У меня однозначно негативное отношение к ювенальной юстиции как к механизму по отъёму детей и разрушению семей. Не будучи специалистом по юриспруденции и неблагополучным семьям, я рассматриваю его не как узко специализированный вопрос, но как политический инструмент по разрушению последних скреп традиционных ценностей и жизненного уклада. В то же время мне очевидно, что в нынешней России, переживающей страшные последствия Смуты 90-х, проблема защиты семей и детей стоит очень остро, и противостояние отъёму детей из благополучных семей не должно доходить до отрицания необходимости улучшения помощи детям и неблагополучным семьям (оказывая помощь родителям).

Во многих семьях действительно очень тяжёлые финансовые и психологические условия (безработица, антисанитария, разврат) - и надо помогать не только и не столько детям, сколько всей семье целиком. Немало примеров спившихся родителей, которые просто ни в грош не ставят жизнь ребёнка и даже зачастую зарабатывают на нём, чтобы оплатить свои пьянки. Мне знакома семья, в которой мать откровенная наркоманка, и ребёнка с горем пополам воспитывает бабушка. Но если её не станет? Каково будет жить ребёнку, видя каждый день мать-наркоманку и её друзей. Ведь очевидно, что такие семьи надо спасать - опять же не разделять, а вытягивать из западни целиком, вместе.

Ещё раз повторю: я категорически против отъёма детей (если это только не крайний случай). И в этом смысле меня очень взволновали многочисленные сообщения и тревожные возгласы о том, что Госдума приняла закон о ювеналке. Поинтересовавшись подробнее, я увидел, что речь идёт о социальном патронате, а это всё же нечто другое. Далее я заглянул в сам текст (там всего 10 страничек) и обнаружил много для себя интересного.

Первое, что бросилось в глаза, это следующая странная поправка:

"в абзаце седьмом слова "либо жестоко обращаются с ними" заменить словами ", либо жестоко обращаются с ними, либо создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие их нормальному воспитанию и развитию"

Эта более чем расплывчатая формулировка, безусловно, напрягает, так как даёт возможность очень произвольному трактованию и фактически спекулированию оценкой ситуации, подгону каждого конкретного случая к недобросовестной и заранее намеченной цели. Нот вот к какой цели? Отъёму ребёнка? Читаем дальше.

"дополнить абзацем следующего содержания: "социальный патронат - форма осуществляемой органом опеки и попечительства индивидуальной профилактической работы, направленной на предотвращение утраты родительского попечения путем оказания семье, находящейся в социально опасном положении, социально-педагогической, медико-психологической помощи, помощи в воспитании, развитии, реализации и защите прав несовершеннолетнего."

То есть - внимание - речь идёт не о том, чтобы отнять ребёнка и разрушить семью, а наоборот - о предотвращении утраты родительского попечения. Каким образом? Путём оказания социально-педагогической, медико-психологической помощи и защите прав несовершеннолетнего. Первые два вида помощи - это прекрасно. А последняя мера опять же напрягает. Но всё-таки будем помнить, что заявленная цель закона - предотвращение утраты родительского попечения. А значит предотвращение разрушения семьи. И в этом смысле у каждого из нас есть полное право требовать от исполнителей данного закона именно это, а не обратное.

Следующий очень важный момент. Читаем внимательно и до конца.

Статья 82. Социальный патронат

1. Социальный патронат устанавливается органом опеки и попечительства в случае, если по результатам обследования условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего, проведенного органом опеки и попечительства в порядке, предусмотренном статьей 122 Семейного кодекса Российской Федерации, установлено, что родители или иные законные представители несовершеннолетнего, находящегося в социально опасном положении, создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие его нормальному воспитанию и развитию, и (или) отрицательно влияют на его поведение, и при этом отсутствуют достаточные основания для ограничения или лишения родителей (одного из них) родительских прав.

Подчеркну - я категорически против размытых и потенциально преступных формулировок вроде "социально опасного положения" или "нормального воспитания и развития". Если вводить такие понятия, то надо давать им чёткие определения. Однако даже если вашу семью и подвели под это определение, закон о социальном патронате подчёркивает, что возможно его применение по той причине, что отсутствуют достаточные основания для ограничения или лишения родительских прав. То есть вас не имеют права лишить родительства и отнять ребёнка. А что же сделают? Вот что:

"При выявлении по результатам обследования оснований для установления социального патроната, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, орган опеки и попечительства издает акт об установлении социального патроната, осуществляемого органом опеки и попечительства в отношении семьи, находящейся в социально опасном положении, и утверждении плана организации социального патроната.

