15. Совет муфтиев пригласил на конференцию экстремиста // Infox.ru, 18 января 2010 года. URL: http://www.infox.ru/accident/incident/2010/01/18/Sovyet_muftiyev_prig_print.phtml

16. Интервью: Председатель Совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин о проблеме мечетей в Москве, терактах и исламофобии, об экстремистских трудах Саида Нурси и проблемах России // «Портал-кредо», 9 февраля 2011 года. URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=82314

17. Василий Иванов. Последователи Саида Нурси: ты их в дверь, а они – в окно // «Российские тенденции», 9 сентября 2012 года. URL: http://rostend.su/?q=node/177

18. Москву зачистили от исламских террористов. Девятерым из 18 задержанных представителям «Хизб ут-Тахрир» сменили статус с подозреваемых на обвиняемых // Газета.ру, 16 ноября 2012 года. URL: http://www.gazeta.ru/social/2012/11/16/4855745.shtml ; Совет муфтиев не может пресечь деструктивную пропаганду в своих мечетях – исламовед // ИА Интерфакс-Религия, 14 ноября 2012 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=48879

19. Аширов оказался единственным мусульманским лидером России, кто фактически одобрил вандализм талибов. Правозащитники защитили террористов? Прокуратура предупредила «Мемориал» // Сайт Института религии и политики, 3 марта 2006 года. URL: http://i-r-p.ru/page/stream-event/index-3945.html

20. Роман Силантьев: Россия ваххабитская. Интервью // Сайт Института религии и политики, 11 июня 2007 года. URL: http://i-r-p.ru/page/stream-event/index-13701.html

21. Федеральный список экстремистских материалов // Сайт Министерства юстиции Российской Федерации. URL: http://minjust.ru/ru/extremist-materials

22. Игорь Игнатченко. Радикальная «перезагрузка» Ближнего Востока. Приход «Братьев-мусульман» к власти в Египте не предвещает ничего хорошего // «Независимая газета», 3 февраля 2012 года. URL: http://nvo.ng.ru/wars/2012-02-03/1_reload.html

23. Василий Иванов. «Братья-мусульмане» в России: проникновение, характер деятельности, последствия для страны // «Российские тенденции», 8 августа 2012 года. URL: http://rostend.su/?q=node/107

24. Дамир Мухетдинов и Михаил Ремизов о политическом исламе в РФ. Радио «Голос России» // ИА Интерфакс-Религия, 18 марта 2013 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=audio&div=98

25. Абдулла-Ринат Мухаметов. Россия: между Арабской весной и иранским экспансионизмом // Ansar, 10 февраля 2012 года. URL: http://www.ansar.ru/person/2012/02/10/26517

26. Абдулла-Ринат Мухаметов. Выступление Карадави – это гротеск, свойственный восточным публичным людям // Ansar, 9 сентября 2012 года. URL: http://ansar.ru/person/2012/11/09/34884

27. Абдулла-Ринат Мухаметов. Президент Египта Мухаммад Мурси 19 апреля впервые посетил Россию с официальным визитом // «Кавказская политика», 21 апреля 2013 года. URL: http://kavpolit.com/putin-okonchatelno-ubedilsya-chto-s-bratyami-musulmanami-mozhno-imet-delo/

28. Руслан Курбанов о последствиях кровавого конфликта. Война в Сирии расшатывает Кавказ // «Кавказская политика», 20 апреля 2013 года. URL: http://kavpolit.com/vojna-v-sirii-rasshatyvaet-kavkaz/

29. Яна Амелина. Российские исламисты нашли родных «братьев»?.. // Сайт Общественного института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона, 7 апреля 2012 года. URL: http://bs-kavkaz.org/2012/04/rossiyskie-islamisty-nashli-rodnyx-bratyev/

30. Татарстан покинул один из идеологов «Братьев-мусульман» // ИА Интерфакс-Религия, 29 января 2013 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=49811

31. Рецензия на книгу Камаля аль-Занта «Расскажи мне о вере» муфтия, председателя ЦРО Духовного управления мусульман Тюменской области Галимджана Бикмуллина (скриншот) // URL: https://vk.com/wall-53004123_408

