Социально-экономическая ситуация в России остаётся непростой. Свои объяснения причин этого высказывает в интервью «ЛГ» Юрий Болдырев. В 1990-е годы он был известен как политик и государственный деятель, ныне – экономист, публицист, член оргкомитета Московского экономического форума, член редакционного совета «Российского экономического журнала», автор двух серий книг по проблемам политики и экономики. Кроме того, он лауреат литературной премии «ЛГ» имени А. Дельвига за 2006 год, наш многолетний автор, лауреат премии газеты «Советская Россия» за 2013 год.

Видимо, с рядом его высказываний можно спорить, но на то и откровенный разговор…

– Юрий Юрьевич, в этом году исполнилось 20 лет, как был принят закон о Центральном банке РФ. В Конституции России сказано, что цель Центробанка – обеспечение устойчивости рубля. Справился ли Центробанк с этой задачей?

– Очевидно – нет. За что страна уже расплатилась тысячами жизней.

– Не преувеличиваете?

– Смотрите, в конце 2014 года резко обвалился рубль. А на начало 2015 года Росстат зафиксировал рост смертности более чем на 5%.

Например, банки убедили людей брать кредит на жильё под меньший процент в валюте. Теперь «валютных ипотечников» сделали банкротами: должны они чуть ли не вдвое больше, чем стоимость их квартир! У скольких инфаркт или инсульт?

А сколько предприятий рухнуло или не платят работникам зарплату, так как лишились оборотных средств? Если раньше на «оборотку» кредитовали под 15–17% годовых, то в конце минувшего года перекредитование велось уже под 35%. И что с лишившимися средств к существованию? Сколько инфарктов и даже суицидов от безы­сходности?

– На космодроме «Восточный» отчаявшиеся работники устроили забастовку и сумели докричаться до Кремля. Так ведь?

– Это стратегический объект – потому и сумели докричаться. Но что по всей остальной стране?

– Как вы объясняете, что глава Центробанка вышла сухой из воды и сохранила занимаемый пост?

– Полтора десятка лет мы, те, кто ещё 20 лет назад выступал против паразитической финансовой системы, буквально пытались пробить головой стену. Доказывали, что наша финансовая система – вредоносна. Что Центральный банк – власть. И на него должны распространяться все конституционные нормы организации власти, а не «учреждения с особым статусом». Лет пять назад показалось, что стена пробита и…

…И власти, осознав, что далее скрывать антинациональную сущность финансово-­экономической политики невозможно, придумали трюк. А именно – отделить в глазах общества «нехороший» Центробанк от себя. Вроде как он – чуть ли не «госдеповский» – отдельно, а власти – отдельно. Особенно эту «тюльку» запустили после президентских выборов 2012 года. Мол, и хотелось бы как лучше, но Госдеп и МВФ, которым чуть ли не подчинён наш ЦБ, не позволяют…

– А разве не так?

– Первое. Протаскивался закон о ЦБ 20 лет назад как спецоперация. Подробно, с приведением фрагментов стенограмм заседаний Думы, я описал это в книге «О бочках мёда и ложках дёгтя».

Второе. Участники той операции щедро вознаграждены. Не какой-то внешней («госдеповской») мафией, а нашей властью. Проводник того закона – тогдашний председатель комитета Думы по бюджету – и ныне на госсобственности, руководит банком «ВТБ-24».

Третье. Я и мои товарищи, в отличие от нынешних лжепатриотов, призывающих «национализировать» ЦБ, никогда не утверждали, что Центробанк впрямь независим от власти, от Кремля. Мы выступали против фикции независимости, против безответственности Центробанка.

Итак, не от «госдепа», а от Кремля и парламента ЦБ зависим абсолютно. Но нет ответственности за результаты деятельности. Преступление – есть, виновных – нет.

– Другая круглая дата – 20-летие законопроекта «О соглашениях о разделе продукции» (СРП). Баталиям вокруг него посвящена ваша книга «Похищение Евразии». Благодаря тому что он при вашем активном участии не прошёл, мы все эти 20 лет живём, не отдав на сторону с потрохами все свои природные богатства.

