Свершилось! То, о чем долго и страстно мечтали поклонники Хиллари Клинтон, стало явью: бывшая первая леди согласилась-таки облагодетельствовать Америку, официально объявив о своем намерении баллотироваться в президенты США.

Не то, что ей так уж это нужно, вы понимаете, но долг превыше всего: «Простые американцы нуждаются в защитнике, и я готова взять на себя эту роль», – поведала бывшая первая леди в двухминутном видеоклипе, в котором были намечены основные темы ее предвыборной кампании. Облачившись в сверкающие латы заступницы среднего класса, она выезжает на смертельный бой с драконами капитализма. Во главу угла своей кампании она поставит заботу о благосостоянии простых людей и борьбу за ликвидацию материального неравенства.

Козырной туз бывшего госсекретаря, главная надежда на победу на выборах – ее пол. Эту тему пропагандисты Хиллари Клинтон будут раскручивать на протяжении всей предвыборной кампании: мол, американские избиратели ни в коем случае не должны упустить уникальную возможность избрать исторического президента – первую женщину на этом посту. Демократы с успехом обкатали гамбит «исторический президент» в ходе двух последних избирательных кампаний, когда кандидатура Барака Обамы подавалась народу как проверка добродетели избирателей и тест на их готовность смыть с себя застарелый грех расизма. А теперь его в модифицированном виде разыграет Хиллари Клинтон.

Особый упор будет делаться на то, что она теперь бабушка, словно это великое, уникальное достижение, само по себе уже позволяющее считать Хиллари Клинтон достойным кандидатом в президенты. Помимо этого пропагандисты возлагают большие надежды на тему «бабушки», поскольку, по их мнению, она смягчает – «очеловечивает» – имидж бывшей первой леди, хромающей на обе ноги по части обаяния.

Немедленно после объявления о своем намерении, сделанном в социальных сетях, мадам кандидат-в-президенты пустилась в непременное паломничество по четырем штатам, с которых начинается предвыборная кампания – Айова, Нью-Гемпшир, Южная Каролина и Невада. Но вместо того, чтобы, как водится, лететь, она отправилась в путь в минивэне. Эта пропагандистская уловка долженствовала воочию продемонстрировать, что Хиллари Клинтон близка к народу и разделяет его нужды и чаяния. (Хотя, по собственному признанию бывшей первой леди, она уже лет 20 как не сидела за рулем. Забавно прозвучало ее заверение, что она знает жизнь водителей-дальнобойщиков, потому что видела их на шоссе.)

Но этим символическим жестом ее «опрощение» не закончилось. По дороге в Айову минивэн кандидата остановился у популярного среди молодежи недорогого мексиканского ресторана «Чипотле», и Хиллари Клинтон, никем не узнанная, заказала буррито и сама – собственноручно! – отнесла поднос с заказом к столику, вызвав у журналистов пароксизм умиления и восторга. («Какая скромница! И как просто, как человечно!») Они же усмотрели в этом историческом событии признак кардинального перерождения бывшей первой леди. («Это совершенно новая Хиллари, она же никогда в жизни не ела буррито!»)

Руководители ее предвыборного штаба отчетливо сознают уязвимость своего кандидата. Хиллари Клинтон лишена политического таланта и харизмы, которыми так щедро наделен ее муж. На публике она настолько скована и жестко запрограммирована, что выглядит как заводная кукла. Она не в состоянии мгновенно ориентироваться в быстро меняющейся обстановке и часто допускает ляпы, особенно ввиду ее непонятной, импульсивной склонности ко лжи.

Вот и сейчас, не успела Хиллари Клинтон ступить на предвыборную тропу, как солгала, будто все ее бабушки и дедушки были иммигрантами. В считанные часы было установлено, что это вранье. Сотрудники веб-сайта Buzzfeed немедленно вышли на генеалогический сайт Ancestry.com и быстро установили, что лишь один ее дедушка был иммигрантом, а трое остальных благополучно родились в Америке. Ее советники поспешили разъяснить: дескать, вопрос об иммигрантах-родных часто обсуждался в семье Хиллари Родэм, и она решила, что дело обстояло именно так, как она говорит. Интересно, в своей деятельности на посту госсекретаря она тоже руководствовалась слепой верой в «бобы майсы» («одна бабушка сказала»)?!

Неужели Хиллари не понимает, что при нынешнем уровне развития информационных технологий любая ложь разоблачается практически мгновенно? Может быть, и понимает, но не может с собой совладать (примеров тому можно привести множество, но это тема для отдельной статьи). Следует полагать, что лживость бывшей первой леди диктуется  подсознательным ощущением своей неадекватности, потребностью компенсировать ее героическим или жалостливым вымыслом, стремлением расположить к себе аудиторию, вызвать ее сочувствие и симпатию.

