Так называемые двойные стандарты вовсе не так безобидны, как кажется. И дело не в сиюминутных  победах-поражениях, не в Косово и Крыме или еще каких-то политических боестолкновениях. Двойное мышление порождает психические заболевания, к которым успевшее дебилизироваться часть общества воспринимает как норму. Ведь уже привыкли, что ребенка может быть две мамы и ни одного отца, что продажа наркотиков - дело важное и нужное, что для запрет в России пропаганды педерастии - безусловное зло, а танцы в церкви - наоборот - очень даже хорошо. И вот уже Немцов (ныне покойный) и Макаревич (вполне живой) танцуют на трупах и поют о том, что в Одессе себя сами сожгли, а в Мариуполе сами виноваты - нечего было 9 мая на улицы выходить. Еще десяток лет двоедушия - и подобное будет в России.

Ирландский исследователь и писатель Брайан МакДональд c удивлением для себя обнаружил место абсолютного синтеза современной политики и психиатрии. Пожив некоторое время в России, он вернулся в Европу и испытал шок. Оказалось, не только Европа, но и весь политический мейнстрим Большого Запада поражён психическим недугом, которому Брайан дал имя Russophrenia (русофрения). Диагноз применим ко многим зарубежным политикам (и журналистам, и простым гражданам), которые страдают раздвоением личности.

Примеров масса - такие люди много лет публично заявляют, что Россия вот-вот развалится из-за экономического бардака, повального алкоголизма, медведей с балалайками, Путина в кимоно, убитого Немцова и живого Ходарковского, идейного кризиса и множества иных причин, которые, может, и имеют место быть — чего греха таить - Ходарковский до сих пор жив.

Однако точно те же люди могут в том же самом разговоре (выступлении, статье) сообщить вам, что Россия представляет собой огромную, сверхмощную, страшным образом вооружённую новейшим оружием супердержаву, способную за 2 недели дойти до Ла Манша и представляющую явную угрозу для всего «цивилизованного мира», с которой не способна справиться совокупная мощь НАТО и европейских армий.

Такие пары взаимоисключающих высказываний часто следуют циклически, раз за разом. И для Запада это очень знакомо и узнаваемо, потому меткий термин «русофрения» моментально подхватили в прессе, а значит, он имеет все шансы войти в современный лексический обиход. И это раздвоение сознание носит повальный характер. К нему так привыкли, что уже не замечают. Хотя любой психиатр видит - это психическое заболевание.

С одной стороны, хочется воскликнуть узнаваемым голосом народной артистки Лии Ахеджаковой: «Простите нас, «русофреники»! » В том смысле, что никак мы не можем поспеть за изменчивыми грезами западных партнёров. Не получается у нас вечером разваливаться — а к утру вновь собраться и начать сразу всем угрожать.

Большие мы слишком для таких метаний, неповоротливые. Русские вообще долго запрягают... С другой стороны, если заглянуть в сердцевину этого анекдотического сюжета, картинка предстанет менее весёлая. И в центре её окажется модель восприятия и мышления, которая в настоящее время всё более доминирует на Западе. Да и в России заболевших все больше.

Такую модель часто называют «клиповым мышлением». За мемом скрывается феномен сознания, самая характерная черта которого — неспособность замечать причинно-следственные связи. Человек, поражённый таким недугом, смотрит на факты, как на не связанные друг с другом картинки из телевизора, которые лениво перещёлкивает пультом с дивана. И ему совершенно не важно, что вчера «лицо из телевизора» утверждало обратное. Лишь бы было «прикольно», понимаете? Современный человек, когда не понимает, зачем он куда–то пошел и какая невидимая сила заставила его что-то сделать, часто отвечает, что «прикола» ради.

Податливой диванной биомассой очень удобно управлять. Она не задаёт вопросов «почему» да «зачем». Такую публику проще всего заставить «для прикола» жечь резиновые покрышки и майданить. И даже если человек сознательно транслирует противоречивую манипулятивную ахинею, находясь в роли «властителя дум» — рано или поздно он сам попадает под её же влияние. Мало кто может противостоять желанию «быть как все», особенно в эпоху «тоталитарной толерантности». Так, на Западе рождается искренняя «русофрения», а у значительной части россиян — налицо проявления «американойи». Этот эффект знаком психиатрам под именем феномена социальной индукции: ее жертвой становятся сами психиатры от постоянного общения с психически больными людьми и начинают вести себя, знаете ли, странновато.