– Годовщина истории с попыткой Запада взять, а наших властей сдать все наши природные ресурсы оптом (что скрывалось под аббревиатурой СРП) ещё впереди – это июль–декабрь нынешнего года. И это тот случай, когда нам – обществу и его представителям (первому выборному Совету Федерации и левому большинству тогдашней Думы) – удалось победить. В упомянутой книге, вышедшей более 10 лет назад (в Сети она есть), я привёл сравнение норм исходного колониального варианта закона и того варианта, который был принят. Отвергнуть колониальный вариант удалось вопреки всему: и внешнему давлению, и нашей власти, разменявшей интересы страны на поддержку Запада в ходе октябрьских событий 1993 года. И вопреки тем же самым подконтрольным власти и олигархату тогдашним СМИ, молчанию которых вы сейчас удивляетесь.

– Вскоре также 20-летие известных кредитно-залоговых аукционов, ущербность которых выявила в вашу бытность Счётная палата РФ. Возможна ли в России ренационализация? Или что упало, то пропало?

– Если только просто возвращать, то сколько раз будете возвращать, столько раз снова всё и отнимут. Начинать надо с главного – с оценки того, что это было. Несовершенство закона? Или же преступные махинации по предварительному сговору, которые не должны иметь срока давности? Мой ответ – второе.

Но каково отношение к этому нынешних властей? Не на словах, а на деле? Считается, что олигархи у нас теперь «равноудалены»? Судите сами. Зампред правительства Хлопонин – из команды приватизаторов «Норильского никеля», соратник Потанина и Прохорова. Зампред правительства по социальным вопросам Голодец – выходец из того же потанинско-прохоровского гнезда. Министр энергетики Новак – выходец из того же «Норникеля», ставленник тех же сил.

Результат: к 20-летию кредитно-залоговых аукционов Россию как виновную (не власть, а всех нас) снова «поставили на счётчик». С тем же ЮКОСом нас грабят, по существу, уже во второй раз.

Первый раз – когда правительство заложило его за кредит, выданный нам… нашими же деньгами, ранее положенными правительством в банки. Второй раз – теперь, когда, в нарушение Конституции, власть согласилась на внешний третейский суд по внутреннему российскому спору с акционерами ЮКОСа, да ещё и на основе не ратифицированного парламентом договора к Энергетической хартии. Суд с треском проигран. И не «Роснефть» (в которую вошли активы ЮКОСа), а мы – Россия – должны скупщикам краденого 50 млрд. долларов. «Счётчик» тикает (пени и штрафы более 2 млн. долларов в день) с 15 января. Эта игра власти в поддавки со скупщиками краденого – ещё и «отмывка» перед дальнейшей приватизацией «Роснефти». Компания очищена от претензий – все они перенесены на нас, на Россию. В интересах глобального олигархата, включая и «Бритиш Петролеум» – владельца 20% акций «Роснефти».

– Вопрос о присоединении России к ВТО обсуждался многие годы. Вы были среди тех, кто выступал против нашего членства в этой организации. Однако страна всё-таки стала её членом. В этом году вступить в ВТО намерен Казахстан. Готовы ли вы как-то резюмировать первые три года нашего членства в ВТО?

– Казахстан и Белоруссию мы как минимум подставили: обещали вступать в ВТО вместе, но вступили односторонне. Издержки (как члены единого таможенного пространства) они уже несут, но прав на защиту своих интересов не имеют.

Возвращаясь к нам, если коротко, без подробностей, то ВТО – это один большой и сплошной обман. Позиция России в ВТО крайне слаба, до неприличия. Никакие санкции против нас по нормам ВТО вводиться не должны. Но введены. И что? Кто там говорил, что членство в ВТО позволит защищать наши интересы?

– В связи с этим хотел бы затронуть тему импортозамещения.

– Не будет в условиях ВТО импортозамещения, кроме как уж совсем по мелочам. Потому что нужно восстанавливать машиностроение, станкоинструментальную отрасль, авиа- и судостроение и т.п. Но как установить протекцию своим самолётам, чтобы тот же «Аэрофлот» заказывал не «Боинги» и аэробусы, а сделал перспективный заказ сразу на сотню наших самолётов? Не распиаренных «Суперджетов», укомплектованных на 80% иностранными частями, а полностью наших – чтобы максимально были использованы свои разработки и своё исполнение? Этого нормы ВТО не допускают.

– Может быть, отказ Франции поставить «Мистрали» приведёт к реальному импортозамещению хотя бы в судостроении?