В силу этого ее политтехнологам очень важно по возможности ограничить элемент непредсказуемости в ходе предвыборной кампании. Поэтому ими в ход вновь пущена уловка, впервые с успехом примененная ею в 2000 году, когда Хиллари Клинтон баллотировалась в Сенат США от штата Нью-Йорк: она отправилась в поездку по штату объявив, что намерена не говорить, а слушать наказы избирателей. Это позволило ей держать язык за зубами и отмахиваться от неудобных вопросов. Так и сейчас предвыборная кампания спланирована таким образом, чтобы максимально оградить кандидата от прессы и защитить ее от себя самой. На первом этапе не запланировано ни пресс-конференций, ни программных выступлений, количество интервью сведено к минимуму. Избирателям предлагается изготовленное из лапши предвыборное блюдо под девизом «Женщина из народа идет в народ».

Даже либеральные политтехнологи поражены тем, как бездарно были организованы первые шаги Хиллари Клинтон не предвыборной тропе. Каждая мелочь была настолько вопиюще фальшива, что вызывала саркастические ухмылки у наблюдателей. Особенно нелепо выглядела ее «встреча с простыми американцами» в Айове. Один из трех участников этого исторического события охотно поведал журналистам, что все трое — активисты Демократической партии, что они были отобраны по рекомендации лидеров Демократической партии штата и тщательно проинструктированы, как им себя вести, какие вопросы задавать и как реагировать на ответы великого человека. Кстати, по дороге на эту встречу кортеж Хиллари Клинтон проехал, не останавливаясь, мимо группы стариков в инвалидных колясках, специально собравшихся, чтобы пообщаться с живой легендой. Опытные политики боятся таких пиаровских «проколов», как огня, но уж больно страшится Хиллари Клинтон спонтанных контактов с неподготовленными представителями населения.

Словом, первый блин – явно комом. Неужели Хиллари надеется убедить избирателей в том, что она – непримиримый враг «Больших денег»? Это на фоне хвастливых заверений ее поклонников, что она раздавит всех соперников денежной мощью? Это на фоне сообщений о ее гигантских гонорарах за публичные выступления (по 250 000 – 300 000 долларов), о громадных авансах за ее книги, которые никто не покупает и не читает, о ее бесстыдной торговле своим политическим влиянием,  приносящей сотни миллионов долларов взяток, собираемых со всего мира под видом якобы пожертвований в ее семейный фонд?

После всех подобных сообщений особенно пикантно выглядело в беседе с тремя «простыми американцами» ее негодование по поводу «непомерных окладов руководителей корпораций и глав хедж-фондов». Между прочим, учитывая, что ее публичные выступления редко длятся больше часа, почасовая оплата Хиллари Клинтон далеко превышает ставки заработков всех руководителей крупнейших американских корпораций. Ну, а что касается «глав хедж-фондов», упоминание о них, видимо, следует считать «фрейдистской оговоркой» – ее зять Марк Мезуински возглавляет именно хедж-фонд.

Судя по всему, существенная роль в кампании будет отведена жене этого зятя — дочери бывшей первой четы Челси в амплуа миссионера, призванного обратить молодое поколение в  клинтоновскую веру. «Первую дочь» уже начинают раскручивать. В гламурном журнале Elle появилась хвалебная статья о ней со снимком старательно отретушированной, одетой по последней моде Челси Клинтон-Мезвински на обложке. Автор статьи, захлебываясь от восторга, перечисляет бренды каждого предмета ее «прикида», смакуя имена модных кутюрье и ювелиров, которые удостоились чести одевать и украшать дочь президента Билла Клинтона и (они надеются) президента Хиллари Клинтон.

Позволю себе усомниться в том, насколько успешной будет эта тактика. Если ее мать страдает от острого дефицита политического таланта и харизмы, то Челси их просто начисто лишена. При весьма заурядной внешности она не обладает ни крупицей обаяния, и сочетает деревянную скованность с надменностью принцессы, остро осознающей свое первородство. Ее трудовой путь – от финансового аналитика компании Avenue Capital Group до «консультанта» телевизионной компании NBC с годовым окладом в 600 000 долларов и сотрудницы прославленной консалтинговой компании в области менеджмента McKinsey – способен только оттолкнуть рядового избирателя, особенно учитывая, что ни на одном месте Челси не могла задержаться ввиду очевидной профнепригодности.

Ее единственное крупное достижение в жизни – удачный выбор родителей. Подумать только, такая молодая – и уже мисс Клинтон! А обстоятельства ее нынешней жизни – высокооплачиваемая должность вице-президента семейного фонда, муж-инвестиционный банкир, квартира стоимостью 10,5 миллиона долларов в фешенебельном районе Нью-Йорка, круг гламурных знаменитостей и друзей-плутократов – вряд ли помогут Челси выдать себя за простую молодую женщину, «такую же, как все». Можно ли без иронической усмешки слушать ее поучения вроде следующего: «Одна из наших основных ценностей заключается в том, что Америка – страна равных возможностей»? Или ее кокетливое признание, что деньги ее «совершенно не интересуют». Сразу видно человека из народа, не правда ли?

