Скандал с базами данных Фейсбук

Скандал с базами данных Фейсбук – также демонстрация потенциала. Компания Cambridge Analytica незаконно использовала данные 50 миллионов пользователей для того, чтобы повлиять на исход выборов в Соединенных Штатах ( и возможно, на избирателей точно также пытались повлиять и во время предшествующих выборов 2012 года).

Сеть не мобилизует “толпу”, она ее подавляет. В течение считанных десятилетий новая технология распространилась по континенту. Она демократизировала знание и неожиданно предоставила возможность “среднестатистическому человеку” получать информацию и мнения со всего мира – что открыло ему глаза. На своем собственном языке, все смогли читать то, что раньше было привилегией немногих. Новый алгоритм устранил проблему копирования информации, которая столетиями приковывала людей к письменному столу и банке с чернилами.

Эта технология породила новое разделение труда в информационной индустрии. Из этого вырос новый, уверенный в себе средний класс, свободный от оков опеки. Он не мог возникнуть из прежней покорной и невежественной массы быдла – что породило сильнейшее раздражение среди политиков, бюрократов и защитников догмы. Они реагировали цензурой и репрессиями, и пытались спасти свой традиционный авторитет любыми, самыми безжалостными методами. Они пытались взять технологию под контроль – но поток гнева, насмешек и памфлетов уже нельзя было остановить. И все это закончилось войной, опустошившей страну.

Техника осталась, алгоритм показал свое истинное лицо – в руках не тех людей он мог вызвать революцию и освобождение – или нечто прямо противоположное. Правители так не считали. Не было ничего, что вызвало бы большую ненависть, чем Просвещение. И они преследовали издателей и печатников, чей неприятный критицизм так больно ударил по ним. В конце концов, спустя много лет, правители утратили контроль над алгоритмом. И он наконец освободил слова и их значение.

В те времена алгоритм заключался в движущихся буквах печатного пресса. Сопутствующим эффектом, который принесла это инновация стала свобода прессы. Гутенберг сделал свое открытие в 1450, но свобода прессы стала возможной лишь спустя несколько столетий – с успехом современных демократий.

Сегодня мы возвращаемся назад. Технология демократизирует доступ к информации и мнениям. Власти – в панике. Потому что во взаимодействии глобальных соцсетей и их “потребителей” у государства едва ли есть хоть какую-то роль. По крайней мере именно так до самого последнего времени обстояли дела в западном мире, где никакого государственного контроля над сетью не было.

Теперь мы сталкиваемся с алгоритмами искусственного интеллекта, которые становятся все более мощными и сложными. Они спрятаны в в массивных серверных фермах медиа-корпораций. С их помощью обрабатываются и анализируются гигантские массивы данных. На первый взгляд цель этого – коммуникации и социальные интеракции, но каков сопутствующий эффект, нежелательные последствия этой новой технологии, которые станут ясны только после того, как она бесповоротно укрепится в нашем обществе? Как изменится парадигма? Будет это завоеванием или освобождением?

Непреднамеренные, деструктивные последствия инноваций всегда были в порядке дня истории. Они прерывали историческое развитие, замещали традиционные технические решение и моральные концепции – и они завершали традиции и культурно последовательные эпохи. Они могли иметь очень разные характеристики и воздействие на общество. Два примера:

Контрацептивные таблетки изменили индустриальные нации 21-го века как никакое другое медицинское изобретение. Их социальное значение никто не предвидел: никто не намеревался использовать их в качестве инструмента эмансипации женщин. Единственным этическим намерением было снижение количества опасных инфекций после незаконных абортов. Но таблетки породили гедонисткое поколение хиппи, с его стремлением к сексуальной свободе. Полвека спустя западные общества не узнать. Уровень рождаемости – гораздо ниже уровня воспроизведения и стремительно стареющее общество разоряет собственных отпрысков.

США армия интернет

Организационная структура OSINT разведсообщества США

Больше в статье:
Разведка из открытых источников

Второй пример – полеты в космос создали ощущение “одного мира”. В действительности люди очень быстро стали негативно относиться к идее космических полетов. Никто не хотел вкладывать сотни миллионов развитие ракетных программ, единственной целью которых было доставить человека на еще один кусок безжизненного камня на орбите. Луна была определена как нечто, состоящее из вполне земной материи. Но что-то совершенно иное – и по совершенной случайности проросло в сознании человечества. Раньше никто не мог видеть Землю из космоса. Никто этого себе представить не мог. И вот экипаж Аполлона доставил фотографию с орбиты, которая фундаментально изменила отношение человечества к Земле. Внезапно, все стали смотреть на Землю, как на жемчужину. С тех пор “голубая планета” превратилась в синоним защищенного дома – символ, которого так не хватает корпоративному и безликому экологическому движению.