32. Глеб Постнов. Татарские братья-мусульмане уходят в подполье // «Независимая газета», 15 сентября 2011 года. URL: http://www.ng.ru/regions/2011-11-15/1_tatarstan.html

33. Муфтият Татарстана запретил использование и распространение на территории республики нескольких исламских книг // «Ислам в РФ», 24 июня 2011 года. URL: http://islamrf.ru/news/rusnews/russia/16544/

34. Шейх Аль-Кардави: «Россия – враг номер один для мусульман и арабов» // «Око планеты», 19 октября 2012 года. URL: http://oko-planet.su/politik/politikdiscussions/144242-sheyh-al-kardavi-rossiya-vrag-nomer-odin-dlya-musulman-i-arabov.html ; Интервью начальника Управления ФСБ по Москве и Московской области Виктора Захарова изданию «Газета» // «Газета», 5 сентября 2012 года. URL: http://gzt.ru/rubricator.gzt?rubric=proishestviia&id=14050000000006843

35. Василий Иванов. «Братья-мусульмане» в России: проникновение, характер деятельности, последствия для страны // «Российские тенденции», 8 августа 2012 года. URL: http://rostend.su/?q=node/107

36. Там же.

37. Шейх Аль-Кардави: «Россия – враг номер один для мусульман и арабов» // «Око планеты», 19 октября 2012 года. URL: http://oko-planet.su/politik/politikdiscussions/144242-sheyh-al-kardavi-rossiya-vrag-nomer-odin-dlya-musulman-i-arabov.html

38. Роман Силантьев: Бибарсов и его путь // «Саратовский репортер», 9 июня 2009 года. URL: http://i-r-p.ru/page/stream-document/index-23266.html

39. Интервью начальника Управления ФСБ по Москве и Московской области Виктора Захарова изданию «Газета» // «Газета», 5 сентября 2012 года. URL:  http://gzt.ru/rubricator.gzt?rubric=proishestviia&id=14050000000006843

40. ФСБ заявляет, что в Москве при мечетях существуют школы ваххабизма // Newsru.com, 6 сентября 2002 года. URL: http://newsru.com/russia/06sep2002/fsbmicheti.html

41. Лилия Мухамедьярова. Начальник управления ФСБ по Москве и Московской области Виктор Захаров сделал громкое заявление // «Новая газета», 12 сентября 2002 года. URL: http://2002.novayagazeta.ru/nomer/2002/67n/n67n-s14.shtml

42. Артур Приймак. Эксперт: ваххабизм в России легален // Правда.ру, 28 ноября 2011 года. URL: http://www.pravda.ru/faith/religions/islam/28-11-2011/1100202-vahhabism_in_Russia-0/

43. Михаил Тульский. Ваххабиты в России побеждают умеренных мусульман? // «Независимая газета», 19 июня 2001 года. URL: http://www.ng.ru/ideas/2001-06-19/8_vakhabit.html

44. Там же.

45. Yaroslav Trofimov. The Siege of Mecca: The 1979 Uprising at Islam's Holiest Shrine. Knopf Doubleday Publishing Group, 2008 ; Ron Eduard Hassner. War on Sacred grounds. 2009. URL: http://books.google.ru/books/about/War_on_sacred_grounds.html?id=spUF1ckU0mQC&redir_esc=y ; Ислам Сайдаев. Кто стоит за мировым терроризмом? // ЖЖ Ислама Сайдаева. URL: http://islam-saidaev.livejournal.com

46. Интервью Директора Института востоковедения РАН Виталия Наумкина «Российской газете» // «Российская газета», 2 декабря 2010 года. URL: http://www.rg.ru/2010/12/02/islam-site.html

47. Финансирует ли Саудовская Аравия террористов в Ираке? // «Middle East Online», 30 июля 2007 года. URL: http://www.inosmi.ru/world/20070730/235800.html

48. Михаил Тульский. Ваххабиты в России побеждают умеренных мусульман? // «Независимая газета», 19 июня 2001 года. URL: http://www.ng.ru/ideas/2001-06-19/8_vakhabit.html

