Сколько пьют в России

Потребление алкоголя - неотъемлемый элемент образа жизни, культуры и быта большей части населения во многих странах мира, в массовом сознании оно воспринимается как социально приемлемое явление. Алкоголь доставляет удовольствие, дает возможность поднять настроение, расслабиться, отвлечься, снять напряжение. Кроме того, прием алкоголя способствует выполнению функции социализации (общения, коммуникации, формирования социальных сетей, проявления социального доверия, гостеприимства, доброжелательности); это непременный атрибут празднования важных и торжественных событий.

Но неумеренное потребление алкоголя вызывает многочисленные негативные социальные и медицинские последствия, приводит к физической и нравственной деградации человека. Медико-демографические исследования показывают, что значительная часть проблем здоровья связана с употреблением алкоголя. Злоупотребление алкоголем, по данным Всемирной организации здравоохранения, является третьей по частоте (после сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний) причиной смертности в современном мире. Оно увеличивает риск заболеваний циррозом печени, некоторыми видами рака, артериальной гипертензией, сердечно-сосудистыми заболеваниями, психическими расстройствами и в целом приводит к сокращению ожидаемой продолжительности жизни. Немалую роль играет алкоголь и в формировании широкого круга соматических заболеваний.

Потребление алкоголя увеличивает риск нанесения вреда и здоровью других людей (травмы, насилия, убийства), возникновения семейных, трудовых и социальных проблем. В Российской Федерации на протяжении 1990-2001 годов, по оценкам А.В. Немцова, в стране ежегодно алкоголем обусловлена преждевременная смерть от 400 до 700 тысяч человек.

Надежные и достоверные данные о потреблении алкоголя необходимы для совершенствования социально-экономической политики государства и принятия решений, касающихся регулирования производства, продажи и потребления алкоголя, разработки превентивных мер для охраны здоровья населения. Между тем в стране существует дефицит информации по этой проблеме.

Никто не знает, сколько алкоголя потребляют россияне.

Методология

Информационной базой исследования являются материалы общенационального обследования - Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ), репрезентирующего население Российской Федерации в целом. Использовались также статистические данные.

РМЭЗ - первое российское панельное обследование домохозяйств, проводимое на основе общенациональной выборки. Инициаторами и организаторами мониторинга являются коллективы исследователей Университета Северной Каролины (США) и Института социологии РАН (Москва). Последнее обследование проведено в 2003 году. Выборка РМЭЗ является многоступенчатой стратифицированной территориальной со случайным отбором жилых помещений (квартир) на последнем шаге. Она охватывает около 4 тысяч домохозяйств и около 11 тысяч членов домохозяйств.

Каждый из этих источников имеет свои достоинства и недостатки.

Публикуемые данные государственной статистики РФ дают информацию об алкоголе по очень ограниченному кругу показателей: потребление алкогольных напитков всех видов на душу населения (в пересчете на литры чистого алкоголя); структура розничной продажи различных спиртных напитков в натуральном выражении (литров алкогольных напитков на душу населения). При этом расчеты ведутся на всю численность населения, включая грудных младенцев. Однако в мировой практике показатели душевого потребления алкоголя рассчитываются, как правило, для населения в возрасте 15 лет и старше, поскольку использование в расчетах численности всего населения приводит к заниженным оценкам уровня потребления алкоголя в странах с высокой долей детей до 15 лет. Поэтому публикуемые статистические показатели душевого потребления алкоголя в РФ несопоставимы с аналогичными показателями в других странах.

Существуют также проблемы достоверности и надежности официальных данных о потреблении алкоголя. Слабым местом официальной статистики Российской Федерации является учет незаконных производства и оборота алкоголя. В 1999 году, по оценке С.С. Степашина, занимавшего в то время пост председателя Совета министров РФ, доля нелегального оборота спиртного составляла не менее 35%. Ввиду высокой прибыльности эта область остается и ныне одной из самых криминогенных, а правонарушения в сфере незаконного производства и оборота алкоголя по-прежнему насчитывают десятки тысяч. Поэтому есть все основания считать, что статистика, как и раньше, не учитывает значительной части объема потребления алкоголя населением.

Репрезентативные выборочные обследования общенационального уровня в мировой практике являются главным источником информации для всестороннего и дифференцированного анализа потребления алкоголя. Однако, судя по результатам выборочных национальных обследований, в частности в европейских странах, объем потребляемого алкоголя составляет лишь 40-60% объема его фактических продаж.

Объясняется это, на наш взгляд, прежде всего, социально-культурными факторами - местом и ролью потребления алкоголя в той или иной культуре, степенью существующей в обществе толерантности к его потреблению, стремлением скрывать информацию о потреблении алкоголя. Так, согласно данным обследования, 57,3% участников опроса считали тему потребления алкоголя крайне деликатной для того, чтобы можно было свободно обсуждать ее с интервьюером. Работая с данными массовых социологических обследований о потреблении алкоголя, исследователи используют различные схемы взвешивания и корректировки исходных данных.

Этот недостаток присущ и используемой в исследовании базе данных РМЭЗ. Результаты первоначальных расчетов показали, что душевые показатели потребления алкоголя, полученные на исходных данных РМЭЗ, в разные годы составляли от 54 до 81% от уровня душевого потребления, официально регистрируемого Госкомстатом РФ. Поэтому поиск путей повышения достоверности данных о потреблении алкоголя был одной из первых задач исследования.

При решении этой задачи автор исходил из того, что вопросы о потреблении алкоголя в массовых опросах относятся к «сенситивным», затрагивающим эмоционально-нравственную сторону жизни. Достоверность данных о потреблении алкоголя во многом связана с психологическими чертами личности, в частности, со способностью сопротивляться реальному или воображаемому давлению социальной среды, ближайшего окружения. Чувство неловкости, смущения, желание уйти от ответа возникает у части опрашиваемых из-за боязни уронить свой авторитет, утратить уважение, быть неявно осмеянными или осужденными за свое отношение к алкоголю или привычки в этой области жизни. В такой ситуации они скрывают правду, чтобы окружающие не подумали о них плохо, стремятся согласовывать свой ответ с вероятным ответом людей, чье мнение или поведение в данной области они считают «правильным», авторитетным, или вообще уклоняются от ответа.

