Так уж вышло исторически, что когда-то Швеция на высшем взлете своей судьбы столкнулась с набирающей силу Россией. Как известно, исход этого столкновения оказался фатальным для шведов: лишившись статуса великой державы, они скатились до состояния второстепенного государства, в котором благополучно пребывают и ныне. Однако, похоже, в постсоветской слабости Российской Федерации шведы увидели шанс свести счеты и поквитаться за унижения трехвековой давности.

Вспоминая о «шведском озере»…

Вообще-то, история русско-шведского противостояния насчитывает уже тысячу лет: оба народа жестоко соперничали за первенство на Балтийском море, являвшемся одной из важнейших транспортных артерий средневекового мира. В этой борьбе то одна, то другая сторона по очереди переходили то к обороне, то к наступлению. Например, в 1187 году новгородцы и подвластные им карелы захватили тогдашнюю столицу Швеции Сигтуну, а вывезенные оттуда медные ворота украсили Софийский собор.

Однако, уже полвека спустя Александру Невскому пришлось отражать нашествие шведов на новгородские земли. Позже со шведским королевством воевали и Иван III, и Иван IV Грозный, и Борис Годунов. Воспользовавшись обстоятельствами несчастливого для России Смутного времени, шведы «оттяпали» у нее приморские земли с городами Ивангородом, Ямом, Копорье, Корелой, всю Неву и Орешек с уездом.

Вторая половина XVII века – эпоха наивысшего расцвета созданной Стокгольмом империи, когда Балтийское море превратилось, фактически, в «шведское озеро». Однако этот взлет оказался недолгим. Период экспансионизма Стокгольма прервало его столкновение с обновленной Россией, ведомой железной рукою Петра Великого. Лесная, Полтава и Гангут уничтожили шведское могущество и ознаменовали начало расцвета Российской империи, постепенно прибравшей к рукам большую часть бывших балтийских владений Стокгольма. На протяжении XVIII и начала XIX века Швеция трижды пыталась добиться реванша – однако, с плачевными для себя последствиями. По окончании катастрофической для себя войны 1808-1809 гг., по результатам которой они лишились всей Финляндии, отошедшей России, шведы поклялись больше с русскими не воевать.

Но менялись поколения, воспоминания о пережитом страхе и жертвах постепенно стирались, а недоброжелательство к более удачливому сопернику усиливалось. Уже в ходе Второй мировой шведы исподтишка «подыгрывали» Гитлеру, помогая ему транзитом, поставками железной руды и шарикоподшипников.

Впрочем, лишь с гибелью Советского Союза шведский реваншизм смог развернуть плечи. И в наибольшей степени это проявилось на территории отпавшей от исторической России Прибалтики. Когда-то теперешние Эстония и Латвия почти целиком принадлежали Стокгольму; их потеря переживалась в Швеции особенно тяжело.

Сейчас республики Прибалтики пользуются известностью верных вассалов Вашингтона и Брюсселя. Но мало кто за их пределами знает, что нынче они вновь фактически превратились в вотчину Швеции.

Ведь настоящими владыками жизни повсеместно являются банки – а банковская система Прибалтики сейчас почти полностью находится во владении скандинавов. Причем, политику, которую они здесь проводят, можно охарактеризовать, как вполне неоколониальную. В 2004-2008 гг. шведские банки зарабатывали деньги в сегменте недвижимости, пользуясь хорошо пролоббированным законодательством, защищающим их интересы. Что касается разного рода производственных проектов, то они почти не финансировались. Вместо того, чтобы поощрять производство, производилась систематическая накачка латышей, литовцев и эстонцев заёмными деньгами - следствием этого стал стремительный рост цен. Брать кредиты чуть ли не заставляли и всячески уговаривали народ делать это: по телевизору, радио, в печатных медиа. «Жить в кредит» стало очень модно.

Государство, само собой, никак это не ограничивало. Другими словами, банки зарабатывали в ими же самими созданном сегменте, выглядевшем более предсказуемым. Все закончилось финансовым кризисом 2008 года, по результатам которого шведы окончательно прибрали к рукам местную экономику. Латвийский риэлтор Михаил Лавренов рассказал автору этих строк: - В своё время банки начали активно выдавать кредиты владельцам различной ликвидной недвижимости: заводов, фабрик, предприятий, сельскохозяйственных угодий и земельных участков.

