Попалась интересная серия статей от chipstone, которая абсолютно идентично описывает мои собственные мироощущения и понимание ситуации в целом. А зачем же мучать голову, если более талантливые люди уже сделали это лучше тебя? Целиком можно ознакомиться здесь:

http://voprosik.net/krizis-v-rossii-2016/

Единственное, никак не могу прокомментировать рассуждения автора про циклы, ни подтвердить, ни опровергнуть. На прошлом периоде ярких взаимосвязей не нашел, про будущий период, разумеется, нам знать не дано. Остальное все логично, структурированно и обоснованно, постараюсь сократить до минимума, хотя все равно многабукав:

Поскольку громче всех кричат о самоубийстве российской экономики те, кому сильнее всего прищемило причинное место, то неплохо бы внимательнее посмотреть, а кто это собственно такие. Взглянем на историю. За последние 25 лет Россия, если говорить нормальным языком, из кризиса и не вылезала. В 90-х этот кризис коснулся сначала работников десятков тысяч производственных предприятий, которых новые хозяева жизни запросто выкидывали с работы, распродавая оборудование и закрывая иногда даже градообразующие заводы и фабрики.

Почти одновременно с рабочими кризис коснулся и работников всей системы госуправления. Те, кто пошустрее, еще успел продаться новоявленным банкирам и торговцам, за долю малую решая их проблемы с государством. А остальным довольно долго пришлось сосать лапу или переквалифицироваться вместе с уволенными работягами "челноков".

Пришли «благословенные» нулевые, и массовые проблемы временно отступили. Из братков, кто поумнее и сумел выжить, выросли «респектабельные бизнесмены и политики», народ в основном перестроился и нашел себе место в малом торговом бизнесе. Постепенно восстановились органы госуправления, а смена приоритетов с «чиновник под бизнесменом» на «бизнес под чиновником» позволил сотрудникам этих органов почувствовать себя чуть ли не новой элитой.

Появилось огромное число людей с деньгами. А вместе с ними появился и спрос на ранее экзотические услуги и профессии. И сотни тысяч предприимчивых молодых людей, которым не посчастливилось успеть вырасти до эпохи «великого хапка» и стать владельцами крупного бизнеса, бросились завоевывать прибыльные и комфортабельные ниши менеджеров среднего и высшего звена.

А страна из-за галопирующих цен на нефть и газ купалась в деньгах, быстрыми темпами выплачивала ранее набранные и разворованные кредиты иностранных «инвесторов» и активно скупала активы по всему миру, вне зависимости от необходимости. Просто потому что могла себе это позволить. Денег было столько, что они доходили различными путями практически до всех и каждого. О пенсионерах и инвалидах хоть как-то, но позаботилось государство.

Росшие быстрыми темпами зарплаты в бизнесе создавали гигантский спрос на различные товары и услуги, заставляя столь же быстрыми темпами расти мелкий и средний  бизнес, который этот спрос удовлетворял. Отстающие в темпах роста зарплат чиновники активно компенсировали это отставание взятками и поборами. Почти отсутствовала безработица, в переполненной деньгами новой паразитарной экономике, которая ни хрена не производила, но активно потребляла, место мог найти каждый, имеющий руки и голову. И все дружно решили, что наступили золотые времена. Но этот период уже был первым звоночком грядущих неприятностей.

Надо сказать, что в отличие от ошалевших от «манны небесной» граждан государство уже в этот момент кое о чем задумывалось. И вело себя, как ни странно, гораздо умнее. По крайней мере именно в нулевых была обеспечена финансовая безопасность через избавление от иностранного кредитного бремени, через создание подушки безопасности в виде резервов и через стимулирование развития определенных стратегических отраслей.

Именно в нулевых и с непосредственной поддержкой государства Россия кратно повысила продовольственную безопасность, по части товаров превратилась из импортера в крупного экспортера продуктов питания. До суперсовременного уровня была обновлена российская металлургия и связанные с ней производства более высоких переделов. Активно развивалась строительная отрасль. То есть пока население пребывало в эйфории от «золотого дождя», государство достаточно незаметно, но демонстрировало вполне адекватное видение перспектив. Но в целом этот период тоже был кризисом. Кризисом ментальности, если хотите.

Проблема в том, что человек независимо от статуса и рода деятельности устроен таким образом, что пока все идет хорошо, он не почешется. А если и почешется при обнаружении каких-то проблем, то постарается решить их минимальными затратами и наиболее легким путем. А легкий путь тот, который ведет к решению проблем и максимальной прибыли наименьшими усилиями.

