В середине сентября, на волне многочисленных протестов и демонстраций, устроенных немецкими мусульманами в Германии по поводу обострения палестино-израильского конфликта, сразу в нескольких городах федеральной земли Северный Рейн — Вестфалия вдруг средь бела дня стали появляться удивительные патрули: от двух до целого десятка молодых бородачей в аляповатых оранжевых жилетах, напоминающих униформу дорожно-строительных рабочих, но с большими трафаретными надписями на спинах: “Scharia Polizei” (“Шариатская полиция”).

Молодые люди “ненавязчиво” останавливали прохожих, вступая с ними в крайне эмоциональные разговоры. Отыскивая мусульман, они призывали их “последовать зову Аллаха” и отправиться в Ирак и Сирию воевать за халифат. Заглядывая в турецкие закусочные, призывали громы и молнии на головы незадачливых хозяев, осмелившихся продавать в своих заведениях пиво и даже (о ужас!) вино, а завидев прохожих – не мусульман, приставали к ним с разговорами о единственно верной религии ислама, не хуже каких-нибудь “Свидетелей Иеговы” или сайентологов. Подобное происходило в Кельне и Дюссельдорфе, в Вуппертале и Бохуме…

В принципе, шариатская полиция или исламская “полиция нравов” — явление известное. Подобные учреждения существуют во многих странах, где ислам является государственной религией, причем там они не так уж безобидны: в Афганистане времен талибов “шариатская полиция” вообще отличалась крайней жестокостью, жертвами которой чаще всего становились женщины. Однако же что делает эта самая “полиция” в Германии, где а) ислам не является государственной религией; б) существует законодательный запрет даже на отдаленное копирование государственных силовых структур, в том числе на использование понятия “полиция”?

Идея “шариатской полиции” Германии пришла в голову одному из лидеров немецких салафитов — 33-летнему конвертиту по имени Свен Лау. В своих многочисленных выступлениях он не раз и не два уверял всех в том, что его “полицейские” желают лишь одного — предотвращения насилия во время исламистских демонстраций, мирного распространения “единственно верной религии”, а также присмотра за слабыми духом единоверцами, поддавшимися на уловки шайтана и ведущими греховный, европейский образ жизни…

Интересно, что подобные патрули — уже не новость в пределах Евросоюза: к примеру, когда во Франции бушевали знаменитые “бунты парижских предместий”, а Николя Саркози, в то время еще министр внутренних дел, сбивался с ног, рассылая то туда, то сюда отряды полицейских, в некоторых особо “горячих точках” также вдруг, словно из-под земли, появились “шариатские патрульные” (полицией они себя тогда не называли). Крепкие бородатые дядьки, сжимая в руках Коран, провозглашая “миру мир” и, между прочим, в самом деле эффективно “замиряя” бушующие толпы юнцов-мусульман, попутно требовали у французского правительства узаконить это патрулирование в районах и городах, где проживают французские мусульмане.

В Германии подобная попытка провалилась, не успев стартовать: отголоски французского “исламского бунта” затихли после пары хулиганских выходок в Гамбурге и Берлине.

Соответственно, поспешно предложенная немецкому правительству “помощь”, заключающаяся в оперативном создании таких же патрулей, которые, по мнению руководителей ряда исламских общин, должны были сопровождать регулярные полицейские наряды, просто не понадобилась. Представители немецкой полиции вежливо ответили, что им достаточно специалистов‑мусульман, уже служащих в рядах правоохранителей в ФРГ, и не стоит, как говаривал средневековый британский монах‑философ Оккам, “умножать сущности сверх необходимого”.

Как видно, от идеи установить собственный полицейский надзор немецкие исламисты все же не отказались. На этот раз они попытались прибегнуть к политике свершившихся фактов: ни у кого не спросив, вывели на улицы рейнвестфальских городов своих “оранжевых миротворцев”. Автор этой новой попытки, Свен Лау, поспешил заявить, что “бундесбюргеры рады нашему присутствию и с удовольствием общаются с нами”.

Увы, в действительности все оказалось совершенно наоборот: в настоящую, не шариатскую, полицию посыпались заявления о нарушении общественного порядка, об угрозах и даже попытках физической расправы над теми, кто отказывался последовать “кротким увещеваниям” бородатых “миротворцев”.

