Белый дом потратил большую часть прошлой недели, пытаясь определить, правильно ли называть словом «война» военные действия против ИГИЛ.

Сначала Госсекретарь США Джон Керри нехотя признался:

«Мы участвуем в крупной контртеррористической операции, – сказал он 11 сентября каналу CBS News. – Я думаю, слово «война» – неправильный термин и аналогия, но факт в том, что мы вовлечены в очень значимую глобальную попытку сдержать террористическую деятельность … Не уверен, что людям нужно приходить  в состояние военной лихорадки по этому поводу. Думаю, они должны рассматривать происходящее как повышенный уровень контртеррористической активности».

Подобным образом Керри подстраховался, давая интервью CNN и ABC.

На следующий день администрация Обамы, видимо, больше примирилась со словом «война», хотя вряд ли внесла больше ясности. Пресс-секретарь Белого дома Джош Ирнест заявил репортёрам:

«Соединённые Штаты ведут войну с ИГИЛ в том же смысле, в каком мы ведём войну с Аль-Каидой и её ячейками».

Проблема в том, что традиционное определение «войны» устарело, как и наше представление о том, что война означает.

Вторая Мировая война была последним случаем, когда Конгресс официально объявлял войну. С тех пор конфликты, которые мы называли «войнами» – от Вьетнама до второй Иракской войны – на самом деле были «одобрением на применение военной силы» Конгрессом.  А ещё позже, начиная с «Закона о военных полномочиях» 1973 года, президентские полномочия на ведение военных действий расширились настолько, что, согласно Исследовательской службе Конгресса, уже непонятно, требуется ли президенту одобрение Конгресса как таковое.

Последние войны Соединённых Штатов в Афганистане и Ираке, – наверное, последние случаи в обозримом будущем, когда США вели войны способом, который больше всего нам знаком: когда в чужую страну посылают много солдат, много денег и помощи – всё ради якобы достижимой цели.

Американское военное присутствие в Ираке достигло максимума в 187 900 солдат в 2008 году. В Афганистане максимальная численность воинского контингента  пришлась на 2010 год и достигала 100 тысяч человек. На бумаге это выглядит так, будто США вели две войны. Но в реальности далеко не всё так однозначно, и дальше становится только ещё неоднозначнее.

Так столько же войн Соединённые Штаты ведут прямо сейчас? Ну, где-то между нулём и 134-мя. Вот обоснования:

Всего войн: 0

Конгресс не объявлял войн с 1942 года, поэтому никаких войн сейчас не ведётся. Пусть так, но этот ответ  не имеет смысла.

Всего войн: 5

Вот это, наверное, звучит уже более разумно.

Рассмотрим определение войны, выдвинутое Линдой Билмс (Гарвардский институт государственного управления им. Джона Кеннеди) и Майклом Интрилиджейтором (Калифорнийский университет), которые в своей работе 2013 года определяют войну как «конфликт, где США начинают обширные военные операции, включая использование БПЛА, но без официального «объявления».

Согласно этому определению, Соединённые Штаты ведут войны в пяти местах: в  Ираке, Афганистане, Пакистане, Сомали и Йемене.

Всего войн: 134

Ух ты!

Внезапно, правда? На 2013 год Объединённое командование специальных операций ВС США (SOCOM) – одно из девяти организационных подразделений, входящих в  Объединённые боевые командования – использовало силы по проведению специальных операций (SOF) в 134 странах, где они либо участвовали в боевых действиях и специальных миссиях, либо консультировали и обучали иностранных солдат (главным образом, последнее, если верить официальным утверждениям).

Поскольку большинство того, чем занимаются Силы специального назначения, засекречено, всё, что мы о них знаем, это то, что нам о них говорят. Вот что нам об этом говорит Объединённый комитет начальников штабов:

Что такое SOF?

«Силы по проведению специальных операций (SOF) это небольшие, специально созданные подразделения под управлением тщательно отобранных и обученных людей, призванные действовать в физически сложных и психологически стрессовых условиях с целью выполнения миссий с использованием модифицированных средств и использования нетрадиционной тактики против стратегических и оперативных целей. Уникальные возможности SOF дополняют возможности обычных вооружённых сил».

И чем же конкретно они занимаются?

«Совместные спецоперации осуществляются SOF более чем одним видом вооружённых сил во враждебном, недружественном или политически чувствительном окружении для достижения военных, дипломатических, международных и/или экономических целей, с применением военных средств, для которых не требуется широкого применения обычных вооружённых сил. Такие операции могут требовать повышенной скрытности, нелегальных или секретных возможностей. Совместные спецоперации применимы в широком диапазоне военных операций. Они могут проводиться независимо или совместно с операциями обычных вооружённых сил либо других государственных служб и могут включать операции непосредственно, с помощью или при участии местных или заменяющих их войск. Спецоперации отличаются от обычных операций степенью физического или политического риска, оперативными методами, используемым специальному снаряжением,  методами управления, независимостью от дружественной поддержки и опорой на тщательный сбор разведданных и местные активы».

Примеры:

Подобные задачи включают в себя специальную разведку(SR), операции прямого действия(DA)*, специальные методы ведения войны(UW), участие во «внутренней обороне» иностранного государства(FID), действия против террористических групп, недопущение распространения оружия массового уничтожения(WMD)».