Зачем инвестировать в производство, если торговля с ее быстрыми оборотами дает кратно большую отдачу? А финансовые спекуляции так и вообще позволяют иметь эту прибыль, не вставая с дивана. Зачем строить предприятие, которое в далеко не самых лучших объективных условиях всегда будет иметь конкурентные недостатки, если любой товар можно привезти из-за бугра? А лишние деньги куда проще инвестировать в строительство торговых центров и в дальнейшем только стричь купоны с арендаторов.

Мы и пошли этим легким путем. Всей страной и дружными сплоченными рядами.

Холодный душ окатил страну в 2008-м, когда массированной и консолидированной атакой на финансовых рынках страну постарались попросту ограбить до основания. Причем, ограбить не простых работяг-торговцев, а государство и близким к нему крупных собственников.

То есть ограбить новоявленную российскую элиту. И элита впервые почувствовала для себя реальную угрозу и сумела «взбодриться» и выстоять. Сумела отбить атаку, пусть и ценой существенных расходов, в том числе и со стороны государства. А заодно это самое государство впервые с «катастройки» сумело существенно нарастить свою долю в основных финансовых и экономических активах страны.

То есть по сути чисто капиталистическими методами провести частичную национализацию. Это опять был кризис, в первую очередь кризис мировоззрения российской элиты. Она впервые на собственной шкуре почувствовала, что для элиты мировой является не равноправным партнером, а пищей.

Этот вывод привел к достаточно серьезному расколу внутри элиты нашей страны.

Одна часть, либеральная и больше всего страшащаяся усиления роли государства и возможного вслед за этим если и не восстановления некоей версии социализма, то усиления автократических тенденций в управлении страной, выступила под лозунгом «Кац предлагает сдаться». В расчете, что пусть и не в роли полноценного партнера, но хотя бы в роли Иуды мировая элита их примет, а 30 Серебреников кажутся достаточно полновесными для того, чтобы «достойно встретить старость».

Вторая, которую роль корма для иностранных «бугров» не устроила, решила посопротивляться и доказать мировой элите всю глубину их заблуждений. И начала активно использовать для этой цели всю оставшуюся мощь государства российского. Ну а заодно и постепенно отодвигать от корыта всех, кто декларировал пораженческие настроения. Так из обоймы вылетел «лучший министр финансов всех времен и народов».

Внешнее восстановление экономики после провала 2008-2009 было настолько быстрым, что сыграло с большинством очень негативную роль. У всех, кто не разорился, появилась уверенность, что любые трудности явление временное и главное их пережить и перетерпеть. А по сути в самом бизнесе ничего менять принципиально не надо. Но, увы, это был не единственный невыученный урок. Население, которое понесло свою долю потерь от кризиса, сделало аналогичные выводы. И потеряв в доходах, совершенно не собиралось терять в нормах потребления. И в банки потянулась очередь за потребительскими кредитами.

Мне довелось в последние годы видеть ряд небольших российских городов со средней зарплатой в 10 тысяч рублей и улицами, полными иномарок, набранных в кредит. Квартирами с «укроевроремонтом», полученными в кабальную ипотеку, шансов расплатиться по которой нет в принципе вне зависимости от кризиса. Такое поведение обывателя временно оживило внутренний торговый рынок и добавило его игрокам хорошую долю уверенности в своей правоте о временном характере любых трудностей.

Слава богу, государство опять повело себя намного адекватнее собственных граждан.

Осознание внешних угроз заставило реанимировать армию и ВПК. Вот уж кто-кто, а этот сектор совершенно не чувствует в последние годы ухудшение конъюнктуры.   Предприятия пашут аж в три смены. И не только на МО РФ, но и на экспорт неплохо распродаются. А значит не только из государства сосут, но и в государство немало приносят.

Параллельно с ВПК был запущен ряд крупных инфраструктурных проектов типа Саммита АТЭС во Владивостоке, Универсиады в Казани, Олимпиады Сочи, строительства космодрома Восточный. «Прогрессивная общественность» традиционно вопит о безмерном воровстве и коррупции при реализации этих проектов. И наверняка частично права. Если все общество построено на «коммерческих» отношениях, если любимый спорт населения это «бег от налогов», а налоговых органов «охота за взяткой», то ожидать, что этого не будет в принципе смешно.