Германия демография

Германия - структура мусульман по сектам

А когда выяснилось, что они при этом еще и агитируют за джихад и пытаются средь бела дня вербовать “белых шахидов” — у немецких властей лопнуло терпение. Последовали гневные заявления местных политиков, за “шариатской полицией” устроили показательную охоту… Только вот оказалось, что она к такому повороту событий готова: патрули исчезли, словно по мановению волшебной палочки, а основные зачинщики, во главе с тем же Свеном Лау, вдруг очутились вне пределов Германии и даже Европы — по сведениям немецких спецслужб, 33‑летний “проповедник ненависти” обретается нынче в Сирии, в одном из базовых лагерей “Исламского государства”. К слову, он там такой далеко не один: в рядах фанатиков, сражающихся за халифат, имеется уже целое подразделение, составленное исключительно из немцев, перешедших в ислам.

Как же оценить все эти события? Некоторые немецкие политологи высказывают мысль о том, что в земле Северный Рейн — Вестфалия был произведен своего рода эксперимент, запущен “пилотный проект”, цель которого заключалась в том, чтобы выяснить количество живущих на данной территории мусульман, готовых воспринять и даже поддержать “новую силу”, а также реакцию немецких властей на возможность делегировать определенные силовые полномочия по отношению к жителям, исповедующим ислам, неофициальным “стражам порядка”. Ответы в обоих случаях оказались негативными — соответственно, эксперимент был признан неудачным и прерван. Или отложен “до лучших времен”.

В Германии (многие не знают, поэтому я объясню) от начала июня до конца декабря есть только один-единственный общефедеральный праздник и нерабочий день, это 3 октября, День воссоединения (могли бы, конечно, взять 9 ноября, когда пала Берлинская стена, но у нас этот день отягощен по самую макушку, почти как 9-е ава).

Германия демография

Германия - мигранты по странам происхождения

Так вот, в этот единственный за полгода нерабочий день мусульмане проводят День открытых дверей в своих мечетях. И этот их день открытых дверей вовсю пропагандируется в прессе и на ТВ. Немцы пачками приходят в местные мечети, и там их охмуряют. Про воссоединение Германии в этот день никто и не вспоминает. Какое там воссоединение, когда можно (и нужно) пойти в мечеть.

Результаты налицо: даже на главных каналах телевидения конвертитов хватает.

Можно перечислить многих, но достаточно назвать одного, это Томас Беллут, возглавляющий Второй канал, ZDF.

Его жена турчанка, телемодераторша естественно, тоже вовсю заправляет на этом канале. А вот критик ислама, египетский араб Хамед Абдель-Самад, умнейший человек, вынужден был жить под охраной полиции, а теперь вообще уехать из страны, чтобы его не убили.

Другого критика ислама, моего почти соседа, Захид Хана, пытались убить уже раза три. Хорошо, что он с собой носит пистолет и достаточно метко стреляет.

А на блистательного писателя турецкого происхождения, немецкого Жванецкого Акифа Пиринчи, который ислам на дух не переносит, завели уголовное дело. Слишком много себе, видите ли, позволяет.

Общее число немцев-конвертитов в ислам - минимум 40 тысяч, но, говорят, это только вершина айсберга, в реальности их не менее 100 тысяч. И стоит им конвертироваться, как большинство из них тут же тянет в экстремизм и терроризм. Не так давно по Берлину ходила одна такая полоумная в черный тряпках. Родила сына и собиралась взорваться вместе с ним в одной из горячих точек. Лучше всего таких психопатов сразу бы упекать в закрытые психушки, а она гуляла на свободе даже когда уже было известно, что она замышляет.

В Германии появилась шариатская полиция, следящая на улицах за соблюдением законов Пророка. Все, как где-нибудь в Иране или странах Аравийского полуострова. Правоверный патруль в центре Европы — звучит дико, но лет сто назад нелепой посчитали и фразу «мечеть в немецком городке», ныне же таковых сотни, если не тысячи. Вполне закономерно, что вслед за появлением минаретов на Рейне там возникла и шариатская полиция.