Задача, следовательно, заключается в том, чтобы выявить среди опрошенных группу «неконформных», не податливых давлению окружающей социальной среды респондентов, то есть группу с наиболее достоверными показателями потребления алкоголя, по которым можно было бы получить представление о реальном положении дел в этой области по совокупности в целом.

В качестве одного из индикаторов принадлежности к неконформной (или «эталонной» в этом отношении) группе может служить, на наш взгляд, исчерпывающая полнота информации, сообщенной индивидом. Под нею понимается наличие ответов на все вопросы, касающиеся потребления алкоголя, в первую очередь, ответы о расходах на алкоголь (виды и количество купленных спиртных напитков и величина израсходованных на эти покупки денежных средств). Особая значимость данных о расходах связана с тем, что в мировой практике они считаются наиболее достоверной частью результатов обследований доходов, расходов и потребления домашних хозяйств.

Кроме того, при объяснении причин уклонения от ответов и их неполноты нельзя сбрасывать со счетов влияние такого фактора, как присутствие во время опроса других членов семьи. Оно может быть причиной сознательного искажения информации, если опрашиваемые не заинтересованы в том, чтобы об этом узнали другие члены семьи из-за вероятности порицания за потребление алкоголя, возможности конфликта из-за несанкционированного расходования денег на его покупку и по другим мотивам.

Различия между средними значениями показателей потребления алкоголя в эталонной и не эталонной группах и в группе опрошенных при соблюдении и несоблюдении анонимности статистически значимы. Это дало основание использовать принадлежность к эталонной или неэталонной группе и к группе опрошенных анонимно или не анонимно в качестве критериев при корректировке (взвешивании) исходных данных. При этом предполагалось, что наиболее достоверные и надежные показатели имеет группа анонимно опрошенных респондентов из эталонной группы. Показатели потребления алкоголя остальных групп, для того чтобы репрезентировать совокупность потребляющих алкоголь в целом, были доведены с помощью соответствующих взвешивающих коэффициентов до уровня группы респондентов из эталонной группы, опрошенных анонимно.

Дополнительный поправочный коэффициент был введен для корректировки соотношения количества потребляемой водки и самогона в группе потребляющих самогон. Соотношение этанола, получаемого за счет потребления водки и самогона, в России остается на протяжении многих десятилетий довольно стабильным. Так, в 1927 году оно было равно 1:4,1, а во второй половине 1990-х годов, как это было установлено для сельской местности Г.Г. Заиграевым, составляло 1:4,8. Высока вероятность того, что примерно такое же соотношение существует и в городской местности, поскольку, по данным РМЭЗ, на 60-70% потребители самогона в городах - это бывшие сельские жители. Величина использованных в этом случае весовых коэффициентов доводит соотношение между водкой и самогоном в группе потребителей самогона до 1:4,8.

Объем и структура потребления алкоголя в 1994-2002 годах населением России

Результаты расчетов, выполненных на взвешенных данных, показывают, что душевые показатели потребления алкоголя заметно выше (в среднем примерно на 62%) публикуемых в официальной статистике (табл. 1).

Полученный при взвешивании уровень потребления чистого алкоголя близок к результатам и оценкам, полученным на других данных и другими способами. Так, согласно расчетам одного из известных отечественных исследователей А.В. Немцова, в 1999 году уровень потребления алкоголя в России достиг 14,5 л на человека и продолжал расти в 2000 году. Аналогичные оценки дают специалисты Министерства здравоохранения и социального развития по состоянию на 2000 год - около 15 л чистого алкоголя на душу населения. Эти оценки разделяют и представители частных компаний по производству алкоголя. Таким образом, расчеты на взвешенных данных дают уровень оценок потребляемого чистого алкоголя, сопоставимый с достоверными результатами других обследований и оценками экспертов.

Следовательно, использованная методика взвешивания исходных данных может рассматриваться как приемлемый способ повышения надежности и достоверности данных РМЭЗ об уровне индивидуального потребления алкоголя.

Как показывают приведенные в табл. 1 скорректированные данные РМЭЗ о потреблении алкоголя в расчете на душу населения, ситуацию в России нельзя назвать благополучной, поскольку страна преодолела считающуюся относительно безопасной душевую норму потребления, равную 8 л чистого алкоголя в год. Тем не менее, согласно данным о потреблении алкоголя в 50 странах мира, в конце 1990-х годов Россия еще не входила в число стран - безусловных лидеров. Так, в 1998 году группу лидеров с уровнем потребления чистого алкоголя на душу населения от 10 до 13 л в год и более составляли девять стран: Люксембург. Ирландия, Португалия, Франция, Германия, Чехия, Румыния, Испания, Венгрия.

Однако Россия вплотную примыкала к группе лидеров, то есть занимала 10-е место среди 50 стран, если основываться на оценке уровня душевого потребления чистого алкоголя, полученной в данном обследовании (9,9 л), и находилась на 14-м месте, с учетом официальных данных Госкомстата РФ (7,9 л). Как и в большинстве стран мира, по которым отслеживается динамика показателей потребления алкоголя, с 1961 года в России наблюдался рост его потребления.

Во второй половине 1990-х годов динамика количества алкоголя, потребляемого населением России, выглядела следующим образом (табл. 2).

После снижения уровня потребления алкоголя в 1994-1996 годах начался его заметный рост. В 2000-2002 годах объем потребления алкоголя на душу населения не только «наверстал» сокращение, наблюдавшееся в предыдущие годы, но и существенно превзошел уровень 1994 года. В 2002 году средний российский житель 15 лет и старше выпивал алкогольных напитков всех видов за год на 22 л больше, чем в 1994 году, а чистого алкоголя - больше на 4,2 л. Годовая норма потребления алкоголя в 2000-2002 годах на душу населения превысила 15 л чистого алкоголя, что равноценно примерно 75 бутылкам водки емкостью 0,5 л.