Социальный патронат в отношении семьи, находящейся в социально опасном положении, устанавливается органом опеки и попечительства с письменного согласия родителей или иных законных представителей несовершеннолетнего и с учетом мнения несовершеннолетнего, достигшего десятилетнего возраста".

Обратите внимание, что патронат осуществляется по отношению к семье, а не конкретно к ребёнку - то есть этот закон не даёт никакого права на разделение семьи и отъём ребёнка. Более того, сам патронат устанавливается только с письменного согласия родителей и ребёнка с 10 лет. И это очень важно. Не дадут родители письменного согласия - никакого социального патроната невозможно, не говоря уже об отъёме детей.

Ещё подтверждение этому:

"План организации социального патроната включает мероприятия, направленные на обеспечение надлежащих условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего в семье, безопасности несовершеннолетнего, ухода за несовершеннолетним, оказание социально-педагогической, медико-психологической помощи семье, помощи родителям или иным законным представителям несовершеннолетнего в его воспитании и обучении, а также иные мероприятия, в том числе реабилитационные, обеспечивающие осуществление работы с семьей в соответствии с выявленными проблемами развития несовершеннолетнего и потребностями семьи."

И только в том случае если помощь семье, оказываемая органом опеки и попечительства (а законом огваривается, что первый срок может быть не более 2-х лет, плюс повторная попытка на столько же), не приводит к улучшению семьи и условий воспитания ребёнка, только тогда "в случае возникновения достаточных оснований для лишения или ограничения родителей (одного из них) родительских прав во время осуществления социального патроната или по завершении установленного срока его осуществления орган опеки и попечительства обязан предъявить иск в суд о лишении родителей (одного из них) родительских прав либо об ограничении  их (его) в родительских правах".

Подчёркиваю, только в том случае если будут исчерпаны все меры по вспоможению сохранения семьи и при достаточных основаниях - только тогда возможен иск в суд. То есть то же самое, что происходит и сейчас, когда ребёнка забирают из семьи в случае полного отсутствия условий для его воспитания. Исходя из данного закона, это должен быть особый случай, когда другие способы опробованы и не привели к улучшению.

Тот же самый печальный конец предусматривается и в 4-м пункте, в котором говорится, что "при рассмотрении судом дел об ограничении или лишении родительских прав в случае, если не установлены достаточные основания для ограничения или лишения родителей (одного из них) родительских прав, суд вправе в интересах несовершеннолетнего, находящегося в социально опасном положении, вынести решение об установлении социального патроната".

То есть если суд рассматривает дело о лишении родительских прав, то с принятием этого закона у него будет возможность даже в самом тяжёлом положении семьи выбирать не из двух вариантов - либо отдавать ребёнка обратно к матери-наркоманке, либо отнимать его у семьи, но выбрать третий, средний, вариант - оставить ребёнка в семье, но под социальным патронатом органа попечительства, который по закону обязан помочь отвести эту семью от угрозы распада, а ребёнка - от лишения родителей.

И это-то есть главный смысл данного закона. Приведём отрывок из пояснительной записки к закону:

"Отличие социального патроната от деятельности, которую ведут в настоящее время учреждения органов социальной защиты населения, состоит в том, что не ребенок "механически" перемещается в учреждение, в которое он помещается под надзор, а специалисты, в помощи которых нуждается ребенок и (или) его родители (родитель), получают право и возможность при наличии решения органа опеки и попечительства о необходимости назначения социального патроната проводить реабилитационную работу с проблемной семьей с целью изменения ситуации и предотвращения изъятия из нее ребенка. При этом социальный патронат будет осуществляться на этапе, когда сотрудничество с ребенком и его родителями еще является возможным и эффективным без разрыва семейных отношений".

Итак, моя главная претензия к данному закону как дилетанта в юриспруденции и молодого родителя заключается в том, что чётко не прописаны критерии и формулировки семей, которые необходимо брать под социальный патронат. Что, безусловно, даёт широкую возможность для злоупотреблений и, соответственно, вызывает понятные вопросы и требования пояснений со стороны общественности и родителей.

В то же время я не нахожу причин для истерики, и считаю, что в целом закон направлен не на отъём детей, а на помощь семьям, пребывающим в тяжёлом материальном и психологическом состоянии, что в настоящее время крайне актуально для России. При коррекировке выше упомянутого момента этот законопроект вполне можно принимать и реализовывать. Равно как и добиваться его корректировки уже после принятия. Равно как и требовать правильной его инетрпретации в каждом конкретном случае и следить за попыткой совершения злоупотреблений и за следованием органами попечительства чётко прописанной цели защиты и сохранения семьи, а не её разрушения.

