Американская школа разбита на три подкласса – начальная (Elementary), средняя (Middle или Junior High) и высшая (High). Все это — то же типичное учреждение среднего образования, принципиальное отличие заключается в том, что школы разного типа расположены в разных частях города. Это сделано для того, чтобы отделить пубертатных монстров от учеников начальных классов. Все мы помним родные классы, где двухметровые штрихи шестнадцати лет терроризируют восьмилетних, где царит гоп-стоп и всякие асфальтовые джунгли.

В Америке эксцессы случаются, в основном, в Middle School, где это неизбежно в силу законов физиологии: на классы с 6 по 8 приходится пик пубертата, когда человек проходит через самые стремительные фазы гормонального и физического преобразования. Как гласит американская энциклопедия школьной жизни, «Diary of a whimpy kid» Джеффа Кинни: «Средняя школа – это место, где робкие малыши вынуждены тусить под одной крышей с гориллами, которым пора бриться дважды в день».

Связь миграции и кризиса образования
В статье:

Выпускники ВУЗов в США никому не нужны

Школы делятся на публичные (Public) – финансируемые из госбюджета и частные (Private), живущие за счет грантов и родительских взносов. Публичная школа очень часто становится заложником финансовой ситуации в штате — в случае дефицита в первую очередь урезают бюджетные программы: ассигнования на школы, пожарных и полицию. Что и происходило на моих глазах в Калифорнии с самого начала кризиса 2008 года, сокращалось количество часов и преподавательский состав. Частные школы могут лишиться финансирования в случае, если у титульного спонсора будут свои затруднения. В общем, никто ни от чего не застрахован.

Что такое начальная школа в США? Это малоэтажное здание, с классными комнатами без привычных парт, дети сидят за круглыми столами по пять-шесть человек или на полу. Там есть доска, масса учебных пособий и развивающих игрушек, в зависимости от возраста учеников. Начальные классы вообще очень напоминают детские садики, разве что там никогда не пахнет едой из общей кухни.

Школы в разных частях страны и даже города разнятся по атмосфере и уровню. Калифорнийские школы отличаются от нью-йоркских еще и общим взглядом на воспитание. Когда моя дочь переехала с Западного побережья на Восточное и поступила в бруклинскую начальную школу с высоким рейтингом, то почувствовала разницу буквально с первого дня. Оказалось, что в Нью-Йорке дети немедленно попадают под психологический прессинг – с удивлением я услышал от восьмилетней девочки слова «рынок труда». Дети, которые хорошо учатся и не опаздывают, имеют лучшие шансы на рынке труда, сказала мне она.

В зависимости от географического расположения, отличаются меры безопасности. В нью-йоркские школы невозможно прийти запросто, придется непременно предъявить удостоверение личности сидящему на входе охраннику, объяснить цель визита и расписаться в журнале для посетителей. Однажды я беззаботно забежал в школу, где училась моя дочь, и направился прямиком в туалет, по причине срочной необходимости. Когда я вышел оттуда, меня ждала делегация из чрезвычайно озабоченного охранника и нескольких учителей, которые приняли меня за злоумышленника. Слава богу, подумал я, никто не целился мне в переносицу из пистолета. Мне пришлось поклясться, что я не имел в виду ничего преступного и вообще больше так не буду.

Окна в этих школах забраны решетками, как в тюрьме. Детей выдают по окончании учебного дня порционно и из нескольких дверей, при этом учитель должен сперва убедиться, что ребенок знаком с человеком, который пришел его забирать. В результате дети с учителями толпятся около выходов, родители – в отдалении, и обе заинтересованные стороны внимательно вглядываются в лица друг друга, мой, не мой? Вся процедура напоминает выдачу заложников: вот в дверях появляется ребенок, его держит за плечи учитель, вот он находят в толпе нужное родительское лицо, вот ребенка выпускают, чтобы он соединился с родными.

Если отец и мать в разводе, ответственный родитель обязан подписать второму специальное разрешение, без которого тому ребенка не выдадут. К тому же, придется лично познакомиться с учителем, чтобы они могли узнать друг друга в лицо. Начиная со средней школы, меры безопасности на входе могут включать в себя металлодетекторы. Лично не видел, но не удивлюсь, если в школах в районах вроде Квинса металлодетекторы стоят рядами, как турникеты в метро, чтобы не задерживать поток учащихся. Чем больше я вдавался в подробности процедуры, тем больше поражался этой паранойе.