Руки, впрочем, пока не отрубают и камнями не побивают, как это принято на Ближнем Востоке. Просто с наступлением сумерек группы крепких парней «патрулируют» улицы городка Вупперталь, и останавливают для чтения нотаций тех, кто был застигнут за употреблением алкоголя. Ни от кого исламские «дружинники» не прячутся — даже носят оранжевые накидки, как полицейские, но с надписью Shariah Police.

Не скрывается ни от кого, а, наоборот, гордо позирует на фотографиях (в отличие от прочих участников «патрулей», предпочитающих прятать свои лица) и их лидер — Абу Адам, он же Свен Лау, новообращенный мусульманин-салафит. Лау был пожарным, потом ощутил потребность в новой духовности, которую обрел в 1999 году почему-то в экзотическом и для Германии, и для большинства живущих в ней мусульман религиозном движении. Спустя некоторое время Абу Адам стал руководителем мечети и отделения салафитской организации с красноречивым названием «Приглашение в рай» в городе Мёнхенгладбах (земля Северный Рейн-Вестфалия), недалеко от Вупперталя. В декабре 2010 года полиция уже проводила обыски в помещениях, связанных с «Приглашением в рай» и еще одной радикальной исламской группировкой — «Центром исламской культуры в Бремене» — обвинив их в «стремлении создать исламскую теократию в Германии». Стражи конституции, как видим, не ошибались.

Исламизм как замена левачеству

О сути салафизма говорит уже его название — салаф (на арабском «предшественники»), отсылающее к «эпохе праведных халифов», далекому VII веку. Представители этого течения ратуют за возврат к тем временам и «очищение» ислама от всех последующих «языческих» наслоений. Поэтому, например, салафиты — от Казахстана до Туниса — разрушают надгробия известных мусульман (включая могилу матери Пророка в Саудовской Аравии), считая почитание таких объектов идолополнством. Отрицание всех исторических и национальных составляющих ислама, вошедших в него за тысячу с лишним лет, отделяет салафитов от всех прочих мусульман, превращая в радикальный резерв «консервативной революции», стремящейся достичь несуществующего ныне состояния исламской уммы.

Германия демография

В полном размере: Германия - мечети

Неудивительно, что ряды этого движения в Германии состоят в значительной степени из немцев, ищущих альтернативу бюргерскому быту. В 1970-е годы они пошли бы в ряды левацких группировок. Сегодня же, когда таковых уже не осталось, образовавшуюся нишу для бунтарей и нонконформистов заполнил салафитский ислам. Выразительной в этом плане выглядит личность Бернхарда Фалька, одной из ключевых фигур, выражающей мнение радикальных мусульман Германии. Апологет известной террористической группировки RAF («Фракции Красной армии»), он стал одним из лидеров продолжавших ее дело боевых «Антиимпериалистических ячеек». «В первой половине девяностых, когда развалился Советский Союз, прекратила борьбу RAF, передо мной встал вопрос о смысле жизни, — рассказал недавно Фальк изданию «Русская планета». — Во время моего ареста в полицейской машине я услышал по радио об удачном теракте ХАМАС. Это стало для меня знаком, подтверждающим, что антиимпериалистическая борьба продолжается как борьба исламская». Вспомним, что и знаменитый террорист Карлос Шакал (Ильич Рамирес Санчес) в начале 1990-х принял ислам. «С 1994 года в документах организации («Антиимпериалистических ячеек» — прим. «Ленты.ру») красной нитью проходит тема солидарности с исламским сопротивлением, в первую очередь Палестины и Чечни», — говорит Фальк.

Многие немецкие салафиты в своем бунте против общества идут так далеко, что не просто создают собственные закрытые общины, но и уезжают жить в исламские страны. По данным Федерального ведомства по охране конституции, только в 2013 году таких «религиозных эмигрантов» было около шестидесяти. Это немало, если учесть, что общая численность салафитов в Германии — около четырех тысяч. В марте 2013 года журналист Der Spiegel посетил колонию, созданную немецкими салафитами в районе Мандара на севере Александрии. Этот египетский город хорошо известен как один из центров салафизма, чьи агрессивные представители не раз за последние годы поджигали местные христианские церкви. Свен Лау, как отметил журналист, регулярно посещает это египетскую поселение своей паствы.