Как же оценить шансы Хиллари Клинтон? Она обладает целым рядом бесспорных преимуществ. Главный из них: она – Хиллари, великая и несравненная, фактически королева Америки; ее все знают, ей все должны, она вот уже четверть века у всех на виду и уже по одной этой причине заслуживает победы на выборах – просто по выслуге лет. Во-вторых, она женщина, те, кто не хотят за нее голосовать – женоненавистники, так их и ославит верная пресса. Ну а что касается женщин, так те просто обязаны отдать ей свои голоса хотя бы из гендерной солидарности: ее триумф будет их триумфом.

Наконец, она намерена мобилизовать неслыханные финансовые ресурсы. Если президент Обама потратил на предвыборную кампанию 2012 года рекордную по тем временем сумму – 1,1 миллиарда долларов, то его бывший госсекретарь планирует собрать в два с половиной раза больше – 2,5 миллиарда. Если предположить, что Хиллари Клинтон поддержат 65 915 796 избирателей, которые в 2012 году проголосовали за Обаму, это значит, что она собирается потратить рекордные 37,92 доллара на каждый голос. Это позволит ей похоронить под денежной лавиной любого дерзкого демократа, который осмелится бросить ей вызов, а потом обрушиться всей своей исполинской финансовой мощью на республиканского соперника.

Но ее кандидатура не лишена и серьезных изъянов. Главный из них: она – Хиллари!, великая и несравненная, фактически королева Америки; ее все знают, ей все должны, она вот уже четверть века всем мозолит глаза и почему-то считает, что уже по этой причине заслуживает победы на выборах – просто по выслуге лет, пришел ее черед. Иными словами, если не считать самых верных поклонников, она всем смертельно надоела, а утверждения, будто место в Белом Доме ей «положено», вызывают лишь раздражение.

В глазах избирателей, который жаждут перемен, она – символ прошлого, тем более что ей нечем козырять, кроме реальных и мнимых достижений ее мужа-президента Билла Клинтона. Ей трудно обхаживать избирателей: мешает ее малосимпатичная личность. За минувшие годы она несколько пообтесалась, но тем не менее эта все та же Хиллари, которой республиканцы пугают своих детей. Выведенная из себя – а она заводится с полоборота, — мадам Клинтон срывается на визгливый крик, ее ледяные глаза мечут молнии, она может только отталкивать, а не привлекать.

Хиллари Клинтон – крайне слабый и неуклюжий политик, легкая добыча для более разворотливых соперников. Легко себе представить, как непринужденно ее растопчет на диспуте, скажем, капитан чемпиона страны — гарвардской команды по дебатам Тед Круз или блестящий Марко Рубио. А тот факт, что демократы сделают все возможное, чтобы вымазать республиканских кандидатов грязью, гарантирует повышенный интерес к таким диспутам и, стало быть, огромную аудиторию.

Далее, Хиллари Клинтон погрязла в скандалах. Разумеется, пресса будет всячески отговаривать республиканцев приподнимать завесу над ее неприглядным прошлым, стращая их недовольной реакцией общественности, особенно молодежи, которая ничего не знает (и знать не желает, как уверяет нас левая пропаганда) о красочном прошлом бывшего госсекретаря, которое сделало бы честь и матерому уголовнику.

Что верно, то верно: стержневой элемент демократического электората не хочет слышать о прегрешениях Хиллари Клинтон, он закостенел в своей преданности бывшей первой леди. Но эти люди в любом случае голосовать за республиканца не будут. А вот как отреагируют молодые избиратели, узнав, например, что Хиллари Клинтон покрывала «романтическую жизнь» своего мужа, изобиловавшую самыми разными деяниями, в том числе и предусмотренными уголовным кодексом? Как они отнесутся к множеству других ее прегрешений против морали и просто преступлений?

О деятельности Хиллари Клинтон в более поздние времена известно достаточно много: тут и непрерывная череда внешнеполитических провалов администрации Обамы, к которым она приложила руку; тут и Бенгази, где погибли четыре американца, в том числе чрезвычайный и полномочный посол Соединенных Штатов; тут и торговля политическим влиянием в обмен на пожертвования в «Фонд Билла, Хиллари и Челси Клинтон»; тут и попытка замести все следы своей деятельности на посту госсекретаря, ведя всю служебную переписку через собственный сервер и частный аккаунт вместо положенного официального (не пойман – не вор!). Словом, ее биография предлагает богатейший материал для республиканских, а может быть, и демократических оппонентов, если таковые рискнут бросить вызов Хиллари Клинтон.