– Два аспекта. Первый: всё, что связано с «загрузкой мощностей» заказом на эти суда не у нас, а у «друзей»-французов, – по сути своей преступление, требующее расследования. Но вот беда: самостоятельного парламента нет – некому расследовать. И второй аспект. Если французы завтра смилостивятся и согласятся нам их поставить – что, на этом импортозамещение и закончится? С таким уровнем стратегического планирования реиндустриализацию страны не провести.

– Сегодня нас убеждают, что исполнительная власть успешно справляется с кризисом. Вы же, заметив, что «информация – это не то, что власть с удовольствием нам сообщает», утверждаете, что «нет в стране никакого иного кризиса, кроме как организованного самой же нашей властью».

– Много раз обосновывал: Центробанк имел возможности для выполнения конституционной функции обеспечения устойчивости рубля. Но была потребность власти и олигархата как-то выполнить майские указы президента, пусть и обесцененными руб­лями, и снизить расходы (в долларах) на поставку за рубеж нефти и газа. От сверхприбылей отказываться не собирались. И как это «независимый» Центробанк догадался, за что власти (от которых он ну никак независим) и сырьевой олигархат его похвалят?

А как же внешние санкции, ограничение доступа к внешним кредитам? Ответ прост: это не кризис, а лишь трудности ряда компаний, которые нам с вами не брат и не сват. И эти трудности, будь лишь они, несопоставимы для страны с тем, что устроила нам в интересах этих компаний наша власть.

А как правительство теперь справляется с им же организованным кризисом? Судите по очередной антикризисной программе. Две трети или даже больше расходов – опять на помощь банкам, то есть в прибыль ростовщику. Не предприятиям реального сектора, которые властью подставлены и придушены, – помогли бы им, они бы вернули и долги банкам. Но нет – помощь идёт прямо ростовщику, а предприятия – пусть уж как могут выживают…

По каким критериям власть сама оценивает свою работу и доводит это до нас через подконтрольные СМИ? Как она оценивает, в кризисе мы или уже выбрались? Яркий пример. Во всех СМИ помпезно прошло недавно сообщение, что, по данным «Блумберга», рубль укрепился и стал «лучшей валютой». Верноподданный народ ещё теснее сплотился вокруг родной власти. А ведь агентство лишь констатировало, что на какой-то момент рубль стал лучшей валютой для «кэрри-трэйд», то есть для быстрых финансовых спекуляций… Вопрос для самопроверки: лучшая валюта для финансовых спекуляций – это лучшая ли валюта для промышленного и технологического развития?

– Если затронуть вопрос о технологически передовых отраслях, которые могли бы стать базовыми в решении проблем импортозамещения, то что вы думаете о череде аварий в ракетно-космической сфере?

– Если система приоритетов власти на протяжении более двух десятков лет – не последовательное научно-технологическое развитие, а преимущественно делёж и проедание наследия прежней цивилизации, то откуда взяться надлежащему уровню разработок и исполнения в космической сфере? Общий научно-технологический уровень индустрии страны снижается. Даже Академия наук с трёхсотлетней традицией разрушена, превращена в этакий «клуб по интересам». Научными институтами теперь руководят чиновники ФАНО. И кто пойдёт в науку, если зарплаты там ниже, чем чуть ли не в ларьках, и даже достойного медобеспечения учёных лишают? У кого угодно – хоть у чиновников, хоть у работников всех газпромов, роснефтей и сбербанков – у всех медобеспечение сверх ОМС. А на учёных – просто не выделены деньги…

В таком Зимбабве, в которое власти превращают Россию, ракетно-космической отрасли быть не может.

– Вы являетесь членом оргкомитета Московского экономического форума. Каковы результаты работы этой структуры?

– Главный результат – у страны есть альтернативный путь. И его предлагает, отстаивает не какая-то раскрученная властью же прозападная «болотная» оппозиция, а лучшие умы страны, выдающиеся организаторы науки и производства, патриотически настроенные политики и предприниматели, которые собираются на форум в сильнейшем и старейшем университете страны – в МГУ. И включённые в «вертикаль» лучшие из региональных руководителей на нашем форуме не входят в противоречие с национально ориентированной оппозицией. Так, губернатор Белгородской области Савченко на форуме привёл пример, как электро­энергетики душат у них ростки развития. На нашем форуме Савченко услышали, а в федеральной власти – не слышат.

