Социальный организм и угроза цивилизации

Эволюция, которая существенно длиннее фазы социогенеза честолюбивых гоминид, давно протестировала влияние различных факторов коллективного бессознательного на устойчивость социумов, в частности, на примере самки американского паука Anelosimus studiosus. До результатов моделирования докопалась группа любопытных исследователей.

Результаты группы ученых из Питтсбургского университета

Anelosimus studiosus – это небольшой паук с длиной тела около 8 мм. Самки этого вида живут коммунами от 2 до 200 особей. Они оплетают ветви деревьев и кустарников своей сетью, достигающей подчас внушительных размеров. Поэтому такое образование называют паутинным «рифом». Самки кооперируют во всех повседневных делах – поддержании и надстройке рифа, добыче пропитания и заботе о подрастающем поколении. Основывают коммуну одна или две самки. По мере размножения молодые самки в большинстве случаев остаются в коммуне, лишь некоторые эмигрируют и основывают новые коммуны. Про естественное поведение самцов известно существенно меньше, но в норме они покидают коммуну в молодости, а по достижении зрелости посещают готовых к спариванию самок.

Паутинные «рифы» могут рассматриваться как своего рода микросообщество: дело в том, что здесь обитают до нескольких десятков видов других пауков. В некоторых случаях их общая численность даже превосходит таковую у вида-хозяина. Приживалы используют «риф» по-разному. Одни, скорее, кооперируются с Anelosimus studiosus в добывании пищи, другие, напротив, воруют уже попавшуюся добычу, третьи устраивают здесь ясли для собственного потомства, четвертые, наиболее крупные, при случае могут поохотиться и на самих хозяев. Но в целом все эти пауки эксплуатируют «риф» и так или иначе вредят самкам Anelosimus studiosus, поэтому их вполне можно называть нахлебниками. Когда их становится слишком много, коммуна погибает. Обычно это случается через несколько лет после ее возникновения.

Интересная особенность Anelosimus studiosus – наличие в популяции генетически-обусловленных миролюбивых и агрессивных фенотипов. Поведенческий полиморфизм врожденный и наследуемый. В естественных коммунах доля любого фенотипа варьирует от 0 до 100%, т.е. одни коммуны включают только миролюбивых самок, другие – только агрессивных, но в большинстве коммун в том или ином соотношении присутствуют оба фенотипа. Так вот, ученые смогли установить, что коммуны, состоящие из агрессивных самок, существуют дольше. И все потому, что критическая численность нахлебников достигается в этом случае медленнее.

Содержание эксперимента

В 2007 г. молодых пауков Anelosimus studiosus собирали в природе в штате Теннесси и переносили в лабораторию. По достижении половой зрелости их тестировали для определения фенотипа. Далее в искусственных условиях самок спаривали с самцами того же фенотипа, а затем, используя оплодотворенных самок, прямо в лаборатории формировали коммуны. Коммуны были двух типов: одни, числом пятнадцать, были основаны двумя миролюбивыми самками, другие, в том же количестве, двумя агрессивными. После коммуны переносилась в природу, где за ними наблюдали в течение семи лет, пока не прекратила существования последняя из них.

Пауки данного вида сменяют одно, возможно, два поколения в год. Таким образом, состав самок в данной коммуне постоянно обновлялся. Специальные тесты показали, что и по прошествии трех и шести лет, так же как и в начале эксперимента, можно было выделить миролюбивые и агрессивные коммуны. Например, в коммунах, основанных агрессивными самками, на шестой год исследования 83±9% самок принадлежали к агрессивному фенотипу.

Выяснилось, что коммуны, основанные агрессивными самками, существовали примерно в два раза дольше, чем коммуны миролюбивые. И там, и там с увеличением возраста коммуны увеличивалось таксономическое разнообразие других видов пауков и выравнивалось относительные численности разных видов, что видно по увеличению индекса разнообразия Шеннона и уменьшению индекса доминирования Симпсона.

Когда значения этих показателей достигали некоего критического значения, коммуна прекращали свое существование. Миролюбивые коммуны достигали таких критических значений в целом в два раза быстрее. А все потому, что самки миролюбивого фенотипа не только менее агрессивны, но вообще более пассивны («ленивы») и мало препятствуют заселению их «рифа» разнообразными нахлебниками.

Таким образом, описанное сообщество пауков можно уподобить организму, который рождается, развивается, стареет и умирает. В миролюбивых коммунах, в отсутствии сдерживающих факторов эти процессе более скоротечны, что приводит к меньшей продолжительности их жизни.