Стремление ограничить или сдержать непредвиденные последствия инноваций – обычная для людей ошибка. Такие последствия реализуются, как правило еще до того, как о них начинают говорить. Но беспорядочная и неорганизованная “защита” и юридические интервенции только усиливают ответную реакцию и гарантируют осуществление сопровождающего эффекта.

Такие же заблуждения распространяются на социальные сети, контролируемые искусственным интеллектом – YouTube or Amazon, с верой в то, что речь идет “только” о медийном феномене, порожденном технологическими инновациями. Очевидные выгоды новой системы – масштабируемое потребление, более эффективные коммуникации, очень сложная сетевая кооперация и социальное участие. Все это правда. Но здесь, как всегда, есть непредвиденные последствия, не попавшие в поле зрения радаров.

Алгоритмы порождают независимые процессы, которые могут оцениваться как нежелательные. И поэтому нововведение, которое так мощно пропагандируется техническими, экономическими, политическими и медиа элитами внезапно обернулось против собственных протагонистов. Нынешний скандал вокруг Facebook и разворачивающаяся дискуссия о непрозрачных методах таргетинга ясно это демонстрируют.

Медиум вышел из под контроля правящих элит – подобно Янусу, он не поддается абсолютному контролю. На техническом жаргоне это называется прерыванием – процессом, в ходе которого существующая система или рынок прерываются стремительно растущей инновацией. В результате, меры по сдерживанию нежелательных социальных последствий направлены против самого медиума и против его получателей, что лишь высвобождает подрывной потенциал смены парадигмы.

Это можно назвать неким видом “сбрасывания чешуи”, в ходе которого инновация все более и более отчуждается от своего первоначального предназначения. Дублирование и продвижение потребления и обращается в новое, непреднамеренное явление, и наконец, ставит под вопрос сами существующие структуры власти. Техническая инновация становится катализатором революционного процесса, направленного против ее создателей и превалирующей социальной модели.

Социальные сети – приманка для человеческих мишеней

Непредвиденные последствия технологий могут иметь хорошие и плохие характеристики. При этом негативные прерывные последствия видны сразу, по мере стремительного распространения новой технологии, в то время как “сопутствующие” долгосрочный позитивный эффект проявляется на более поздней стадии.

Книгопечатание косвенно стало причиной Тридцатилетней войны поскольку сделало возможным беспрепятственное распространение лютеранской Библии. Протестанты против католиков – таково было прерывание, порожденное первым печатным станков в Майнце в 1450 году. Неотвратимо это привело к катастрофе, навсегда изменившей лицо центральной Европы. Одним из последствий стало развитие цензуры и бюрократии – но среди других последствий – просвещенная современность, в которой мы сегодня живем.

Скандал с базами данных Facebook – также демонстрация прерывного потенциала. Компания Cambridge Analytica незаконно использовала данные 50 миллионов пользователей для того, чтобы повлиять на исход выборов в Соединенных Штатах ( и возможно, на избирателей точно также пытались повлиять и во время предшествующих выборов 2012 года).

В любом случае, полный масштаб угрозы манипуляции можно осознать только с учетом масштабов сохраняемых социальными сетями личных данных и бизнес-целей подобного рода платформ. Экономический потенциал массивов данных пользователей, вместе с инновацией искусственного интеллекта- материал, из которого сотканы кошмары нарушения конфиденциальности.

И снова, эта революция происходит на фоне изменений в медиа, в котором озабоченность социальной реорганизацией и способами коммуникации является поверхностной. На деле речь идет о чем -то куда более мощном – открываются двери манипуляции массами.

Любой, кто получает доступ к этим базам данных, может оперировать масштабным, организуемым алгоритмами таргетингом – и точно нацеливаться в каждого индивида. Пользователи, в буквальном смысле слова, превращаются в мишени для так называемой запрограммированной рекламы, о происхождении которого “цель” не имеет ни малейшего представления. Это является базой невероятной похоти и криминальной энергии социальных сетей, перед которыми и операторы и юзеры бессильны. Алгоритмы, изменяющие поведение юзера – новое золото и новая золотая лихорадка. Это происходит, как демонстрирует нынешний скандал с Facebook, совершенно неосознанно. Facebook сейчас пытается прикрыть извинениями и заверениями “баг в системе”, о котором , на деле было известно давным давно – как говорит советник Цукерберга Роджер МакНами.

Источник:http://postskriptum.org/2018/03/29/facebook/

Опубликовано 04 Апр 2018 в 14:00. Рубрика: Интернет. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.