Естественно, под залог собственности. То есть, люди закладывали свое имущество, получая взамен деньги – а, в сущности, зелёную бумагу. Когда случился кризис и «кредитный пузырь» лопнул, то всё встало на свои места. Банки-кредитодатели прибрали к рукам огромную долю активов в Прибалтике - те самые заложенные заводы, фабрики, производства, земельные участки и т. д. А люди, получавшие эти кредиты, остались без собственности, без денег (или, если уж называть вещи своими именами, без бумаги) - да ещё в долгах на всю жизнь. То есть, с нашим регионом очень грамотно и красиво поработали…

Этот воинственный Бильдт

На этом неоколониальные притязания шведов на территории бывшего СССР не ограничились. Новый шанс для себя они увидели в начавшемся в конце 2013 года кризисе на Украине. Что ж, символично – особенно если вспомнить, что именно на Украине под Полтавой решалась в 1709 году судьба Шведской империи. Нынешние наследники воинственного короля Карла XII усмотрели в происходящем отличный шанс свести счеты с историей и расквитаться за то стародавнее поражение.

Вспомним, Стокгольм оказался среди тех государств, которые с самого начала яростно поддержали «Евромайдан» в Киеве. После установления нового режима шведы постарались получить доступ к рычагам управления им. Взять, например, нынешнего министра экономического развития и торговли Украины Айвараса Абромавичюса. Услышав эту фамилию, все обычно сразу вспоминают литовское происхождение её носителя. Но значительно меньше людей осведомлено, что этот Абромавичюс работал в Швеции, а с 2008 года возглавлял киевский офис крупной шведской компании East Capital, прибравшей к рукам значительную часть украинского банковского сектора. В свете этой информации его назначение на пост министра играет совсем новыми красками.

Обращаясь к теме нынешнего курса Стокгольма, нельзя не вспомнить воинственного министра иностранных дел Карла Бильдта, при котором Швеция стала одним из центров скрытого противостояния с Россией. При нем МИД начал оказывать активную поддержку «несистемной оппозиции» (читай – будущей «пехоте» возможного переворота) в России и Белоруссии, поддерживая их деньгами.

Особенно активная работа ведется по отрыву Минска от Москвы: согласно оказавшимся в распоряжении прессы данным, Швеция выделяет белорусским «оппам» до 120 млн крон в год.

Эти деньги идут на обучение «революционного элемента» и всяческие провокации, вроде нашумевшего «плюшевого десанта» 4 июля 2012 года. Судя по всему, тогда задачей истинных организаторов этого мероприятия был не столько пролет самолета с игрушками над Белоруссией и сброс их над Минском, сколько провоцирование сил ПВО страны на уничтожение данного летательного аппарата. Представьте, какой был бы подарок для «рукопожатных» СМИ: сбитый самолет, мёртвые пилоты, обугленные плюшевые мишки. Да ещё и незадолго до парламентских выборов в Белоруссии, уже заранее объявленных на Западе «нелигитимными». Просто мечта пропагандиста!

Когда весной прошлого года на Украине ещё сохранялась призрачная возможность договориться без пролития крови, Бильдт резко выступил против переговоров Киева с представителями ЛНР и ДНР. А этой весной, уже оставив пост министра, он обрушился с жесткой критикой на Брюссель, который, дескать, в 2013 году не прислушался к советам Бильдта и его польского коллеги Радослава Сикорского о том, что с Россией нужно действовать максимально жёстко. Теперь, по мнению неугомонного шведа, важно не допустить скорой отмены антироссийских санкций и усиливать Украину «разными способами».

Бильдт называет Запад и РФ «стратегическими противниками» и допускает возможность вооруженного конфликта между ними.

Как он считает, «если этот кризис удастся окончить с сохранением суверенитета и демократического устройства Украины, то со временем это изменит и Россию». В противном же случае, мол, в российской политике «усилятся ревизионизм и милитаризм», и «агрессия не ограничится Украиной».