49. Деятельность Совета муфтиев России должна быть приостановлена. Обращение Российской ассоциации исламского согласия (РАИС) // Сайт Российской ассоциации исламского согласия, 19 декабря 2010 года. URL: http://muftiyat.ru/index.php?name=News&op=article&sid=38

50. Роман Силантьев: Бибарсов и его путь // «Саратовский репортер», 9 июня 2009 года. URL: http://i-r-p.ru/page/stream-document/index-23266.html

51. Ярлыкапов А. Исламские общины Северного Кавказа: идеология и практика // Россия и мусульманский мир. — 2006. — №  5. — С. 36-48

52. Там же.

53. Скриншот раздела «Библиотека» несуществующего ныне сайта КБИИ доступ не по веб-адресу. URL: http://i-r-p.ru/page/stream-library/index-24593.html

54. Пропавшего в Нальчике правозащитника Руслана Нахушева могли убить за сведения… // Newsru.com, 7 сентября 2005 года. URL: http://newsru.com/arch/russia/07nov2005/ruslan.html

55. Тимур Самедов. Идеолог ваххабизма взорвался в засаде // «Коммерсант», 12 мая 2009 года. URL: http://www.kommersant.ru/doc/1168107

56. Муфтий Северной Осетии: «Я мечтал отдать жизнь ради Аллаха». Интервью // ИА REGNUM, 2 мая 2010 года. URL: http://www.regnum.ru/news/1280053.html

57. Айрат Калимуллин. Муфтий Равиль Гайнутдин и исламофобия: пчелы против меда? // Агентство Политических Новостей, 31 марта 2011 года. URL: http://www.apn.ru/publications/article23938.htm

58. Во время облавы в московской общине «Дар уль-Аркам» были задержаны находящиеся в международном розыске экстремисты // ИА Интерфакс-Религия, 29 апреля 2013 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=51037

59. Михаил Луканин. Саид Бурятский погиб шахидом // «Труд», 10 марта 2010 года. URL: http://www.trud.ru/article/10-03-2010/237733_said_burjatskij_pogib_shaxidom.html

60. Айрат Калимуллин. Муфтий Равиль Гайнутдин и исламофобия: пчелы против меда? // Агентство Политических Новостей, 31 марта 2011 года. URL: http://www.apn.ru/publications/article23938.htm

61. В Москве задержаны 140 предполагаемых экстремистов.Сотрудники ФСБ искали радикалов в молельном доме «Дар уль-Аркам» на юге столицы // Утро.ру, 26 апреля 2013 года. URL: http://www.utro.ru/articles/2013/04/26/1116239.shtml

62. Айрат Калимуллин. Муфтий Равиль Гайнутдин и исламофобия: пчелы против меда? // Агентство Политических Новостей, 31 марта 2011 года. URL: http://www.apn.ru/publications/article23938.htm

63. Машину имама изрешетили бронебойными пулями // IslamNews, 18 октября 2010 года. URL: http://www.islamnews.ru/news-27279.html

64. В Тюмени убит имам Нового Уренгоя Исомитдин Акбаров // OneIslam.ru, 10 октября 2010 года. URL: http://oneislam.ru/?p=2221

65. Юнус Саляхетдинов. Азиатские страдания Нафигуллы Аширова // Аналитический портал «Спектр», 22 марта 2013 года. URL: http://www.sp-analytic.ru/popularity/1785-aziatskie-stradaniya-nafigully-ashirova.html

66. Игорь Бобров. Общественные проблемы, проявляющиеся в процессе институализации ислама в поликультурном регионе? // Религия и гражданское общество в России. — М., 2012 — С. 113-114

67. В селе Ембаево Тюменской области вновь открылась мечеть-медресе // «Портал-кредо», 17 января 2004 года. URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=17240

68. Александр Бондаренко. Откровения «воинов джихада» // «Независимая газета», 28 октября 2000 года. URL: http://www.ng.ru/cis/2000-10-28/5_dgikhad.html

