Со временем повстанцы в Ираке начали осознавать настоящий потенциал правильного использования снайперов.

Изначально они просто начинали стрелять из автомата Калашникова в направлении неверных - в надежде, что "Если Аллаху будет угодно" пули убьют кого-нибудь из американцев. Но уже через несколько месяцев – повстанцы были более успешными при обстреле американских подразделений. Они использовали высокоточное оружие и специально подготовленных стрелков.

Поступая таким образом, они доставили нам немало неприятностей. Хотя их нельзя назвать классическими снайперами в западном понимании этого слова, это новое поколение повстанческих снайперов, тем не менее, оказалось искусным в стрельбе одним метким выстрелом и последующим покиданием позиции прежде, чем американские войска смогут их обнаружить. Новость о растущей угрозе действий повстанческих снайперов первой распространилась в Интернете, и в итоге превратилась в очерк на первой странице New York Times. Поскольку угроза, действительно более чем реальна, я полагаю, это подходящее время, чтобы поделиться некоторой информацией, которую я собрал за последние несколько лет, вместе с моими собственными мыслями по этому вопросу.

Как у американцев, у нас есть собственное мнение о том, что представляет собой снайпер и снайперское искусство. Наши западные представления об этом требуют, чтобы у настоящего снайпера была специальная высокоточная винтовка и высокий уровень подготовки. Оснащенная тяжелым стволом и ручным затвором винтовка с оптическим прицелом позволяет снайперу поражать цели, удаленные от него на 1000 метров и более. Наш снайпер обязательно должен пройти подготовку для оценки расстояния до цели, уметь читать ветер, вносить соответствующие поправки и поражать цели далеко за пределам эффективности обычного пехотинца.

Кроме того, его хитрость и навыки выживания в полевых условиях развиты в такой степени, что на поле боя он может двигаться практически невидимым для врага. Конечным результатом является воин с возможностью обнаружения и поражения целей на предельных расстояниях, оставаясь при этом незамеченным для врага. В нашем понимании, чем больше дистанция удачного выстрела, тем более высока квалификация снайпера.

Хотя в такой точке зрения нет ничего плохого, на самом деле это всего лишь одна из возможных концепций использования снайперов. Имеется в виду стрельба со скрытой позиции, чтобы просто устранять ключевые цели на предельном расстоянии и / или деморализовать солдат противника с помощью точных выстрелов из снайперской винтовки. В то время как снайперское снаряжение и оружие резко изменились за последние годы, само искусство снайпера осталось почти таким же, каким оно было 100 лет назад. Его суть заключается в том, чтобы найти цель, не будучи замеченным, устранить ее с одного хорошего выстрела, который, кажется, исходит ниоткуда, а затем исчезнуть, оставляя позади разочарованного врага, который не знает, где и когда ты нанесешь следующий удар. Повстанцы в Ираке, несмотря на их недостатки в снаряжении и обучении, научились делать именно это.

Как им удалось это сделать? Проще говоря, они решили не играть по нашим правилам, и при этом они превратили свою слабость в силу. Вместо того, чтобы наносить снайперские удары по нашим войскам на большом расстоянии, они начали стрелять с близкого расстояния, сближаясь с нашими позициями, чтобы гарантировать удачный выстрел. Благодаря хитростям и уловкам, джихадистам удавалась подобраться совсем близко, используя укрытия или выдавая себя за кого-то другого, чтобы повысить вероятность успешного выстрела. Это позволяло им обеспечить гарантированное попадание по выбранной ими цели, попадать в незащищенные бронежилетами части тел наших солдат, а так же снимать пропагандистские ролики для Youtube.

