Си Цзиньпин начал пропагандистское наступление

Он сделал это, и по-своему; президент Китая Си Цзиньпин нагрянул в Швейцарские Альпы, воспользовался геополитическим вакуумом за три дня до инаугурации Дональда Трампа и тем, что атлантистский Запад погряз в стагнации и/или протекционизме, развернул пропагандистское наступление и искусно поставил Китай по главе «всеохватывающей» глобализации.

В своей широкомасштабной речи, которая разворачивалась от глобальных тревог до новой нормальности Китая, Си озвучил все выверенные ноты, которые глобальному капиталу подлежало услышать: протекционизм похож на что, как кого-то «заперли бы в тёмной комнате», и «в торговых войнах нет победителей».

В его речи говорилось о необходимости мира в Сирии, об деформирующем влиянии отсутствия финансового регулирования и о борьбе за «баланс между эффективностью и объективностью».

Итак, идёт четвёртая промышленная революция — и её может провести Китай.

Главный человек в Китае
в статье
Кто такой Си Цзиньпинь
Так же в статье
Влияние Си Цзиньпина в Китае

Си, первый китайский президент, посетивший турбо-капиталистическую говорильню Мирового Экономического Форума, с самого начала взялся за дело.

Он прибыл с делегацией из 80 человек, в которую входили глава  Alibaba Джек Ма, глава Dalian Wanda Ван Цзяньлинь — крупнейшие китайские миллиардеры — и глава  Baidu Чжан Яцинь.

Сравните эти «глобалистские ценности» с лагерем Трампа, представленным одним из его официальных советников по бизнесу Энтони Скарамуччи, основателем хедж-фонда SkyBridge Capital и Salt, не очень-то звёздной  инвестиционной конференции Лас Вегаса (следующая пройдёт в мае в «Белладжио»).

Где билет на вечеринку Ротшильдов?

«Гуманизированный» Давос 2017 года крайне опасается говорить с миром — или, по крайней мере, бережет богатых от большей части мира. Мировой Экономический Форум вдруг обнаружил, что глобализация, какой мы её знаем, стимулирует огромное неравенство, поскольку само назначенные управленцы от глобализации по-прежнему несгибаемо отстаивают своё моральное право подчинять целые страны своему желанию, что и  подтверждают «чудесные» показатели ирландской экономики.

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Таким образом, встревоженный МЭФ проводит по меньшей мере шесть сессий, обсуждая неравенство, от «борьбы с нарастающей небезопасностью и неравенством» до «Выжатый и Гневный: как справиться с кризисом среднего класса» со звездой МВФ  Кристиной «Вюиттон» Лагард в главной роли и горсткой глав хедж-фондов.

И потому-то Обама раскрыл миру настоящее неравенство «Большой Восьмёрки» — тех лиц, кто владеет таким же богатством, что и беднейшие 50% мира вместе взятые. Назовите их Королями Глобализации — среди них заметны, помимо прочих, Билл Гейтс, глава «Амазон» Джефф Бероз, глава «Фейсбук» Марк Цукерберг, глава «Оракл» Ларри Эллисон и Майкл Блумберг.

В чисто нео-дадаистской манере невозможно представить более наглядную эмблему неравенства, чем сам Давос. Чтобы получить «зеленую карту» всеобщего доступа, главным образом  в и вокруг Гранд-отеля «Бельведер», корпорации должны стать стратегическими партнёрами МЭФ.

Список просто прекрасен. Каждое членство стоит умопомрачительных  US$600,000, что позволяет главному исполнительному директору взять с собой до четырёх партнёров, но всё же они должны заплатить за каждый индивидуальный билет. И даже это не гарантирует приглашения на самую блестящую вечеринку в городе, приглашения раздают Нэт Ротшильд с тандеме с российским миллиардером Олегом Дерипаской.

Объяснение психологии китайского успеха
в статье
Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе
Так же в статье
Китайский подход к прогрессу и модернизации

Но те, кто раскошелился на такие суммы, вряд ли устоят перед возможностью услышать главного операционного директора «Фейсбук» Шерил Сэндберг (состояние US$1.3 миллиарда), разглагольствующую о том, как «старые» глобальные лидеры могут извлечь выгоду от оптимизма молодости. Эрик Шмидт (состояние US$11 миллиардов), председатель материнской компании Google — Alphabet, тоже там, но на этот раз предпочёл свободу выбора.