Надеюсь, мои предположения окажутся верными.

Обновление:

Любое развитое общество постоянно порождает темы для обсуждения, которые потенциально опасны для его существования. При этом это общество либо готово обсуждать эти темы и редуцировать их до состояния, пригодного к употреблению, и не приводящего к масштабной поляризации и гражданской войне в холодной или горячей форме, либо впадает в буйный экстаз на тему "долой самодержавие", как в 1917-м, или "даешь рыночную экономику", фэрмеров и класс "эффективных собственников как в Омериге" - как в 1991-м.

Иными словами, в обществе должны быть антитела, обеспечивающие усвоение сложных тем или их обволакивание "защитной капсулой", маргинализацию их сторонников. Для их появления общество нужно социально вакцинировать, допуская прорыв на авансцену общественного внимания тем, на которых будут оттачиваться механизмы социального противодействия их реализации или их редукцию. В частности, темы ВТО и ювенальной юстиции (а в нашем случае - социального патроната) относятся именно к ним.

Как на самом деле обстоят дела  с законом 42197-6 (Ювеналка, социальный патронат) ? Давайте смотреть. При знакомстве с текстом и сравнении с действующим возникает четкое понимание того, что мы имели дело с социальной вакциной.

Тема поднята, градус общественной бдительности достигнут - далее - читайте СМИ.

Хорошо другое - профукать ситуацию и сбиться в рев относительно "300 сортов колбасы" и "Борис, ты прав" с последующим заваливанием огромной страны бегущим стадом могли только мозги людей, абсолютно непривитые в социальном плане, неспособные различить локальное решение проблемы и "долой самодержавие". Так что посмотрим на закон, чтобы понять состав прививки.

http://bulochnikov.livejournal.com/823023.html
Мнения «экспертов» имеют небольшое отношение к тексту, что для нашей общественной жизни и СМИ, к сожалению типично.

(далее – много букв с цитатами из законов, для вдумчивого чтения)

Вот и у С.Е. Кургиняна весь конструктивный разбор закона сведен к одной фразе:

«В соответствии с проектом Федерального Закона №42197-6, благодаря нечётким формулировкам, органы опеки и попечительства приобретают безраздельную власть над семьями, имея возможность по своему усмотрению и на основании своего же решения устанавливать над любой семьёй патронат, а в случае отказа родителей от «добровольного» патроната, не имеют право, а обязаны по закону передавать дело в суд с иском о лишении граждан родительских прав.»

Разбиваем утверждение на две части. Первая часть:

«благодаря нечётким формулировкам, органы опеки и попечительства приобретают безраздельную власть над семьями, имея возможность по своему усмотрению и на основании своего же решения устанавливать над любой семьёй патронат»

Что на самом деле:

Статья 2 п. 1б)

социальный патронат - форма осуществляемой органом опеки и попечительства индивидуальной профилактической работы, направленной на…

Старым законом (ОБ ОСНОВАХ СИСТЕМЫ ПРОФИЛАКТИКИ БЕЗНАДЗОРНОСТИ И ПРАВОНАРУШЕНИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ) предусмотрено:

Статья 1.

индивидуальная профилактическая работа - деятельность по своевременному выявлению несовершеннолетних и семей, находящихся в социально опасном положении, а также по их социально-педагогической реабилитации и (или) предупреждению совершения ими правонарушений и антиобщественных действий;

Статья 5. п. 2.

Органы и учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних проводят индивидуальную профилактическую работу в отношении родителей или иных законных представителей несовершеннолетних, если они не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними.

Статья 6.

Основания проведения индивидуальной профилактической работы

    Основаниями проведения индивидуальной профилактической работы в отношении несовершеннолетних, их родителей или иных законных представителей являются обстоятельства, предусмотренные статьей 5 настоящего Федерального закона, если они зафиксированы в следующих документах:

    1) заявление несовершеннолетнего либо его родителей или иных законных представителей об оказании им помощи по вопросам, входящим в компетенцию органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних;

    2) приговор, определение или постановление суда;

    3) постановление комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, прокурора, следователя, органа дознания или начальника органа внутренних дел;

    4) документы, определенные настоящим Федеральным законом как основания помещения несовершеннолетних в учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних;

    5) заключение, утвержденное руководителем органа или учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, по результатам проведенной проверки жалоб, заявлений или других сообщений.

Мы видим, что по старым (существующим) законам предусмотрена профилактическая работа, перечислен закрытый перечень оснований для профилактической работы. Все эти положения не меняются в новом законе. В новом законе вводится лишь форма профилактической работы, для которой установлены порядок, сроки и ответственные лица.