Порадовало, что исследователи социальных структур непроизвольно начинают мыслить категориями социальных организмов.

Предупреждение Европе

В социальных организмах коллективная агрессия отвечает, прежде всего, за интенсивность иммунного ответа на вторжение извне и перерождение своих же «клеток». Если ее излишне прикрутить, иммунный ответ ослабевает, и организм быстро разъедают инородные метастазы. Повышенная агрессивность тоже ничего хорошего не несет: избыточная реакция иммунной системы социума болезненна, как и аллергия, вплоть до поедания собственных «клеток» или анафилактического шока.

Прикладная евгеника Карла Цейса

Мультикультурализм и толерантность, навязанные Европе, превратили европейцев в овощи понизили фон агрессивности существенно ниже естественного уровня, в результате чего ее иммунная система деградировала. Последствия продемонстрировали пауки Anelosimus studiosus. Они, совместно с питтсбургскими учеными, показали Европе желтую карточку. Ежели она не внемлет предупреждению, то неутомимый социогенез вскоре предъявит ей красную, удаляющую с эволюционного поля.

Глубину ожидающих Европу проблем можно рассмотреть и с другой стороны – с точки зрения генетического анализа. Это взгляд на ту же проблему, но несколько боле глубокий – для расширения инструментария анализа.

Структура «генетического кода» социальных организмов

Коллективное бессознательное – продукт наследуемых структур мозга. Оно является интегральным срезом, «общим знаменателем» фенотипа биологических особей, образовавших социальный организм. Коллективное бессознательное выполняет в социальных организмах функцию фундаментального «генетического кода», сформированного естественным отбором.

На древний, фундаментальный «генетический код» накладывается код поновее – коллективное сознательное – то, что собственно и превращает Гоминиду в Человека. Его еще называют онтологией. Коллективное сознательное синхронизирует сознательные реакции особей социума друг на друга, на внешние и внутренние вызовы. Оно продукт последних фаз социогенеза и одновременно инструмент воздействия на социогенез. В отличие от коллективного бессознательного является динамичной, подвижной частью «генетического кода» социальных организмов.

О развитых и неразвитых народах

Содержание коллективного бессознательного проявляется в архетипах (врожденных универсальных психических структурах), мотивы которых зачастую закреплены в религиях, мифологиях, легендах, сказках. Коллективное же сознательное формируется под воздействием религии, мифологии, легенд, сказок, законов, средств так называемой массовой информации. Что очень важно, оно гибко адаптируется  к внешнему окружению и условиям.

Коллективное сознательное и бессознательное порождают уникальные фенотипические реакции социума в качестве производного от процессов естественного отбора и социогенеза, а также от текущих средовых факторов и граничных условий.

Проектный социогенез

Динамичность, изменчивость онтологии лежит в основе активного проектного социогенеза  и связанных с ним войн Христа. Процесс этот болезненный, но не необычный. Восприимчивость социума к новому или же навязываемому извне коллективному сознательному зависит от степени разрушения старого «генетического кода».

Горизонт стратегического планирования проектного социогенеза – поколения, максимум – десятки поколений. На таких временных интервалах коллективное бессознательное является абсолютно устойчивой, стабильной структурой, недоступной изменению по воле проектного социогенеза. Поэтому с ним работают несколько иначе. На него воздействуют опосредованно – путем формирования в сфере коллективного сознательного «генов-ингибиторов», подавляющих нежелательные фундаментальные «гены» из коллективного бессознательного, либо наоборот – деинсталлируют ранее инсталлированные «гены-ингибиторы», высвобождая тем самым определенные коллективные инстинкты. Приводимый ниже пример показывает насколько в этой тонкой сфере все взаимосвязано.

Пример генетического анализа

В свое время мировые религии выступили в качестве гена-ингибитора, подавившего инстинкты эгоизма, честолюбия, агрессии, чем дали старт массовому процессу образования сверхбольших мультиэтнических общественных организмов – государств.

Появление у определенных социальных групп возможности взимания гигантской монопольной ренты привело к накоплению Больших Капиталов. Они открыли в себе способность выступать катализатором процессов проектного социогенеза, для чего им потребовалась опора на честолюбие, эгоизм, стяжательство, чутко откликающиеся на силу денег. Посредством протестантизма они дезинтегрировали подавлявший их ген-ингибитор, как мешавший очередной фазе социогенеза.

