Территория Ближнего Востока остается, как и в древности, ареной противостояния. Где когда-то вели в бой свои армии Дарий и Александр Македонский , сходились в жестоких схватках воины Рима и Парфии, где отряды войск Пророка Мухаммеда бились против византийцев, а позднее сражались друг против друга крестоносцы и воины Салаха ад Дина – все эти земли вновь представляют собой ратное поле не только главных держав региона, но и государств- лидеров международных отношений. С той лишь разницей, что арсенал борьбы существенно расширился и включает в себя уже помимо военных еще и дипломатические, политические, экономические, и информационные инструменты.

Шиитские добровольцы в Сирии

Война, идущая в регионе, стала противостоянием войн нового типа, которые в различной литературе принято называть «гибридными» / «нелинейными» / «неконвенциональными». Особо стоит отметить здесь, что твердого определения войн подобного типа до сих пор не выработано, что, вероятно, является логическим следствием сложного комплекса составляющих характер таких противостояний.

Сирия - религии

Карта в полном размере: Сирия - религии

В наши дни война на территории государств Сирии и Ирака стала площадкой, где перекрестились и перемешались множество интересов: здесь и борьба правительства сирийского лидера  Башара Асада против оппозиции самых разных оттенков « умеренности», борьба сирийского и иракского правительства с международным терроризмом в лице сирийского филиала Аль Каиды « Джабхат фатх аш Шам» ( экс- Фронт ан Нусра) и «Исламским государством» ( запрещены в России); противоборство интересов Ирана с одной стороны, и нефтяных монархий Персидского залива с другой; противостояние России и США; Турции и официально избранного сирийского руководства; шиизма и суннизма и др.

Написанные А. Е. Снесаревым строки: « Вновь, но теперь уже не народы, а отдельные племена и разные группы населения не находят других средств для решения своих споров и домогательств, как прибегать к войне – средству жестокому и кровавому, но, увы, решительному, и обещающему прочные плоды» приобрели за последние несколько лет для жителей Сирии и Ирака трагическую актуальность [1].

Множество группировок, альянсов, коалиций созданных и продолжающих создаваться на политической, религиозной, этнической, и социальной основах являются одним из главных отличительных моментов как сирийской, так и иракской войны. Сложившаяся ситуация вполне подходит под слова русского военного теоретика Е.Э.  Месснера « В таких коалиционных войнах не может быть ни ясно выраженных целей, ни ясно очерченной стратегии. Слишком много заинтересованных фигур, и интересы подчас не только трудносогласуемы, но и даже противоположны» [2].

России, активно вмешавшейся в войну в Сирии и занявшей лидирующую роль в ней, крайне важно в борьбе с международным терроризмом не только иметь надежных союзников, но и изучать их опыт в войнах подобного типа. В данный момент таким государством является Исламская республика Иран (ИРИ). Иранское военное участие в Сирии и Ираке представляет собой яркий пример случая, когда государство разворачивает войну прямо задевающую его интересы ( война начатая против иранского союзника Башара Асада и ненависть радикальных исламистов к шиитам – это как раз тот случай) в свою пользу, и использует боевые действия для увеличения собственного влияния.

И если для современных конфликтов очевидна польза от изучения различных примеров образования анти-правительственных группировок и союзов с различным идеологическим наполнением, то и изучение методов, применяемых против подобных групп также важно.

Для Ирана, как было сказано выше, война ведущаяся против правительства Башара Асада представляет собой войну против даже не столько иранских интересов, сколько против основных идеологем, на которых базируется иранское государство. Это лежит в идеологии «экспорта исламской революции», что отражено в статье 11 иранской конституции. Самым удачным примером реализации этого положения является функционирование в Ливане с начала 80 х годов ХХ ст. организации «Хезболла», спонсируемой Ираном. Для ее обеспечения особенно важную роль играла Сирия, через территорию которой в Ливан осуществлялись поставки оружия, гуманитарных грузов, и специалистов. Поражение Асада означало бы для Ирана постепенное замыкание враждебным окружением и провал определяющей внешнеполитической концепции.

