Шелковый Путь и экспансия Китая

ХIХ Конгресс Коммунистической Партии Китая прояснил, что инициированные президентом Си Цзиньпинем всего четыре года назад Новые Шёлковые пути — они же Инициатива «Пояса и Пути» — обеспечивают концепцию, вокруг которой в обозримом будущем должна обращаться вся внешняя политика Китая.

На самом деле — до символической 100-летней годовщины Китайской Народной Республики в 2049 году.

Китай инвестиции

В полном размере: Инвестиции Китая в мире

Фактически китайская администрация всё до последнего вкладывает в успех грандиозной стратегии Инициативы «Пояса и Пути»: субъекты экономической и финансовой деятельности, государственные предприятия, предприятия частного сектора, дипломатические механизмы, экспертные советы  и — конечно же — СМИ; в ход идёт всё.

Вот в свете этой долгосрочной структуры и надо рассматривать различные проекты Инициативы.  И их протяжённость, давайте проясним, охватывает большую часть Евразии — включая всё, от Центрально-Азиатских степей до Кавказа и Западных Балкан.

Представители не менее 50 государств сейчас собираются в грузинском Тбилиси на ещё один связанный с Инициативой саммит. Замысел инициативы подробно определяет шесть основных экономических «коридоров», одним из них стал экономический коридор Центральная Азия — Западная Азия. Сюда-то и вполне подходит Грузия, равно как и соседний Азербайджан: обе страны конкурируют за позицию ключевого кавказского транзитного узла между Западным Китаем и Европейским Союзом.

Экономическая разведка в Китае

В первый день саммита премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили расхваливал стремление «укрепить экономические и цивилизационные связи между Европой и Азией». На деле это переходит в стремление выстроить свободную экономическую зону в соответствии с меморандумом о взаимопонимании, подписанным министрами экономики Китая и Грузии.

Добавьте недавно открытую железную дорогу  Баку-Тбилиси-Карс и новый глубоководный порт, который должен быть построен на Чёрном море в Анаклии с китайскими инвестициями, и мы получаем Грузию в качестве ключевого логистического хаба на связке Китай-Евросоюз. Делу помогает то, что благодаря газопроводу Баку-Тбилиси-Джейхан из Каспийского моря, Грузия уже на многие годы стала узлом транспортировки энергии.

Решающим оказалось то, что Грузия подписала соглашения о свободе торговли и с ЕС, и с Китаем, причём последнее начинает действовать в начале 2018 года. И ещё она предпринимает маневры, чтобы с выгодой воспользоваться внутренней связью Инициативы с возглавляемым Россией Евразийским Экономическим Союзом (ЕАЭС). Пекин и Москва подписали официальный договор о партнёрстве Инициативы и ЕАЭС в июне прошлого года — хотя потребуется время, чтобы оно переросло в реальные проекты сотрудничества в торговле и экономике, возможно, начиная с российского Дальнего Востока.

Шелковый путь Китай

Мао пересмотрен

Ранее на этой неделе активность на Кавказе отразилась и в Европе, когда премьер-министр Китая Ли Кэцян и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан открыли в Будапеште шестой саммит «16+1» с участием Китая и 16 центрально- и восточноевропейских стран.

«16+1» — ещё один фирменный китайский дипломатический «беспроигрышный» шаг. Некоторые из присутствующих стран являются частью ЕС, некоторые состоят в НАТО, некоторые — нигде.

С точки зрения Пекина имеет значение лишь неустанное движение к связности и инфраструктуре Инициативы. На данный момент Пекин может инвестировать в Центральную и Восточную Европу до  US$8 миллиардов.

На западе Балкан Китай пускается во все тяжкие— в частности в Сербии, Черногории и Боснии и Герцеговине, где отсутствуют финансовые мускулы ЕС. Китай вкладывается в многочисленные структурные и энергетические проекты в Сербии — в том числе широко обсуждаемую высокоскоростную железную дорогу Белград-Будапешт. Строительство сербского участка началось на этой неделе, причём 85% общей стоимости (приблизительно €2.4 миллиарда) предоставляет Эксимбанк Китая.

Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе

Брюссельская еврокомиссия предсказуемо возражала — заявляя, что процедура тендера не соответствовала правилам ЕС.

Невозможно переоценить стратегическое торговое значение связки Белград-Будапешт. Подумайте о целом флоте контейнеров с китайскими товарами, прибывающими в греческий Пирей — ключевой узел так называемого Морского Шёлкового пути — а затем следующих в ЕС через Сербию.

Посреди лихорадки связности легко просмотреть существенный исторический момент: что всё это ожидалось ещё Мао Цзе Дуном.

Учёный Чен Ганг подчеркнул, насколько большая часть участвующих в Инициативе стран не столь развиты, как Китай. И они «не просто ограничиваются европейским континентом, но в итоге охватят всю «среднюю зону» и «третий мир», что было выдвинуто Мао в его «Теории трёх миров».

Вернемся в 1974 год. Именно тогда Мао описывал мир как сверхдержавы (США и СССР), страны промежуточного положения (Япония, Европа, Канада) и эксплуатируемые страны Африки, Латинской Америки и Азии, которые Мао превозносил как представляющие собой силу, действующую против гегемонии Первого мира. Мао поместил Китай в третий мир — как и сказал в ООН Ден Сяопин.

Китайский подход к прогрессу и модернизации

Очаровательно то, как Чен Ганг интерпретирует инициативу — не просто как последовательность исторических связей Китая с Третьим миром, но и как открытие «новой эры стратегии Третьего мира Китая». Он совершенно верно утверждает, что элиты США и ЕС встревожены тем, что Инициатива несёт «разрушение их глобальному влиянию и заморским интересам».

Анализ Чен Ганга затрагивает и то, что теперь стало очевидно: «Только что началась международная игра вокруг Инициативы». И практически без слов ясно, что внешнеполитическая стратегия Пекина с продвижением Инициативы и резким наращиванием сотрудничества Китая с «Глобальным Югом» оставляет США в лучшем случае изолированными.

В последние 24 часа версия, сочинённая самозванными индийскими «экспертами по Китаю»  относительно Инициативы «Пояса и Пути» (ИПП) доказала свою полную несостоятельность. В пакистанских СМИ появились спекулятивные статьи о том, что Китай придержал финансирование ряда транспортных проектов, которым предстоит войти в орбиту Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК) из-за пересмотра правил финансирования.

Китай Европа экономика инвестиции

Таким образом, речь в ИПП, в конечном счёте, идёт не только об изощрённой геополитической стратегии, но и о деньгах. А деньги — даже юани — не растут на деревьях. Очевидно, ожидается, что ИПП будет экономически выгодной и самофинансируемой. И речь идёт не об инвестировании в необоснованные проекты в рыночных экономиках  со скрытыми целями  приобрести долю в «уставном капитале» или заманить эти молью траченные страны в «долговую ловушку», которая в конечном счёте вынудит их пожертвовать своим национальным суверенитетом  ростовщикам из Пекина — о чём распространяются наши «китайские эксперты».

Конечно, доверять китайцам нужно только когда слова подтверждаются делами. В конце концов, ИПП намного глубже, чем показная империалистическая авантюра в заморских странах. Речь в ИПП идёт о деньгах, создании богатства, в первую очередь. Читайте современную историю Китая, чтобы понять, что приоритет Китая никогда не менялся.

Безусловно, Китай обладает избыточным производственным потенциалом и нуждается в экспорте. Но, как и в любой сложной архитектуре, невозможно выделить ни один поток в матрице ИПП как преобладающий. Вообще говоря, основной элемент ИПП — это оживление  «отсталых» регионов Китая. Излишне объяснять, что экономическое чудо Китая создало диспропорции в развитии регионов.

