Основная движущая сила творящихся вокруг нас безобразий – это посмодернисткий дегенерат. Отношение данного типажа к понятию «социальный дегенерат» достаточно диалектическое. Социальными дегенератами мы называем лиц, неспособных поддерживать ранее достигнутый уровень сложности и удерживаться на ранее достигнутой степени совершенства. Никакой конкретной привязки ко времени и уровню техники у социального дегенерата нет.

Соцдегенераты были всегда, они были и в древних обществах – потому что вообще любое общество состоит из четырех биоклассов: когнитарии (термин М.Калашникова), инерты, дегенераты – социальные и клинические. Коги производят (генерируют) новые уровни сложности в отношениях и новые степени совершенства в системах. Они – творцы, изобретатели, рационализаторы. 

Проводники (т.н. "инерты") – осуществляют проводимость старых, уже отработанных идей. Их мышление инертно (отсюда и придуманное нами имя - "инерт"), с трудом воспринимает новое, но они обучаемы и социализированы.

Говоря бытовым языком – они не «безобразники» - хотя за их порядочностью очень часто стоит не глубинное понимание пользы блага, а простая дрессировка.

Дегенераты - не в состоянии обеспечить не только развития, но и традиционного функционирования общественных институтов. 

При этом биологических дегенератов сразу видно (для них созданы лечебницы, особые режимы и т.п.), а социальных дегенератов трудно выделить из толпы, особенно без хорошего знания норм и законов научной социопатологии.

Социальные дегенераты внешне (биологически) ничем не отличаются от других людей (либо отличия носят такой тонкий характер, что современным врачебным оборудованием не фиксируются, не распознаются).

Однако социальная практика выдаёт их «бытовыми безобразиями» и мировоззренческими извращениями.

В общем-то, ничего ругательного или злобного в термине «дегенерат» нет: для социопатолога это научный термин, не носящий эмоциональной окраски. Речь идёт о психике, которая откатывается назад, в сторону примитивизации мышления, не может воспринимать доступный другим её современникам уровень сложности.

Социальные дегенераты предельно опасны в предельно толерантном к их вывертам и извращениям обществе.

В обществе же «подкованном» с точки зрения научной социопатологии, они не только не представляют опасности, но и могут приносить пользу обществу, занимать те места, которые им посильны с точки зрения функциональности.

+++

Существует принципиальная научная разница между социальными дегенератами, находящимися в живой и активной, динамичной стадии распада личности и социальными дегенератами стабилизированного состояния, застывшими на определенном уровне сложности.

Последние не были бы вовсе дегенератами, если бы общество вокруг не считало их уровень сложности слишком низким для себя.

Мы называем таких стабилизированных дегенератов «гостями из прошлого». Сейчас понимание сути психических процессов «гостей из прошлого» особенно важен – когда Европу затапливают мигранты, а Россию – жители отсталых республик СССР.

С точки зрения мышления они отстают на 1-2 и более веков, и потому большая их часть воспринимается в новых местах их обитания как социальные дегенераты. 

От них происходит львиная доля в статистике преступности (те самые бытовые «безобразия», о которых мы говорили) и они совершают самые гнусные и омерзительные преступления, с точки зрения психовосприятия человека ХХ века.

Здесь уместно напомнить о «заклинивающих психопатиях» - свойственных людям примитивно-религиозным «заклиниваниях» на той или иной идее, превращающейся у них в маниакальную. Их мышление не развивается в прогрессии, а движется по замкнутому кругу, повторяя одни и те же мантры снова и снова. Мантрированные психики плохо адаптируются к переменам и совершенно невосприимчивы к прогрессу.

+++

Социальный дегенерат, находящийся в состоянии активного распада личности – не циклирован, не мантрирован, нестабилен. Он не «гость из прошлого» - потому что такого «прошлого» никогда ни у кого не было, да и быть не могло.

Этот род соцдегенератов мы, социопатологи, называем «гостями из детства» - в силу того, что ни они сами, ни представленные ими сегменты общества никогда не могут и не умеют повзрослеть.

Инфантильность – продукт примитивизации, сбрасывания и отсечения свойственных взрослой психике «сложностей», воспринимаемых социальным дегенератом не как инструменты, а как обуза и неудобство.

Простейший пример – столовый этикет, когда вилка «для удобства» перемещается из левой руки в правую, нож не используется (кусают с вилки) и т.п. В конечном счете погоня за «удобствами» и стремление «не напрягаться», «расслабиться», «оттянутся» - приводят к непоправимым повреждениями поведенческой модели и уровня мышления человека.

Социальные дегенераты в стадии активного распада личности – главная движущая сила большинства социальных революций нашего поколения, они в этом смысле сменили (в качестве гегемона) мифический пролетариат. 

Мы наблюдаем отчетливую примитивизацию форм жизни и общественных укладов, незнакомую и непонятную ни марксизму, ни фрейдизму, ни кейнсианству, ни классическому либерализму – словом, ни одной из моделей развития общества.