Таким образом, среднестатистический взрослый житель России 15 лет и старше выпивал по одной бутылке водки каждые 5 дней. Высокий уровень потребления алкоголя на душу населения обязан в первую очередь российским мужчинам, потребляющим в 7-9 раз больше чистого алкоголя, чем женщины.

В отличие от большинства европейских стран с высокими и средними душевыми показателями потребления чистого алкоголя, где львиная доля объема потребляемых спиртных напитков приходится на виноградные вина (42%) и пиво (47%), в России большую часть составляют напитки высокой крепости — водка и самогон. За счет водки и самогона жители России потребляли в 1994-2002 годах 78-84% общего количества чистого алкоголя. При этом наблюдался заметный рост потребления чистого алкоголя за счет самогона: с 2,3 л в 1994 году до 6,0 л в 2002 году. В 2002 году по сравнению с 1994 годом удельный вес самогона в объеме потребляемого ежегодно чистого алкоголя вырос практически в два раза и приблизился к половине всего потребляемою этанола.

Такой «взлет» объемов потребления самогона вызван, помимо существенного падения покупательной способности рубля, еще и тем, что алкогольная государственная политика 1990-х годов оказалась не в состоянии защитить здоровье населения. Массовое нелегальное производство спиртного и широкое распространение на алкогольном рынке страны фальсифицированной, «паленой» водки вызвало многократное увеличение смертельных отравлений от алкоголя. Стремясь обезопасить свою жизнь собственными силами, население перешло к изготовлению спиртных напитков в домашних условиях.

Таким образом, потребление алкоголя в России во второй половине 1990-х - начале 2000 годов характеризовалось:

  1. большим количеством потребляемого алкоголя;
  2. потреблением алкоголя в виде крепких алкогольных налитков (на алкоголь в составе вина и пива приходилось не менее 20% от общего уровня потребляемого алкоголя);
  3. значительными объемами потребления суррогатов алкоголя домашнего изготовления;
  4. существенными различиями в объеме потребления алкоголя мужчинами и женщинами.

С этой точки зрения закономерными являются результаты медицинских обследований, обнаруживающих у каждого третьего мужчины трудоспособного возраста, поступающего на излечение в больницу общего профиля, состояние хронической алкогольной интоксикации, которое далеко не обязательно сочетается с диагнозом «алкоголизм». В большинстве случаев констатируется прямая или косвенная связь их основного заболевания с чрезмерным употреблением спиртного. Аналогичным образом почти у половины лиц трудоспособного возраста, умерших в больничных стационарах, выявляются признаки хронической алкогольной интоксикации. Поэтому алкоголь может быть отнесен к одной из основных причин демографического кризиса в России.

Социально-экономическое неравенство и потребление алкоголя

Негативная динамика показателей потребления алкоголя населением России в 1994-2002 годах была созвучна изменениям в экономике и социальной жизни общества этого времени.

Экономическим контекстом либеральных реформ - перераспределения государственной собственности и формирования частного сектора, реструктуризации экономики и возникновения безработицы, сокращения государственных субсидий на социальные цели и т.д. - были инфляция, острейший бюджетный дефицит, невозможность покрытия расходов за счет налоговых поступлений, рост внешних и внутренних долгов, спад реального производства. Это сопровождалось ухудшением экономических возможностей домохозяйств и отдельных людей и привело к существенному снижению уровня жизни населения, масштабному росту количества бедных, увеличению социально-экономического неравенства и социальной напряженности в обществе.

Социальным контекстом либеральных реформ было разрушение существовавшей системы ценностей и жесткое навязывание населению чуждых для него прежде норм, смена критериев добра и зла, формирование чувства национальной несостоятельности, ущербности, что вызывало у людей чувства безысходности, тоски, гнева и агрессии. Рост различных форм негативного потребления, в том числе и алкоголя - одна из закономерных реакций на неравенство, безысходность и унижения.

Аргументом в пользу этого утверждения являются заметные различия в потреблении алкоголя и в последствиях его потребления в группах регионов, различающихся степенью остроты проявления основных социально-экономических проблем. Проиллюстрируем характер связи между социально-экономическим неравенством и потреблением алкоголя на примере шкалы, дифференцирующей регионы Российской Федерации по качеству жизни населения.

Для построения такой шкалы воспользуемся результатами работы, выполненной коллективом сотрудников ЦЭМИ РАН под руководством С.А. Айвазяна. В ней предложена методология построения интегральных индикаторов различных синтетических составляющих (компонент) качества жизни, таких как качество населения, уровень благосостояния, социальная безопасность населения, качество экологической ниши, природно-экономические условия. Методология формирования интегральных индикаторов представляет собой специального вида «свертки» статистически регистрируемых частных показателей, характеризующих отдельные синтетические составляющие (компоненты) качества жизни, с применением методов многокритериального ранжирования.

В данном случае использовались материалы экспериментальной апробации, предложенной авторами методологии на материалах официальных изданий Госкомстата за 1997-1999 годы. Они представляют собой результаты ранжирования субъектов Федерации по следующим интегральным индикаторам качества жизни: уровню благосостояния, условиям труда, физической и имущественной безопасности населения, и являются исходным материалом при построении аналитической шкалы для выделения групп регионов, различающихся по перечисленным компонентам качества жизни.

Единая шкала, упорядочивающая регионы по степени проявления качества (от наихудшего к лучшему) одновременно по всем трем интегральным индикаторам, построена автором на основе суммарных значений индивидуальных рейтингов регионов. Полученный ранжированный ряд регионов - субъектов Федерации был разбит на равно наполненные 20%-е группы (квинтили). Первая из них представляет регионы-аутсайдеры, то есть регионы, наихудшие по уровню благосостояния, условиям труда, физической и имущественной безопасности, а последняя (пятая) - наилучшие регионы по этим трем интегральным индикаторам.

В группу регионов-аутсайдеров вошли Ивановская, Костромская, Ярославская, Архангельская, Вологодская, Пермская, Курганская, Кемеровская, Новосибирская, Магаданская области, а также республики Карелия, Коми, Алтай, Бурятия, Тыва. Группа регионов-лидеров с наилучшими показателями по уровню благосостояния, условиям труда, физической и имущественной безопасности включает г. Москву, Санкт-Петербург, Белгородскую, Воронежскую, Московскую, Самарскую, Тюменскую области, Краснодарский и Ставропольский край, республики Башкортостан, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесская, Северная Осетия.

