Ровно 95 лет назад европейские дипломаты собрались в здании фарфоровой фабрики в пригороде Парижа Севр. Они подписали договор, который должен был перекроить Ближний Восток и возродить его из пепла Османской империи. План развалился так быстро, что мы его почти забыли, но недолговечный Севрский Договор, равно как и бесконечно обсуждаемое соглашение Сайкса-Пико повлекли последствия, влияние которых мы ощущаем и по сей день. Поэтому стоит вспомнить некоторые из положений этого договора, годовщина подписания которого столь бесшумно прошла мимо нас.

В 1915 британские войска готовились к победному маршу на Стамбул через Галлиполи. Правительство в Лондоне напечатало памятные шелковые носовые платочки в честь грядущей победы над Османской империей. Это оказалось несколько преждевременным (битва за Галлиполи оказалась одной из немногих, в которых туркам удалось одержать победу). Но к 1920 британская уверенность, казалось бы, была наконец оправдана: войска союзников оккупировали османскую столицу, войска победоносных держав подписали договор с понесшим поражение османским правительством, согласно которому земли империи были поделены на европейские сферы влияния.

По Севрскому Договору Стамбул и Босфор были поставлены под международный контроль, в то время как куски Анатолии были переданы грекам, курдам, армянам, французам, британцам и итальянцам. Изучив то, как и почему первый европейский план раздела Ближнего Востока провалился, мы можем лучше понять характер современных границ, противоречия курдского национализма и политические вызовы, стоящие перед современной Турцией.

Ближний Восток сегодня

Ближний Восток сегодня

В течение одного года с момента подписания договора в Севре европейские державы начали подозревать, что они откусили больше, чем они могут прожевать. Османские офицеры под предводительством Мустафы Кемаля решительно сопротивлялись иностранной оккупации и провели реорганизацию остатков турецкой армии. Отчаянная война заняла несколько лет, но армии, на которые была возложена обязанность осуществить положения договора, были в конце концов вытеснены из Турции. Результатом стала та Турция, которую мы знаем сегодня, и ее границы были установлены Лозаннским Договором 1923 года.

Севрский Договор давно забыт на Западе, но он сформировал мощное наследие в Турции, и помогает раздувать националистическую паранойю, которую некоторые ученые окрестили “Севрским Синдромом”. Севр определенно сыграл на турецкой чувствительности относительно курдского сепаратизма, а также на вере в то, что армянский геноцид – широко использовавшийся европейскими дипломатами в 20-х годах для оправдания их планов в Анатолии – всегда был неким видом анти-турецкой конспирации, а не исторической правдой. Более того, основание современной Турции в ходе борьбы с колониальной оккупацией оставило постоянный отпечаток на устойчивой форме анти-империалистчиеского национализма, первоначально направленного против Британии, затем, в ходе холодной войны – против советской России, и теперь, зачастую – против США.

Но наследие Севра выходит далеко за рамки границ Турции, и именно поэтому мы обязаны, говоря об истории Ближнего Востока, помнить об этом договоре вместе с Сайкс-Пико. Это поможет бросить вызов распространенному мнению, согласно которому все проблемы региона начались после того, как европейцы провели свои границы по пустой карте.

Новый Ближний Восток

Карта предположительного раздела Ближнего востока

Нет никаких сомнений в том, что европейцы были только счастливы провести границы там, где это отвечало их собственным интересам. Но провал Севра доказывает, что они не всегда были в состоянии сделать это. В тот момент, когда государственные деятели Европы попытались переделать границы Анатолии, им было нанесено сокрушительное поражение. По контрасту, на Ближнем Востоке европейцы сумели навязать свои границы – потому что в их распоряжении была военная сила, подавившая тех, кто оказал сопротивление. Если другой усатый разочаровавшийся османский офицер, сирийский националист, Юсуф аль-Азма, сумел бы повторить военные успехи Ататюрка и нанести французам поражение под Майсалун, европейские планы раздела Леванта ожидала бы судьба Севрского Договора.