Поскольку религия все же выполняла полезную функцию – подавляла амплитуду коллективной энергии злобных инстинктов, контролировать которую в рамках сверхбольших социумов стало затруднительно, пришлось усиливать альтернативный религии ген-ингибитор – закон. Он действует принципиально иначе – не на энергетическом, а на операционном уровне: обкладывает нежелательные проявления коллективного бессознательного запретными красными флажками. Скорее это «ген-стопор», чем «ген-ингибитор».

Поскольку умным гоминидам свойственны многогранность и фантазия в проявлениях своих инстинктов, таким же невероятно сложным стал и контролирующий их «ген». Столь же чрезмерно разрослись и общественные институты, обеспечивающие его функционирование, и финансовая нагрузка с их стороны на социум. Как всякой переусложненной конструкции, «гену-стопору» сопутствует многообразие непрогнозируемых болезненных эксцессов, получивших название «синдром бешенства права». Несмотря на сложность, эффективность его оставляет желать лучшего – чем Больше Капитал, тем бессильнее супротив него монструозный ген. Самый же Большой Капитал монополизировал право оперировать вне всякого права, «ген-стопор» принципиально его не видит.

В истории нашлось место и светскому эксперименту с геном-ингибитором агрессивного коллективного бессознательного. В ходе него вечные «десять заповедей» заместили «моральным кодексом строителя коммунизма», имевшим явный уклон к поддержанию эффективных коллективных форм деятельности. Проект показал высокую эффективность, живучесть, но главное – открытое и позитивное восприятие Человеком Мира, будущего и своей миссии. Хотя с миссией, следует признать, были проблемы – намеренный отказ от религиозной составляющей замкнул ее на уровне справедливости, которая сама по себе тоже является формой эгоизма, только коллективного. Такого рода замыкание отодвинуло на второй план вопросы смыслов и эволюционного предназначения Человека, тем самым лишив проект перспективы.

Проблема мировых религий

Проблема мировых религий в том, что Большие Деньги расшатывали их монолит. Отколовшиеся многочисленные суррогаты активно использовались и продолжают использоваться ими для ускорения социогенеза – посредством обожествления и усиления агрессивных аллелей коллективного бессознательного, т.е. в целях противоположных принесенным Пророками в посланиях.

Многочисленные агрессивные протестантизмы и поныне плодятся, живут, здравствуют, злобствуют. Но это проблема не Бога и его Пророков.

Об ответственности проектантов

В Человеке толстый и твердый слой коллективного бессознательного залакирован тонким слоем коллективного сознательного: поскреби Человека как следует – увидишь Гоминиду с Большим Мозгом. Проектанты, которые вынужденно перешли в пожарный режим социогенеза, скатились к повальной деструкции онтологических оснований социумов, заявляя об их дефектности – консервативности, архаичности, монократичности и пр., и пр. Заявляется также, что вместо всех дряхлых «генов-ингибиторов» достаточно одного бодрого «гена-стопора». В результате мы стали свидетелями гоминидизации социосистемы – для человека явление неприглядное и отвратительное, никакой толерантности не хватает. Отныне «его величество» закон все чаще имеет дело с Гоминидой, а не с Человеком.

Генетический эксперимент над Европой

Мультикультурализм и толерантность это инсталлированный Европе ген-ингибитор, подавляющий защитные агрессивные реакции организма. Процесс их подавления стартовал давно – с отмены смертной казни, высшей и самой эффективной защитной меры иммунной системы социума. Несомненно, что инсталляция гена связана с задачей ускорения симбиоза.

При естественно протекающем симбиозе, организм-хозяин существенно упрощает генетический код интегрируемых организмов, оставляя только полезные ему аллели и разрушая или подавляя ненужные и конфликтующие с ним. Над Европой же проводится эксперимент с инверсным симбиозом – подавлением генетического кода организма-хозяина в целях неотторжения и ускоренной интеграции с абсолютно чуждыми ему фрагментами генетического кода (культурами). Иммунная система, конечно, сопротивляется – вот вам Мари Ле Пен и прочие националисты, причем не без судорог – вот вам Андерс Брейвик.

Ежели Европе в ближайшем будущем не удастся деинсталлировать навязанный ей ген-ингибитор, ее ожидает участь «добрых» рифов Anelosimus studiosus. Иммунной системе Европы необходимо срочно перейти в режим ускоренного и жесткого подавления чуждых структур, дабы стабилизировать социальный индекс разнообразия Шеннона и повысить индекса доминирования Симпсона. Чем позже она приступит, тем выше будет подниматься необходимая для выздоровления температура.