69. Лариса Рычкова. Уральские власти получили последнее предупреждение: вы упустили вопрос просвещения мусульман. Последствия могут быть страшными // Ura.ru, 11 февраля 2013 года. URL: http://www.ura.ru/content/tumen/11-02-2013/articles/1036259035.html

70. Тюменские мусульмане намерены обратиться в прокуратуру // IslamNews, 18 апреля 2013 года. URL: http://www.islamnews.ru/news-139257.html

71. Машину имама изрешетили бронебойными пулями // IslamNews, 18 октября 2010 года. URL: http://www.islamnews.ru/news-27279.html

72. Равиль Незаметдинов. Абдул-Вахед Ниязов – ученик Бориса Березовского, «спаситель» убитых священников, «друг» всех президентов РФ, торговец экстремизмом и бесплатным хаджем // Агентство Политических Новостей (Нижний Новгород). URL: http://www.apn-nn.ru/540490.html

73. Интервью с Мухаммадом Карачаем // IslamToday, 22 ноября 2012 года. URL: http://islam-today.ru/article/5645/

74. Раздвоение личности // «Ислам и общество», 21 марта 2013 года. URL: http://www.islamio.ru/news/society/nedalnovidno_piarit_somnitelnykh_deyateley_na_gosudarstvennom_radio/?sphrase_id=1631

75. Василий Иванов. Функционеры Совета муфтиев России повторяют аргументы своих оппонентов // ИА REGNUM, 21 марта 2013 года. URL: http://www.regnum.ru/news/1638977.html

76. Раздвоение личности // «Ислам и общество», 21 марта 2013 года. URL: http://www.islamio.ru/news/society/nedalnovidno_piarit_somnitelnykh_deyateley_na_gosudarstvennom_radio/?sphrase_id=1631

77. Айрат Калимуллин. Муфтий Равиль Гайнутдин и исламофобия: пчелы против меда? // Агентство Политических Новостей, 31 марта 2011 года. URL: http://www.apn.ru/publications/article23938.htm

78. Деятельность Совета муфтиев России должна быть приостановлена. Обращение Российской ассоциации исламского согласия (РАИС) // Сайт Российской ассоциации исламского согласия, 19 декабря 2010 года. URL: http://muftiyat.ru/index.php?name=News&op=article&sid=38

79. Дамир Мухетдинов и Михаил Ремизов о политическом исламе в РФ. Радио «Голос России» // ИА Интерфакс-Религия, 18 марта 2013 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=audio&div=98

80. Раздвоение личности // «Ислам и общество», 21 марта 2013 года. URL: http://www.islamio.ru/news/society/nedalnovidno_piarit_somnitelnykh_deyateley_na_gosudarstvennom_radio/?sphrase_id=1631

81. Там же.

82. «Арабские революции» негативно влияют на исламскую общину России. Интервью с муфтием Фаридом Салманом // ИА Интерфакс-Религия, 4 марта 2013 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=371

83. Дамир Мухетдинов и Михаил Ремизов о политическом исламе в РФ. Радио «Голос России» // ИА Интерфакс-Религия, 18 марта 2013 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=audio&div=98

84. «Арабские революции» негативно влияют на исламскую общину России. Интервью с муфтием Фаридом Салманом // ИА Интерфакс-Религия, 4 марта 2013 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=371

85. Там же.

86. Александр Игнатенко о заявлениях Нафигуллы Аширова // Сайт Института религии и политики, 24 марта 2008 года. URL: http://www.i-r-p.ru/page/stream-event/index-19003.html

87. «Арабские революции» негативно влияют на исламскую общину России. Интервью с муфтием Фаридом Салманом // ИА Интерфакс-Религия, 4 марта 2013 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=371

88. Там же.