По этой самой причине с самого момента боевых действий в Сирии Иран активно задействовал помимо военных советников и поставок оружие еще один свой важный ресурс: идеологию шиизма.

Дело тут в том, что для ислама роль Сирии, как историко - культурной области под названием «Шам» очень велика. Территория Сирии неоднократно упоминается в хадисах Пророка Мухаммада. Например:
Например, «Благословенна Великая Сирия», сказал Пророк. Мы спросили: «Почему,о, Посланник Аллаха?»
Он ответил: «Потому что ангелы Милостивейшего распространяют свои крылья над ней».

Или такой: «Настанет такое время, когда соберутся три разных войска: войско в Шаме, войско в Йемене, и войско в Ираке… Вам следует выбирать Шам, ибо поистине это лучшая из земель Аллаха, для которой Он отбирает избранных Своих рабов! Поистине, Аллах поручился мне за Шам и его жителей».

Исторически сложилось так, что территория нынешней Сирийской арабской республики хранит массу памятников ислама, включая мечеть Омейадов в Дамаске, откуда, согласно эсхатологическим представлениям ислама, накануне Судного Дня сойдет Пророк Иса ( в христианстве - Иисус Христос). Также в Сирии находятся гробницы исторических личностей, которые в шиитской идеологии представляют собой места почитания. Это, в первую очередь, мечеть Саида Зейнаб в Дамаске, построенная, по преданию, на месте захоронения внучки пророка Мухаммада. Так как идеология радикального исламизма считает, что чествование святых в исламе и отправление на местах их захоронения религиозного культа это свидетельство нарушения одной из основных заповедей о недопустимости придания Аллаху сотоварищей, а, значит, большой грех. Как следствие, шиитские святыни постоянно подвергаются атакам террористов со стороны радикально настроенных исламистов.

Ближний Восток - религии

Карта в полном размере: Ближний Восток - религии

С началом войны в Сирии опасность такого плана возросла многократно, и Иран использовал фактор необходимости защиты священных для шиизма мест для набора добровольцев. Таким образом, складывается довольно интересная ситуация: с условно суннитской стороны, вербовка добровольцев для различных анти - правительственных группировок, особенно, откровенно террористических, ведется под предлогом Войны Судного дня в священной земле Шама против отошедших от «истинного» ислама светских правительств и шиитов ( т.н. «рафидитов» в трактовке исламских радикалов), а со стороны шиитов это война в целях обороны святых для них мест. Получается наличие двух вариантов джихада: суннитского и шиитского. Данная ситуация еще в большей степени характерна для Ирака, где находятся основные шиитские святыни.

Для более точного представления о системе и структуре различных шиитских группировок, созданных в процессе сирийской войны при непосредственном участии иранских советников, либо проиранских в своей идеологии сил, можно обратиться к речи генерального секретаря Хезболлы Хасана Насраллы от 24 мая 2015 года. Он заявил: « Мы придерживаемся золотого уравнения: армия, народ, и сопротивление…Сегодня мы предлагаем это уравнение для всех жителей региона, чтобы они могли достичь победы» [3].

Под сопротивлением подразумевается не только сама « Хезболла», как организация исламского сопротивления, но и само это понятие в принципе. « «Мукавата аль исламийа» ( исламское сопротивление с араб.) это важная часть идеологии современного Ирана, подразумевающая не только построение идеального теократического государства ( вилаят-е факих), но и поддержку всем тем, кто за его пределами разделяет эти взгляды: «На мусульман, тех, кто верит в Махди Обещанного и ожидает его явления, возложена обязанность по созданию революционной обстановки и соответствующих условий в мире, которые бы способствовали открытию его светлости Махди и победе его восстания…» [4]. Это цитата из книги «Имамат и имамы» одного из ведущих иранских теологов аятоллы Ибрагима Амини. Т.е. исламское сопротивление – это часть программы экспорта исламской революции в ее иранском исполнении.