Один из методов, который они неоднократно и успешно использовали в городских районах - являлось использование транспортного средства в качестве мобильного укрытия и позиции для стрельбы. Это позволяет им перемещаться незамеченными в положении, чтобы сделать выстрел, и сразу же после этого исчезнуть незамеченными. Как правило, автомобиль специально доработан для использования в такой роли, чтобы скрыть позицию снайпера и предоставить ему окно для наблюдения и стрельбы. Например, в одном случае использовался автомобиль, в кузове которого казалось, были свернутые одеяла. С кузовом, загруженным одеялами, он мог пройти через контрольно-пропускной пункт после быстрого поверхностного досмотра – глупо думать, что солдаты / полиция заставят водителя выгружать весь груз.

Тем не менее, под грузом одеял было скрытое пространство, в котором находился снайпер с его оружием. Рычаг позволил ему откидывать борт. С откинутым бортом – у него был порт, через который он мог вести наблюдение и при необходимости - стрелять. В другом случае автомобиль (небольшой грузовик) был модифицирован путем вваривания скрытого отсека под кузовом, между рамой.

Отсек был достаточно большой, чтобы там мог лежать снайпер со своей винтовкой. Отверстия для наблюдения и стрельбы были скрыты съемным бампером с фонарями.

При использовании этого метода, водитель, который также выступает в качестве наблюдателя, играет важную роль. Так как снайпер имеет очень ограниченное поле зрения, водитель должен найти цель, а затем маневрировать автомобилем, не будучи замеченным, чтобы обеспечить возможность выстрела для снайпера. В некоторых случаях, когда автомобиль находится на стоянке водитель выходит из автомобиля и отходит в сторону, чтобы вести наблюдение и сообщать снайперу в тайнике о результатах.

Так же были случаи, в которых повстанец – наводчик используется, чтобы привести цель в зону поражения. В качестве примера, повстанец, выдавая себя за сторонника коалиционных сил, подходит к патрулю, сообщает, что видел нечто, похожее на IED, обещает показать, где оно находится – и ведет солдат в зону поражения. Выстрелы этого типа, как правило, производятся с очень близкого расстояния в оживленных местах, с существенным движением и наличием большого количества гражданских лиц в этом районе. Очень трудно в таком случае найти место, где скрывается снайпер и ограничена возможность открыть ответный огонь.

Повстанцы выбирают конкретные цели. К ним относятся, в порядке важности для противника:

Наши снайперы. Основной угрозой для снайпера всегда является другой снайпер.

Ганнеры на пулеметах Humvee. Они могут снискать много ненависти и недовольства в очень короткий промежуток времени.

Медики. Если они стреляют в медика, не остается никого, кто бы мог оказать помощь ему или другим пораженным целям.

Капелланы. Повстанцы предлагают $ 10 000 за убийство американского военного священника.

Переводчики. Это затрудняет способность наших частей взаимодействовать и получать информацию от местных жителей.

Радисты. Это затрудняет способность подразделения общаться, передавать информацию и запрашивать медицинскую помощь.

Командиры. Это снижает эффективность действия подразделения и способность реагировать на действия инсургентов.

Все эти цели легко идентифицируемы. Если выстрел в голову не требуется, например, на Humvee пулеметчик сидит за бронированными щитами, повстанцы часто будет пытаться выстрелить с расстояния в пределах 50 метров. Это позволяет им попасть, даже с 7.62x39mm Табук, с хирургической точностью. Если снайпер так же будет стремиться попасть в ту часть тела, которая не защищена бронежилетом, поскольку он способен остановить пулю.

Чтобы сделать это, он будет стрелять в человека, стоящего к нему боком в плечо. Пуля пробьет руку в области плеча и войдет в тело в области подмышки. Такой выстрел обойдет бронежилет и может задеть одно или оба легких и, возможно, сердце. Если такой выстрел по тем или иным причинам не возможен, снайпер будет бить по центру тела. Если бронежилет не остановит пулю – цель будет эффективно поражена, однако, если пуля будет остановлена пластиной бронежилета, снайпер вызвать болевой шок от удара и, по крайней мере, заставить цель упасть. Повстанческие снайперы обычно снимают выстрелы на видео в пропагандистских целях. Так что если американский солдат падает, будучи подстреленным - даже если он вернется в строй, это все еще будет полезно в целях пропаганды в Интернете.