Слушайте звук моих «беспроигрышных» хлопков

Си был очень осторожен, чтобы не рекламировать новый «китайский консенсус» или модель, поскольку сама модель тщательно и болезненно регулируется.

В его презентации подчеркивалось, что Пекин не интерпретирует глобализацию в западном, турбо-неолиберальном стиле.

В самом деле, там есть выгоды. И они маскируют грабёж ресурсов развивающегося мира с помощью уловок «международных законов» и (теперь недействительных) торговых соглашений, вроде Трансатлантического Торгового и Инвестиционного Партнерства или Транс-Тихоокеанского Партнёрства, главным образом выгодных 0,01% Запада, который затем приходит в тревогу из-за «неравенства».

Си продвигает идею серии беспроигрышных сделок, и потому-то его позиция, по сути, — завершающая, величественная кульминация проекта Нового Шелкового Пути ака Один Пояс Одна Дорога, во многом охарактеризованного в последней части его речи.

Особенности китайской психологии и поведения
Сохранение лица в китайской культуре
в статье
Расизм в Китае

Все знают, что ОПОД — значимый инструмент корректировки китайской модели, развития китайского Дальнего Запада, открытия ряда евразийских рынков, продвижение интернационализации юаня и, конечно же, укрепления основного геополитического сдвига, в немалой степени путем нейтрализации «разворота к Азии» Обамы/Клинтон.

Итак, когда мы получаем согласованную мощь Азиатского Банка Инфраструктурного Развития, Фонда Шёлковых Путей и Нового Банка Развития у БРИКС, то у нас достаточно капитала, чтобы организовать щедрое финансирование доходной инфраструктуры из Китая через Центральную Азию  в Западную Европу и Восточную Африку.

Только в Казахстане, к примеру, действуют более 50 соглашений стоимостью более US$20 миллиардов. Новые мирные переговоры по Сирии — России, Ирана и Турции — пройдут в Астане, а не Женеве. Казахстан представляет собой место соприкосновения Новых Шёлковых путей и Евразийского Экономического Союза. Россия и Китай привлекают Иран — а потом и Турцию — в ШОС. Сирия, умиротворенная и восстановленная, станет ключевой опорой ОПОД. Всё взаимосвязано.

Так что то, что предлагает Китай, не имеет ничего общего с де-глобализацией. Скорее, дело в «локализации».

Но торговые соглашения никогда не умирают. После кончины Транс-Тихоокеанского Партнёрства Си пришлось превозносить достоинства паназиатского Всеобъемлющего Регионального Экономического Партнёрства (RCEP), исключающего США, но объединяющего всех членов Ассоциации стран Юго-Восточной Азии причем все в ASEAN имеют торговые соглашения с Китаем, Индией, Японией, Южной Кореей, Австралией и Новой Зеландией.

RCEP будет благоприятен для производства  в обширной, сложной и более широкой цепи поставок по всей Азии, снижая повсюду тарифы. Сюда входит и китайско-индийская торговля. Хотя мы ещё посмотрим, как кампания премьер-министра Индии Нарендра Моди «Сделано в Индии» согласуется с открытием рынков для китайского импорта.

И, конечно, Си пришлось обратиться к проблеме юаня. Сейчас юань переоценён. Народный Банк Китая не хочет его дальнейшего снижения, его приоритет — стабильный обменный курс  ради стабилизации торговли. Однако стратег  Danske Bank Аллен фон Мерен, который обычно точен, прогнозирует, что юань к концу сентября снизится до 7,26 по отношению к американскому доллару.

Кто-то должен объяснить всё это Трампу, в том числе и последствия. Но не Скарамуччи. Не говоря уж о Питере Наварро, Уилбуре Россе, «Бешеной собаке» Мэттисе  или Майкле Флинне. Это должен сделать глобальный кормчий Си лично.

https://vk.cc/68MA2u

Опубликовано 25 Янв 2017 в 11:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.