Причина проста: модели развития описывают (верно или неверно) развитие, и не могут описать деградации. Они либо вообще её не замечают, не понимают, в упор не видят, думая, что она – явление случайное, чрезвычайное, не влияющее на историю. Либо они пытаются видеть в ней прогресс, смену отсталого уклада на более передовой.

Из таких оценок социологов получаются забавные курьёзы – которые были бы смешны, если бы не касались глобальной трагедии человечества.

Например, мы видим, что РСФСР и УССР перешли к значительно более примитивному укладу жизни РФ и НУ (Незалэжна Украйна).

Мы видим колоссальную деградацию всех сторон жизни, от академической науки и элитарной культуры до банального уровня потребления ширпотреба и бытовой вежливости. Этот процесс одни социологи описывают как «торжество сил реакции» - в их понимании, временный откат линейно движущегося прогресса. А другие – вообще как переход к более высокоорганизованному обществу!

---

Мы не будем сейчас углубляться в ту очевидную аксиому, что всякое более высокоорганизованное общество имеет (по отношению к предыдущим) более высокий уровень планирования, предсказуемости и централизованности. Мы не станем высмеивать маразмы либеральной мысли о пользе отмены всех налогов для прогресса – ибо первобытный человек не имел никаких налогов, и даже самого государства не имел – а в космос не вышел. Это всё в сторону…

---

Мы о другом. В «перестройку» наше общество пережило дегенеративный обвал. Его невозможно описать как «торжество реакции» - ибо всякая «реакция» имеет свои планы, штабы, идеологию, представление о будущем, картину желаемых перемен.

Реакция в марксистском понимании – это политическая партия и группы, на которые реакционная партия опирается. Эти группы – вполне рациональны и дееспособны, они психически вменяемы.

И даже когда «реакция» ставит регрессивные цели – она всё же понимает, зачем она это делает, по отношению к кому (например, указ царизма о «кухаркиных детях»), с какой целью, на какой срок, в связи с какими обстоятельствами и т.п.

А то, что прогнило и рухнуло вниз – ни планов, ни штабов, ни представления о будущем не имеет.

Оно просто прогнило и рухнуло под давлением непонятных для него объективных законов.

Дегенеративному обвалу «перестройки» предшествовал длительный период дегенеративного оползня и социальной эрозии. В советском обществе – думавшем, что оно строит будущее – активно размножалось патогенное болото, отнюдь не связанное (как многие думают) с реакционным прошлым. Это патогенное болото от царской России и марксова капитализма ещё дальше, чем от советских реалий.

Мы не поймем этой патологии «строителей космических трасс» - если не применим нового термина – «постмодернистский дегенерат».

Постмодернистский дегенерат – это примитивное, «одноклеточное» сознание, сформировавшееся у человека в условиях сверхсложной техники.

С одной стороны, постмодернистский дегенерат умеет, любит и стремится нажимать на всякие «кнопки» всяких «пультов управления». С другой – его мышление, миропонимание примитивнее, чем у первобытного дикаря.

Ему нравятся эффекты действия оборудования, ни сути, ни устройства, ни назначения которого он не понимает.

Нормальная человеческая психика, что уже следует из слова «нормальный» - выросла из норм и нормативов. Она представляет из себя жёсткую увязку:

  • 1.Мотивов поступка,
  • 2.Анализа его последствий,
  • 3.и соотношения этих последствий с моралью.

Если я нормальный человек – я следую норме и вырабатываю нормы. Я, как и все, могу ошибиться. Но я анализирую ошибку, имея способности к пониманию причинно-следственных связей.

Если я хотел сделать добро, а сделал зло – я:

- во-первых, понимаю, что такое добро, а что такое зло (помогает эталон в неизменной морали);

- во-вторых, анализирую – почему итог разошёлся с намерением.

Нормальному человеку непонятны все эти маниакальные завывания - "дайте свободу!", которые мы слышим от толпы в новом, XXI веке. Сама идея свободы весьма сомнительна:

1. Есть требования техники безопасности, их нужно выполнять, и это несвобода - причем постоянно нарастающая по мере усложнения инфраструктуры.

2. Есть требования морали - и их тоже нужно выполнять, не завывая о свободе, а делая, как предписано.

3. Есть обязанности по работе, по должности, обязанности в семье - и это большая несвобода, а свобода в этом плане - только у безработного бобыля.

4. Есть долги, которые нужно отдавать (включая и моральные долги, долг перед предками, перед потомками) -  и тут тоже не может быть никакой свободы, никаких "хочу-не хочу"...

Откуда же в обществе нарастающий вой жаждущих "свободы", причем без дна и берегов, с правом убивать своих детей абортами и сдавать родителей в дома престарелых, с правом избивать полицию и врываться в парламенты с дубинами,  с правом на "выбор" любого аморализма, выбор пола, с правом заказать смерть на дом (эвтаназия) и т.п.?