Другое дело, что масштабы этого явления явно преувеличены. И одновременно суть этих проектов в совершенно ином. Научиться путем напряжения всей государственной системы и десятков различных отраслей, находящихся в частной собственности, решать глобальные инвестиционные и инфраструктурные проблемы. Отработать на реализованных проектах управленческие технологии. Убежден, что все эти проекты не цель, а школа. И выученные в ней уроки нам ой как пригодятся в не самом далеком будущем.

В последние годы у нас опять кризис. Теперь кризис взаимоотношений с Западом, а заодно и его производные. Финансовый кризис из-за отрезания наших банков от низкопроцентных иностранных кредитов и проявившихся от этого дыр в реальных активах, валютный кризис из-за необходимости возвращать крупные ранее набранные займы в короткий период времени без возможности перекредитования.

Кризис в торговле, связанной с импортом. И тут даже дело не столько в санкциях, хотя и в них тоже, сколько  в совершенно оправданной неготовности бизнеса завозить валютные товары то текущим курсам из-за кратно просевшего спроса. И кризис у огромного числа граждан.

У взявших на грудь кредитов больше, чем способны нести. У потерявших работу без шансов ее найти, ибо количество комфортных мест в офисах с задачей перебирать бумажки и рисовать красивые таблицы и графики неуклонно падает, а больше эти люди ничего делать не умеют. У мелких торговцев, поскольку в их нишу активно полез организованный бизнес, а государство, испытывающее дефицит доходов, об их существовании вспомнило. Кризиса нет только у тех, кого он коснулся первым, у производственных рабочих постепенно, хотя и низкими темпами, восстанавливаемых предприятий.

А в государстве несмотря на то, что только ленивый не предрекает его скорую гибель и развал, кризиса нет. Смотрите сами. Высокий курс доллара позволяет балансировать в приемлемых рамках бюджет в условиях падения цен на энергоносители. Снижение потребности в импорте и почти ликвидация массового туризма резко снижают потребности страны в валюте.

Определенное сокращение бюджетных расходов только повышает эффективность оставшихся. При этом государство все больше берет под контроль одну за другой отрасли экономики. Просто надо понимать, что все, что есть в стране, включая население, воспринимается государственной властью исключительно как ресурс для борьбы на внешнем фронте с глобальными конкурентами. И, поморщившись, стоит признать, что это вполне адекватное восприятие реальности.

Нет никакой глобальной стратегии на возврат к социализму или тайного плана Андропова «Голгофа», о котором в свое время много писалось. Нет никакого ХПП, о котором много пишут сейчас, кто с надеждой, кто с издевкой. Идет элементарная борьба за выживание российской элиты в том виде, в каком каждая из ее частей представляет себе идеальный выход из тупика. Альтруистов во власти нет и быть не может. Просто одна из частей считает, что сдав страну, сможет сохранить для себя все «накопленное непосильным». А другая понимает, что ее будущее неразрывно связано со страной. Рухнет независимость России, и ее саму ждет максимально печальное будущее.

Пора понять, что во все времена и во всех странах, независимо от формации и строя, власть и элита всегда озабочены исключительно собственными интересами. И интересами страны ровно в той мере, в какой они совпадают и позволяют соблюдать интересы элиты. И совершенно неважно, сидит ли высшая власть на наследственном троне или выборном президентском кресле. Другое дело, что демократия является худшей из форм правления всего лишь по одной причине. Она минимизирует персональную ответственность власти перед страной и ее будущим.

При всем этом власть совершенно не белая и не пушистая, а скорее измазанная нечистотами по самые уши. В том числе и по причине отсутствия внутри нее концептуального единства и однообразного понимания долгосрочной стратегии. Нет сегодня у нашей власти ни этой самой стратегии, ни даже полноценного образа будущего, из которого такая стратегия должна органично вытекать.

Есть только жестокая драка за себя любимых. Но по иронии эта же драка и делает власть объективным сторонником и защитником будущего России. По крайней мере ту ее часть, что готова биться до последнего. И одно только это делает ее пребывание в России оправданным. И еще насчет образа будущего. У власти его нет. А у нас есть? Такой, с которым было бы согласно пусть даже не абсолютное, но хотя бы существенное большинство? Нет. Нет его, к сожалению.

