Вопросом о мотивации молодых людей, вступающих в радикальные исламистские группировки, занимаются специалисты различных стран. Здесь речь идет о нереализованности, неудовлетворенности положением, отводящимся им обществом, сложностях в семье или иммигрантской общине, которые по тем или иным причинам перестают быть регулятором отношений между принимающим обществом и молодым человеком, о проблемах идентичности.

Второе и третье поколение мигрантов-мусульман Европы уязвимы перед радикальной исламистской идеологией. Во многом это объясняется отсутствием других средств идентификации. Они более не могут идентифицировать себя со страной происхождения своих предков. Им необходимо приспособиться к новому окружению, найти новую форму идентичности. Обладая, как правило, более высоким уровнем образования, они острее воспринимают свою второсортность. В «иммигрантских гетто» у них формируется своя субкультура. Они выбирают ислам в качестве новой идентичности, при этом «их ислам» более жесткий, консервативный.

Известный социолог Эрик Хоффер считает, что последователи практически всех «массовых движений» обладают общими характеристиками. Они не удовлетворены той ролью, которая им отводится обществом и критически настроены к настоящему. «Здесь речь идет о финансовом, социальном и политическом статусе. Революционные движения, и «Аль-Каида» в том числе, ориентированы на массовость. Задача «Аль-Каиды» — утвердить среди ее сторонников уверенность в том, что они способны изменить настоящее во имя лучшего будущего».

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Отрицание настоящего является важным, но не единственным условием вовлечения в массовые движения. Неотъемлемым элементом этого процесса, по мнению Э. Хоффера, является отрицание себя как индивидуума в этом обществе. Человек, удовлетворенный своим положением в обществе, нормально воспринимает свое окружение. Однако человек, чувствующий отчужденность, восприимчив к идеям о единстве и переменах.

Таким образом, массовые движения прежде всего ориентированы на тех, кому необходима некая общность, где личность чувствует себя комфортно. Он отвергает идею о том, что экономические проблемы являются единственной причиной вступления молодежи в разного рода революционные движения. В качестве примера он приводит многих исламистов, вышедших из богатых семей и получивших европейское образование. Западный социолог Роберт Гурр в книге «Почему человек становится повстанцем» пишет, что объяснение этого может служить соотношение «ожиданий (социальных, политических, экономических) и реальности». Он вводит понятие «восприятия относительных лишений», которое служит причиной «крушения надежд». Массовые движения политизируют именно «крушение надежд».

Мусульман, которые встают на путь джихада в Европе, по словам известного исследователя радикального исламизма М. Сейджмана, можно считать вполне нормальными людьми. Они могут быть от рождения мусульманами или потом стать так называемыми переобращенными. В своем большинстве они происходят из среднего класса. У некоторых есть семьи и дети, они образованны. Тем не менее есть одно общее, что многих из них объединяет: их нельзя назвать людьми, жизнь которых проходит в гармонии. Они испытывают эмоциональный дискомфорт и неудовлетворенность. Респонденты рассказывают, что несколько факторов толкают молодых людей из разных европейских и мусульманских стран на участие в джихаде в Афганистане и Ираке.

Проблема вербовки и возврата боевиков-террористов:
опыт Европы и перспективы России

В статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

Различные фетвы, призывающие к борьбе с неверными, интернет-сайты и веб-форумы. На молодой разум сильное впечатление оказывают кадры с изображением невинных жертв бомбардировок и ракетных обстрелов. Самым опасным периодом в жизни молодого человека является переходный возраст, когда начинается поиск новых жизненных ориентиров. Именно на этом этапе идеи джихада в той трактовке, в какой его преподносят радикалы, легче всего воспринимается молодежью, они просты и упорядочены, имеет место четкое разделение добра и зла.

Западные специалисты выделяют несколько методов вовлечения новых членов в ряды радикальных исламистских групп. «Сеть» — это массовая пропаганда, ориентированная на широкую общественность, когда аудитория воспринимается как гомогенная, не разбивается на отдельные сегменты. Предполагается, что слушателям информационной волны этого будет достаточно для восприятия идеологии.

Как правило, такой метод используется в районах, где радикальная идеология находит отклик у населения («пояс племен» Афганистана и Пакистана, иммигрантские «гетто» в Европе). Наиболее опасен этот метод там, где накопленные социальные проблемы и идеи социальной справедливости, заложенные в радикальном исламизме, легко находят отклик у масс. Метод «воронки» успешно применяется в военно-тренировочных лагерях радикальных исламистов для вербовки особо талантливых муджахедов, для проведения террористических операций высокого уровня с обеспечением дополнительных мер безопасности.