Еще хуже, когда всё более странновато начинают вести себя люди, от адекватности которых зависит безопасность миллионов жизней. Этот процесс ведёт нас к ситуации, когда поколение с ещё более ярко выраженным «клиповым мышлением» плотно займёт места, например, вблизи ядерных кнопок. Поколение, которому с детства не знакомы причинно-следственные связи. К этому «счастливому моменту» в России нас приближает ЕГЭ в качестве неистового стремления образовательных чиновников к «европейским стандартам», каждая новая телепередача «для простого зрителя», не обремененного интеллектом - любые замены творческого мышления на типовое - по заранее предложенному образцу.

Сегодня каждую развитую страну нужно оттаскивать от этой пропасти за уши, и нашу тоже. Может, нам и будет не так «прикольно», но зато мы будем жить.

Я уже писал о двоедушниках на Западе, которые уверяют, что Россия воюет с Украиной и не может ее победить, одновременно содрагаясь от ужаса перед мощью русской армии, которая вот-вот сомнет всё НАТО и выйдет к Ла-
Маншу. Ирландский журналист Брайан Макдональд проанализировал материалы западной прессы о России и пришёл к выводу, что многим из авторов можно поставить диагноз «русофрения».

Напомню - русофрения — это расстройство, при котором больному кажется, будто Россия вот-вот развалится, и в то же время — будто она завоюет весь мир. Начиная с 2013 года данное заболевание приобрело свойство эпидемии в определённых районах Вашингтона, Лондона и Брюсселя.

"Нынешнее лето (пишет ирландец) в Ирландии пока что выдалось пасмурным. Вместо тёплой и солнечной погоды, баловавшей нас последние пару лет, установились липкая влажность и туманы, наводящие меланхолию. Как тут не вспомнить Россию и томные июньские вечера, что я проводил там.  Надо сказать, что, живя в России, я настолько увлёкся ей, что совершенно забыл, как мало знают об этой стране люди на Западе. И когда я вернулся в Европу, всё ещё полный энтузиазма и слегка опьянённый своей новой родиной, то был неприятно удивлён тем, что отношение многих европейцев к России мало изменилось со времён холодной войны и «красной угрозы».

Причины довольно просты. Съездить в Россию туристом из-за огромных расстояний — дело долгое и дорогое. Слетать из Западной Европы в Испанию неизмеримо быстрее и проще, нежели организовывать путешествие в Россию (которое ещё и может оказаться весьма сложным с точки зрения логистики). Вот и получается, что в роли информационных посредников между западной общественностью и Россией оказываются СМИ (западные). И этой ответственной и почётной функцией они вовсю злоупотребляют.

Этим отчасти объясняется стремление российского правительства застолбить право на проведение Кубка мира по футболу в 2018 году. Ведь флагманское мероприятие ФИФА раз в четыре года на целый месяц притягивает к себе внимание мировых СМИ. Разве можно себе представить более удачную рекламу для встающей на ноги страны, чем успешно проведённый чемпионат?

Футбольный успех Германии

В 2006 году я был на Кубке мира в Германии, несмотря на то, что сборная Ирландии, к огромному разочарованию ирландцев, не сумела пройти отборочный матч. Тот чемпионат часто вспоминают как момент возрождения, переменивший представления о Германии за пределами страны. Враждебный стереотип о заносчивых, поглощённых самими собой «фрицах» уступил место новому образу немцев — весёлых, спокойных и доброжелательных. Но что ещё важнее, этот чемпионат, похоже, коренным образом изменил отношение немцев к самим себе. На моих глазах всего за пару недель испарилась невидимая туча, шесть десятилетий висевшая над этой страной.

Этот волшебный эффект большого спортивного праздника хорошо известен многим из противников России. Именно поэтому они прилагают такие усилия, чтобы лишить РФ права принимать у себя чемпионат в 2018 году. В этом смысле очень характерны филиппики Руперта Майерса в Daily Telegraph и Пола Гобла в Interpreter.

У борцов с Россией вызывает панический страх одна только мысль о том, что сотни тысяч поклонников футбола — главным образом представителей среднего класса из Европы — могут приехать в Россию, смотреть российские города, общаться с россиянами. Ведь на протяжении очень долгого времени именно недруги России определяли характер подачи информации о ней в западных СМИ, коллективно бойкотируя журналистов и телерепортёров, дерзнувших отклониться от их «генеральной линии». В настоящее время практически все частные и государственные СМИ Европы и Северной Америки закрыты для любого, кто выражает хоть какие-то симпатии в адрес России и её курса.