Приведенные в табл. 3 данные о величине различий показателей потребления алкоголя и тесно связанных с ним последствиях позволяют говорить о том, что разница в качестве жизни имеет непосредственное отношение к объемам потребления алкоголя и к последствиям его неумеренного потребления у населения выделенных групп регионов.

Для регионов с самым низким качеством жизни характерны самые высокие объемы продажи водки и количество смертей от случайных отравлений некачественным алкоголем, максимальный уровень диагностированного алкоголизма и психических заболеваний, вызванных алкоголизмом, распространенность самоубийств. По мере повышения качества жизни величина этих индикаторов уменьшается, достигая минимального уровня в группе регионов-лидеров по качеству жизни. При этом разрыв в приведенных показателях между полюсными группами регионов очень велик.

Особенно обращают на себя внимание различия в уровне смертности от случайного отравления алкоголем среди лиц старше трудоспособного возраста, достигающие в полюсных по качеству жизни группах регионов почти 7 раз. Таким образом, от дешевых и опасных для жизни суррогатов пострадало, прежде всего, старшее поколение, которое из-за своей бедности чаще других покупало эти суррогаты алкоголя и более других заплатило за такой товар своими жизнями и здоровьем.

Среди самых крупных федеральных округов наиболее высокая концентрация регионов-аутсайдеров по качеству жизни наблюдается в Сибирском федеральном округе, а наименьшая - в Центральном и Южном федеральных округах. Для этих федеральных округов характерны наибольшие различия в показателях смертности от случайных отравлений алкоголем (36,5 случаев на 100 тысяч населения в 2001 году в Сибирском федеральном округе и 29,5 случаев - в Центральном федеральном округе); смертности от самоубийств (53,9 случаев на 100 тысяч населения в 2001 году в Сибирском федеральном округе и 29,6 - в Центральном федеральном округе).

Реализация эффективных превентивных мер для охраны здоровья населения и снижение уровня потребления алкоголя являются настоятельными задачами алкогольной политики. К сожалению, не существует каких-либо специальных мер, которые могли бы играть роль приемлемой и конкурентоспособной альтернативы сокращению потребности в алкоголе. Однако ясно, что снижение уровня потребления алкоголя невозможно без изменения условий жизни людей, повышения их культуры и нравственности. Существенное улучшение условий жизни населения, доступность образования, наличие профессии и хорошо оплачиваемой работы обеспечивают людям возможность занять достойное место в обществе, позволяют не нуждаться в алкоголе как «лекарстве» от жизненных неудач, глубокой неудовлетворенности жизнью, депрессии и т. д. Тем самым создаются предпосылки для того, чтобы жители могли быть умеренными и ответственными потребителями алкоголя.

Потребление алкоголя, являясь средством удовлетворения определенных человеческих потребностей, во многих странах мира представляет собой неотъемлемый элемент образа жизни, культуры и быта большей части населения, и в массовом сознании воспринимается как социально приемлемое явление. Потребление алкоголя выполняет определенные психологические функции (дает возможность расслабиться, отвлечься, снять напряжение, поднять настроение, доставляет удовольствие). Не менее важны его социальные функции. Прием алкоголя - это действие, обычно осуществляемое человеком совместно с ровесниками, членами семьи, того или иного коллектива, команды, друзьями, способствующее социализации (общение, коммуникации, формирование общественных и индивидуальных связей, выражение доверия, гостеприимства, доброжелательности), а также непременный атрибут празднования важных дат и событий в жизни людей.

В то же время неумеренное потребление алкоголя вызывает многочисленные негативные социальные и медицинские последствия, приводит к физической и нравственной деградации человека. Значительная часть проблем здоровья связана с употреблением алкоголя, злоупотребление которым, по данным Всемирной организации здравоохранения, является третьей по частоте (после сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний) причиной смертности в современном мире. Оно увеличивает риск заболеваний циррозом печени, некоторыми видами рака, артериальной гипертензией, сердечно-сосудистыми заболеваниями, психическими расстройствами и приводит к сокращению ожидаемой продолжительности жизни.

Немалую роль играет алкоголь в формировании широкого круга соматических заболеваний. Его потребление увеличивает также риск нанесения вреда здоровью других людей (травмы, насилие, убийства), возникновения семейных, трудовых, социальных проблем. В Российской Федерации в 1990-2001 годах ежегодно от алкоголя, по оценкам А.В. Немцова, преждевременно умирали от 400 до 700 тысяч человек.

Надежные и достоверные данные о реальном потреблении алкоголя являются основой для совершенствования социально-экономической политики государства, принятия решений, направленных на регулирование производства, продажи и потребления алкоголя, разработки превентивных мер для охраны здоровья населения. Между тем, в стране существует дефицит информации, касающейся этой проблемы. В частности, тезис о том, что никто точно не знает, сколько алкоголя потребляют жители России, разделяют многие исследователи и практики.

Цель данной статьи состоит в том, чтобы получить более точную картину масштабов и динамики потребления алкоголя в современной России. В статье рассматриваются результаты исследования объема, структуры, динамики и дифференциации потребления алкоголя населением Российской Федерации в 1994-2002 годах, а также социально-демографические аспекты неумеренного потребления алкоголя.

Методологические проблемы исследования

Информационной базой исследования являются материалы общенационального обследования - Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ), репрезентирующего население Российской Федерации в целом, а также статистические данные.

Каждый из этих источников имеет свои достоинства и недостатки (ограничения). Публикуемые данные государственной статистики РФ дают информацию об алкоголе по очень ограниченному кругу показателей: потребление алкогольных напитков всех видов на душу населения (в пересчете на литры чистого алкоголя); структура розничной продажи различных спиртных напитков в натуральном выражении (литров алкогольных напитков в целом и на душу населения). При этом в расчетах учитывается численность всего населения, включая грудных младенцев.

