Сирийская проблема России весна 2017

Североамериканские ВМС нанесли крылатыми ракетами «Томагавк» удар по авиабазе сирийских правительственных сил Шайрат. Представитель МО России г-н Конашенков назвал его эффективность «крайне низкой», но даже если на сей раз доверять заявлению этого паркетного генерала с его десятками тысяч вражеских «центров управления», якобы уничтоженных всего за несколько дней, ясно, что значительная или большая часть имевшейся на базе военной техники выведена из строя. Что немаловажно, приказ на нанесение удара был отдан Трампом, если верить прессе, непосредственно во время ужина с китайским руководителем – американский президент решил продемонстрировать ему свою «крутость».

При этом российская сторона была заранее извещена о готовящейся атаке. Кроме того, по утверждению США, удары не наносились по тем частям базы, где могли находиться российские военнослужащие (и действительно, потерь среди наших военных нет).

Политес, как видите, соблюдён, но сути дела это не меняет – такого рода удар, не согласованный с Советом Безопасности ООН), однозначно является актом агрессии, даже если бы войска Асада действительно применили против мирного населения химическое оружие.

Сам факт применения химического оружия известная дама из российского МИДа сначала вообще пыталась отрицать, но её тут же поправил уже упоминавшийся г-н Конашенков. Он заявил, что отравляющие вещества действительно поразили мирное население, но это произошло из-за того, что правительственные силы разбомбили принадлежавший мятежникам склад химического оружия. Вроде бы вполне логичное объяснение, но тут пресс-секретарь Путина г-н Песков на соответствующий вопрос американского агентства Ассошиэйтед Пресс вдруг обтекаемо ответил, что поддержка Россией Асада не безоговорочна, хотя, конечно, нужно проводить независимое международное расследование.

Так или иначе, но Трамп никакого расследования дожидаться не стал и воспользовался этим инцидентом как предлогом для нанесения удара по сирийским правительственным войскам (причём без согласования с собственным Конгрессом). Некоторые российские комментаторы сетуют, что, дескать, это совершенно неслыханная вещь, так как буквально за несколько дней до этого было якобы объявлено о радикальной смене политики США – о том, что свержение Асада не является для них важнейшим приоритетом.

Да, это действительно проявление импульсивности Трампа, но не такое сильное, как кажется упомянутым выше комментаторам, которые, видимо, не в курсе, что за несколько дней до атаки Трамп вовсе не «радикально изменил», а как раз подтвердил политику прежней администрации. При Обаме в Вашингтоне действительно говорили о неприемлемости «режима Асада», но прямых военных действий против него не предпринимали, а когда всё же задумали это сделать (тоже в связи с обвинениями в применении химического оружия), то сначала обратились за санкцией к Конгрессу. Но тогда вопрос с химоружием вроде бы урегулировали дипломатическим путём, и санкция Конгресса (которую, кстати, там и не собирались давать) не потребовалась.

И вот теперь Трамп, не обращаясь ни за какой санкцией, продемонстрировал свою «решительность». Пресловутый «Не-Димон» пишет, что это, дескать, «машина власти» США сломала предвыборные установки американского президента, а казённые пропагандисты вообще болтают о «сломленном Трампе». То есть изначально Трамп был, дескать, всё-таки «наш» или почти наш, но вот злобные русофобы нарушили его планы.

Внутриполитический аспект здесь и вправду имеется, но переоценивать его не стоит. Планы Трампа по проведению «второй Ялты» и разделу мира с Путиным существовали лишь в воспалённом воображении самых безумных путинистов. Другом России Трамп никогда не был, поэтому говорить о каких-то «59 томагавках в спину» просто смешно. Идти на односторонние уступки он тоже никогда не собирался. Во время своей предвыборной кампании он всего лишь обещал «договориться с Путиным» и «заключить с ним хорошую сделку». А для такого прожжённого авантюриста, каким является нынешний президент США, «хорошей» может быть лишь та сделка, при которой он выигрывает значительно больше, чем партнёр.

