По своей разрушительной силе и деструктивному влиянию на гражданское общество, все виды “измов”  превосходит доктрина, согласно которой люди из необеспеченных слоев  рассматриваются как генетически и психологически неполноценные существа, принадлежащие к иной антропологической категории.

Суть этой идеологии - глобальный социал-дарвинизм, преследующий бедных и неприспособленных, вплоть до их уничтожения.

1.

Подростки убили бомжа. Просто взяли и убили, потому что противный, грязный и от него плохо пахнет…

Молодая стерва на красивой машине выехала на тротуар, задавила женщину, и, не обращая внимания на её крики, пошла осматривать своё реально дорогое авто на предмет повреждений и царапин…

Знакомые и достойные уголовного срока кадры, не правда ли? Продолжим:

2.

Звезда эстрады и кумир зведолюбивых нимфеток наотмашь заряжает в табло журналисту, который надоел ему своими вопросами…

Только что улыбающийся широкой предвыборной улыбкой депутат, свирепеет и с криком “куда, прешь, быдло!” со всей дури отталкивает ветерана, который затем вынужден обратиться к доктору…

Тоже знакомо, не так ли? Только в данном случае наказание виновных в лучшем случае доедет до административного. Пойдём далее:

3.

“Персонал - уроды! Ничего поручить нельзя! - кретин на кретине, лимиту понабрали подзаборную, а мне с ними работать”, - возмущается продвинутый менеджер.

Народ - говно! Были бы люди нормальные, можно было бы для них стараться, а тут ведь - только глаза залить да дрыхнуть под кустом способны”,  - вторит ему не менее продвинутый депутат-кандидат-чиновник.

Ну тут совсем кисло - слова к делу не пришьешь, хоть и выглядит гадливо, но - ненаказуемо…

А теперь вопрос - а чем те, кого я упомянул под номером 1. отличаются от тех, кого упомянул под номером 3? Только тем, что пока ещё не успели совершить преступление.

Потому что во всех описанных случаях мы имеем дело с одной и той же преступной идеологией, количество жертв которой давным давно превысило количество жертв нацистского режима, но для которой никак не найдется свой Нюрнберг, что очень огорчительно, ибо, при выявлении социального расизма (а он особо и не прячется) судить нужно не только за конкретные дела, но и за слова, точно также как судят ныне за пропаганду нацизма.

Социальный расизм обязует своих адептов ненавидеть тех, кто имущественно ниже их, и пресмыкаться перед теми, кто материально более обеспечен или (и) занимает более высокое положение в иерархии управления.

Социальный расизм заставляет стесняться своих родителей, одежда и манеры которых “не комильфо” и отказываться от детей, содержание которых отвлекает от цели №1 - закрепиться на расово-приемлемой ступеньки социальной лестницы.

Социальный расизм полностью переформатирует систему ценностей, меняя в социальной иерархии самых незаменимых людей - инженеров и ученых, на тех, над кем положено смеяться и чья функция - развлекать - (артисты, модели, шоумены).

Социальный расизм полностью замещает семью сексом по контракту, а дружбу - полезными связями, делая огромное количество реально обеспеченных людей реально несчастными, искусственно замыкая их в своей собственной, ими  же построенной резервации, где их ненавидят все, не попввшие в неё, а они - всех не попавших -  к ним. Восхитительно устойчивое гражданское общество получается, не правда ли?

А вот теперь объясните мне, неразумному, как такое общество сможет выстоять в войне, которая уже началась и вот-вот перекатится через границы? То есть, социальный расизм, кроме всего прочего, является подрывом обороноспособности государства со всеми вытекающими последствиями.

Но ведь именно такое  гражданское общество построено сегодня в России.

Презрение, неприязнь и прямая враждебность значительной части нашего нового “среднего класса” самостоятельных и успешных к «тупому совковому быдлу», социальным иждивенцам, анчоусам, люмпенам, лохам и лузерам широко известна. Такие глашатаи данной социальной группы, как Юлия Латынина, артикулируют все это совершенно открыто, без ложного стеснения.

«Молодые люди с окраин» наших больших и малых городов — «продукты негативного биосоциального отбора», в результате которого за сотню лет (в СССР) якобы вывелся особый биологический вид  (фашисты сказали бы «недочеловеки»). «Такими они родились», — утверждает Сванидзе, т.е., все приписанные им мерзости унаследованы генетически от родителей.

Какой позор, какой регресс знания и приличий. Такого дремучего социал-дарвинизма и социального расизма в России не было даже в ХIХ веке.