В качестве примера, морской пехотинец, ланс-капрал Эдвард Кнут был ранен, в то время как его команда выполняла миссию на рынке. Хотя пуля была остановлена пластиной бронежилета, удар сбил его на колени. Другой морской пехотинец потащил его к укрытию, затем подразделение отступило к транспортным средствам, но снайпер уже скрылся.

После того, как выстрел сделан, автомобиль со скрывающимся в нем снайпером попытается немедленно тронуться, встроившись в автомобильный поток. Поступая таким образом, снайпер и его команда исчезнут, прежде чем товарищи пострадавшего солдата успеют осознать, что только что произошло. Корректировщик, тоже уезжает, часто он передвигается на мопеде, что позволяет ему легко перемещаться в автомобильном трафике: после выстрела он ищет новую цель. Когда он находит ее, он связывается по сотовому телефону со снайперской командой и цикл начинается снова.

Джихадистский снайпер, действующий таким образом, был недавно убит в Багдаде. К счастью, автомобиль вызвал подозрение американской снайперской группы, которую снайпер собирался обстрелять. В ходе последовавшего обмена выстрелами, мусульманский снайпер сделал первый выстрел, но промахнулся на расстоянии 225 ярдов. Американский снайпер положил конец карьере джихадистского снайпера, пустив 175 грановую пулю «Sierra MatchKing» через заднюю часть кузова машины-укрытия и убил его.

Другой джихадист-снайпер действовавший в районе Багдада обычно вел огонь с путепроводов по встречной военной технике. Стрелок уровня выше среднего, он был весьма успешным снайпером. Его метод действий был довольно прост. Он узнавал маршрут конвоя или патруля и выбирал свою позицию соответственно. Он выбирал путепровод, рассчитывая, что конвой / патруль поедет непосредственно под ним. Как конвой / патруль появлялся, он выбирал конкретное транспортное средство и стрелял в водителя на расстоянии около 150 метров. Учитывая угол, скорость цели и отклонения от лобового стекла, данного снайпера можно было считать довольно квалифицированным стрелком. Мне сказали, что он убил 10 наших солдат, в том числе четверых в голову в один день, используя этот метод. Вооруженный коммерческой охотничьей винтовкой Remington 700 в 0,308 Винчестер, впоследствии он был ликвидирован силами США.

3 ноября 2006 года, в населенном пункте Карма к северо-западу от Багдада джихадист-снайпер обстрелял патруль из второго батальона, восьмого полка морской пехоты. Сделав один выстрел по патрулю, проходившему через его зону поражения, он выбрал целью шеврон на правом бицепсе ланс-капрала Хуана Вальдес-Кастильо, радиста. После попадания пули, Вальдес-Кастильо тяжело упал у каменной стены. 7,62-мм пуля прошла через его правое плечо, вошла в его тело, задела легкие, и вышла на спине.

Увидев, как один из его людей упал, командир отделения старший сержант. Джесси Э. Лич, бросился вперед. Не заботясь о собственной безопасности, он схватил эвакуационную петлю на разгрузочном жилете Вальдес-Кастильо и потащил его по колено в грязи в безопасное место.

Сержанту Личу удалось вытащить пострадавшего в укрытие, где ему оказали первую помощь, Вальдес-Кастильо был благополучно эвакуирован. Снайпер стрелял с расстояния не менее чем 150 метров из района с многочисленными гражданскими лицами. Он выстрелил один раз, попал точно в намеченную цель и отказался от второго выстрела, не желая рисковать обнаружением своей позиции. После выстрела он переместился в другое место и не был найден.

Подавляющее большинство выстрелов повстанческих снайперов в Ираке производятся с расстояния до 400 метров. Хотя это может показаться относительно небольшим расстоянием, оно на самом деле соответствует обычному расстоянию, с которого работали снайперы во время обеих мировых войн. Короткие расстояния также обусловлены снайперскими винтовками и оптикой обычно доступными для повстанцев.