«Аль-Каида» и шариатские патрули

Надо отметить, что идеологию такого ухода из мира и религиозной эмиграции описал в своем фундаментальном труде «Вехи на пути» (1964) еще представитель радикального крыла «Братьев-мусульман» Саид Кутб. Все это, утверждал он, должно создать базу для последующей исламской революции. Сам до нее он не дожил (в 1966 году был казнен за участие в заговоре), но уже в 1971 году в Египте возникает группировка «Ат-такфир валь-хиджра» («Обвинение в неверии и уход от мира»), чей руководитель Шукри Мустафа был — как в этом году глава «Исламского государства» Абу Бакр аль-Багдади — провозглашен своими соратниками новым халифом. «Халиф правоверных» призывал сторонников к переселению в «отдаленные места», все по Кутбу. Неудивительно, что уже в 1990-е годы Египет охватила кровавая война с радикальными исламистами, которые пытались вооруженным путем свергнуть президента Хосни Мубарака. Позже одна из этих группировок — «Исламский джихад» — станет местным филиалом «Аль-Каиды», а ее лидер Айман аз-Завахири — правой рукой и преемником Усамы бен Ладена.

Германия демография

Германия - процент мигрантов по провинциям

Это закономерно. Как отмечает профессор Патрик Басцио из Университета Сальве Регина (штат Род-Айленд), американский исследователь радикального исламизма, в идейном плане «Саид Кутб ведет нас к Абдалле Аззаму (известный исламский теолог, в 1980-е годы ставший проповедником джихада в Афганистане — прим. «Ленты.ру»); Аззам ведет нас к Усаме бен Ладену; Усама бен Ладен ведет к Айману аз-Завахири».

В связи с этим можно указать на ряд интересных моментов. Например, что Вупперталь, где сейчас появились «шариатские патрули», граничит с городом Золинген, где в 2011-2012 годах действовала салафитская организация «Миллату Ибрахим». Создателем ее был Мохаммед Махмуд, отсидевший перед этим в 2007-2011 годах срок в австрийской тюрьме за создание интернет-ресурса «Глобальный исламский медиафронт», связанного с «Аль-Каидой». Вторым лицом в организации был Деннис Мамаду Кусперт, сын африканца и немки, более известный как ганста-рэпер Дезо Догг. В 2010 году он принял ислам, в мае 2012 года отметился в устроенных членами «Миллату Ибрахим» уличных беспорядках (из-за которых организация была запрещена), а в 2013 году «всплыл» в Сирии как вождь воевавшей там «Немецкой бригады Миллату Ибрахим». По одной из версий, Дезо Догг погиб в апреле этого года, по другой, которой придерживаются спецслужбы ФРГ, — по-прежнему воюет под руководством «халифа Ибрахима» (Абу-Бакра аль-Багдади).

Разумеется, на фронт джихада уехали не все немецкие салафиты, а всего лишь около 10 процентов. К тому же, в последние месяцы воевавшие в Сирии и Ираке джихадисты начали возвращаться домой. И кое-кто из них вполне мог взяться за наведение «исламского порядка» на улицах немецких городов.

Аналогичным образом дела обстоят и в Других странах. Так, в Великобритании это уже признали серьезной проблемой для безопасности государства.

Германия демография

Многоженство в Германии

Впервые шариатские патрули появились в Лондоне в январе 2013 года. Скотленд-Ярд однозначно связал их с деятельностью запрещенной салафитской организации, известной под названиями «Аль-Мухаджирун» и Islam4UK. Вождь организации, Анжем Чаудхари, в свое время публично одобрил теракт 11 сентября 2001 года и призвал к введению законов шариата на всей территории Соединенного Королевства, а сейчас позиционирует себя как подданного «халифа Ибрагима». «Когда я говорил с ним на прошлой неделе, — писал 6 сентября в The Guardian журналист Эндрю Энтон, — он отрицал все обвинения по поводу зверств боевиков «Исламского государстве», одобрял использование ими казни через распятие и признал лидера «Исламского государства» Абу Бакр аль-Багдади «халифом всех мусульман и главы верующих». А ведь еще в 2012 году эксперты Международного центра радикализма и политического насилия отмечали: «Миллату Ибрахим» имеет тесные связи с группой британских экстремистов, известной как «Аль-Мухаджирун».