Сделали бы другие границы Ближний Восток более стабильным и мене восприимчивым к сектансткому насилию? Не обязательно. Но взгляд на историю через призму Севрского Договора создает лучшее понимание причинно-следственных связей между начертанными европейцами границами и ближневосточной нестабильностью: те регионы, которые были разделены европейцами уже были слишком слабы и слишком дезорганизованы для того, чтобы успешно противостоять колониальной оккупации. Турция не стала богаче или стабильнее из-за того, что ей “повезло” больше, чем Сирии или Ираку, и ей дали “правильные” границы. Скорее те ключевые факторы, которые позволили Турции нанести поражение европейским колониальным державам и установить свои собственные границы – включая армию и мощную экономическую инфраструктуру, были унаследованы от османской империи. Они позволили Турции построить централизованное, сильное государство европейского стиля.

Ближний Восток - этническая карта

Карта в полном размере: Ближний Восток - национальности

Конечно, есть достаточное количество курдских националистов, которые укажут на то, что границы Турции – неправильные. Одним из фатальных изъянов в пост-османских границах региона является отсутствие собственного государства у курдов. Но сейчас уже все позабыли, что когда европейские колониалисты в Севре пытались создать курдское государство, многие курды воевали ан стороне Ататюрка с тем, чтобы похоронить Севрский договор. Это – хорошее напоминание того, что политическая лояльность может и должна превосходить национальную идентичность – и это актуально и сегодня.

Критически важен тот факт, что курдское государство, предусмотренное договором, должно было находиться под британским контролем. Это нравилось части курдских националистов, другим подобная идея представлялась проблематичной. И потому они присоединились к турецкому националистическому движению. Для многих, в особенности, религиозных курдов продолжение османского или турецкого правления представлялось предпочтительнее христианской колонизации. Другие курды подошли к вопросу с практической точки зрения. Он осознали, что британский контроль неизбежно поднимет вопрос о реституции армян, стремившихся вернуться в регион. После победы Ататюрка многие пожалели о том, что решили его поддержать и воевали на его стороне, поскольку возникшее в результате государство было куда более турецким и куда менее религиозным, чем они ожидали. И многие – под различной степенью давления были вынуждены принять ту идентичность, которая была им навязана.

Ближний Восток - религии

Карта в полном размере: Ближний Восток - религии

Многие турецкие националисты были напуганы тем, как их государство было разрушено в Севре, в то время как многие курдские националисты продолжали воображать себе то государство, которое могло бы быть создано в ходе осуществления положений договора. В наши дни турецкое правительство восхваляет прелести османской толерантности и мультикультурализма, в то время как курдский лидер Ахмед Оджалан, начитавшись в тюрьме социолога Бендикта Андерсона, сообщает о своем открытии – по его мнению, все нации являются не более, чем социальными конструкциями. Правящая Партия Справедливости и развития и про-курдская HDP большую часть предыдущего десятилетия потратили на то, чтобы убедить курдского избирателя в том, что голосуя за них, он голосует за мир. Коротко – пока американцы продолжают спорить на тему искусственного характера” государств Ближнего Востока, созданных европейцами, Турция судорожно пытается доказать, насколько “реальна” она.

Нет необходимости говорить о том, что возобновившееся в последние недели насилие угрожает этим неустойчивым элементам пост-национального консенсуса. AKP призывает к аресту курдских лидеров, а курдские герильерос отстреливают турецких офицеров, националисты и на той, и на другой стороне укрепляются на привычных, и непримиримых позициях. На протяжении 95 лет Турция пожинала плоды победы над Севрским договором. Но продолжение успеха требует сегодня создание более гибкой политической модели, такой, которая поможет превратить битвы за границы и национальную идентичность в иррелевантные.

http://postskriptum.org/2015/08/13/sevres/