Экология Китая — проблемы

В смелом заявлении на партийном съезде Си Цзиньпин пообещал ликвидировать бедность в  Китае к 2020 году, что означает повышение жизненного уровня 70 миллионов человек выше черты бедности. КПЭК — это в первую очередь развитие Синьцзяна (охватывающего ошеломительную территорию площадью 1,6 миллиона квадратных километров и обладающую  огромными минеральными ресурсами, но малонаселенную). Китай поощряет иностранные инвестиции в этом регионе. При наличии более развитой транспортной инфраструктуры и доступа к рынкам Синьцзян может стать ещё одним локомотивом роста экономики Китая. В равной степени, задачей КПЭК  является и создание сухопутного маршрута для доступа на мировой рынок, который намного экономичнее морского маршрута.

Между тем, вот-вот начнётся второй этап создания КПЭК, который касается создания особых экономических зон вдоль недавно созданной сетью инфраструктуры. И снова, доверяйте китайцам в том, что они будут инвестировать туда, где гарантированы доходы. Но тут есть один момент. Китай открыт для присоединения партнёров из третьих стран. Пакистан также становится всё более привлекательным местом для западных инвесторов. General Electric проявляет интерес к энергетическим проектам в КПЭК.

Китай ресурсы

Будьте уверены, что Пакистан тоже жаждет привлечь американские инвестиции. Во время оживлённой дискуссии вчера в Институте Карнеги в Вашингтоне посол Пакистана Айзаз Ахмед Чоудхри подчеркнул этот аспект. Он сказал:

«Отношения Пакистана с Китаем укрепляются не за счёт его отношений с США.

США по-прежнему остаются самой главной страной для Пакистана. Они стоят на стороне Пакистана 60 лет и воспринимаются как очень благожелательная страна.

Участие США в КПЭК не только привлечёт американские технологии, но и «сбалансирует» отношения Пакистана с Китаем».

С другой стороны, и Китай надеется сделать ИПП моделью для своих отношений с западными странами. Премьер-министр Китая Ли Кэцян провел две недели назад в Пекине «мозговой штурм» с 250 топ-менеджерами японских компаний по воплощению идей в жизнь.  Япония предугадывает мотивации Китая, что объясняет выработанный ею план по поддержке участия японских компаний и финансировании проектов ИПП.

Продовольственная безопасность в Китае

В понедельник в Токио с сенсационным заявлением на эту тему на двухдневной конференции топ-менеджеров японских и китайских компаний выступил премьер-министр Японии Синдзо Абэ.«Удовлетворение здравого спроса на создание инфраструктуры в Азии путём сотрудничества между Японией и Китаем внесёт огромный вклад в процветание населения Азии, в дополнение к экономическому развитию обеих стран, — сказал Абэ.Он добавил, что надеется, что Си посетит Японию «как можно раньше». (Straits Times, South China Morning Post)

Ясно, что не за горами время, когда в проектах ИПП Китай станет «со-инвестором», а не единственным инвестором. Поэтому Китай будет постоянно совершенствовать концепцию ИПП и её правила и положения, чтобы обеспечить их соответствие высоким западным стандартам. Если сообщения пакистанских СМИ точны, то  серьёзный пересмотр финансовых правил проектов КПЭК уже начался.

Китай очень гордится своей Инициативой «Пояса и Пути». Это закреплено сейчас в конституции Китая. Суть в том, что ИПП укрепляет положение Китая как флагмана глобализации. Китай надеется создать новую цепь поставок, в которой его стандарты получат мировое признание. А это означает, что ИПП должна быть прозрачной и подотчётной и не уступать  западным финансовым и банковским нормам и деловой практике (или даже превосходить их).

Время для наших аналитиков, которые нападают на ИПП из-за синофобии и продолжают делать апокалиптические предсказания, истекает. Но трагедия заключается в том, что распространением лжи и предрассудков они уже нанесли огромный ущерб интересам Индии. Объективное отношение к ИПП остаётся — и должно быть – в повестке развития для премьер-министра Моди. Осталась надежда, которую можно сформулировать так:

«Когда Абэ тронется в путь, сможет ли Моди к нему пристроиться?».

http://bit.ly/2AMupdh

http://bit.ly/2C7ADo2

Опубликовано 20 Дек 2017 в 18:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.