Член совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте России профессор Александр Игнатенко в беседе с автором данной статьи констатировал, что «Аль-Мухаджирун» (Islam4UK), «Миллату Ибрахим» и подобные им организации, в названии которых обычно содержится Shariah4 («Шариат для» такой-то страны), являются местными авторизованными филиалами «Исламского государства», унаследовавшего эту зарубежную сеть от «Аль-Каиды», с функцией его агитационно-рекрутинговых центров.

Акции сторонников Чаудхари, такие как марш 13 декабря 2013 года в лондонском Ист-Энде с требованиями запрета продажи алкоголя в местных магазинах, несмотря на свою малочисленность, апеллируют к весьма широким кругам фундаменталистски настроенных мусульман-иммигрантов. Как сообщила 22 декабря 2013 года газета The Telegraph, в ряде магазинов сети Marks and Spencer продавцы-мусульмане отказываются пробивать на кассе покупателям свинину и алкоголь и что руководство сети даже выпустило инструкцию, в которой призывает столь ретивых ревнителей шариата в подобных случаях «в вежливой форме» просить покупателей «пройти на другую кассу». Так или иначе, но шариат стучит в двери британцев и немцев — уже не только в переносном смысле.

Что означает появление патруля «шариатской полиции» на улицах немецкого городка?

Поздним вечером 4 сентября на улицы Вупперталя вышли 11 молодых бородатых парней, облачённых в оранжевые жилеты с крупной надписью Shariah Police (англ. «Шариатская полиция»). На входе в турецкие дискотеки, кафе и игорные заведения они под видеосъёмку своего оператора останавливали молодёжь, вразумляя её на предмет отказа от алкоголя и азартных игр.

Германия демография

Германия - график опасения представителей чужих религий

Уже вскоре рейд шариатских «блюстителей нравственности» пресёк наряд городской полиции, установивший, что все они — хорошо знакомые правоохранительным органам местные салафиты. Переписав их установочные данные, полицейские велели им снять жилеты и разойтись, что те безропотно исполнили. Но уже к утру в интернете появился видеосюжет, в котором одиозно известный в Германии салафитский проповедник Абу Адам (в миру - немец-конвертит Свен Лау), комментируя рейд своих духовных учеников, заявлял, что «мы хотим жить по законам Аллаха», и призывал зрителей жить по шариату.
После появления этого видео политики и руководство мусульманских организаций Германии поспешили выступить с надлежащими заявлениями. Первым «отметился» министр внутренних дел Северного Рейна–Вестфалии Ральф Йегер: «Нет оправдания этим самозваным блюстителям общественной морали. Мы не позволим экстремистской организации угрожать местным жителям на улицах города!», - возмущённо заявил он.

Мусульманские организации Германии тут же дистанцировались от выходки «птенцов гнезда Абу Адама». «Самовольно узурпировать полицейскую работу неприемлемо, - сказал глава Координационного совета мусульман Али Кизилкайя. - Даже при том, что подавляющее большинство немецких мусульман не отождествляют себя с салафитами, эта акция нанесла ущерб репутации всей общины». В том же духе высказался и председатель Центрального совета мусульман Айман Мазиек, не преминув, однако, подчеркнуть, что «эти молодые экстремисты уже давно отошли от мусульманской общины».

Выждав пару дней, которые им понадобились, видимо, для всестороннего изучения инцидента, свои гневные вердикты высказали главы федеральных МВД и Минюста Томас де Мезьер и Хайко Маас: «Шариата на немецкой земле мы не потерпим!» - провозглашал один. «Никаких параллельных, нелегальных органов юстиции мы не потерпим», - вторил ему другой. А вечером 8 сентября по данному поводу сочла нужным высказаться и канцлер Ангела Меркель. «На определённую деятельность существует государственная монополия», - напомнила она, призвав «к решительным действиям против самопровозглашённой шариатской полиции».