В мировой практике показатели душевого потребления алкоголя рассчитываются, как правило, для населения в возрасте 15 лет и старше, поскольку использование в расчетах численности всего населения приводит к заниженным оценкам уровня потребления в странах с высокой долей детей до 15 лет. Поэтому публикуемые статистические показатели душевого потребления алкоголя в РФ не сопоставимы с аналогичными показателями в других странах. Существуют также проблемы достоверности и надежности официальных данных о потреблении алкоголя, связанные с полнотой учета информации.

Слабым местом официальной статистики Российской Федерации является незаконное производство и незаконный оборот алкоголя. По оценке С.В. Степашина, Председателя Счетной Палаты (1999 год), доля нелегального оборота спиртного составляла не менее 35%. Ввиду высокой прибыли эта область продолжает оставаться одной из самых криминогенных. Есть все основания считать, что статистика по-прежнему не учитывает значительной части объема потребления алкоголя.

Репрезентативные выборочные исследования общенационального уровня в мировой практике являются фактически главным источником информации для всестороннего и дифференцированного анализа потребления алкоголя. Однако согласно результатам выборочных национальных обследований, в частности в европейских странах, объем потребляемого алкоголя составляет лишь 40-60% объема его фактических продаж. Объясняется это, на наш взгляд, разными причинами, прежде всего, социально-культурными, местом и ролью алкоголя в той или иной культуре, существующей в обществе терпимостью к его потреблению, наличием у людей мотивов и намерений скрывать информацию о личном потреблении спиртного.

Так, согласно данным исследования, проведенного кафедрой социологии одного из российских вузов, участники опроса назвали тему потребления алкоголя крайне деликатной для свободного обсуждения ее с интервьюером (57,3% всех ответов). Душевое потребление, полученное на основе данных исследования РМЭЗ в разные годы, составляло от 54 до 81% от уровня, официально регистрируемого Госкомстатом РФ. Поэтому поиск путей повышения точности данных о потреблении алкоголя был одной из задач исследования, проведенного в 2003 году автором статьи.

При этом мы исходили из того, что вопросы о потреблении алкоголя в массовых опросах относятся к "сенситивным", затрагивающим эмоционально-нравственную сторону жизни опрашиваемых. Достоверность данных во многом связана с определенными психологическими чертами личности, в частности, со способностью сопротивляться реальному или воображаемому давлению социальной среды, ближайшего окружения. Чувство неловкости, смущения, желание уйти от ответа возникает у участников опросов из-за боязни уронить свой авторитет, утратить уважение, быть осмеянными, подвергнуться осуждению и т.д.

Поэтому респондент зачастую скрывает правду, согласовывает свой ответ с вероятным ответом людей, чье мнение или поведение он считает "правильным", авторитетным или вообще уклоняется от ответа. Задача, следовательно, заключается в том, чтобы выявить среди опрошенных группу "неконформных", неподдающихся давлению окружающих, то есть группу с наиболее достоверными показателями потребления алкоголя, по которым можно получить представление о реальной ситуации по совокупности в целом.

В качестве одного из индикаторов принадлежности к неконформной (или "эталонной" в этом отношении группе), может служить, на наш взгляд, исчерпывающая информация, сообщенная индивидом, его правдивый ответ на все вопросы о потреблении алкоголя, прежде всего о расходах (виды и количество купленных спиртных напитков и израсходованных денежных средств). Данные о суммарных величинах в мировой практике считаются наиболее достоверной частью результатов обследований доходов, расходов и потребления домашних хозяйств.

При объяснении причин уклонения от ответов и их неполноты нельзя сбрасывать со счетов влияние такого фактора как присутствие во время опроса других членов семьи. Оно может оказывать ситуационное давление и быть причиной сознательного искажения информации о потреблении алкоголя, если опрашиваемые не заинтересованы в том, чтобы об этом узнали другие члены семьи, что может повлечь наказание за факт потребления, возникновение конфликта из-за не санкционированного расходования денег на покупку алкоголя, по другим мотивам.

Различия между средними значениями показателей потребления в эталонной и неэталонной группе, а также в группе опрошенных в условиях соблюдения и несоблюдения анонимности по t-критерию для независимых выборок статистически значимы. Это дало основание использовать принадлежность к эталонной/не эталонной группе и к группе опрошенных анонимно/не анонимно в качестве критериев корректировки (взвешивания) исходных данных. При этом предполагалось, что наиболее достоверные и надежные показатели имеет группа анонимно опрошенных респондентов из эталонной группы. Показатели остальных групп, для того чтобы репрезентировать совокупность потребляющих алкоголь в целом, были доведены с помощью соответствующих взвешивающих коэффициентов до уровня группы респондентов из эталонной группы, опрошенных анонимно.

Дополнительный поправочный коэффициент был введен для корректировки соотношения количества потребляемой водки и самогона в группе, потребляющих самогон. Соотношение этанола, получаемого за счет потребления водки и самогона, в России остается на протяжении многих десятилетий довольно стабильным; в 1927 году оно было равно 1 : 4,1, а во второй половине 1990-х годов, как это было установлено для сельской местности Г.Г. Заиграевым, составляло 1 : 4,8. Видимо, примерно такое же соотношение существует и в городской местности, поскольку, по данным РМЭЗ, 60-70 % потребителей самогона в городах - бывшие сельские жители.

Российский потребитель алкоголя в 1994-2002 годах

Результаты расчетов, выполненных на взвешенных данных, показывают, что ду­шевые показатели потребления алкоголя заметно выше (в среднем примерно на 62%) публикуемых в официальной статистике (табл. 1). Полученный при взвешивании уровень потребления чистого алкоголя на душу населения близок к результатам и оценкам, полученным на других данных и другими способами. Согласно расчетам одного из известных отечественных исследователей этой проблемы А.В. Немцова, в 1999 году уровень потребления алкоголя в России достиг 14,5 литра на человека и продолжал расти в 2000 году. Аналогичные оценки дают специалисты Министерства здравоохранения и социального развития: по состоянию на 2000 год - около 15 л чистого алкоголя на душу населения. Эти оценки разделяют и представители частных компаний по производству алкоголя.