Справедливости ради следует признать, что симбиотический психоз является следствием проектной вакханалии – массового разорения более слабых эко(номических)ценозов и их среды обитания, что побуждает их особей к нахрапистой попытке симбиоза с телом, богатым ресурсами и с ослабленным иммунитетом.

Эволюционное правило

К сожалению к счастью, никакие Большие Деньги не в состоянии подкорректировать закон эволюционное правило (закон – они запросто могут) – информационно соразмерные чуждые структуры в рамках единого организма не живут, за редчайшими, эволюционно обусловленными исключениями. А иначе не было бы никакого эволюционного разнообразия, конкуренции и ускоренного познания Мира, не было бы самой эволюции.

Один из примеров соразмерного симбиоза – семья. Отметим, что здесь на фоне соразмерности, имеет место минимальная информационная чуждость информобъектов. Тем не менее, дабы симбиоз был хоть сколь-нибудь устойчивым, эволюция заранее озаботилась взаимными сладкими «подарками» его участникам – одной стороне секс, другой – пищу, обеим – инстинкт заботы о потомстве и позитив от него. Но и с подарками симбиоз состоится лишь в том случае, если информобъекты в состоянии пообтесать личные острые углы, друг друга ранящие, и продлится ровно до тех пор, пока пряников достаточно для преодоления синдрома информационного суверенитета. Кстати, религия, пока была в силе, существенно подавляла синдром и его рецидивы, производные от эгоизма, честолюбия и сластолюбия.

Для протекания обычного глубокого симбиоза в безболезненном, безтемпературном режиме организм-хозяин просто-таки обязан как следует пообтесать те гостевые информобъекты, которые хоть как-то соразмерны ему, превратив их в структуры сугубо сервисные, а не смысловые. Интегрируемый генетический код никогда не может быть соразмерен генетическому коду организма-хозяина, а иначе в неизбежных тогда попытках оспорить механизм присвоения внутренних ресурсов организма они разорвут его в клочья (вариант онкологии).

Безболезненный информационный симбиоз – это счастливая перспектива внебиологического будущего, когда схватки информобъектов за ресурсы останутся за ненадобностью в прошлом. В биологическом настоящем он, к сожалению, невозможен: сражение за ресурсы – директивный императив всех биологических (в числе их и социальные) организмов, в том числе, вступающих в симбиоз.

А Кац предупреждал…

Вот какой прогноз относительно ближайшего счастливого будущего дал в 1990 г. Жак Аттали. Личность многогранная и, безусловно, умная – член Бильдербергского клуба, многолетний советник Франсуа Миттерана, президент Европейского Банка Реконструкции и Развития, один из фигурантов дела о незаконной продаже оружия Анголе в 1990-е:

«В грядущем новом мировом порядке будут побежденные и победители. Число побежденных, конечно, превысит число победителей. Они будут стремиться получить шанс на достойную жизнь, но им, скорее всего, такого шанса не предоставят. Они окажутся в загоне, будут задыхаться от отравленной атмосферы, а на них никто не станет обращать внимания из-за простого безразличия. Все ужасы XX столетия поблекнут по сравнению с такой картиной», [Жак Аттали, «На пороге нового тысячелетия»].

Римский клуб в докладе «Первая глобальная революция» развил тему до последствий. Будущее в среднесрочной перспективе, к середине ХХI века, видится им так:

«Способны ли мы представить мир будущего, в котором кучка богатых наций, имеющая новейшее вооружение, защищается от огромного количества голодных, необразованных, не имеющих работы и очень злых людей, живущих во всех остальных странах? Такой сценарий, вытекающий из современных тенденций развития, не предвещает ничего хорошего… Совсем нетрудно представить себе бесчисленное количество голодных и отчаявшихся иммигрантов, высаживающихся из лодок на северном побережье Средиземного моря… Приток мигрантов может вызвать резкое усиление «оборонительного» расизма в странах въезда и способствовать установлению в них на волне популизма диктаторских режимов», [Кинг А., Шнайдер Б., «Первая глобальная революция», М. Прогресс, 1991].

Вас «пригласили» в «счастливое» безонтологическое биологическое будущее, господа. Вперед в прошлое. Наслаждайтесь, если сможете.

Источник: ttp://www.aonoprienko.ru/?p=4606

Опубликовано 14 Июн 2017 в 15:00. Рубрика: Жизненные. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.