В калифорнийской начальной школе все было гораздо проще. Туда можно было прийти в любое время (в рабочие часы, конечно), свободно ходить по территории и заходить в классы. Более того, школа представляла собой комплекс одноэтажных зданий – классные помещения, учительский офис, туалеты, а также огород, где детей учили азам агрономии. Конечно, это была нетипичная школа в Санта-Круз, известном своими хиппи-традициями и трепетным отношением к здоровому образу жизни. Думаю, что в бедных районах Лос-Анджелеса ситуация гораздо ближе к нью-йоркской, тем не менее, этот контраст хорошо отражает то, как географическое расположение влияет на школьные порядки.

Учебную программу американской начальной школы нельзя даже сравнивать с российской. Классы с первого по третий изучают самые примитивные начала грамматики, чтения и арифметики, причем самым черепашьим темпом.

Примерно к третьему классу начинаются несколько более сложные упражнения на умножение и деление, к четвертому – дроби. Типичное домашнее задание выглядит как короткое сочинение на заданную тему или по рисунку в буклете, плюс несколько упражнений на самые примитивные арифметические операции. Все задания – графические, ничего не требуется решать в уме.

Такое ощущение, что к серьезной учебе подбираются очень медленно, как бы продляя детство. А потом человек ныряет в колледж, как в омут, и там уже – выплывай кто как может. Потому что после колледжа начинается нормальная взрослая жизнь и серьезная трудовая деятельность, никакой арифметики на примере карманных денег.

В зависимости от успеваемости, школьников могут переводить в классы для особо одаренных или неуспевающих, где курс полегче. Судя по тому, что рассказывает мне моя дочь, в классе для особо одаренных нет большой разницы в интенсивности учёбы, но есть возможность выбирать дополнительные предметы по интересам. К тому же, учеба в таком классе повышает шансы быть принятым в более престижную Middle/High School по окончании соответствующего этапа.

По результатам тестов в начальной школе (тесты сдаются один раз в год и включают в себя основные предметы) лучшие ученики могут попасть в школу с более высоким рейтингом.

Если Elementary более или менее напоминает детсад, то Middle – уже более серьезное заведение. Со средней школы начинается увеличение количества и усложнение предметов. Каждый учащийся сидит за собственной партой, а не по двое, как принято у нас. Это препятствует списыванию, с которым в американской системе образования борются самым беспощадным образом.

High School – вообще зверь другой породы. Там нет классов в привычном понимании, но есть программа, которую учащийся подбирает себе в зависимости от личных пристрастий. Учащиеся собираются утром на что-то вроде поверки, где отмечают явку, затем все расходятся по классам в зависимости от индивидуальной программы. Безусловно, существует набор обязательных к изучению предметов, без знания которых невозможно получить сертификат о среднем образовании. Появляются и специальные предметы, которые ученик может взять себе в нагрузку – в случае успешной сдачи в школе ему не придется изучать их в колледже, где за каждый придется платить.

В отличие от наших школ, каждый новый учебный год американского школьника ждет новый набор одноклассников и новый учитель. Каждый год состав классов перетасовывается. Для начала, это помогает учиться социальным навыкам – знакомиться, завязывать отношения, общаться. Во-вторых, так сложнее строить то, что у нас принято называть «настоящей дружбой». Русские строят дружеские отношения с людьми, которых знают десятки лет. В Америке сделать это достаточно непросто – люди постоянно перемещаются, меняют работы и карьеры, и к такому укладу жизни их готовят прямо с начальных классов. Попробуйте дружить до гроба с человеком, живущим от тебя за несколько тысяч миль. Не то что бы понятие «лучший друг» отсутствовало в американской культуре, но оно крепко отличается от того, что вкладываем в него мы.

Вступительных экзаменов в вуз в Америке не существует. Шансы кандидата быть принятым в тот или иной колледж зависят от результатов финальных тестов в средней школе и таланта соискателя – это может быть и спортивный талант. За одаренными атлетами колледжи буквально охотятся, предлагая им лучшие условия. Именно так, например, поступил в колледж Форрест Гамп, имевший уровень IQ в 75 пунктов.

http://mtrpl.ru/american-school