Таким образом, расчеты на взвешенных данных дают уровень оценок потребляемого чистого алкоголя, сопоставимый с результатами других обследований и оценками экспертов. Использованная методика взвешивания исходных данных может, следовательно, рассматриваться как приемлемый способ повышения точности данных РМЭЗ об уровне индивидуального потребления спиртного. Поэтому в статье будут рассматриваться только результаты, полученные на анализе взвешенных данных. Основное внимание уделено потребителям алкогольных напитков, поскольку именно анализ совокупности потребителей дает многообразную и дифференцированную, а потому и более адекватную, картину потребления алкоголя в стране.

Доля потребителей алкогольных напитков в составе населения в возрасте 15 лет и старше на протяжении 1994-2002 годов менялась незначительно и насчитывала примерно 75-78%. Среди мужчин потребляли алкоголь 82-88%; среди женщин - 63-71%. Подчеркнем, что по доле лиц, вообще не потреблявших спиртные напитки, Россия принадлежала к группе европейских государств с наиболее благоприятными показателями. Другим важным индикатором потребления алкоголя является регулярность (частота) потребления, характеризующая то, насколько тесно повседневная жизнь отдельных категорий населения связана с алкоголем. На основе этих данных можно выделить три группы потребителей, в жизни которых алкоголь занимает разное место.

Во-первых, группа потребителей, у которых, судя по частоте потребления (минимум 2-3 раза в неделю), алкоголь постоянно сопутствует их повседневной жизни. Они составляют 15-20%. Вторая группа - умеренные потребители с регулярностью приема от 1 до 4 раз в месяц, составляющие немногим более половины опрошенных. Остальные 25-30% - потребляющие эпизодически, от случая к случаю, по поводу особых событий, отдавая дань существующим в обществе традициям.

Примечательно, что по частоте (регулярности) потребления алкоголя Россия не выделяется в худшую сторону от других стран. Так, среднее количество раз приема алкоголя за 2000 год в России по нашим расчетам составляло в среднем по совокупности 57 раз, в том числе мужчинами 76 раз, женщинами 35 раз; для сравнения в 2000 году в Финляндии: 58 раз за год в среднем по совокупности: 76 раз мужчины, 40 - женщины. Вместе с тем, регулярность приема алкоголя в России увеличивается. Если в 1994 году средний российский потребитель принимал алкоголь 52 раза в году (или примерно 1 раз в неделю), то в 2002 году число выпивок увеличилось до 64.

Чаще стали пить и мужчины (87 раз в 2002 году вместо 68 раз в 1994 году), и женщины (40 раз в 2002 году вместо 31 раза в 1994 году). Однако видимо лишь немногие страны (Франция, Ирландия, Португалия, Чехия) могут соперничать с Россией по количеству спиртного, выпиваемого одним потребителем (табл. 2). Сравнение России с Финляндией, где потребители принимают алкоголь такое же количество раз в году, как и в России, показывает, что в 2000 году среднестатистический финский потребитель выпивал 27 литров спиртного, в том числе 48,4 литра мужчины и 6,5 женщины, тогда как среднестатистический российский потребитель выпивал за год более 80 литров, в том числе почти 127 литров мужчины и 29 литров женщины.

Иначе говоря, при одинаковой частоте выпивок российский потребитель потреблял в три раза больше, чем финский. Эти различия лишь отчасти связаны с особенностями национальных традиций - отмечать памятные даты и события многочасовыми застольями с обилием спиртного, многообразием угощения, во время которых "вино льется рекой". Это объясняется частотой и дозами приема алкоголя той части населения, для образа жизни которой характерно привычное и систематическое потребление алкоголя, поддерживаемое стереотипами определенных субкультур, ближайшим окружением дома и на работе.

В 1994 году разовая доза составляла, по данным РМЭЗ, 154 грамма чистого алкоголя, а в 2002 году - 174. Примерно такие же результаты (150 граммов чистого алкоголя у мужчин и 25 у женщин) получены в обследовании, проведенном в 1990-е годы Государственным научно-исследовательским центром профилактической медицины.

За 1994-2002 годы российский потребитель сделал большой рывок в потреблении спиртных напитков, В 2002 году он выпивал за год на 29 литров больше, чем в 1994 году, а чистого алкоголя - на 5,5 литров. Годовая норма алкоголя в 2000-2002 годах одним потребителем достигла чрезвычайно высокой планки - более 20 литров чистого алкоголя, что эквивалентно 102 бутылкам водки по 0,5 литра. Это означает, что средний российский потребитель выпивал в 2000-2002 годах 0,5 литра водки каждые 3-4 дня.

Структура потребителей спиртных напитков в исследуемом периоде претерпела заметные изменения (см. табл. 3). С одной стороны, с 1994 по 2002 годы в 1,3 раза упала доля потребителей водки, но одновременно почти в три раза выросло потребление самогона. Удельный вес потребителей относительно легкого алкоголя - пива - увеличился в 2 раза, но одновременно в 1,5 раза сократилась доля любителей сухого вина и шампанского. Эти тенденции просматриваются во всех возрастных группах, но особенно заметны в молодежной среде (15-30 лет), в частности доля потребителей пива выросла с 33 до 70%, а в остальных возрастных группах с 21 до 42%. Зато потребление водки молодежью снизилось с 67 до 48%, а в других возрастных категориях - с 78 до 63%.

В "Концепции государственной алкогольной политики в РФ" (2003 год), поставлена задача перехода с северного стиля потребления (75% - крепкие спиртные напитки, 25% - слабоалкогольные) на южный стиль (слабоалкогольные — 75%, крепкие - 25%). Пока же, в объеме чистого алкоголя, приходящегося в среднем на одного потребителя, крепкие спиртные напитки сохраняют большую долю. Обращает внимание рост в эти годы потребления чистого алкоголя за счет самогона, удельный вес которого в объеме потребленного чистого алкоголя увеличился в 1,9 раза. Рост происходил среди всех потребителей как по объему, так и по дозе выпиваемого.