Слушая все эти громогласные заявления первых лиц государства, невольно зарождался вопрос: то, что Абу Адам, он же Свен Лау, субъект совершенно отвязанный — факт. Но ведь не до такой же степени, чтобы всерьёз вводить в Германии шариатскую полицию? На этот не заданный вслух вопрос исчерпывающе ответил доктор юридических наук, исламовед Маттиас Роэ:

«Эти парни добились, чего хотели, - сказал он в интервью Deutsche Welle. - А хотели они минимальными средствами добиться максимального рекламного эффекта. Принявший ислам Свен Лау с гордостью постит на Facebook репортажи о своём пиар-ходе. Рассказали о нём все - от самых серьёзных газет до бульварной прессы. Большинство населения Германии с глубоким недоверием относится даже не к мусульманам, которые живут в Федеративной Республике, а к исламу как таковому. Немцы воспринимают его как абстрактную угрозу, которая, однако, становится вполне конкретной».

Будь этот инцидент единственным в своём роде, не стоило бы мне и браться за эту статью — о вуппертальском рейде салафитов сообщали и российские СМИ. Но проблема куда шире и глубже. Исламистский радикализм в Германии активизируется, представляя всё большую угрозу безопасности немецкого общества. А чем на это отвечает общество, кроме чинных демонстраций организованного протеста?

«В Германии критикам ислама и исламизации ведущие СМИ и либералы приклеивают ярлыки «нацистов» и «расистов», - с печалью констатирует депутат городского совета рейнвестфальского Хертена Ютта Беккер. - У меня репутация человека, который разжигает рознь, потому что я не желаю мириться с исламизацией нашего города (в 60-тысячном Хертене уже есть 6 мечетей, но местные мусульмане добиваются строительства 7-й, против чего выступают сторонники Беккер. – прим. ред.). Однако христианские лидеры предпочитают хранить молчание. Во время христианско-исламских диспутов католические священники и протестантские пасторы просят, чтобы я не выступала – они боятся возможных проблем».

А проблемы немецкие «исламофилы» могут создать любому. Недавний пример — гонения, устроенные ими заместителю главного редактора газеты Bild Николаусу Фесту. В разгар прокатившихся по мегаполисам Германии июльских пропалестинских демонстраций, перераставших в оголтело антисемитские, он имел неосторожность откровенно написать в своей статье: «Я позитивно отношусь ко всем религиям, исключая ислам. Мне не нравится высокий процент преступности среди молодых мусульман, их антисемитизм, презрительное отношение к женщинам и сексуальным меньшинствам». Статью Фест завершил такой фразой: «Мне не нужен импортированный расизм. И всё, что связано с исламом, мне тоже не нужно».

Боже, какой разгорелся скандал! Редакция тут же публично извинилась, сделав собственному замглавреда публичный же втык, заявив на своих страницах, что «нельзя валить в одну кучу ислам и исламизм, мирных законопослушных мусульман и кучку буйных антисемитов» (хороши «кучки»: в Берлине, например, на улицы одновременно выходили свыше тысячи таких «буйных»; их рёв «Israel vergasen!» (нем. «Израиль затравить газом!») был слышен за кварталы от места их «дефиле»). К слову заметить, в те же дни глава Координационного совета мусульман Али Кизилкайя на голубом глазу уверял, что «мусульмане Германии отвергают антисемитизм».

Резонно возникает ещё один вопрос: а что немецкие власти говорят по этому поводу? Не в связи с «шариатской полицией» - по поводу угрозы исламизма?
28 августа король Саудовской Аравии Абдуллах на встрече с иностранными послами заявил, что исламский террор с Ближнего Востока может вскоре распространиться на Европу и Америку. «Если не будут предприняты срочные меры, террор начнётся в Европе уже через месяц, а в Америке — через два», - сказал король и попросил, чтобы его предупреждение послы донесли до сведения своих правительств.

По данным Федерального ведомства по охране конституции (немецкой контрразведки), на стороне «Исламского Государства» сейчас воюют около 500 немецких салафитов. Понятно, что рано или поздно уцелевшие вернутся домой. Да, собственно, около сотни уже вернулись. Но на предупреждение короля Абдуллаха глава контрразведки Ханс-Георг Маасен уверенно заявил: «Германия, в отличие от Великобритании, не стала повышать уровень террористической опасности - в связи с отсутствием конкретных предупредительных знаков. Но мы намерены решительно бороться с исламистским движением на территории нашей страны».

Любопытно, какие ещё «знаки» нужны главному немецкому контрразведчику?..

http://svpressa.ru/world/article/97781/

http://ru-crazy-news.livejournal.com/297295.html

http://lenta.ru/articles/2014/09/21/islamistsineu/