Для того, чтобы правильно оценить происходящее сегодня в российской экономике и тем более относительно трезвыми глазами взглянуть не ее перспективы необходимо в первую очередь понять в чем состоит самая главная проблема современной мировой экономики, порожденная ее же природой. Сформулировать эту проблему можно одной фразой: «В мире кратно больше долгов, чем денег, а денег в несколько раз больше, чем вся совокупная стоимость материальных активов».

Так или иначе, но эта проблема будет разрешена. И неважно в управляемом или неуправляемом режиме. Первый означает крайне жесткую посадку и кратное сокращение всей мировой экономики, но сохранение относительной упорядоченности процессов. Второй означает полный коллапс и тотальный хаос с совершенно непредсказуемыми ни для кого последствиями.

Теоретически разрешение этой проблемы можно было бы представить как последовательную дополнительную эмиссию денег для уравнивания их объема с объемом долговой массы плюс сумма материальных ценностей, а затем проведение согласованного уничтожения долгов вместе с излишней денежной массой. Но этот путь в реальности невозможен, поскольку в современном мире деньги за счет ссудного процента имеют долговую природу, и  каждая новая эмиссия порождает новые долги.

Таким образом, единственным путем разрешения указанных глобальных дисбалансов является реальное уничтожение всех долгов с неизбежным банкротством всех их источников, а затем встречное движение уничтожения излишней денежной массы и инфляционного роста цен на реальные активы. И рано или поздно именно так все и произойдет.

Вот только для современной экономики это будет означать полный развал и крайне жесткую переоценку ценностей и значимости отдельных ее секторов. Богатыми окажутся не те, у кого больше долгов и денег, а те, кто контролирует максимальные объемы реальных ресурсов и материальное производство. Но и среди последних существенно изменятся привычные приоритеты. Принято считать, что чем выше уровень технологического передела, тем производство ценнее и дороже по сравнению с первичными ресурсами.

Однако, в период кратного сокращения объемов производства и жестко связанного с ним массового потребления именно контроль над первичными ресурсами будет означать высшую ценность. Ибо без них произвести невозможно ничего, а обладающий ресурсами все же способен на их основе произвести пусть и не самое технологичное, но зато самое необходимое.

Указанный способ разрешения глобальных финансовых диспропорций уже давно бы вошел в стадию реализации, если бы не одно «но». Проблема в том, что основные материальные активы и производственные мощности уже давно находятся в странах «третьего мира», а основные долги в странах «первого». И эти самые, которые «первые» категорически не согласны с тем, что именно за их счет будет производиться весь «банкет».

По крайней мере до тех пор, пока все, кто в теме и при власти не смогут полноценно перенести свои капиталы и влияние в страны производители. Вот те же Ротшильды суть проблемы поняли давно, потому их активы давно сосредоточены в Китае и странах ЮВА. Но Ротшильды не одни, кто влияет на ситуацию в странах Запада, и те, кто не успел, требуют своей доли, потрясая накопленным оружием и угрожая террористической активностью. А поскольку глобальный кратковременный коллапс и глобальная ядерная война никому не нужна, приходиться учитывать интересы этих групп и искать возможности для компромиссов.

Вернемся к России. Ее сейчас сразу с двух сторон обвиняют в полной экономической недееспособности. Либералы кричат, что вот-вот кончатся деньги и все равно придется идти на поклон к Западу, забывая, что именно Россия является одним из немногих производителей тех самых материальных ресурсов, которых так мало по отношению к массе мировых денег. Патриоты выражают крайнюю степень недовольства тем, что в нашей экономике настолько мало денег, что развивать какое-либо производство в ней в принципе невозможно. А потому требуют от властей увеличения денежного предложения, увеличения сроков кредитования и кратного понижения процентных ставок.

И если претензии первых выглядят достаточно глупо и поверхностно, несмотря на то, что таковые идеи генерируются светочем экономической мысли под названием ВШЭ, то требования вторых смотрятся куда как обоснованней. Вот только при этом  совершенно не принимается во внимание внешняя обстановка.

Финансовая система США, включившая дефляционные механизмы на полную мощь (хотя еще не на полную, это еще впереди), уже некоторое время буквально высасывает из всей мировой экономики любые деньги, до которых способна дотянуться. Начался этот процесс в 2014-м. США понять в принципе можно, огромная доля мировых долгов сосредоточена именно у них. А поскольку соотношение долгов и денег при финальном «разборе полетов»  будет иметь важнейшее значение, то смысл всего происходящего довольно прозрачен.