Но всё ещё печальнее, если признать, что социальный расизм - это отнюдь не удел маргинальной оппозиции. Проблема гораздо гораздо серьёзнее, ибо

Социальный расизм - идеология правящей элиты

Который будет востребован до той поры, пока большинство капитала сконцентрировано в руках офшорной аристократии, а сырьеовой олигархат считается лучшим другом российского народа, для когорых он выполняет идеологическую функцию, связанную с оправданием антидемократических практик приватизаторов и узурпаторов: мы чтили бы народ, да народ "не тот”.

Ничто так не увеличивает количество социальных расистов, как подрастающие дети чиновников.

Рассекающие по Монако на Порше и Феррари, не отстающие от олигархов по шику, лоску, и карманных расходам, дети особо одаренных родителей с рождения живут в режиме апартеида и поэтому считают его родным и единственно возможным.

Чиновничье дитятко плавно и ненапряжно перемещаясь по маршруту закрытый детский сад - частная гимназия - иностранный университет, и к своему совершеннолетию оказываются нос к носу со страной, которую оно видело только из окна папиного лимузина, то есть никогда, со страной, которую не понимает, боится, и при первой возможности - бежит от неё как черт от ладана, пополняя стройные ряды офшорной аристократии, отношение которой к своему Отечеству ничем не отличается от отношения оккупантов.

Часто задавал себе вопрос - а есть ли какой-либо вариант, хоть как-то оправдывающий в глазах населения все эти государственные привилегии с приставкой “спец”? Перебрав все варианты, предполагаю:

Народ может быть как-то простил бы элитные закидоны, если бы элитарии, в случае возникновения угрозы для государства, первыми бы закрывали его своей грудью, при необходимости жертв, в первую очередь жертвовали собой и своей семьей, а в случае собственных ошибок, приведших страну к проблемам, не стеснялись пускать себе пулю в лоб.

Но проблема в том, что правящая элита не готова обсуждать не только степень своей ответственности перед населением, но даже само наличие такой ответственности.

Расово близкие оппозиционэры и позиционнэры

Вот тут начинается самое интересное, как среди самой элиты, так и среди яростных его критиков. Перебираются и яростно перемываются косточки депутатов и их семьям, губернаторам и их любовницам, министрам и их модельным помощницам. Обличительный задор “борцов с коррупцией” поражает одновременно как своим размахом, так и своей неэффективностью, которая всегда направлена всегда на личности, но никогда  - на систему, штамапующие такие личности со скоростью заправского конвейера.

Читая видных критиков режима, начиная с Навального и заканчивая Илларионовым, слушая бабские взвизгивания Ксюнделей и Мисс Трамел, в голове остается только одно:

“Страну грабят! Без меня! Несправедливо!”

Причина такой избирательности “Как бы нам поменять всё не меняя ничего” - проста и очевидна - и позиция и оппозиция современной России - это одна и та же секта социальных расистов, части которой просто “не досталось”. Причем режим социального расизма вполне удовлетворяет оппозицию, которая озабочена исключительно и только своим личным неучастием в коррупции, и оппозиционность её тает, как утренний туман, как только она занимает устраивающее её место у государственной кормушки.

Есть ли выход из этого замкнутого круга?

Конечно есть

Существует ли какое либо решение этой проблемы  в решениях, озвученных как партией власти и их “яростными критиками” из партера?

Конечно нет

Потому что проблема незаслуженных привилегий не решается в условиях главенства идеологии социального расизма, без демонтажа существующего строя, основанного на многочисленных гламурных маркерах свой-чужой и обязательном раздельном проживании “красивых людей на красивых машинах” от быдла, которое “не дОлжно сметь своё суждение иметь!” А без признания социального расизма во всех его проявлениях преступлением против человечности, новые отношения “власть - гражданское общество” не построить.

Как победить Кощея?

Точно также, как и в сказке - найдя ту самую иглу в том самом яйце, не мучаясь с его головами, которые являются существами подчиненными и зависимыми.

База социального расизма - дисбаланс “возможности-ответственность”

Секрет национализации элит состоит не в принудительном поселении их на 1/6 части суши и даже не в лишении её заграничных авуаров, а в полной материальной и уголовной ответственности за свои действия, или наоборот, бездействие.

Внесение поправок в УК о невыполнении предвыборных обещаний, как разновидности мошенничества, заставят депутатов относиться к своим избирателям серьезнее, чем сто общественных комитетов, а отказ содержать их, их помощников и фанатов за государственный счет, аннигилирует институт модельных секретуток вернее, чем все все взвизги всех мисс трэмел, вместе взятых.

http://seva-riga.livejournal.com/236495.html