20 сентября в «The New York Times» вышла статья ”How a Russian Fascist Is Meddling in America’s Election”. В ней прямым текстом Путина обвиняют в фашизме, причем не только в фактическом, но и в принципиальном идейном фашизме – на основании частого цитирования белоэмигрантского философа Ивана Ильина. Ильин прожил сложную жизнь и много чего написал, и из него при желании можно вылепить и «идеолога русского фашизма», и «принципиального врага демократии и гражданских свобод» и т.п.

Во всяком случае, автору статьи хватает аргументов, чтобы из «философии Ильина» вывести идеологическую необходимость для Путина коварно вмешиваться в американские выборы и желать разрушения самих основ американской демократии. Раньше то же самое советской верхушке инкриминировалось в связи с коммунистической идеологией, а теперь оказалось, что ильинская анти-коммунистическая тоже для этого прекрасно подходит.

Далее, на днях популярный во всем мире британский «Киркоров» Робби Уильямс выпустил клип, высмеивающий русских олигархов. (См. по ссылке не только сам клип, но и отдельно текст). В клипе российский олигарх представлен как зарвавшийся русский мафиози (с претензиями чуть ли не на мировое господство), окружающий себя «знаками русской элитарной культуры», среди которых – русский балет и мажоретки в роли домашней прислуги. Он показан так, как будто начитался «фашиста и врага демократии» Ильина, вперемешку с Ницше и маркизом де Садом («Party like a Russian / End of discussion»).

Особо хочу обратить внимание на то, что в обоих случаях «образ плохих парней» выстраивается без единого упрека за «возрождение советчины», «недолеченный коммунизм» и т.п. В одном случае предлогом для битья становится антикоммунист и белогвардеец Ильин, в другом случае под удар попадают популярные имиджи, отсылающие к элитарному русскому XIX веку. «Русский народ», представленный в клипе, это не какие-то «советские мужики в ватниках», а «крепостной театр» из стильных девочек в реквизите «России, которую мы потеряли». Не прослеживается ни текстовых, ни визуальных упреков за то, что русские – «совки», не закрыли Мавзолей и не сбросили памятники Ленину.

А ведь как люди пели: «сбросим с себя советскую оболочку, напялим русскую дореволюционную, и Запад нас полюбит всей душой». Это был один из главнейших аргументов в пользу «тотальный зачистки всего советского»: «Если мы радикально не очистимся от всего, что хоть как-то похоже на советчину, то извне легко будет нацепить на нас образ врага, приговорить к изоляции или истреблению». Как видим, образ врага прекрасно обходится без обвинений в «советчине». Могут «гнобить» и за «белогвардейщину», и за окружение себя атрибутами «России, которую мы потеряли», и за претензии на «элитарность». Специально для подобных случаев в западной массовой культуре уже давно заготовлен шаблон «криминального элитария-ницшеанца» (вспомните, к примеру, антагониста главного героя в фильме «Трудная Мишень»).

Еще один важный момент. В клипе «на дальних подступах» отстреливается попытка нынешней верхушки прикрыться прекрасными и стильными женщинами (Поклонская, Захарова, знаменитые на весь мир российские спортсменки). Идея клипа переносит их всех в контекст «крепостного театра» и «обдолбанной блядской обслуги» у олигархов-мафиози. Местные гении пиара, конечно, такого не ожидали. Думали, что если народ и общество в России низведены до «крепостного театра», то Запад этого не увидит и не додумается использовать это в антироссийской пропаганде.

http://kornev.livejournal.com/495844.html