Предположим, наша власть, поддавшись на уговоры патриотов национальной экономики начинает снабжать ее полноценными объемами денег. Что мы будем иметь на выходе? А на выходе мы будем иметь примерно то, что и имеем. Любые свободные деньги будут тут же всасываться американским «пылесосом», рубли активно перетекать в доллары и исчезать за бугром, курс будет галопировать, государственные резервы таять, а денег в экономике как не было, так и не будет.

Ну собственно все это мы и видим как раз с того самого 2014-го года, только прикрытое «фиговым листком» санкций и прочей пропагандистской ахинеей для дебилов. И прекратить этот процесс можно только полноценным «занавесом» и неким подобием военного коммунизма внутри страны. Оставление любой лазейки, хоть с одним Китаем ничего не даст. Высосет все в любую приоткрытую форточку и еще большую интенсивность приобретет.

Есть иной вариант. Это разрушение глобальной финансовой системы путем разделения ее на самостоятельные финансовые зоны, замкнутые внутри себя. Фактически на практике это должно означать выделение из глобальной долларовой системы независимой зоны. Но такая зона должна обладать определенной минимальной емкостью и жизнеспособностью в плане замкнутого экономического (в том числе производственного) цикла.

Это своего рода тот же «занавес» только в большем масштабе сразу нескольких крупных государств, способных совместно обеспечить свою экономическую и финансовую стабильность и полноценность. Примерно это мы в последние годы и наблюдаем. Возвышение юаня, создание альтернативных финансовых инструментов типа банка БРИКС и АБИИ, тестирование альтернативных систем международных расчетов. Так что процесс идет, хотя и не совсем гладко и быстро. И тому есть несколько причин.

Во-первых, как говорил один мой знакомый, «надо договориться о дефинициях». Чего строим? Простая замена доллара на юань в длительной перспективе ничего не даст. Да, Китай как главный мировой производитель реального массового продукта и почти монополист по некоторым редкоземельным металлам на порядок лучше США, производящих одни долги и разноцветные, некогда «зеленые» бумажки. Но суть останется та же. Будет страна – монополист в производстве мировых денег. А последствия такого пути весь мир уже видит прямо сейчас, и они его совершенно не радуют. Остается альтернатива в виде мировой валюты, обеспеченной чем-то реальным, признаваемым всеми участниками валютного пула.

Неважно, что это будет, золото, серебро, нефть, редкоземы, что-то еще или все сразу и вместе. Важно договориться о принципах. И именно этот процесс сейчас активно идет и развивается, а пока страны, нацеленные на достижение договоренностей, сметают с мировых бирж любые количества реального золота и иных драгоценных металлов, до которых дотягиваются. И пусть никого не обманывает низкие биржевые цены на эти активы. Реальный металл «на полках» не лежит, а цены для лохов, когда-то купивших эти активы задорого, но испытывающих прямо сейчас дефицит денег и вынужденных расстаться с накоплениями.

Во-вторых, даже собравшись «могучей кучкой» и заявив о создании альтернативной международной финансовой системы, можно нарваться на кучу неприятностей и тяжких последствий. В конце концов наличие у оставшихся за бортом серьезных людей методов силового убеждения никто не отменял. Посему процесс идет медленнее, чем хотелось бы всем. Надо дать время имеющим серьезные аргументы товарищам с Запада успеть войти долей в наметившийся альтернативный пул.

А поскольку с долларами и евро туда не принимают, надо дать им время набрать по миру необходимое количество золота и всего остального, что там по согласованию будет лежать в основе новой валютной системы. И только после этого можно устраивать полноценное кризисное шоу для миллиардов «благодарных» зрителей из Европы и США, за чей счет состоится праздник. Но и сам праздник надо еще подготовить и должным образом оформить. Если вдруг ни с того ни с сего все возьмет рухнет и превратится в хаос, то причину будут искать.

Причем именно там, где нужно. А обозленные миллиарды это «не айс». А вот если в той же Европе устроить провозглашение «халифата», а потом отчаянную борьбу с ним, то никого полное обрушение рынков и тотальное разорение бюргеров не удивит. Для США тоже готовится примерно такое же шоу, только чуть позже и немного под другим соусом. Там будут бить «черных», прожирающих через пособия весь государственный бюджет страны, но ни хрена ничего не создающих. А поскольку  «черных» там не мало, то бить будут долго, упорно и тяжело.

Ожидать реальное появление новой финансовой системы, точнее ее выделение из нынешней следует в первой половине следующего десятилетия (20-25 гг).