Кроме того, большинство западных корреспондентов, работающих в Москве — дилетанты и неумехи, нанятые только потому, что их услуги стоят дёшево, а многим СМИ сегодня не хватает средств, чтобы укомплектовывать свои зарубежные корпункты качественными кадрами. И этим дилетантам, очевидно, очень неуютно от мысли, что на время чемпионата в Россию могут приехать десятки настоящих журналистов. Ведь когда профессионалы пера своими глазами увидят эту страну и составят о ней собственное мнение, нынешней ангажированной журналистской тусовке в Москве станет куда сложнее поддерживать тот информационный фон, который им так мил, выгоден и не требует особых усилий.

Вестники ложного Апокалипсиса

Так мы подходим к необычному медицинскому феномену - «русофрении». В те годы, когда я постоянно жил в России (2010 — 2013 гг.), я часто обращал внимание на одну странную особенность: англоязычные СМИ, писавшие об этой стране, в своих новостных сообщениях и авторских колонках раз за разом предсказывали ей неминуемый коллапс. А поскольку моё пребывание там пришлось на самые тучные в финансовом отношении годы в российской истории, мне всегда бросалось в глаза несоответствие подобных прогнозов реальности.

Вот всего несколько наиболее ярких примеров. Андерс Аслунд, которого кто-то до сих пор умудряется считать серьёзным аналитиком и специалистом по России, предсказывал крах российской экономики ещё в 1999 году. Спустя два года ту же песню запел журнал Atlantic. Год назад аналогичными мрачными предсказаниями разразилась Юлия Иоффе. Обозреватель The Guardian Люк Хардинг в 2008 году писал, что Россия «близка к экономическому коллапсу». В 2007 году тот же Хардинг называл Владимира Путина самым богатым человеком Европы. А год спустя после своего предсказания относительно экономического краха Хардинг с тревогой сообщил, что Кремль затевает «новую гонку вооружений».

Это классический случай русофрении — считать, будто Россия стоит одной ногой в могиле и при этом угрожает всему миру.

И не будем забывать про нашего давнего знакомого Бена Джуду, который написал целую книгу, предрекающую крушение путинской России (Джуда называет её «хрупкой империей»). Правда, уже в прошлом году Джуда на страницах The New York Times предостерёг общественность, что Россия пытается захватить сопредельные области вдоль своей западной границы. Позднее Джуда исказил слова бывшего министра иностранных дел Польши Радослава Сикорского в нашумевшем интервью для журнала Politico, представив всё так, будто Путин предложил польскому правительству поделить Украину в духе пакта Молотова — Риббентропа. Причём Politico так и не стал исправлять недостоверный материал.

Люк Хардинг — борзописец опытный и умелый, однако на этом поле вовсю пробуют себя и ангажированные дилетанты от западной прессы. Корреспондент сайта Mashable Кристофер Миллер в декабре прошлого года в целой серии, прямо скажем, недостойных журналиста твитов позлорадствовал насчёт «обрушения» рубля и общих экономических проблем России. Однако несколько месяцев спустя русофрения сразила и его — и вот уже Миллер бьёт тревогу по поводу российского военного превосходства в Восточной Европе и огромных денежных средств, якобы выделяемых Кремлём на проведение операций на Украине.

Однако наиболее известной жертвой русофрении стал несостоявшийся президент США, бесноватый сенатор Джон Маккейн. В свободное от позирования с боевиками «Исламского государства» время Маккейн занимается нападками на Россию. Год назад он назвал её «бензоколонкой, которая прикидывается страной». Что примечательно, всего несколько дней спустя он уже сравнивал Путина с Гитлером. Теперь он время от времени озвучивает предостережения о близящемся российском вторжении в соседние государства.

Стоит мне заговорить о России с кем-нибудь из рядовых дублинцев, я, как правило, либо слышу от них об экономическом коллапсе страны, либо о грядущем завоевании ей Европы. У страдающих русофренией сложные отношения с объективной действительностью, однако предвзятая и ангажированная западная пресса обеспечивает им серьёзное влияние — и это внушает тревогу".

http://mikle1.livejournal.com/5372079.html

http://mikle1.livejournal.com/5351047.html