Статья 2 п.3) – Статья 8 п. 3.

Непрерывный срок осуществления социального патроната не может составлять более двух лет.

В старом законе: Статья 7

индивидуальная профилактическая работа в отношении несовершеннолетних, их родителей или иных законных представителей проводится в сроки, необходимые для оказания социальной и иной помощи несовершеннолетним, или до устранения причин и условий, способствовавших безнадзорности, беспризорности, правонарушениям или антиобщественным действиям несовершеннолетних, или достижения ими возраста восемнадцати лет, или наступления других обстоятельств, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Т.е. в старом законе сроки не были определены, а новом – есть ограничение сверху.

Итого, в новом законе конкретизирована форма индивидуальной профилактической работы, которая в старом законе не была регламентирована.

Итак, новый закон содержит более четкие формулировки, чем старый.

Идем дальше.

Статья 2 п.3) – Статья 8 п. 3.

Социальный патронат в отношении семьи, находящейся в социально опасном положении, устанавливается органом опеки и попечительства с письменного согласия родителей или иных законных представителей несовершеннолетнего и с учетом мнения несовершеннолетнего, достигшего десятилетнего возраста.

Статья 2 п.3) – Статья 8 п. 4.

При рассмотрении судом дел об ограничении или лишении родительских прав в случае, если не установлены достаточные основания для ограничения или лишения родителей (одного из них) родительских прав, суд вправе в интересах несовершеннолетнего, находящегося в социально опасном положении, вынести решение об установлении социального патроната. … Орган опеки и попечительства издает акт об установлении социального патроната, осуществляемого органом опеки и попечительства в отношении семьи, находящейся в социально опасном положении, и утверждении плана организации социального патроната в порядке, установленном пунктом 3 настоящей статьи.

Что мы видим? Что социальный патронат может быть установлен либо с письменного согласия родителей или иных законных представителей несовершеннолетнего и с учетом мнения несовершеннолетнего, достигшего десятилетнего возраста, либо по решению суда.

Т.е. никакой возможности назначить социальный патронат без письменного согласия родителей или решения суда у органов опеки и попечительства – нет.

Осталась последняя часть утверждения: «а в случае отказа родителей от «добровольного» патроната, не имеют право, а обязаны по закону передавать дело в суд с иском о лишении граждан родительских прав»

Что на самом деле написано в проекте закона:

Статья 2 п.3) – Статья 8 п. 1.

Социальный патронат устанавливается органом опеки и попечительства в случае, если …  установлено, что родители или иные законные представители несовершеннолетнего, находящегося в социально опасном положении, создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие его нормальному воспитанию и развитию, и (или) отрицательно влияют на его поведение, и при этом отсутствуют достаточные основания для ограничения или лишения родителей (одного из них) родительских прав.

Т.е. там, где есть социальный патронат – нет оснований для лишения или ограничения родительских прав. И наоборот, где уже есть основания для лишения родительских прав – там нет социального патроната.

Кроме того, в законе не вводится новых оснований для лишения родительских прав. Т.е. нельзя лишить родительских прав на основании отказа человека от социального патроната. Лишить родительских прав можно лишь по закрытому перечню оснований:

Семейный кодекс РФ (СК РФ) от 29.12.1995 N 223-ФЗ. Статья 69.

Родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они:

  • уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов;
  • отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иного лечебного учреждения, воспитательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из аналогичных организаций;
  • злоупотребляют своими родительскими правами;
  • жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность;
  • являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией;
  • совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.

Этот перечень никуда не делся, в связи с новым законом он не изменился.

О чем же говорит Кургинян? Видимо об этой фразе:

Статья 2 п.3) – Статья 8 п. 5.

В случае возникновения достаточных оснований для лишения или ограничения родителей (одного из них) родительских прав во время осуществления социального патроната или по завершении установленного срока его осуществления орган опеки и попечительства обязан предъявить иск в суд о лишении родителей (одного из них) родительских прав либо об ограничении их (его) в родительских правах.

К чему этот текст? Речь идет о ситуации, когда социальный патронат уже установлен (с согласия родителей или по решению суда), и ответственный социальный работник обнаружил достаточные основания для лишения или ограничения родительских прав. Т.е. речь идет не об отказе от социального патроната, как утверждает Кургинян, а об обнаружении в процессе социального патроната оснований для лишения или ограничения родительских прав.

Итак, отказ о социального патроната не влечет ни возможности, ни обязанности передачи дела о лишении или ограничении родительских прав в суд.

http://tukan366.livejournal.com/106655.html

http://russkiy-malchik.livejournal.com/220193.html