Нежданно-негаданно в Литве возник вопрос о том, не следует ли рассекретить имена бывших агентов КГБ, которые по призыву властей признались в сотрудничестве с советской госбезопасностью и попали под охрану государства.

Тогда их имена засекретили. Им обещали защиту от шантажа, если шпионы из вражеских стран (читай – России и Белоруссии), вспомнив о сотрудничестве, попытаются снова привлечь к работе. И вдруг выяснилось, что у грифа секретности есть срок, и он истекает – 15 лет. Политсовет правящей в Сейме коалиции рассмотрел возможность публикации имен признавшихся, и, как сообщают СМИ, одобрил такое предложение.

Особенно поддержал идею экс-президент Литвы, лидер правящей партии «Порядок и справедливость», европарламентарий Роландас Паксас. У него, как говорится, зуб на всяких бывших агентов КГБ, которые, возможно, скрываются во власти. В 2004-м ему устроили импичмент, обвинив в сотрудничестве с вражескими силами и даже с международной преступностью, в разглашении государственной тайны. Позже суды опровергли такие обвинения, но все же зацепку для импичмента нашли: он якобы незаконно предоставил литовское гражданство спонсору своей избирательной кампании, российскому гражданину. Конституционным запретом ему не дают права занимать в Литве посты, требующие присяги. Так что Паксаса понять можно. Став президентом, он попробовал копнуть несколько крупнейших сделок, пахнувших коррупцией, в которых были замешаны лидеры страны. Ему и наклеили ярлык.

…Можно представить ужас бывших агентов КГБ, которые поверили государству и встали на учет. Таких 1589. Им не только гарантировали секретность, но и пообещали не ограничивать трудовую деятельность. Понятно: в случае рассекречивания никто не тронет, но можно себе представить моральную атмосферу, в которую они попадут в коллективах, а может быть, даже и в семьях. Еще в 1990 году, после провозглашения Акта о восстановлении независимости, Верховный Совет Литвы принял постановление, призывавшее бывших агентов КГБ признаться в сотрудничестве и не предоставлять помощь органам КГБ СССР. Признавшимся гарантировалась анонимность. А в 2000-м году это же гарантировал закон о люстрации. А вот бывших тайных агентов КГБ, не признавшихся в сотрудничестве, но оказавшихся в документах советской госбезопасности, пообещали разоблачить со всеми вытекающими последствиями. Кроме морального осуждения они поражены в правах: запрещено занимать посты, на которые назначают Сейм, президент, правительство. До конца жизни запрещено занимать должности прокуроров, сотрудников госконтроля и госслужащих системы внутренних дел. Нельзя быть госслужащими или гражданскими госслужащими в системе обороны, служить в армии.

И действительно: на сайте www.kgbveikla.lt, где центр по исследованию геноцида и сопротивления жителей Литвы выставляет очень интересные документы КГБ, некоторые прямо как из романа «В августе сорок четвертого» Владимира Богомолова, хотя речь идет о мирном времени, стали публиковать и списки секретных агентов советской госбезопасности, их личные дела. Правда, кроме морального осуждения этим людям уже ничего не грозит: в списке – глубокие старики. Большинство из них, наверное, ушли из жизни. Годы рождения – от конца XIX века до начала 30-х годов. Известно, что до распада СССР, до августовских событий 1991 года КГБ Литовской ССР то ли успел уничтожить основную массу бумаг, то ли вывез в Россию. Осталось мало, менее 1 процента, но и этого хватило, чтобы после 20-х чисел августа 1991-го в здание КГБ в центре Вильнюса зачастили известные политики. И вообще, наверное, какие-то документы остались. В начале 90-х группа бывших кадровых сотрудников КГБ Литовской ССР, которым стали чинить препятствия при приеме на работу, выступили с открытым письмом, в котором предупредили: если давление будет продолжаться, они сдадут свою агентуру. И назвали ряд псевдонимов. Их оставили в покое.