Лакомая украинская землица

Налицо стремление Стокгольма поймать «русского медведя» за лапу, обвинив его в каких-либо неприятельских действиях. Все помнят, как на протяжении почти половины октября прошлого года правительство, силовики и даже некоторая часть населения Швеции включились в увлекательную игру под названием «поймай русскую подлодку». Эта история стала великолепным примером того, как созданный буквально на голом месте информационный фантом способен разрастись до совершенно невероятных размеров, вбирая в себя официальные учреждения и огромные средства. Распространялись слухи о таинственных объектах, лежащих на морском дне, о вмятинах, оставленных в грунте корпусом субмарины, о якобы увиденном кем-то ныряльщике, тут же забравшемся в подлодку… После недели бесплодных скитаний шведских моряков по собственной акватории Стокгольм уже и сам не мог точно сказать, что они разыскивают. Чтобы окончательно не потерять лицо, шведские военные власти придумали специальную «отмазку».

В самом деле, невозможно же открыто признать, что невиданная, как её подавали, со времен холодной войны угроза для национальной безопасности оказалась обыкновенной «уткой»! «Нельзя было показать, что мы знаем истинное положение объекта, чтобы не дать противнику козыри в руки», – говорится в объяснении, опубликованном на сайте шведского оборонного ведомства. «Это могла быть подводная лодка, может и легкая подлодка, а может и водолаз на скутере», – настаивал один из руководителей поисковой операции контр-адмирал Андерс Гренстад. Военные постарались выжать из сложившейся ситуации все, что получится. Официальный Стокгольм объявил, что намерен отныне ежегодно увеличивать военный бюджет на 604 млн. евро.

В качестве обоснования приводилась «российская военная агрессия на Украине», но и фактор «субмарины-фантома», так «кстати» появившейся именно в те дни, когда принималось это решение, тоже сыграл некоторую роль. Шведский журналист Малкольм Дикселиус рассказал «Голосу Америки», что инцидент может привлечь внимание правительства к количеству и боеспособности подводных лодок государства. Общественность страны начала активно обсуждать возможность вступления в НАТО. Оказалась задействована и тяжелая артиллерия в лице английского политолога Эдварда Лукаса, давно уже подвизающегося на ниве борьбы с «российской опасностью». «Хрупкий мир на северо-востоке Европы напрямую зависит от одного очень опасного своей мягкостью государства - Швеции.

Пользуясь воздушным пространством Швеции, радарами, разведкой и военной помощью, НАТО может без проблем защищать своих самых слабых и уязвимых членов – Эстонию, Латвию и Литву - от российской агрессии», – напрямую заявил Э. Лукас. На днях эта история получила окончательное объяснение: выяснилась, что в шведских водах и впрямь лежит российская подлодка – но столетней давности. Субмарина «Сом» погибла ещё в годы Первой мировой войны. Однако, никаких извинений со стороны официального Стокгольма это не повлекло. То, что Швеция вступила в новую «холодную войну» на стороне западного блока против России небескорыстно, вполне понятно. Шведские финансисты и здесь планируют погреть руки – впрочем, они греют их и сейчас.

Достаточно вспомнить нашумевшее намерение Стокгольма скупать плодородный украинский чернозем. По информации шведских СМИ, одна тонна земли обойдется покупателю лишь в пять евро. Всего шведы рассчитывают закупить от 50 до 100 миллионов тонн земли в Полтавской области.

Сразу вспоминается опыт гитлеровской Германии, которая в разгар Великой Отечественной тоже вагонами вывозила плодородные украинские земли. Сообщается, что после доставки в Швецию землица будет использоваться для кардинального улучшения почв в провинции Даларна, преимущественно в районе озера Сильян, а также закладываться, в качестве стратегического резерва, в возводимых сейчас в шхерах Вермланда хранилищах. Таким образом, в лице современной Швеции страны бывшего СССР имеют дело с набирающим силу империалистическим хищником.

http://www.stoletie.ru/print.php?ID=357367