Любители самогона сегодня представляют "ударную силу" российского пьянства: в этой среде ежедневно или через день потребляется количество чистого алкоголя, равное примерно 0,5 литра водки. Причем, лидируют здесь лица, находящиеся в наиболее активном периоде трудоспособного возраста — 31-45 лет. Систематическое потребление самогона в столь больших объемах и единовременных дозах находится на грани физиологических возможностей человека и является одной из наиболее серьезных причин потерь рабочего времени, недоброкачественного труда, производственных и бытовых травм, заболеваний и преждевременных смертей.

Такая "экспансия" самогона вызвана не только его относительной дешевизной, но и тем, что алкогольная государственная политика 1990-х годов оказалась не в состоянии защитить здоровье населения. Массовое нелегальное производство спиртного и широкое распространение фальсифицированной, "паленой" водки вызвало многократное увеличение смертельных отравлений. Стремясь обеспечить безопасность своей жизни собственными силами, население перешло к изготовлению спиртных напитков в домашних условиях.

Рост потребления алкоголя наблюдается среди его любителей независимо от места проживания. Тем не менее, можно видеть, что объем потребления спиртных напитков связан с уровнем урбанизации поселений (см. табл. 4). Высокий уровень характерен в большей степени для российской провинции и села, что корреспондируется с социальным неблагополучием этих поселений.

"Обобщенный" портрет российского потребителя спиртных напитков будет неполным без рассмотрения дифференциации уровня потребления. Распределение потребителей по 20%-м группам в зависимости от количества литров чистого алкоголя, потребленного за год, показывает, что от 77 до 83% объема потребленного алкоголя выпивала высшая квинтильная группа, а на остальные 4/5 потребителей приходилось 17-23%. Столь высокая поляризация, с одной стороны, отчасти реабилитирует российских потребителей алкоголя, показывая, что неправомерно говорить о повальном пьянстве россиян, потребляющих спиртные напитки, не говоря уже обо всех жителях страны. Но с другой стороны, по меньшей мере, для 20% жителей страны характерен чрезмерно высокий уровень потребления алкоголя. Попытаемся определить действительные масштабы неумеренного, избыточного потребления алкоголя в России.

Уровень избыточного потребления алкоголя

Критерии избыточности в потреблении алкоголя разработаны медициной. Медики многих стран путем сравнения количества выпиваемых алкогольных напитков и показателей здоровья народа разработали зоны относительно безопасного и так называемого рискованного употребления алкоголя. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) разработала рекомендации специально для анализа данных научных исследований по этой проблеме и в целях сравнения показателей таких исследований в разных странах. Количественные критерии, предложенные ВОЗ, позволяют не только определять долю людей с избыточным уровнем потребления алкоголя, но и выделять среди них группы с различным уровнем риска для здоровья. Расчеты на основе этих критериев и их пороговых значений позволили получить следующую картину дифференциации российского населения по степени риска в потреблении алкоголя (табл. 5).

По оценкам медицинских работников, средний уровень риска характерен для людей без признаков алкоголизма, но потребляющих алкоголь несколько раз в неделю в средних и больших количествах, с начинающейся тягой к алкоголю как незаменимому средству решения большинства жизненных проблем, когда алкоголь становится атрибутом образа жизни. На этой стадии находились 6-8% потребляющих алкоголь россиян. При высоком уровне риска в потреблении алкоголя появляются признаки алкоголизма в виде утраты контроля над количеством выпитого, потери чувствительности к алкоголю. Это было характерно примерно для 5% пьющих.

Очень высокий уровень риска характерен для людей с более выраженными признаками развившегося алкоголизма. Ими обладали 7-11% мужчин и женщин, потребляющих алкоголь. На эту группу приходилось от 51 до 69% объема чистого алкоголя, выпиваемого всеми потребителями. Очевидны негативные тенденции изменения удельного веса лиц со средней, высокой и очень высокой степенью риска. Их доля увеличилась в 2000-х годах по сравнению с серединой 1990-х почти на 30%. В 2002 году в целом четверть пьющего населения в возрасте 15 лет и старше находилась в зоне рискованного потребления алкоголя. На них приходилось около 85% всего объема потребленного чистого алкоголя.

Таким образом, в 1994-2002 годах большинство пьющего населения (от 75 до 82%) не переходили границы относительно безопасного, низкого уровня потребления алкоголя. В среднем на каждого потребителя из этой группы приходилось от 3,9 до 4,3 литров чистого алкоголя в год. Довольно высокий удельный вес потребителей, не выходящих за черту относительной безопасности, достигался за счет женщин.

Однако разница в удельном весе избыточно потребляющих алкоголь мужчин и женщин сокращается. Если в 1994 году она составляла 3,5 раза, то в 2002 она снизилась до 2,6 раз. Особо следует отметить, что доля сильно пьющих женщин (очень высокий уровень риска) за 1994-2002 годы удвоилась, а доля сильно пьющих мужчин за это время увеличилась в 1,6 раза. Тем не менее, решающий вклад в избыточное потребление алкоголя вносят мужчины. В 2002 году более трети российских пьющих мужчин потребляли алкоголь в избыточных количествах, причем для половины из них (17,7% потребителей или 15-16% всего взрослого мужского населения), судя по количеству алкоголя, принятого в среднем за год, были характерны все признаки повседневного пьянства.

Неумеренность в потреблении алкоголя наблюдается среди любителей всех видов напитков, включая сухое вино и шампанское. Вместе с тем, очевидны и лидеры неумеренного пития - потребители самогона, среди которых более половины перешагнули безопасную черту потребления алкоголя.

Рост удельного веса избыточно потребляющих алкоголь наблюдался повсеместно. Если в 1994 году их доля в областных центрах, городах областного подчинения, поселках городского типа и сельских поселениях не превышала 20% численности потребителей алкоголя, то в 2002 году этот рубеж был превышен во всех типах поселений. Особенно "преуспели" в этом отношении поселки городского типа и деревня, где доля избыточно потребляющих алкоголь достигла 30% численности пьющего населения.