– В связи с этим общий вопрос: какую цель все мы как общество перед собой ставим, какие задачи из этого вытекают? Этот вопрос, кстати, вы сами же и сформулировали в одной из статей. У вас есть на него ответ?

– Две составляющие ответа. Первое. Вульгарно-либеральная концепция предполагает, что таких целей вообще не должно быть. И понятно: ведь подлинный её скрытый смысл в том, чтобы подчинить себе всех слабых и безвольных, бессмысленных и бесцельных.

И второе. Может быть много частных целей и задач – как ответов на проблемы. Они важны (понятно, цели и задачи не пиаровские – не помпезные Олимпийские игры и чемпионаты по футболу). Но грядущие вызовы нам заранее не известны. И потому подлинная цель – развитие. Мы должны стать столь сильными и организованными, чтобы быть способными ответить на любой завтрашний вызов.

Кстати, мудрый родитель и педагог знает, что первостепенная задача – не научить ребёнка чему-то, но научить его учиться. Тем не менее, к сожалению, об этом приходится говорить как чуть ли не об откровении. Потому что ныне господствующие тенденции, в том числе в образовании, противоположные.

Чем в советские времена отличался вуз от техникума? Практические навыки давались почти те же, иногда в техникуме даже более отработанные. Зато в вузе давались фундаментальные знания, методология научно-исследовательской работы и навыки соответствующего мышления. Общая настройка образования сейчас – обратная, недвусмысленно деградационная. И она логично ложится в тенденцию культурную: мышление должно быть разорванным, эклектичным, суетливым, что выдаётся за новаторство и продвинутость.

Любой опытный врач расскажет, как их учили в советские времена: лечить не болезнь, но больного. Что теперь? А теперь – протокол лечения конкретной болезни. А сложные случаи? Они неинтересны, невыгодны. В результате даже в Москве в клинике детских болезней на Пироговке только что закрыли диагностическое отделение, в которое привозили детей с системными заболеваниями. Коммерчески нерентабельно! Ранее так же закрыли кардиологический диагностический центр в детской Морозовской больнице. Надо ли объяснять, что это не просто коммерциализация здравоохранения. Это ещё и редуцирование. Преступное упрощение. Кто в итоге «на коне»? «Спа-медицина». И соответствующее «спа-мышление»…

– С учётом сказанного можно сделать вывод, что граждане нашего социального – по Конституции – государства становятся всё менее социально защищёнными?

– Идёт плановый демонтаж социального государства. Если в 1990-х и начале 2000-х это делалось по принципу «не кормить – само умрёт», то ныне выяснилось, что «живучее оказалось – надо дустом». И теперь социальные завоевания уничтожаются принудительно, под прикрытием якобы объективных трудностей, а также патриотической риторики. И реакция масс адекватна: если надо затянуть пояса ради наших на Украине, ради того, чтобы не склониться перед Западом, то, конечно, потерпим. Беда лишь в том, что это всё отдаёт большим обманом.

И 83-й закон (о «совершенствовании» организационных форм учреждений), и законы об образовании и охране здоровья, предусмотревшие безудержную коммерциализацию и редукцию, – всё это было принято заранее, в 2010–2012 годах. Задолго до Крыма и санкций. Специалисты, профсоюзы работников образования и здравоохранения – все предупреждали, к чему это приведёт. Нас не услышали. Теперь будем пожинать плоды. Повторю, совершенно вне связи с Крымом и санкциями Запада. А как следствие в очередной раз проявленной слабости перед ненасытным олигархатом.

– Французский дипломат начала ХIХ века Шарль Морис Талейран-Перигор утверждал, что общества состоят из тех, кто «стрижёт», и тех, кого «стригут». Применима ли эта формула к России начала ХХI века? И если да, то что может объединить тех, кто «стрижёт», и тех, кого «стригут»?

– Применима,как никогда. И как, наверное, нигде. Во всяком случае, в более или менее цивилизованном мире. Во Франции, как известно, путь состоял не из благостных «объединений», а из цепи кровавых революций, после чего у правящего класса возникли мотивы для социального компромисса.

Россия же превратилась в край непуганых ненасытных олигархов, провоцирующих своим поведением по отношению к стране и её гражданам весьма тяжёлые и, опасаюсь, весьма конфликтные времена.

http://www.lgz.ru/article/-22-6511-3-06-2015/yuriy-boldyrev-ne-nado-davat-sebya-strich-/