89. Александр Игнатенко о заявлениях Нафигуллы Аширова // Сайт Института религии и политики, 24 марта 2008 года. URL: http://www.i-r-p.ru/page/stream-event/index-19003.html

90. Муфтий Чечни осудил заявление имама московской мечети Москвы о возможности молитвы мусульман в православных храмах // Newsru.com, 27 сентября 2010 года. URL: http://newsru.com/religy/27sep2010/mirzaev.html

91. Алексей Гришин: «Я критикую не власть, а отдельных нерадивых чиновников». Интервью // «Ислам и общество», 23 декабря 2012 года. URL: http://islamio.ru/news/policy/aleksey_grishin_ya_kritikuyu_ne_vlast_a_otdelnykh_neradivykh_chinovnikov/

92. Роман Силантьев. Холодная весна Совета муфтиев // «Независимая газета», 15 мая 2013 года. URL: http://www.ng.ru/ng_religii/2013-05-15/4_muftii.html

93. Артур Приймак. Эксперт: ваххабизм в России легален // Правда.ру, 28 ноября 2011 года. URL: http://www.pravda.ru/faith/religions/islam/28-11-2011/1100202-vahhabism_in_Russia-0/

94. Алексей Максимов. Лидеры мусульманского раскола // «Независимая газета», 28 июня 2001 года. URL: http://www.religio.ru/arch/09Jul2001/mediamirrow/189.html и http://tulskiy.livejournal.com/19093.html

95. Михаил Тульский. Ваххабиты в России побеждают умеренных мусульман? // «Независимая газета», 19 июня 2001 года. URL: http://www.ng.ru/ideas/2001-06-19/8_vakhabit.html

96. Там же.

97. Равиль Гайнутдин встретился с Чрезвычайным и Полномочным послом Саудовской Аравии // ИА Татар-информ, 28 июля 2009 года. URL: http://www.tatar-inform.ru/news/2009/07/28/177865/

98.  “К такому развитию событий вокруг Ирака Соединенные Штаты подтолкнул Израиль». Интервью с с шейхом Равилем Гайнутдином // «Портал-кредо», 18 марта 2003 года. URL: http://www.portal-credo.info/site/?act=news&id=8593

99. Там же.

100. Алексей Гришин: «Я критикую не власть, а отдельных нерадивых чиновников». Интервью // «Ислам и общество», 23 декабря 2012 года. URL: http://islamio.ru/news/policy/aleksey_grishin_ya_kritikuyu_ne_vlast_a_otdelnykh_neradivykh_chinovnikov/

101. Муфтий Чечни осудил заявление имама московской мечети Москвы о возможности молитвы мусульман в православных храмах // Newsru.com,  27 сентября 2010 года. URL: http://newsru.com/religy/27sep2010/mirzaev.html

102. Муфтий Гайнутдин обвиняет российские власти в стремлении «задавить ислам» в стране // Newsru.com, 17 декабря 2010 года. URL: http://www.newsru.com/religy/17dec2010/gainutdin.html

103. Глеб Постнов. Аноним в Закамье // «Независимая газета», 17 февраля 2012 года. URL: http://www.ng.ru/regions/2012-02-17/6_anonimous.html

104. Духовный лидер ваххабитов // «Четвертый канал», 26 ноября 2001 года. URL: http://www.channel4.ru/content/200111/26/012.vahhabit.html

105. Западносибирские мусульмане решили отмотать десятку // «Федеральная пресса», 13 марта 2013 года. URL:  http://fedpress.ru/news/society/reviews/1363158862-zapadnosibirskie-musulmane-reshili-otmotat-desyatku

106. Муфтий Гайнутдин обвиняет российские власти в стремлении «задавить ислам» в стране // Newsru.com, 17 декабря 2010 года. URL: http://www.newsru.com/religy/17dec2010/gainutdin.html

107. Консультативный совет мусульман СНГ стравливает шиитов и суннитов, считает ректор исламского вуза Москвы // ИА Интерфакс-Религия, 18 марта 2013 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=50437

108. Неуважительная причина. Муфтий Гайнутдин не включен в Консультативный совет исламских лидеров стран СНГ // Сайт Института религии и политики, 19 июня 2009 года. URL: http://www.i-r-p.ru/page/stream-event/index-23390.html

109. Шиитов и суннитов стравливает Совет муфтиев России // ИА Интерфакс-Религия, 18 марта 2013 года. URL:  http://www.interfax-religion.ru/islam/?act=news&div=50445