По правде говоря, всё это было совершенно очевидно с самого начала, о чём неоднократно писал автор этих строк – например, в данной статье. Увы, то был глас вопиющего в пустыне – даже некоторые из левых считали приход к власти Трампа благом для России, а самого Трампа чуть ли не революционером. Теперь, когда уже и славящиеся своей исключительной проницательностью депутаты российского «парламента» причитают, что, дескать, «маски сброшены» (хотя и масок никаких, собственно, не было), пора действительно прекратить подобные разговоры. Нынешняя атака на авиабазу показала, что Трамп действует как классический американский президент времён «большой дубинки».

Кстати, если бы президентом США являлась не особенно импульсивная Клинтон, то проблем, подобной нынешней, вообще бы не возникло. Можно с очень большой долей вероятности предположить, что она не стала бы делать никаких резких движений. Так что пресловутые «русские хакеры», (которые, как теперь утверждает казённая российская пропаганда, на самом деле якобы являлись агентами ЦРУ), вывалив компромат на Клинтон, в сущности, нанесли России большой ущерб. Как мы и предупреждали, с избранием Трампа тактический успех обернулся стратегическим поражением.

Тем не менее, к некому торгу Трамп всё-таки вроде бы готов. Тогда к чему нынешний демонстративный жест? Ведь каковы бы ни были обстоятельства, при которых принималось такое решение, но по существу атака на авиабазу – это не столько удар по Асаду, сколько удар по России. Российскому руководству показали, что о действительно равноправном сотрудничестве думать не приходится; дескать, если сотрудничество и возможно, то лишь на условиях США.

Как представляется, здесь есть два взаимосвязанных момента. Один из них заключается в том, что борьба с запрещённой в России террористической организацией ИГИЛ подходит к концу, её военное (подчёркиваю – именно военное) поражение не за горами, и содействие Москвы кажется Трампу уже не столь важным.

Второй мой тезис, возможно, вызовет у некоторых неприятие и несогласие, но что поделаешь – нужно не заниматься самообманом, а трезво смотреть на вещи. А трезвый взгляд, например, на сирийскую операцию, заключается в том, что по сравнению с успехами, достигнутыми курдскими и иракскими, а также турецкими войсками, достижения сирийской правительственной армии не особенно впечатляют.

Территории, отбитые у противника правительственными войсками и их союзниками, по населению в разы, а по площади в десятки раз меньше, чем то, что отбили у игиловцев курды, иракцы и турки. Даже «умеренная» и не очень оппозиция, которая не входит в ИГИЛ (именно с ней в основном и боролись российские ВКС, спецназ и частные военные компании), сейчас контролирует бОльшую территорию и лишь чуть меньшее население, чем это было перед вмешательством России в сирийскую кампанию.

Широко известный успех в Алеппо, когда проасадовская коалиция (в основном даже не сирийцы как таковые, а иранцы и «хезболла» плюс российские военные) сумела занять восточные кварталы города, является не столько военным, сколько политическим, поскольку достигнут за счёт того, что турки убедили большую часть боевиков без боя уйти из Алеппо. Пальмиру, городок с населением в несколько десятков тысяч человек, пришлось брать дважды, так как игиловцы сначала сумели отбить его обратно. А больше и достижений-то особых нет.

Населению России можно, конечно, рассказывать о десятках и сотнях тысяч уничтоженных «центров управления» (хотя и этому верят не все), но иностранные партнёры судят о военных возможностях России по реальным результатам. А сирийская кампания в этом плане, повторяю, не слишком впечатляет.

За десятилетия ельцинско-путинских «реформ» и Вооружённые Силы, и оборонную промышленность довели до такого состояния, что любое мало-мальское улучшение кажется успехом. В сущности, так оно и есть, но, чтобы уверенно побеждать серьёзного противника, а не потешные войска вроде грузинских (и не у себя под боком, а за тридевять земель), нашей армии нужно ещё пройти долгий путь. Увы, из-за грядущего сокращения военных расходов это будет нелегко сделать.