Другой жернов на ее шее – полное отсутствие каких-либо реальных достижений. Одних посулов счастливого будущего под ее мудрым руководством будет мало. После Обамы с его вопиющей бездарностью избиратели будет особенно настойчиво требовать, чтобы кандидаты в президенты предъявили реальные достижения как залог своей квалификации.

Между тем все ее деяния в качестве заметной общественно-политической фигуры – сплошная череда провалов. Достаточно упомянуть хотя бы «Хилларикер» – ее катастрофическую попытку национализировать сектор здравоохранения, непосредственным результатом которой стало сокрушительное поражение демократов на выборах 1994 года. Восемь лет, проведенных ею в Сенате, не были отмечены ни единым заметным успехом на ниве законотворчества. Четыре года на посту госсекретаря тоже не принесли ни одного успеха, зато ознаменовались целым рядом конфузов и поражений – от пресловутой «перегрузки-перезагрузки» с Россией до трагедии в Бенгази.

Пожалуй, единственное, что она могла бы записать себе в актив, – это успешная кампания преследования и запугивания пяти десятков любовниц ее мужа, способных повредить его карьере. Но что-то подсказывает мне, что как раз этим достижением она хвастаться не будет. В то же время ее нынешние скандалы оказывают свое действие: доверие к Хиллари Клинтон падает, число людей, считающих ее лживым политиканом, неуклонно растет.

Еще один серьезный недостаток Хиллари Клинтон заключается в том, что она олицетворяет Вашингтон, статус-кво, которое отталкивает людей. Ее неизбежно будут отождествлять с провалами обамовского президентства, и отмыться, откреститься от Обамы она не сможет, даже если захочет. Да еще вопрос – захочет ли. Одно неосторожное движение, и она рискует навлечь на себя гнев негритянского электората, для которого Обама – не столько президент США, сколько непогрешимый племенной вождь, король черной Америки. Любое слово критики в его адрес воспринимается единоплеменниками как поношение и расистская вылазка. Самоназначенные лидеры афроамериканской общины будут бдительно следить за каждым словом Хиллари, и если они найдут в них признаки оскорбления величества, этого будет достаточно, чтобы оттолкнуть ключевой сегмент демократического электората, без поддержки которого у нее не будет никаких шансов на победу.

Хуже того, если негритянские избиратели откажутся голосовать за кандидата своей партии в президенты, это обречет на поражение также многих других демократов, чьи имена будут фигурировать в том же избирательном бюллетене. В то же время защищать послужной список Обамы – не самый верный путь к сердцам независимых избирателей, среди которых президент крайне непопулярен. Словом, Хиллари предстоит исполнять очень сложную эквилибристику. Как бы не сорваться и не сломать голову, особенно учитывая, что акробат она аховый.

Наконец, еще один немаловажный фактор: Хиллари Клинтон не пользуется доверием крайне левого крыла Демократической партии, которое ныне задает тон в партии и вертит ею, как хвост собакой. Левые радикалы не могут простить ей, что, будучи сенатором, она проголосовала за войну с Ираком, что у нее тесные связи с Уолл-стритом, что она выглядит оппортунисткой. Сердца крайне левых – с пламенной бомбисткой Элизабет Уоррен, в которой радикалы видят Ленина американской революции, в то время как Хиллари для них (развивая метафору) – меньшевичка, ревизионистка, соглашательница. Разумеется, они не будут голосовать за республиканца, но недоверие и неприязнь к кандидату своей партии, если им станет Хиллари Клинтон, охладит их энтузиазм и понизит их избирательную активность.

И вот тут-то бывшую первую леди подстерегает ловушка. За последние годы Демократическая партия резко сдвинулась налево, и политикам-демократам вольно или невольно приходится «бежать, задрав штаны» за своей партией. А это значит, что Хиллари Клинтон будет вынуждена заигрывать с крайне левым сегментом либерального электората, пытаясь имитировать огнедышащую социалистку Элизабет Уоррен. Это может оградить ее от нападок слева на первом этапе предвыборной кампании, но сильно повредит на всеобщих выборах в глазах умеренных и независимых избирателей, не разделяющих революционный пыл газеты The New York Times и ее верных читателей. Между тем именно умеренные и независимые определяют исход выборов, и тактика демократов всегда строится на том, чтобы всеми правдами и неправдами расположить к себе этот ключевой отряд избирателей.

По всем этим причинам не стоит заранее провозглашать победу Хиллари Клинтон на выборах как неизбежную данность. Она глубоко уязвима в качестве кандидата, любая неожиданность может оказаться для нее фатальной. А таких неожиданностей впереди должно быть немало. Ведь до выборов еще полтора года правления Барака Обамы, и прошлый опыт показывает, что спокойными они не будут, особенно для однопартийцев президента.

Источник: http://vk.cc/3Iay6r