110. Дамир Мухетдинов и Михаил Ремизов о политическом исламе в РФ. Радио «Голос России» // ИА Интерфакс-Религия, 18 марта 2013 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=audio&div=98

111. Султан Мирзаев: Мухетдинов далек от истинной религии // ИА Грозный-информ, 20 марта 2013 года. URL: http://www.grozny-inform.ru/main.mhtml?Part=11&PubID=40732

112. Горе уммы. Депутат Госдумы Шамсаил Саралиев — о заявлениях Дамира Мухетдинова // «Известия», 24 марта 2013 года. URL: http://izvestia.ru/news/547302#ixzz2VV9MtTOn

113. Муфтий Гайнутдин обвиняет российские власти в стремлении «задавить ислам» в стране // Newsru.com, 17 декабря 2010 года. URL: http://www.newsru.com/religy/17dec2010/gainutdin.html

114. Муфтий Гайнутдин пожаловался послу США на российских чиновников // Newsru.com, 24 апреля 2012 года. URL: http://newsru.com/religy/24apr2012/gainutdin.html

115. Между православными и мусульманами назревает конфликт // «Slate.fr» (Франция), 25 ноября 2010 года. URL: http://www.inosmi.ru/social/20101125/164483415.html

116. Раздвоение личности // «Ислам и общество», 21 марта 2013 года. URL: http://www.islamio.ru/news/society/nedalnovidno_piarit_somnitelnykh_deyateley_na_gosudarstvennom_radio/?sphrase_id=1631

117. Алексей Гришин. Если некоторые ДУМы срочно не реформировать, то молодежь может пойти по пути их отрицания // «Ислам и общество», 19 декабря 2011 года. URL: http://islamio.ru/news/society/esli_nekotorye_dumy_srochno_ne_reformirovat_to_molodezh_mozhet_poyti_po_puti_ikh_otritsaniya/?sphrase_id=1643

118. В молельном доме Совета муфтиев найдена тротиловая шашка // ИА Интерфакс-Религия, 23 мая 2013 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=51288

119. В Москве задержаны 140 предполагаемых экстремистов.Сотрудники ФСБ искали радикалов в молельном доме «Дар уль-Аркам» на юге столицы // Утро.ру, 26 апреля 2013 года. URL: http://www.utro.ru/articles/2013/04/26/1116239.shtml

120. Во время облавы в московской общине «Дар уль-Аркам» были задержаны находящиеся в международном розыске экстремисты // ИА Интерфакс-Религия, 29 апреля 2013 года URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=51037

121. Евгения Цинклер. Невский: февральский полумесяц. В середине февраля силовики накрыли радикальное сообщество «Петербургский джамаат» // «Российская газета», 13 февраля 2013 года. URL: http://www.rg.ru/2013/02/13/polumesaz.html

122. В Апраксином дворе вербовали экстремистов. 271 человек был задержан в ходе рейда в рыночную мечеть // «Вечерний Петербург», 11 февраля 2013 года. URL: http://www.vppress.ru/stories/V-Apraksinom-dvore-verbovali-ekstremistov-16104

123. Силовики на Петербургском рынке выловили исламистов-экстремистов // Newsru.com, 8 февраля 2013 года. URL: http://newsru.com/russia/08feb2013/muslim.html

124. Роман Силантьев. Холодная весна Совета муфтиев // «Независимая газета», 15 мая 2013 года. URL: http://www.ng.ru/ng_religii/2013-05-15/4_muftii.html

125. Деятельность Совета муфтиев России должна быть приостановлена. Обращение Российской ассоциации исламского согласия (РАИС) // Сайт российской ассоциации исламского согласия, 19 декабря 2010 года. URL: http://muftiyat.ru/index.php?name=News&op=article&sid=38

126. Тюменские мусульмане намерены обратиться в прокуратуру // IslamNews, 18 апреля 2014 года. URL: http://www.islamnews.ru/news-139257.html

Источник: http://www.kazan-center.ru/osnovnye-razdely/14/469/