Прошло два с лишним года после проведения блоком НАТО и его арабскими союзниками военной операции по уничтожению режима Муаммара Каддафи в Ливии. Война декларировалась Вашингтоном, Парижем, Лондоном и Лигой Арабских Государств как «гуманитарное вмешательство» во имя интересов мирных жителей ливийского государства. Однако установление «демократии» привело не к торжеству демократических и гуманитарных ценностей, а к победе откровенного бандитизма, архаичных родоплеменных отношений и исламизма. Так, Ливия, вопреки протестам Запада, решила перейти на нормы шариата. Как и предсказывали многие эксперты, победа «арабской весны» неизбежно ведёт к исламизации стран Северной Африки, возвращению архаичных отношений. Сохранить светскость государства на Ближнем и Среднем Востоке может только диктатура, авторитарный режим. В частности, в Египте светскость страны пока сохраняет только армия. Причём и она не может остановить процесс дехристианизации страны.

Ливия - раздел

Во вторник ливийский парламент — Всеобщий национальный конгресс — проголосовал за то, чтобы сделать шариат основой законодательства страны и «основой деятельности институтов власти всех уровней».

Шариат — это совокупность правовых, канонически традиционных, морально-этических и религиозных норм ислама (с араб. «правильный путь»). Теперь все новые законы должны соответствовать нормам шариата, а старые будут проверены на соответствие исламским нормам. Для этого будет создан специальный комитет. На основе шариата также будут сформированы положения уголовного и финансового права. Таким образом, кредиты в Ливии могут стать беспроцентными, так как шариат запрещает ростовщичество.

Сказать, что переход к шариату Ливии, которая фактически развалена на ряд государственных образований и автономных племенных территорий, оказался сюрпризом, нельзя. Так, практически сразу после убийства Каддафи, на церемонии упразднения Ливийской Джамахирии, глава Переходного национального совета Мустафа Абдель Джалиль заявил, что исламское государство Ливия примет шариат в качестве основного источника законодательства. При этом глава Переходного национального совета пообещал, что новые власти будут придерживаться «умеренного ислама» и разгромят радикальных исламистов.

Ливия - этническая карта

Ливия - этническая карта

Однако в стране «умеренного ислама» исламистские движения процветают до настоящего времени. Ливия стала центром поставки оружия в соседние страны, в Сирию, где продолжается борьба законных властей и бандформирований. Ливия также является крупнейшим поставщиком «пушечного мяса» — боевиков. Повальная безработица, наличие значительной массы молодых мужчин, имеющих боевой опыт, и свободное распространение радикальных идей создали прекрасную почву для рынка наемников и «идейных» джихадистов. Этнические и расовые чистки (преследование черных), массовые убийства сторонников Каддафи, факты зверств и пыток в тюрьмах так и остались не только безнаказанными, но и даже толком не расследованными.

Естественно, что в Евросоюзе такая новость вызвала озабоченность. Докладчик Европарламента по Ливии Анна Гомес считает, что «введение шариата не основано на демократическом процессе принятия решений». Гомес подчеркнула, что Ливия должна придерживаться общепризнанных норм, уважать права человека. Шариат вызывает озабоченность, так как в нём присутствуют нормы, притесняющие права женщин и явно противоречащие правам человека. Власти Евросоюза предупреждают, что они извлекли уроки из «арабской весны» и воздержатся от поддержки правительства, которое нарушает международные обязательства, в частности, по отношению к соблюдению прав военнопленных и прав женщин.

Отдельные нормы шариата, которые содействовали строительству справедливого общества, реализовал ещё Каддафи. Так, при нём запретили ростовщичество, ввели зякат — дополнительный налог в пользу бедных. При этом Каддафи был против идеи халифата, так как народ не должен подставлять шею под ярмо власти халифа, сосредоточившего в своих руках духовную власть.

В целом исламский крен властей, которые приходят на смену «арабской весной» авторитарным, но светским режимам, удивлять не должен. Светские режимы на Ближнем и Среднем Востоке, в том числе и павший в 2003 году режим Саддама Хусейна, ориентировались на СССР (до его падения), страны Западной Европы и США. Они проводили модернизацию в обществе, родоплеменные отношения и наиболее архаичные нормы, в том числе религиозные, постепенно уходили в прошлое. Необходимо было ещё несколько поколений, чтобы население региона перешло на иную ступень развития. Такие же процессы шли и в Ливийской Джамахирии. Шёл рост грамотности населения, его образования, росло городское население, светская интеллигенция, родоплеменные отношения разрушались. Однако насильственное разрушение светских режимов вернуло регион в прошлое, архаизация стала главной тенденцией в общественной жизни.

Светские интеллигенты, вестернизированная молодежь, либерально-демократические движения, которые вместе с исламистами (а они на первых порах часто представляли незначительный элемент революционного движения) свергали «кровавые режимы», сами и проложили дорогу джихадистам. Диктаторы держали в ежовых рукавицах радикальных исламистов, они были в глубоком подполье. В дальнейшем исламисты получали полное доминирование или занимали важные позиции.

Западная идеология не может противостоять исламу. Основная масса населения, те же бедняки, крестьянство в Египте, ориентируются именно на ислам. Исламисты доступно отвечают на базовые вопросы: «Кто виноват» и «Что делать». В этом отношении можно вспомнить опыт Февральской революции 1917 года в России. Самодержавие уничтожили либерально-масонские круги, аристократы, генералы, банкиры, промышленники и интеллигенты, ориентированные на западные ценности. Однако они не смогли удержать в руках власть, так как их ценности и понятия не соответствовали базовым ценностям традиционного, патриархального русского населения (крестьянства). Российские радикалы — большевики — перехватили управление в свои руки, получив поддержку большинства. Хотя до Февральской революции они были маргинальной группой, не имеющей никаких шансов на успех.