С началом сирийской войны, как говорилось выше, встал вопрос о защите шиитских святынь. Анализ причин по которым те или иные шиитские группировки либо создавались на территории Сирии, либо были переброшены туда из Ирака, Ливана, Пакистана ,и Афганистана показывает, что идеологическим основанием их появления была защита мечети Саида Зейнаб в Дамаске.

Помимо частей сопротивления ливанской «Хезболлы» в рамках уравнения, о котором говорил Хасан Насралла, выделяются следующие:

1. « Лива Абу аль Фадль аль – Аббас» ( ЛАФА). Первые ее формирования возникли в 2012 г. Комплектование производится в смешанном порядке: в состав подразделения входят не только местные сирийские шииты, но также иракские беженцы, проживавшие на момент начала войны в Сирии, плюс определенное число добровольцев из Ирака. В 2014 году от ЛАФА откололась Лива Хайдар аль Карар (ЛХК), состоящая из непосредственно сирийских шиитов. Боевые действия ЛАФА вела преимущественно в районах Дамаска и в Алеппо [5]. С определенной осторожностью можно согласиться с мнением некоторых западных аналитиков, полагающих, что ЛАФА является сетевой структурой, состоящей из отдельных группировок.

Например, «Лива Ассад Аллах аль Халиб фи аль Ирак ва Шам» принадлежит к вышеуказанной сети [6]. Интересно отметить, что среди иракских добровольцев ЛАФА было немало бывших членов «Армии Махди», группировки иракских сторонников шиитского богослова Муктады Ас-Садра, активно воевавшего с американскими оккупационными властями в Ираке с 2004 по 2008 гг.

2. Шиитские подразделения, которые были переброшены из Ирака в течении войны. Так как шиитский вариант джихада в войне с Сирией подается, как оборонительный и направленный на защиту священных мест шиизма, то с развитием войны из Ирака перебрасывались различные подразделения.

Среди них наиболее выделяется «Асаиб Ахль аль Хакк», которая в «нулевые» воевала против американцев вместе с «Армией Махди» в Ираке, и в американском варианте имеет название «Khazali Special Group». Также считается сетевой организацией [7].

Помимо нее иракские шииты представлены иракскими подразделениями «Хезболлы» («Харакат Хезболла аль Нуджаба», «Катаиб Хезболла»), и «Катаиб Саид аль Шухада» (КСШ). Последняя представляет собой военизированное подразделение организации «Бадр» - иракской политической партии, а ранее военного крыла Верховного Совета исламской революции в Ираке, созданного в 1982 г. в Иране для борьбы с Саддамом Хусейном. Т.е. созданные в Иране для реализации его идеологии в Ираке, а затем переброшенные в Сирию, КСШ и «Бадр»  являются помимо «Хезболлы» другим  ярким примером реализации стратегии «экспорта исламской революции» [8].

3. Отдельно в сирийской войне стоят бригады, созданные Ираном из шиитов Афганистана и Пакистана. Точной и конкретной информации о них мало, но по имеющимся сведениям можно судить следующее: в современной Исламской республике Иран насчитывается несколько миллионов беженцев из числа афганцев и пакистанцев. Преимущественно это афганские и пакистанские хазарейцы – шииты, среди которых Корпусом стражей исламской революции вербуются люди для войны в Сирии [ 9]. Они образовывают две бригады:
« Фатимиюн» с афганским «наполнением», и «Зайнабиюн» с пакистанским [10] .

Кроме частей сопротивления в «уравнении» Насраллы говорится про народ. В Сирии эта часть представлена сирийские Национальные силы обороны (НСО). Военизированные формирования проправительственных сил в Сирийской Арабской республике. Представляют собой ополчение, создание которого приписывается иранским инструкторам из КСИР и лично генералу Касему Сулеймани, создавших НСО по образу иранской военизированной организации «Басидж» [11].