Что же касается оборонной промышленности, то, если убрать пропагандистскую трескотню, в сухом остатке окажется не очень много. За последние годы ситуация там действительно улучшилась, отчасти за счёт того, что оборонщикам просто выплатили давние долги, но дальнейший прогресс находится под большим вопросом. И дело не только в том, что ассигнования урезаются, но и в том, что почти вся оборонка отдана на откуп «эффективным менеджерам», хорошо умеющим пилить бюджет, но ничего не смыслящим ни в науке, ни в производстве.

Так что же теперь делать? Ура-патриоты призывают ответить американцам чем-нибудь подобным – вроде обстрела крылатыми ракетами украинских военных. Увы, это не просто подорвало бы нынешнюю позицию России, заключающуюся в том, что наша страна не является стороной внутриукраинского конфликта, а и привело бы к полномасштабной конфронтации с Западом (которой пока нет - что бы там ни твердила казённая российская пропаганда), причём даже превосходящей по своим масштабам времена «холодной войны».

Несмотря на болтовню псевдопатриотов о том, будто Россия чуть ли не имеет над США подавляющее военное превосходство, это вовсе не так, и подобная конфронтация была бы для нашей страны совершенно неприемлема. Недаром даже Китай всячески старается избежать подобного сценария. А ведь экономические и военные ресурсы России не идут ни в какое сравнение с китайскими.

К счастью, в Кремле всё это, кажется, понимают. Диссонансом тут является лишь непонятная отмена объективно вполне выгодного для России двустороннего меморандума об обеспечении безопасности полётов авиации в Сирии (именно по этим каналам нас и предупредили о предстоящей атаке). Но в целом российское руководство, по слухам, придерживается «логики деэскалации».

Дальнейшего обострения вроде бы не хочет и другая сторона. Главное тому свидетельство – предстоящий визит в Москву главы американской дипломатии, причём американские официальные лица заявляют, что отношения США с Россией «могут стать такими, какими захочет Москва». Что же касается конкретно Сирии, то суть последних высказываний официального Вашингтона примерно сводится к тому, что свержение Асада всё же не является для США важнейшим приоритетом. Вот преподали ему урок, и пока этого достаточно.

А некоторые американские эксперты даже говорят буквально следующее: «Тот факт, что Москва не пустила в ход свои зенитные системы, говорит о её реалистическом подходе к ситуации. Москве, может быть, не нравится реакция Вашингтона, но она не захотела стоять у него на дороге. Это обнадеживающее проявление реализма».

С объективной точки зрения договориться с американцами по Сирии даже на вполне приличных условиях пока всё-таки можно. ИГИЛ ещё не уничтожен, к тому же, что немаловажно, администрация Трампа не испытывает особо тёплых чувств к «умеренной» исламистской оппозиции, которую поддерживает Турция. Нужно лишь твёрдо придерживаться достигнутой договорённости (если, конечно, она и вправду будет достигнута). Как мы уже не раз отмечали, если Трамп вдруг решит, что его обманули (ведь американский истэблишмент считает, будто Россия уже обманывала США), его реакция будет весьма жёсткой.

А вообще пора отказываться от постоянных экспромтов, которые уже завели в тупик внешнюю политику России (и не только по сирийскому вопросу). Тут нужна долгосрочная стратегия, которой как не было, так и нет. Причём такая стратегия должна быть максимально реалистичной. Надувание щёк и самообман ни к чему хорошему не приведут.

Имеющиеся ресурсы надо эффективно использовать, а их пока ещё немало. Но это только пока. Чтобы идти в ногу со временем, необходимо не просто вбухивать куда-то деньги, которые тут же распиливают «эффективные менеджеры», а коренным образом менять всю систему. Увы, нынешние власти вряд ли на это способны.

http://sb-skvortsov.livejournal.com/56269.html

Опубликовано 14 Апр 2017 в 10:00. Рубрика: Внешняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.