Шариат по-датски

На первой полосе датской газеты «Экстра Бладет» сегодня появился заголовок «Зона действия законов шариата» с картой районов страны, где имамы т. н. «культурных обществ» создали основанную на шариате альтернативу официальной юридической системе.

Одни из таких районов — Геллеруппаркен, где мне довелось жить некоторое время и участвовать в мероприятиях, которые, как я полагал, способствуют интеграции иммигрантов в наше общество. Статья в газете утверждает, что в ближайшие 10 — 15 лет, согласно мнению экспертов, в этом месте не останется и следа демократии. Я же настаиваю — ну, в зависимости от того, что понимать под словом «демократия», — Геллеруп уже миновал точку невозврата.

Увы, критика со стороны скептически настроенных по отношению к исламу людей, таких, как я, практически всегда игнорируется, а нас клеймят «невеждами» и «глупцами». Поэтому ниже я приведу свидетельства того, что я хорошо знаю ситуацию в этом районе, так, чтобы читатели сами смогли решить, насколько я «невежествен».

Как борются с возвращением экстремистов в Европу

По возвращении из Лондона, где я учился, в 2004 году, у меня не было никакого имущества кроме одежды, что на мне, и пары коробок с книгами. Ни денег, ни жилья. Пару месяцев спустя мне удалось получить муниципальное жильё в Геллеруппаркен. Тогда это было намного проще, чем сегодня. Квартирка оказалась весьма симпатичной, несмотря на мрачную репутацию места.

Некоторое время спустя я стал активистом районного «Мультикультурного общества» и даже занял в нём кресло вице-президента. Незадолго до этого, практически сразу после переезда, у меня появились соседи; симпатичный парень с семьёй. Его сын передвигался в инвалидном кресле. В семье говорили только по-арабски, поэтому я ни с кем из них не общался. Они, впрочем, всегда приветствовали меня улыбками и, казалось, с искренней теплотой. И они, и хозяин дома, Шейх Раед Хлайель, производили исключительно приятное впечатление. Хлайел бы имамом мечети в Гримсхойвэй, но в то время меня это вовсе не интересовало. Позже, когда разгорелся весь этот карикатурный скандал, я с изумлением узнал, что мой замечательный сосед был одним из тех, кто объехал весь Ближний Восток, распространяя клеветнические измышления о Дании.

В один прекрасный день Хлайель исчез. Просто растворился во тьме. Вчера он был здесь — а сегодня его уже и след простыл. В газетах писали, что причина — разочарование в датском правосудии, не наказавшем карикатуристов. Основываясь на моём опыте и том, что я видел после его исчезновения, думаю, на него оказали давление. Мне кажется, полицейские поработали над этим, хотя я и не могу ничего доказать.

Хлайель был хорошим, уважительным соседом — и в то же время врагом моей страны. Так я впервые столкнулся с исламским двоедушием.

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

Но, как я уже упоминал, на тот момент я был вице-президентом «Мультикультурного общества», и отчасти поэтому — членом Датской социально-либеральной партии (радикальная левая партия, приветствующая иммиграцию), и у многих местных жителей пользовался доверием. Ирония состояла ещё и в том, что среди этих людей были и опасные преступники, с которыми я нередко беседовал за столиками кафе в шоппинг-центре Bazar Vest. Я очень многому научился в последовавшие 2 года.

Конечно же, я интересовался тем, что такое ислам, и задавал много вопросов. И что же я слышал в ответ? Старые и молодые, бандиты и пенсионеры, активисты-общественники и бизнесмены, — все в один голос твердили, что они прибыли в нашу страну создавать новое общество. Они были совершенно убеждены в этом и даже горды своим «предназначением»: ведь это новое общество, как они уверяли меня, будет намного лучше старого. И, поскольку я не возражал им открыто, они развивали передо мной блестящие перспективы шариатского благословенного царства. Они умалчивали о наказаниях, ожидающих нарушителей, зато концепцию диммитьюда (правового положения немусульман в исламском обществе) я хорошо изучил в первый же свой визит в «Базар». И то, что мне говорили, позже нашло подтверждение, когда я прочёл коран и другие источники.

Я также понял, что они понимают, когда говорят «мультикультурность». Это значит, что мусульмане должны жить по законам шариата, а мы — по своим законам. Правда, лишь до тех пор, пока наши законы не противоречат их шариату. Это было главной причиной, по которой я сломя голову бежал из «Мультикультурного общества», поскольку ни за что не желал быть частью этого безобразия.

В это время у меня появилось подозрение, что между имамами (как минимум, некоторыми) и группами молодёжи, именуемых полицией и прессой «бандами», существует прямая связь. Ни тогда, ни сейчас у меня нет чётких доказательств, но в «Экстра Бладет» явно прослеживалась связь между системой шариатских судов и группами молодёжи, собирающимися вокруг «культурных обществ» и мечетей. Догадливому читателю легко прийти к очевидным умозаключениям.