Свобода бывает разной. Христианское традиционное понимание высшей свободы - это свобода от греха, когда человек освободился от низменных страстей и освобожден от принуждения совершать преступления (например, не голодает - значит, не принуждается воровать булку и т.п.)

Растленная толпа не об этой свободе говорит, дело ясно.

Она хочет свободы безобразничать - чтобы не только никто не мог запретить её безобразие, но даже никто не посмел бы осуждать его!

Отсюда читателю уже видно – что есть социальный дегенерат.

Это человек, утративший способности к пониманию причин и следствий и не различающий добра от зла. Социальный дегенерат не может ни понять, ни объяснить почему он чего-то хочет, для чего он этого хочет, почему в итоге действий получается совсем не то, чего он хотел, и почему его желания сегодня так сильно отличаются от вчерашних.

Иллюстрация этого состояния «сумрачной психики» - заряженная «перестройкой» толпа.

Постсоветские реалии – не продукт проектирования, строительства, а продукт распада.

Манипулирование толпой социальных дегенератов помогает разным паразитарным силам использовать их как таран, как своё лобби – но сама толпа этого не осознаёт. У неё нет ни устойчивых мотивов, ни устойчивой морали, ни понимания ответственности за свои действия.

«Перестройка» - это остаточное действие остаточно живых людей, напоминающее натужную работу уцелевших деталей в целом сломанного и бесполезного механизма. В «перестройке» («цветной» революции) – моральное растление идёт рука об руку с умственной деградацией, и только в такой связке события XXI века становятся возможными.

И РФ, и Украина Кучмы-Януковича – общества на порядок примитивнее предыдущих. Они элементарно не в состоянии прокормить то количество людей, которое кормил предыдущий уклад – оттого в них и происходят стремительные вымирания наций. О более сложных вещах – вроде науки или культуры, образования или бытовой безопасности – я уж и не говорю.

С точки зрения прогрессоров эти неуютные общества должны обладать несокрушимым стремлением вернуться в предыдущий уклад. Отчасти так и происходит в среде «генератов» - людей, регулярно выкладывающих тезисы «назад, в будущее» и «СССР 2.0».

Например, в творчестве выдающегося футуролога М.Калашникова (генератора новых идей) – очень органично сочетаются футурология и ретроспектива, устремленность в будущее и ностальгия. Этого не могло бы случиться, ни у Калашникова, ни у кого другого, если бы общество, в котором мы живем, было бы выше предыдущего уклада.

Бытовые неудобства низшего уровня толкают к советской ностальгии и людей средних способностей, «инертов».

Так почему же мы имеем в 2014 году в Киеве не аналогичную Афинской или боливарианской революцию под красными флагами? Почему мы имеем в Киеве ярко выраженное дегенеративное движение, стремящееся опустить ещё ниже в первобытно-зоологический мрак и без того очень примитивное и неуютное общество?

В теориях развития мы ответа не найдем. Не описывает членовредительское «антитворчество» дегенератов теория развития – к какой бы партии не принадлежал её автор.

Между тем, в научной социопатологии ответ есть. Мы имеем дело со вторичным (после «перестройки») обрушением насквозь прогнившей социопсихики. Она подгнила и упала, потом ещё подгнила, и ещё ниже упала. Вначале крыша провалилась, а потом и полы в этом доме, и жители его оказались уже в подвале…

Социальный дегенератизм – не отвлеченное научное понятие. Каждый должен понять, что мы живем в обществе, переполненном социальными постмодернистскими дегенератами, живыми мертвецами, которые вместо спокойного погружения в могилу истории хватают нас за одежду и тянут за собой.

+++

Футурология – штука обоюдоострая. Не только М.Калашников футуролог, но и самый тупой львовский майдаун – тоже футуролог (хотя и не знает об этом). Самый тупой майдаун демонстрирует нам наше будущее – если история пойдет по нисходящему тренду во мрак. Главное значение украинской некролюции – футурологическое. Это – экранизация антиутопии о будущем Европы, России, США – если они не одумаются, не прекратят растлевающих и деградационных практик.

Волею судеб Украина – чьё историческое бытие всегда было тесно завязано на безумии – оказалась лабораторией мрачного будущего, переполненного социальными дегенератами. На Украине катастрофа «перестройки», пройдя свойственный катастрофам аттрактор (временную стабилизацию), обернулась «второй серией ужасов» фильма, начатого в 80-х годах ХХ века.

Должны ли мы понять, что более стабильное состояние России, Европы и США – тоже лишь аттрактор? И что за ровной площадкой аттрактора, на которую мы выпали из водопада «перестройки» - следует новый крутой обрыв и новое стремительное падение?

Человечество подошло к рубежу, за которым никуда уже нельзя двигаться без глубокого и всестороннего изучения социопатологии. Она становится для XXI века царицей наук – важнее математики и инженерии – потому что без её изучения исчезнут (уже исчезают!) и математика и инженерия.

К этому, собственно, мы всех и призываем: учить социопатологию настоящим образом!

http://economicsandwe.com/doc/4676/