Правительство внесло изменения в федеральный бюджет, предусматривающие очередное сокращение государственных расходов. Страна перешла к политике затягивания поясов и настроилась на режим экономии. Но у любого здравомыслящего человека рождается череда вопросов, ответы на которые остаются открытыми.

Во-первых, зачем нужно было в прошлом году принимать проект федерального бюджета, который явно не соответствовал действительности. Заложенные в нем расходы формировались из расчета ожидаемых доходов, 55% которых обеспечиваются нефтегазовыми поступлениями. При этом объем их был рассчитан исходя из цены на нефть в 100 долларов за баррель, в то время как к концу года она уже стремилась к 50.

Ответ только один – простая расхлябанность, нежелание делать работу дважды, саботаж управленческого процесса, разобщенность действий МЭР, Минфина и ЦБ, которые  несогласованностью политики ввергли страну в рукотворный кризис. МЭР генерирует реформы, на которые Минфин не выделяет средств, а Минфин  в свою очередь не находит общих точек совпадения с ЦБ.

Во-вторых, каким образом должно осуществляться импортозамещение в стране, если государственная поддержка сокращается? Частные инициативы не смогут удовлетворить потребности экономики, так как при ключевой ставке в 14% кредиты для бизнеса стоят 20%.

Расходы на национальную экономику в новом бюджете в сравнении с первым проектом сокращены на 13,6%, в текущих ценах на 30% ниже уровня 2014 года. Если  в прошлом году на эту сферу выделялось 20,7% расходов, то в новом всего 14%. Для сравнения, треть всего бюджета идет на поддержку обороны и обеспечение национальной безопасности.

Сельское хозяйство, которое должно было обеспечить страну всем необходимым в условиях эмбарго, получит финансирования меньше, чем в прошлом году. Всего на него планируется выделить только 1,1% всех расходов. Антикризисный план Правительства направлен в основном на поддержку банков, бюджет выделяет на экономику сумму в размере 2,9% ВВП. При таких масштабах вся кампания импортозамещения сводится к фикции и является ничем иным, как попыткой поднятия рейтинга власти, оправдания эмбарго и  демонстрации силы перед Западом.

Кстати, классическая тактика государств в условиях кризиса – это повышение государственных расходов, а не их снижение. Подобное называется заливать пожар керосином.

В-третьих, бюджетные коррективы в Правительстве забыли соотнести с поручениями Президента. Ежегодное сокращение расходов на 5% не должно было затронуть две сферы – национальную оборону и национальную безопасность. В поправках к бюджету в сравнении с версией декабря они сокращены соответственно на 4,8% и 3,8%. На национальную безопасность совокупные расходы запланированы меньше уровня прошлого года. Что вообще для министерств означают распоряжения Президента? Почему они полагают, что их легко можно игнорировать? Почему для эффективности работы непременно нужно включать режим ручного управления?

Ну и наконец, а что именно нового внесли либеральные министры в бюджет на 2015 год?

Гуманитарная сфера, которая давно выпала из сферы заботы государства и продолжает коммерциализироваться, вновь претерпела сокращение: на образование, здравоохранение, культуру, спорт и физическую культуру выделено всего 7,6% средств.

Финансирование здравоохранения сократили на 25,1% в сравнении с декабрьскими планами. Если в прошлом году на них выделялось 535,5 млрд рублей, то в этом году только 386,2. Это уже привело к сокращению медицинского персонала, закрытию больниц, дефициту лекарств в институтах системы здравоохранения,  ухудшению качества системы.

В сравнении с прошлым годом ощутимое недофинансирование будут испытывать такие отрасли, как стационарная медицинская помощь (56% от уровня прошлого года), амбулаторная помощь (около 69%), заготовка, переработка, хранение и обеспечение безопасности донорской крови и ее компонентов (45%). Иными словами, рыночные отношения пришли в те сферы, которые ранее через механизм распределения средств через фонды общественного потребления были бесплатными и общедоступными для населения.

И это поистине диверсионное управление реализуется на фоне ясного понимания властью значимости этих сфер для будущего страны: «сообщество, имея в виду учительское, преподавательское сообщество в целом, в широком смысле слова, скрепляет страну. И поддержка этого сообщества - один из важнейших шагов на пути к сильной, процветающей России», «не сконцентрировав наши силы на образовании и здоровье людей… мы проиграем в исторической конкуренции», «именно образованные, творческие, физически и духовно здоровые люди, а не природные ресурсы или ядерное оружие, будут главной силой России этого и последующего веков» (речь В. Путина на Валдае).

«Росавтодор» вынужден совсем отказаться от строительства новых дорог потому, что вместо 128 млрд рублей по первоначальному плану ему их урезали до 92 млрд. рублей. Хватило бы хотя бы на ремонт.

Увеличились расходы, связанные с внешним сектором: на международные отношения и международное сотрудничество объемы выделяемых ресурсов выросли на 25%, реализацию международных обязательств в сфере военно-технического сотрудничества – на 51,9%, обслуживание государственного внешнего долга – на 53,1%.

Очевидно, что в условиях затяжного кризиса государство пытается предпринять больше усилий в части зарубежной деятельности, чем на ниве поддержки отечественного предпринимателя или вложений в человеческий капитал.

Финансирование внутренней безопасности было урезано (с 14,1% до 13,6% к госрасходам), это уже привело к сокращению полиции и работников службы наркоконтроля. В силу того, что основная часть расходов из бюджета направляется на выплату заработных плат, дальнейшее урезание фондов неминуемо приведет к новой волне сокращений. Пострадать должны в первую очередь сотрудники таких структур, как органы прокуратуры и следствия (по новому бюджету в сравнении с выделенными ранее расходами объемы сократятся на 11,4%),  полиция (почти на 10%), внутренние войска (на 7,5%), органы юстиции (на 12%), система исполнения наказаний (на 10,5%), пограничная служба (на 5%), служба по контролю оборота наркотических средств (на 10,6%), обеспечение пожарной безопасности (на 6,3%) и проведение миграционной политики (на 10,8%).

Однако финансирование органов безопасности в сравнении с прошлым годом выросло. Странная статья расходов «другие вопросы в области национальной безопасности и правоохранительной деятельности» увеличилась в 16 раз по сравнению с планом прошлого года, а согласно секвестру также увеличилась, в отличие от других урезаемых статей более чем в 3 раза.

Непрозрачность и рост этой статьи, а также  сохранение финансирования органов безопасности позволяет думать,  что власть видит угрозу цветных революций и тратит значительные средства на обеспечение лояльности режиму в условиях, когда жизненный уровень падает. Социальная напряженность и недовольство властью в условиях кризиса должны расти, но по факту наблюдается весьма странная картина - чем хуже живется россиянам, тем выше рейтинг одобрения Президента.

Запад явно не рассчитывал на подобную реакцию, вводя санкции. Однако, психологическая консолидация народа в случае «наших бьют» не может быть вечной. Неэффективное управление будет и дальше снижать уровень жизни населения и порог тефлонового рейтинга может быть перейден. А, как известно, «от любви до ненависти» всего один шаг. История и с Горбачевым, и особенно с Ельциным может и повториться.

Новые поправки в федеральный бюджет в очередной раз доказывают, что в либеральной модели государство и элита полностью деидеологизированы, утрачивают ценностные приоритеты,  отстранены от развития человеческого капитала, отказываются от своих прямых обязанностей обеспечения достойного уровня российских граждан и ратуют не за укрепление и процветание России, а за сохранение для себя комфортных условий существования, удержание собственной власти.

http://rusrand.ru/actuals/sokraschenie-byudjeta-ekonomim-na-razvitii