Отношение положенное мусульманам к людям
остальных религий и неверующим
в статьях:

Отношение ко лжи в Исламе
Разрешена ли ложь в исламе?
Открытым текстом про другие религии и атеистов
Что говорит Коран про иноверцев
Положение иноверцев при шариате
Что такое джизья?
Отношение к собственности иноверцев
Собственность неверных в исламе
Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе
Ислам о национализме

Очень часто мне приходилось слышать: «У нас тут свои законы». Проблемы тут улаживаются без всякой полиции. Тогда я не мог представить себе шариатские суды в сердце Орхуса (второй по величине город Дании), но сегодня-то я понимаю, о чём они говорили.

В то же время я узнал, что в дни погромов 2008 г., когда «датские карикатуры» напечатали снова, «беспорядки» в Геллерупе организовывались из местного центра самоуправления Иггдрасиль, где родители юных ракаев заседали вместе с парочкой имамов. И всё это в тот момент, когда машины и мусорки полыхали, подожжённые «молодёжью», сражавшейся с полицией.

За три с половиной года, что я прожил в этом районе, я трижды видел «калашников» открыто, в публичном месте. Из них не стреляли, просто демонстрировали. О пистолетах и ножах я не говорю, хотя тоже видел из время от времени. Я полагаю, оружия здесь предостаточно.

Я могу ещё долго описывать свой опыт жизни в Геллерупе, но, полагаю, сказал уже немало. Смысл этого повествования в том ,чтобы показать — я хорошо осведомлён об исламе и об интеграции, и пора переходить к делу.

Местным политикам в Орхусе истинная ситуация в районе Геллеруп хорошо известна. Два примера. Когда принимался план благоустройства, муниципалитет положил немало сил на то, чтобы заручиться поддержкой совета имамов. В ходе переговоров с ними (сами себя они называют «исламские общества» — так оно и есть) были согласованы несколько поправок. Так, социал-демократы «с пониманием» отнеслись к «идее» воздвигнуть мечеть в центре района. И только после этого план был представлен на обсуждение. После одобрения имамами — только вдумайтесь в это!

Как работает пропаганда ИГИЛ

Другой пример — мэр, который возглавлял город до последнего времени, Николай Ваммен (социал-демократ). Его избирали мэром Орхуса дважды, и оба раза этому предшествовали долгие консультации с пресловутыми «исламскими обществами» — т. е. имамами. Ваммен получил их поддержку, а, значит, и большинство мусульманских голосов в Орхусе.

Сегодня социальные условия в городе таковы, что женщины из мусульманских семей составляют большинство «ранних пенсионеров», по сравнению с таковыми вообще и с женщинами-иммигрантками в других регионах страны. Это — одна из причин, почему молодые мужчины здесь лишь изредка привлекаются к социальным работам — или не привлекаются вообще, даже получая пособия. Утверждать, что это как-то связано с договорённостями между имамами и Вамменом, было бы клеветой. Давайте просто поудивляемся.

Добавлю, что городской совет сегодня борется с дефицитом в 300 млн. крон (55 млн. долл.), основной причиной которого являются трансферы на социалку. Между тем Ваммен баллотируется в парламент, и, скорее всего, возглавит одно из ведущих министерств в правительстве или заменит Хелле Торнинг Шмидт на посту председателя партии, если та проиграет на выборах. Всё это самый настоящий кошмар.

ислам

Власть имамов в районе Геллеруп сегодня такова, что его уже можно считать антидемократическим. То, что должно, по мнению «Экстра Бладет», случиться через 10 — 15 лет, уже случилось!

Мне ничего не известно о ситуации в других гетто, о которых рассказывает газета. Но, как и все остальные, я наблюдал, как магазин торговой сети «Нетто» в Нёренбро подвергался постоянным атакам, и нападения прекратились лишь тогда, когда имам (уроженец Дании) велел криминальной группировке оставить магазин в покое, — после того, как «переговорил» с руководством торговой сети. Во время «переговоров» главарь бандитов тоже присутствовал. В свете информации газеты о существовании альтернативной юстиции и моего собственного опыта всё выглядит вполне прозрачно.

Повторяю: я никого не обвиняю, чтобы не прослыть клеветником, я просто искренне поражён, каким авторитетом обладает имам среди отъявленных бандитов, терроризирующих Нёрренбро. Иногда меня спрашивают, как так вышло, что я «переметнулся», как из вице-президента «Мультикультурного общества» получился критик ислама и скептик. Это потому, что я хорошо изучил ислам и мусульман. Я выбрал свободу. Свобода лучше рабства, свет лучше тьмы, а цивилизация лучше исламского варварства.

Через несколько дней — выборы в парламент. Дилемма проста: нынешнее правительство или правительство радикальных социалистов, блока трёх партий, либо делающих вид, что не понимают опасности шариатской экспансии, либо — как в случае с партией «Красно-зелёный Альянс» — напрямую поддерживает её.

Лично у меня нет колебаний.

Взято http://mishmar.info/shariat-po-datski.html

Опубликовано 28 Июл 2017 в 11:00. Рубрика: Заграница. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.