Они используют широкий спектр винтовок, включая русскую СВД, румынскую PSLs, местные Kadesihs Al (вариант СВД) и Tabuks (более всего соответствует РПК) наряду с коммерческими винтовками и трофейными американскими снайперскими винтовками. По большей части, SVD, PSL, Al Kadesih и 7.62x39mm Табук не отличаются точностью. Тем не менее, на дистанции до 400 метров они могут быть весьма эффективны.

Оптика обычно представляет собой румынский IOR, югославский Zrak и китайский ПСО-1 с увеличением 4X. Предлагая такое же увеличение, как наши ACOG, эти прицелы работают достаточно хорошо на этом расстоянии. Наведение в голову человека с их сеткой и прицельной меткой легко осуществляется на дистанции 300 метров. Итак, с учетом техники, которую они имеют, городской местности в которой они работают и в бронежилетов наших войск, в более дальних выстрелах смысла для повстанцев нет.

Повстанцы используют массовые 7.62x54R боеприпасов против наших войск. Боеприпасы используемые повстанческими снайперами против наших войск в Ираке включают в себя:

7N1 снайперский боеприпас. Это специально разработанный снайперский боеприпас, разработанный Советами для их винтовки СВД. Снаряженный 152-грановой пулей, он имеет начальную скорость 2723 футов в секунду. Этот боеприпас можно определить по его упаковке, которая имеет надпись "Снайпер".

7Н13. Этот боеприпас со стальным сердечником способен пробивать 10миллиметровую класс-2P стальную пластину в 90 процентов случаев на 250 метров и в 25 процентов случаев на 300 метров.

7B-Z-3 (В-32) API. Это 165-грановый бронебойный зажигательный боеприпас с начальной скоростью 2673 футов в секунду. Он пробивает 10миллиметровую класс-2P броню в 80 процентов случаев на 200 метров. B-32 патрона идентифицируются по цветовой маркировке, состоящей из красной полосы под черным носиком пули.

7Т2М (Т-46) Tracer. Это 152-грановый трассирующий боеприпас с начальной скоростью 2642 футов в секунду. Его можно определить по зеленому носику пули.

Для обеспечения более высокой вероятности пробития бронежилетов наших войск, повстанческие снайперы часто используют 7.62x54R бронебойные и бронебойно зажигательные боеприпасы. Оперативники специальных сил отметили, что каждый PSL-магазин, который они захватили, был снаряжен бронебойными. Я попросил дать мне патрон, и определил, что он произведен в Барнауле в 1981 году. 2 ноября 2006 года повстанческий снайпер использовал 7.62x54R бронебойный патрон, чтобы выстрелить в ланс-капрала Колина Смита, находившегося в своей пулеметной башне.

Оперативная группа, в которую входил и Смит, находилась в сельском поселении на краю населенного пункта Карма, недалеко от Эль-Фаллуджи в иракской провинции Анбар. Они садились обратно в транспортные средства после обыска нескольких домов, когда прогремел выстрел. Смит, который выглядывал из-за щита пулеметчика, был ранен в голову. 7,62-мм бронебойная пуля пробила его шлем, прошла через его череп насквозь. Хотя Смит выжил, он впал в кому. Снайпер выстрелил с не менее чем 150-ти ярдов, используя оросительный канал как препятствие. После выстрела он скрылся.

В дополнение к 7.62x54R винтовкам, повстанцы также использовали винтовки Tabuk 7.62x39mm. Отечественного (иракского) производства длинноствольные Калашниковы DMR, Табук были изготовлены при содействии со стороны фирмы «Застава», Югославия. Мой друг, подполковник Кендрик Маккормик, в то время занимавшийся обучением иракских сил в Ираке, испытал эту винтовку и поделился своими результатами со мной.