То, что можно объединить под общей категорией армия включает в себя иранских военных советников, инструкторов Корпуса стражей исламской революции, и его спецподразделение «Эль Кодс» во главе с генералом Касемом Сулеймани. Гибель нескольких бригадных генералов из КСИР на передовой сирийского конфликта , подтвержденная в самом Иране, не оставляет в этом сомнений. Помимо этого, в апреле иранский генерал Али Арастех рассказал, что Иран отправил в Сирию подразделения 65 ой военно-воздушной бригады специального назначения из состава Министерства обороны ИРИ [12].

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1. Если более детально присмотреться к структуре возникновения и функционирования шиитских группировок в сирийской войне, то становится ясно, что это не стихийно организовавшиеся группы, а часть действий по организации иранскими либо проиранскими структурами (КСИР, Хезболла, Бадр) помощи своему союзнику Башару Асаду и его правительству. Стоит особо отметить, что в тексте представлены лишь самые основные группировки, но в тоже время многие из них состоят из более мелких, либо же являются своеобразной первичной структурой, из которой появляются новые группы.

Например, «Хезболлой» созданы в течении войны ряд отдельных отрядов, характерных для определенной местности ( к таким можно отнести «Фавдж аль имам аль- Худжа», « Аль Халибун: сарайа аль Мукавама аль Исламийа фи Сурийа», « Джунд аль Махди» и др.) [13]. Своеобразным отличительным знаком данных группировок служит присутствие на их эмблемах характерных элементов символики в виде вскинутой вертикально правой руки, сжимающей автомат. Данные символы всегда твердо дают понять о принадлежности группы к структурам «Хезболлы» ( к ней «автомат в руке» пришел от эмблемы Корпуса Стражей исламской революции) вне зависимости от страны происхождения.

2. Роль «Хезболлы», как части иранской региональной стратегии, возросла. Это подтверждают события мая 2016 года, когда части организации  приняли решение существенно ограничить свое участия в боях, сетуя на то, что договоренности между Россией и США «вышли боком» для «Хезболлы» и вылились в потери среди личного состава частей ливанского сопротивления.

Данные действия от одной из самых боеспособных фракций в сирийском конфликте могут быть сигналом от Ирана, который далеко не всегда положительно смотрит на договаривающиеся между собой Россию и США [14].

3. Анализ боевых действий, которые вели и ведут шиитские группировки четко указывает, что они в течении всей сирийской войны являлись, возможно, самыми боеспособными подразделениями среди проправительственных сил. Связано это с тем, что у ряда бойцов присутствовал иракский или ливанский опыт боевых действий и с высоким идеологическим уровнем мотивации.

Таким образом, здесь можно говорить о комбинированном факторе, включающем в себя высокий уровень подготовки иранскими инструкторами, и четкое осознание каждого отдельного участника шиитской группы в том для чего он прибыл в Сирию.

4. Характерным является тот момент, что отправляясь в Сирию у ряда добровольцев джихад в защиту священных шиитских мест стоит на первом месте, а только потом поддержка правительству Башара Асада [15].

5. Иран и его структуры в полной мере не только использовали опыт, полученный им в Ираке, но и существенно его дополнили и развили. Это касается и переброски из одной горячей точки в другую различных шиитских подразделений. Ряд из них на момент начала активной экспансии «Исламского государства» в Ираке летом 2014 г. находились в Сирии, а затем были переброшены под Багдад, где сумели остановить продвижение боевиков ИГ. Позднее, часть шиитов вновь вернулась в Сирию.

Российской Федерации, которая уже более года является активной участницей войны в Сирии, опыт своего союзника Ирана может быть учтен при взаимодействии с местным населением в вопросе понимания специфики локальной социальной и конфессиональной обстановки, при организации поддержки на территории других государств союзных сил ( в конфликтных регионах – народных милиций или ополчений) , и при ведении активной внешней политики в условиях жестких санкций.

Источник: https://vk.cc/5SsuYa