SOCOM признаёт, что его подразделения присутствуют  в 134 странах по всему миру. Это не означает, что его силы проводят рейды с целью захвата или убийства в каждой из этих стран, но практически невозможно узнать, где и когда проходят различные операции.

Это особенно верно, когда речь идёт об Объединённом командовании специальных операций (JSOC), оперативного командования, входящего в SOCOM, которое действует с предельной степенью автономности и секретности – и, как многие бы отмечают, почти не подотчётно.

Созданное после провала миссии по освобождению заложников в Тегеране в 1980 году и предназначенное для проведения подобных сложных операций в будущем,  JSOC было засекреченным и мало используемым командованием до 11 сентября 2001 года. С тех пор оно выросло более чем в три раза, получало всё увеличивающееся финансирование и провело операции в десятках стран. (В 2013 году журналист Джереми Скэхилл  написал подробно об этой структуре своей книге «Грязные войны». Информация, приведённая ниже, взята оттуда).

JSOC было представлено миру 1 мая 2011 года, когда «морские котики» убили Усаму бен Ладена в ходе ночного рейда в его ставке в пакистанском Абботтабаде. Этот рейд был совместной операцией ЦРУ и службы, про которую раньше почти никто не слышал – JSOC.

«Мы тёмная материя, – сказал «морской котик» из JSOC корреспонденту газеты «Washington Post» в 2011 году. – Мы руководим вселенной, но нас невозможно увидеть».

Благодаря расследованиям таких журналистов, как Скэхилл и Марк Мозетти сейчас нам больше известно о JSOC. Ядро JSOC составлено из трёх  признанных отрядов спецназа. Мы знаем этих ребят по ТВ-передачам и фильмам: 1-й оперативный отряд войск специального назначения («Дельта»), Боевая морская особая группа быстрого развёртывания (DEVRGU, или Команда 6 «Морских котиков») и 24-й Специальная тактическая эскадрилья ВВС. Вдобавок к этим подразделениям, JSOC имеет собственное разведывательное подразделение, Службу разведподдержки, и часто ему придаются 75-й полк рейнджеров, 160-й авиационный полк специального назначения («Ночные сталкеры») и другие части специального назначения.

JSOC вместе со спецподразделение особых операций ЦРУ при Обаме находится на переднем крае борьбы с терроризмом. Журналисты Дана Прист и Уильям Эркин выяснили, что JSOC проводило контртеррористические операции в Ираке, Афганистане, Алжире, Иране, Малайзии, Мали, Нигерии, Пакистане, на Филиппинах, в Сомали, Сирии и Йемене.

Анонимный источник, тесно связанный с JSOC, передал Скэнхиллу ещё более впечатляющий список, который включает эти страны, плюс Индонезию, Таиланд, Колумбию, Перу и ряд стран Восточной и Центральной Азии.

«Мир – поле боя, и мы находимся в состоянии войны, – сказал этот источник Скэнхиллу о логике и мотивах JSOC. – Следовательно, военные могут войти куда угодно и делать что сочтут нужным, и что захотят сделать для достижения целей национальной безопасности, какая бы администрация не была у власти».

Всего войн: 1

«Мир как поле боя» – не просто расплывчатое воинственное мировоззрение, это юридическое понимание военной силы в век единой глобальной войны: Войны с Террором.

Мир превратился в поле боя по большей части благодаря «Разрешению на применение вооружённых сил», акту, принятому Конгрессом 14 сентября 2001 года и предоставляющему  президенту Соединённых Штатов широкие полномочия на борьбу с терроризмом по всему миру.

В частности, он гласит:

«Президент имеет право использовать все необходимые и достаточные силы против тех стран, организаций или лиц, которые, по его убеждению, планировали, санкционировали, осуществляли или способствовали террористическим атакам, произошедшим 11 сентября 2011 года, либо давали убежище таким организациям или лицам, в целях предотвращения в будущем любых актов международного терроризма против Соединённых Штатов со стороны таких стран, организаций или отдельных лиц».

Вот что имел в виду Белый дом, когда его пресс-секретарь на прошлой неделе заявил: «Соединённые Штаты ведут войну с ИГИЛ точно так же, как они ведут войну против Аль-Каиды и её ячеек».

Обама приказал направить в Ирак более 1000 «военных советников» и утверждает, что они не будут выполнять непосредственные боевые задачи. Однако не стоит удивляться, учитывая недавнюю историю, если окажется, что некоторые из этих военных советников находятся под командованием JSOC.

Так сколько войн, по-вашему, сейчас ведут Соединённые Штаты? Самый лёгкий ответ, наверное, был бы прост: слишком много.

Примечание:

* – Задачи, выполняемые в рамках операций прямого действия, представляют собой кратковременные боевые столкновения и другие маломасштабные атакующие действия, проводимые силами специальных операций в тылу противника. Силы специальных операций могут проводить рейды на жизненно важные объекты или позиции противника, а также способны проводить операции по освобождению пленных и захвату языков. Целью их действий могут быть командные пункты, аэродромы, морские порты, мосты, оружие массового поражения, а также позиции и КП системы ПВО. Силы специальных операций также могут совершать диверсии на гражданских объектах инфраструктуры (линиях связи и электропередач) в случаях военной необходимости (когда вывод из строя таких объектов заметно снизит возможности противника по управлению войсками, а также их боевому применению.

http://polismi.ru/army/voenno-polevye-novosti/761-ot-trjokh-do-desyati-a-mozhet-byt-i-bolshe.html