Судя по оценкам многочисленных исследований в европейских и других странах мира, такие масштабы избыточного потребления алкоголя не являются "прерогативой" российских выпивох. В США каждый тринадцатый взрослый американец - алкоголик. Еще несколько миллионов американцев употребляют спиртное регулярно и в столь больших количествах, что находятся на пороге алкоголизма. Треть чехов и значительная часть чешек употребляют алкоголь в количестве, которое опасно для здоровья - 40 и более граммов мужчины, 20 и более граммов женщины. В Финляндии доля избыточно потребляющих алкоголь мужчин составляла в 2002 году 30%, среди женщин - 13%.

Причины избыточного потребления алкоголя многоплановы. Это прежде всего неблагоприятные социальные условия: нищета, скученность, бездомность, безработица, жизнь в условиях хронического стресса, социально-экономической нестабильности. Результаты настоящего исследования подтверждают, в частности, что объем потребления алкоголя корреспондирует с положением потребителей на шкале экономической стратификации. Наибольший объем потребления алкоголя характерен для людей с низким материально-экономическим статусом.

Существенные различия наблюдаются между респондентами с разной степенью удовлетворенности жизнью в целом: полностью удовлетворенные жизнью любители спиртных напитков потребляли в 2002 году в среднем 15,3 литров чистого алкоголя, а совсем неудовлетворенные - 35,6 литров. Значима роль других, в том числе семейных факторов (психическое здоровье, криминальные наклонности, вредные привычки членов семьи, скандалы, разводы, расстройство общения, отсутствие порядка и контроля, ответственности за семью). Согласно данным РМЭЗ, самая высокая доля лиц с избыточным потреблением алкоголя (30% в 2002 году) наблюдалась среди респондентов с пониженным уровнем ответственности за себя и за семью, в частности, среди тех, кого совершенно не беспокоит, смогут ли они обеспечивать себя самым необходимым в ближайшие 12 месяцев.

Структурный срез избыточного потребления алкоголя

Используемая информационная база позволяет проследить, в какой мере избыточный уровень потребления алкоголя связан с принадлежностью потребителей алкоголя к социально-экономическим и социально-демографическим группам. Различные аспекты рискованного уровня потребления алкоголя рассматривались в социальных группах, выделенных по возрасту, образованию, занятости, профессиональной принадлежности, социально-экономическому статусу (бедные - не бедные), месту проживания (город - село), географическому признаку (западные - восточные регионы страны) и другим.

В качестве инструмента анализа использовались показатели:

  • 1) индекс алкоголизации населения - доля потребляющих алкоголь в количестве, превышающем черту безопасного потребления с точки зрения здоровой и продолжительной жизни (40 г в день мужчины и 20 г женщины);
  • 2) уровень избыточности потребления алкоголя - избыточно потребляемое количество граммов алкоголя, выраженное в процентах к верхней черте безопасного потребления алкоголя - 40 г и 20 г в день;
  • 3) интенсивность алкоголизации социально-экономической группы - произведение доли респондентов с избыточным уровнем потребления алкоголя в группе на уровень избыточности потребления алкоголя;
  • 4) "вклад" социально-экономической группы в уровень алкоголизации населения - отношение интенсивности алкоголизации социально-экономической группы, взвешенное на ее долю в численности населения, к интенсивности алкоголизации всей совокупности потребителей алкоголя.

Результаты расчетов показали, что злоупотребление алкоголем имеет место во всех социальных средах, но уровень распространенности не одинаков. Самым сильным фактором дифференциации в потреблении алкоголя является пол. Лидируют в неумеренном потреблении по всем перечисленным показателям по существу одни и те же социально-профессиональные группы - с высоким уровнем концентрации мужчин в их составе. Это, в первую очередь, работники физического труда (квалифицированного и неквалифицированного), в их числе работники сельского хозяйства, лесной и рыбной промышленности; рабочие ручного труда; промышленные рабочие; разнорабочие, а также бедное население (имеющее среднедушевые доходы ниже прожиточного минимума); лица с образованием ниже среднего. Не отстают от них военнослужащие, безработные, самозанятые. Уровень превышения безопасной черты потребления алкоголя в этих группах составлял от 2,5 до 7 раз.

Как показали полученные данные, между избыточным потреблением алкоголя и уровнем образования существует устойчивая обратная связь; чем выше уровень образования, тем меньше "вклад" в избыточное потребление. Конечно, даже самое высокое образование не является гарантией от злоупотребления питием. Но как бы то ни было - оно элемент общего культурного капитала, включающего здоровый образ жизни, рациональный подход к питию.

В 1994-2002 годах устойчивый рост рискованного уровня потребления наблюдался, кроме женщин, у экономически неактивного населения трудоспособного возраста, у пенсионеров, самозанятых; у бедных, у сельских жителей; в многодетных семьях; у разнорабочих. Иными словами, пить стали чаще и больше в социальных средах в наибольшей степени испытавших социально-экономические и психологические травмы переходного периода: падение уровня жизни, депрессии, страх, потерю уверенности в себе и в своем будущем, суицидные мысли.

Заключение

Уровень потребления алкоголя является одним из важнейших индикаторов здоровья не только индивидов, но и общества в целом. Поэтому проблема избыточного потребления алкоголя выходит за медицинские рамки. Это социальная проблема и предмет соответствующей политики государства, задачами которой являются реализация эффективных превентивных мер охраны здоровья населения и снижение уровня потребления алкоголя. К сожалению, не существует каких-либо специальных мер, которые могли бы играть роль приемлемой и конкурентоспособной альтернативы сокращению потребности в алкоголе.

Однако ясно, что снижение уровня потребления алкоголя невозможно без изменения условий жизни людей, повышения их культуры, нравственности. Существенное улучшение условий жизни населения, доступность образования, наличие профессии и хорошо оплачиваемой работы обеспечивают людям возможность занимать достойное место в обществе, вести здоровый образ жизни, исключающий алкоголь как "лекарство" от жизненных неудач, глубокой неудовлетворенности жизнью, депрессии и т.д., тем самым, если не для безалко­гольного образа жизни, то хотя бы умеренного и ответственного потребления этого продукта.

http://demoscope.ru/weekly/2006/0263/analit02.php

http://demoscope.ru/weekly/2007/0301/analit02.php

Опубликовано 27 Мар 2017 в 16:00. Рубрика: Жизненные. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.