Вот примерно такой внешний фон и проблемы мы имеем в России на сегодня. И основной вывод из сказанного следующий. Дефицит денег в российской экономике продолжится еще длительное время и будет только нарастать. И это главное, все остальное вытекает непосредственно из этой данности.
Что касается валютного курса, здесь ситуация проще и находится в области достаточного контроля государством. В феврале этого года заканчивается период значимых выплат по ранее набранным западным кредитам. После чего аж до декабря следует крайне благоприятный период низких трат на это направление. А поскольку даже при нынешних ценах на нефть текущий платежный баланс (соотношение экспорта товаров и услуг к их же импорту) устойчиво генерирует профицит примерно в 10 млрд. долларов в месяц, то проблема как таковая отсутствует. Более того, темпы сокращения импорта по разным причинам выше, чем темпы сокращения экспорта, и профицит имеет тенденцию к росту. Так что следует признать, что слова Путина на недавнем форуме о том, что российская экономика выстояла, следует воспринимать не только в качестве пропаганды о «спокойствии в Багдаде».
Но значительного укрепления рубля не предвидится. Для государства это просто не выгодно, текущий курс существенно препятствует росту импорта, компенсирует падение валютных цен для экспортеров и приносит дополнительные рублевые доходы в бюджет. Повторюсь, что могу ошибаться, но жду болтание курса вокруг отметки в 77.5 рубля за доллар до момента запуска альтернативной международной финансовой системы.

Далее. Основной кризис будет в столице и крупных городах. Причин две.

Во-первых, именно здесь крутятся основные деньги, бизнес в наибольшей степени привык к их изобилию, а также здесь сосредоточены основные центры импорта, находящиеся под жестким давлением. Здесь же находятся основные банки, которые продолжат подвергаться тотальной зачистке, пока вся система не будет приведена в целевым параметрам – 150-250 крупных банков, из которых по одному региональному («губернаторскому»), остальные федеральные с широкой филиальной сетью. Такая структура банковского сектора поставит его под плотный контроль ЦБ и государства и позволит регулировать валютные потоки на достаточно детальном уровне.

Во-вторых, неизбежен определенный отток денег из центра на периферию. Любая экономика минимально жизнеспособна только при наличии некоторой денежной массы в непосредственном распоряжении. Посему регионы будут даже волевым порядком поддерживаться на минимально-достаточном денежном уровне, что и образует отток денег из центра.

Дефицит денег неизбежно приведет к падению цен на недвижимость. Как в коммерческом, так и в жилом секторе. И здесь опять основные потери будут в крупных городах-миллионниках. Схема такова. Сначала падение цен на аренду, затем неизбежное начало массовых изъятий недвижимости по просроченным долгам, затем их массовая распродажа. При этом в условиях денежного дефицита.

Вслед за сокращением экономики в финансовой и торговой областях наступит рост безработицы, который будет иметь сразу два важных следствия. Во-первых, дальнейшее сокращение спроса. Во-вторых, многочисленные переселенцы из регионов в крупные города потянутся обратно на малую родину. В относительно недалеком будущем последний фактор станет важным ресурсом развития новой региональной экономики, что является одной из задач государства. В первую очередь безработица будет касаться миллионных рядов офисного планктона и «менеджеров» всех видов и рангов.

Относительно неплохо на фоне ситуации в финансах и торговле будет чувствовать себя производство любого вида, дожившее до этого времени. Для него конкуренция с импортом существенно сократится, спрос останется на прежнем уровне или даже возрастет при общем его падении за счет кратного сокращения импорта.

Увеличение финансирования экономики со стороны государства следует ожидать не ранее, чем через 1-2 года. Оно будет иметь две особенности. Первое – будет сопровождаться жестким контролем трансграничных финансовых потоков. Второе – будет сосредоточено в конкретных стратегических проектах производственного и инфраструктурного характера. Причем, главным образом, это будут региональные проекты на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Вышеизложенное вообще много объясняет, и действия Президента, и министров. Ладно бы заявления Грефа или Кудрина на гайдаровском форуме, им в принципе можно, но заявления Улюкаева, Силуанова и даже Медведева прямо вызвали панику. Понимая основные мировые процессы можно рассмотреть логику во всех событиях, начиная с банковского кризиса на Кипре, до падения цен на нефть - чем статья и интересна.

http://luckich404.livejournal.com/35811.html