В Литве ходят слухи о причастности к КГБ известных политиков. Была попытка приклеить такой ярлык первому премьеру независимой Литвы Казимире Прунскене. СМИ публиковали ее агентурный псевдоним – «Шатрия» (в литовском фольклоре это мистическая гора, куда слетаются ведьмы). Но «янтарная леди» сумела доказать в судах, что не была агентом КГБ, а эти атаки объясняла интригами лидера правых Литвы, профессора Витаутаса Ландсбергиса. Зато бывший соратник Ландсбергиса времен «Саюдиса», известный переводчик с русского Виргилиюс Чепайтис был официально признан агентом КГБ, и даже сам признался в сотрудничестве. Политические враги профессора утверждают, будто и он в советские годы сотрудничал с КГБ, но документов никто не предоставил. То же самое говорят и о президенте Литвы Дали Грибаускайте, стремительная карьера которой в советские годы и причастность отца к органам НКВД вызывают подозрения. Но и тут никто не предоставил конкретных документов.

Ясно другое: эти 1589 признавшихся – капля в море тайной агентуры КГБ в Литовской ССР. Эксперты, изучившие документы КГБ, считают: в 1940-1991 годах советской госбезопасности в Литве могли помогать около 118 тысяч человек. Лидер литовской правящей партии социал-демократов, премьер-министр Альгирдас Буткявичюс высказал недовольство намерением разгласить имена бывших агентов КГБ, поверивших заверениям властей.

«Нельзя нарушать данное раннее обещание о том, что имена признавшихся не предадут гласности», - сказал он. С ним согласен председатель парламентского Комитета по национальной безопасности и обороне Артурас Паулаускас. Он считает, что Комиссия по защите секретных документов должна продлить сроки секретности. Президент Даля Грибаускайте высказалась осторожнее. «Нужно изучить этот вопрос, - сказала она. - Сейчас я еще не могу комментировать. Нужно посмотреть законы, в какой форме это можно делать, необходимо ли это делать, гарантировало ли им государство, в какой степени гарантировало анонимность».

В конце концов, решили делегировать право засекретить или рассекретить Департаменту госбезопасности. Оказалось, что с документами признавшихся может быть не все в порядке. В чем суть – пока не раскрывают. Но Артурас Паулаускас сообщил, будто к некоторым из них искали подходы представители российских спецслужб. По его словам, сотрудники Департамента госбезопасности зафиксировали попытки связаться с бывшими агентами КГБ. «Человек обращается в ДГБ и говорит, что такой контакт состоялся, и их дело, что решать. Но что на него пытались повлиять и он сообщил - это факт», - утверждает политик.

Неожиданным образом его сообщение совпало с новостью об аресте в Литве по подозрению в шпионаже российского гражданина 1977 года рождения. По утверждению Департамента госбезопасности, арестованный является сотрудником ФСБ. И похоже, он что-то вроде Джеймса Бонда. Вот как пресс-релиз описывает его намерение: «Арестованный осуществлял направленную против Литвы разведывательную операцию, цель которой - проникновение в руководящие органы Литовского государства, правоохранительные органы и разведывательные службы Литвы». И никаких дополнительных подробностей.

Арест и дискуссия о бывших агентах КГБ совпали и с активной кампанией в Литве по обвинениям России в подготовке агрессии и в кознях против республики. «Эта деятельность никого не должна удивлять, - сразу же прокомментировал ситуацию журналистам агентства BNS министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс. - Она ведется, а правоохранительные органы делают свою работу. Такие вещи не могут улучшить отношения…».

Активность спецслужб Литвы усилилась после того, как в прошлом году президент Даля Грибаускайте раскритиковала Департамент госбезопасности за неэффективность. Стали ловить шпионов. Были арестованы двое, связанных, как утверждают, с белорусской разведкой. Это сотрудник госпредприятия «Oro navigacija» Ромуальдас Липскис и парамедик литовской армии Андрей Ошурков. Недавно сообщили об аресте офицера ВВС Литвы, который, как предполагают, шпионил в пользу иностранного государства. Какого - не назвали. Задержали и человека, поставлявшего ему информацию.

Литва живет в состоянии осажденной крепости. И даже хуже. А враги уже прорвались внутрь…

http://svpressa.ru/society/article/120958/