Схожую картину мы видим и на Ближнем и Среднем Востоке, вестернизированные группы населения становились основной движущей силой революции в Тунисе, Ливии и Египте. Однако они не могут дать целостную программу развития страны, решить внутренние проблемы. В результате власть перехватывают исламисты, или получают настолько сильные позиции, что с ними приходится считаться. Происламские политические силы поддерживаются населением не только потому, что ислам — это традиционная религия региона, но и по причине определенной «левизны». Исламисты декларируют ценности справедливого общества (социализма), справедливого распределения, от богатых к бедным, помощь больным, обездоленным и сиротам, бесплатные социальные блага и так далее. Имея столь сильную основу, исламисты одерживают вверх. По крайней мере, на первых порах, пока их дела не доказывают обратного.

К тому же все исламистские движения являются представителями глобального «исламского проекта». Этот проект является альтернативой западному. При разумном подходе, который, кстати, применял Каддафи, ливийский вождь смог сделать удачный синтез ислама и социализма (Ливийская Джамахирия), исламский проект мог бы объединить значительную часть мусульманского мира, по крайней мере, его арабскую часть. Создание Арабской (Исламской) конфедерации, союза могло бы решить массу проблем. В частности, Каддафи такой союз начал формировать в Африке, но это и стало одной из причин его гибели. Против него выступили как западные страны, так как его проект нарушал их монопольную власть в Африке, так и арабские монархии, которые имеют свой проект консолидации арабского мира, но более архаичный, не отвечающий интересам простых людей.

«Исламский проект», который обычно представляют в виде бородатого моджахеда с «Калашниковым» в руках, имеет три версии:

— коранического типа, направленный на восстановление справедливости в обществе. Подобное общество строил Каддафи. Это синтез ислама и социализма, общество социальной справедливости, где соблюдены интересы большинства населения. При появлении лидера вроде Сталина арабско-мусульманский мир может объединиться, по крайней мере, от Северной Африки до границ Афганистана и Пакистана. Это позволит союзу: иметь ядерное оружие (в наличии у Пакистана и наработки Ирана), решив проблему безопасности; огромные запасы углеводородов, и других природных ресурсов при разумном использовании позволят создать базу для индустриального рывка; отказ от отдельных армий в каждой стране и создание единых вооруженных сил позволит сэкономить огромные средства; наличие многочисленного населения даст возможность создать большой внутренний рынок; введение единой денежной единицы на основе золота даст финансовую самостоятельность и т. д. Такой союз позволил бы решить массу внутренних проблем, превратить ныне дичающие, деградирующие территории в цветущие области. Однако такой союз представляет угрозу западному проекту, поэтому все его ростки безжалостно уничтожают;

— союз неорабовладельческого типа, где «элита» живет в роскоши, убивая время на гедонизм, а основная масса населения — «двуногие орудия». Это проект Саудовской Аравии и её союзников — арабских монархий Персидского залива. Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива — ядро этого проекта. ССАГПЗ имеет проект общей валюты, единых вооруженных сил. Возможно появление в скором времени своего ядерного оружия (с помощью Пакистана). Эр-Рияд уже имеет Королевские Саудовские стратегические ракетные силы. Арабская «нефтяная элита» построила крайне несправедливое общество. Шейхи купаются в роскоши, «коренные арабы» в основном бездельничают, основные работы делают гастарбайтеры из других стран.

Саудовская Аравия — это образец потребительского, паразитарного государства, эксплуатирующего природные ресурсы, труд мигрантов, равнодушного к проблеме построения общества созидания и познания. К тому же в нём господствует ветвь радикального ислама, считающего все остальные направления «нечистыми». Именно Саудовская Аравия при участии других монархий является одним из главных спонсоров организаций и ячеек джихадистов по всему миру. Англосаксы и саудиты породили «коллективного Гитлера» — сетевые движения радикальных исламистов, которые являются инициаторами превращения Ближнего Востока в основной фронт глобальной войны. Эта война, по замыслу её создателей, должна нанести смертельные удары по старой Европе, России, Индии и Китаю;

— третий сценарий — это победа прошлого, инволюция. Огромные области Евразии будут превращены в Сомали, Афганистан или Йемен (где 75-90% населения — наркоманы, которые сидят на кате). Это победа «бородатого моджахеда с автоматом». Откат в прошлое, архаизация значительной части человечества. Резкое сокращение популяции в связи с резким падением уровня образования, здравоохранения, постоянной резней между родами, племенами, разными религиозным группами за воду, землю, источники доходов и т. д.

Надо сказать, что проект арабских монархий (Арабский или Всемирный халифат) в итоге приведёт к реализации третьего сценария. Хозяева Западного проекта на это и рассчитывают. Саудиты потерпят поражение, и новые области рухнут в инферно.

В настоящее время Ливия стремительно движется к полной победе третьего сценария. Если поражение потерпит Башар Асад, такая же судьба ждет и светскую пока еще Сирийскую Арабскую Республику, причем на умеренность руководителей различных бандформирований надеяться не приходится. Резня иноверцев, откат к средневековью и изуверская жестокость, разрешение насиловать «неверных» женщин, разрушение инфраструктуры страны, голод, нехватка товаров первой необходимости, бегство сотен тысяч человек на неподконтрольных официальному Дамаску землях уже сейчас стали нормой жизни.

http://topwar.ru/36968-liviya-pereshla-na-zhizn-po-shariatu.html