Он стрелял с мешка с песком на 100 метров используя русский 6x42mm прицел и китайского производства валовые боеприпасы со стальным сердечником завода 9141, изготовленные в 1979 году. В ходе испытания, он сделал последовательно несколько двухдюймовых групп. Это значит, что цель размером с человека на 400 метров будет в пределах возможностей оружия этого типа в руках опытного стрелка. Это вполне приемлемая точность оружия этого типа. Боеприпасы в этом калибре обычно используемые повстанческими снайперами представляют собой стандартные патроны типа M1943 со стальным сердечником. Баллистика этого боеприпаса довольно скверная, так что лучше использовать его на относительно коротких дистанциях.

В дополнение к иракским, есть также опытные иностранные снайперы, действующие на стороне повстанцев, среди которых есть и довольно хорошие. Самыми обсуждаемыми являются чеченские. Высоко ценимые из-за их боевого опыта полученного в боях против против Федеральной русской армии, они являются опасным врагом. Помните, что джихад ведется против Запада радикальными мусульманами, так что джихадистом может быть лицо любой национальности. В качестве примера, можно привести дуэль снайперов, сержантов Дилларда Джонсона и Джареда Кеннеди роты C 3/7 бронекавалерийского полка, участвовавших в дуэли с вражеским снайпером в Салман-Пак 14 декабря 2005 года.

На расстоянии 852 метра, боевик положил 7.62x54R пулю в шести дюймах от головы сержанта Джонсона. Шлепок пули попавшей в стену за его спиной заставил сержанта сменить позицию. К счастью, Джонсон смог определить местонахождение позиции снайпера и открыл огонь из M14 DMR. Корректируя огонь по отметкам от попаданий, Джонсон попал в снайпера со второго выстрела, в то время как Кеннеди ликвидировал корректировщика вражеского снайпера из винтовки Барретт. Впоследствии, на трупе джихадистского снайпера были обнаружены документы гражданина Сирии. Оснащенный румынской PSL с коммерческим немецким прицелом высокого качества, он подозревался в убийстве более 20 солдат коалиции.

Одним из важных аспектов стратегии снайперского джихада, который не следует упускать из виду - это его важность в пропагандистских целях. Нормой для джихадистов-снайперов в Ираке является видеосъемка выстрелов с последующим размещением роликов для пропаганды в Интернете. Они желают как можно более широкого освещения содеянного в международных средствах массовой информации. Мой друг, в настоящее время работающий в Ираке сделал комментарий по этому поводу: "Они не столько заботятся о реальном убийстве наших солдат, сколько они хотят публичности. Они хотят свои пять минут славы и для этого обнародуют свои записи. Помните - пропаганда друг террориста ".

Результат их пропаганды можно увидеть в статье "Снайперские атаки. Новая опасность для американских войск в Ираке" на первой странице New York Times, опубликованной всего за три дня до ноябрьских выборов 2006 года. Большая часть населения планеты считает, что американцы имеют очень короткую продолжительность концентрации внимания и никакого упорства. Джихадисты считают, что если, пережив первоначальный американский военный натиск, они смогут успешно разыграть карту Вьетнама, сохраняя уровень потерь среди американских солдат достаточный для постоянного присутствия темы в новостях, американская общественность, в конце концов, восстанет, и они победят. Снайперы, особенно с недавней победой демократов на выборах, становятся важной частью этой стратегии.

Хотя наш враг использует снайперов в большей и более эффективной степени, чем ранее, проблема не является чем-то таким, с чем наши военные не могут справиться. В действительности, наши войска упорно охотятся на них и убивают их. Только сегодня я разговаривал по телефону с одним из наших снайперов в Ираке. Он недавно участвовал в дуэли с тремя исламскими снайперами и убил их всех. Хотя его история не та, которую можно увидеть в либеральных СМИ, вы должны знать что наши войска спокойно занимаются своей работой, что делает мир лучшим местом для всех нас. Одна пуля – один труп.

http://werewolf0001.livejournal.com/900895.html