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

Метод «инфицирования» — внутри организации, он предусматривает избирательный подход к аудитории, наиболее эффективен в группировках, которые находятся в оппозиции к властям и преследуются правящим режимом (умеренные исламисты, тюрьмы). В таких общественно-политических движениях существуют отдельные члены, индифферентные к исламистской идеологии, но представляющие интерес для всемирного движения джихада. Этот метод также применим в силовых структурах, например, в африканских странах, где военнослужащие слабо знакомы с радикальной исламистской идеологией, не удовлетворены своей работой, но могут быть полезны для проведения операций исламистов.

Там, где исламисты не могут напрямую привлекать в свои ряды новых членов, используется метод, получивший в западной литературе название «кристаллических зерен», когда из некоторой общины (либо в военно-тренировочном лагере) привлекается человек, который, проживая среди своих соплеменников, начинает вести себя, как предписывают нормы «чистого ислама». При этом он никому не навязывает свою точку зрения, чтобы не привлекать внимания.

Однако он разъясняет всем интересующимся основные принципы идеологии салафизма. Одни при этом ограничиваются простым любопытством, другие же проявляют устойчивый интерес. Таким образом, в диаспоре, живущей обособленно, где активисты «Аль-Каиды» другого этнического происхождения не могут вести прозелитскую деятельность напрямую, появляется группа сторонников радикального исламизма.

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе

Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

Внешне это выглядит как «радикализация без вмешательства извне». Например, Саад Хуссайни (псевдоним Мустафа), известный деятель «Аль-Каиды» в Испании и Северной Африке, получил ученую степень в области химических наук в университете Валенсии. На его мировоззрение повлиял основатель партии «Ан-Нахда» тунисский исламистский идеолог Р. Ганнуши. Скрываясь от испанских спецслужб, Хуссайни бежал в Афганистан, где прошел подготовку в военно-тренировочных лагерях «Аль-Каиды». Там он познакомился с «первыми лицами» всемирного движения джихада. Аз-Завахири даже был свидетелем на его свадьбе. Затем в 2002 г. он возвращается в Марокко и становится одним из основателей «Вооруженной исламской группы», ставшей в настоящее время составной частью «Аль-Каиды». По его рекомендациям группы марокканские добровольцы пополняют отряды муджахедов в Ираке.

Ячейки радикальных исламистов Европы представлены несколькими типами участников. Как правило, они состоят из так называемого толкователя религиозной доктрины, «искателей истины», неудачников и бродяг. Религиозные идеалисты призывают к социальной справедливости. Искатели истины — это главным образом те, кто переживает личностный кризис. Другие неосознанно становятся активистами радикальных исламистских группировок. Это «кочевники», индифферентные к тем или иным идеологиям. Наиболее важную роль здесь играют именно интеллектуалы, знакомые с исламской идеологией. Они активно вовлекают в свою деятельность друзей.

Однако наибольшую опасность, по мнению экспертов, представляют хорошо образованные руководители. Они знают основные внешнеполитические тенденции. Их вдохновляют многочисленные видеоматериалы по практике и идеологии всемирного движения джихада. Известный исследователь ислама К. Викторович провел исследование процесса вовлечения новых членов радикальной группировки «аль-Мухаджирун», которая может с некоторыми оговорками называться классической организацией с отделениями в различных странах. Она имеет иерархическую структуру. «Аль-Мухаджирун» практикует формальное членство своих активистов, которые периодически обязаны участвовать в митингах и демонстрациях. Активисты этой организации ведут проповедническую работу среди европейцев.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Наибольший интерес для них представляют так называемые ищущие истину — коренные европейцы и молодежь из иммигрантских семей. Именно эти категории людей активно вступают в философские диспуты о месте религии в современном обществе, они наиболее восприимчивы к восприятию любых идеологий, и исламизм здесь не исключение. У членов «аль-Мухаджирун» отработаны методы пропаганды, применимые к различным категориям. Активисты плавно подталкивают к восприятию своих идей, они даже рекомендуют для сравнения посещать собрания других организаций. Они практикуют агитацию на улицах. «Аль-Мухаджирун» в Европе ориентирована на массы. Радикальные экстремистские ячейки формируются на основе дружеских и родственных связей, здесь чужаков нет.

Неоднократно упоминалось, что Европа стала эпицентром деятельности различных радикальных исламистских групп. Франкфуртская ячейка была сформирована из алжирцев-иммигрантов. Ее лидером был Салим Бухари, который родился в Алжире, затем обучался высшей математике во Франции. Ему не хватало средств на жизнь и обучение, он встал на криминальную тропу. Скрываясь от французской полиции, уехал в Великобританию. Там посещал радикальные мечети. Обрел много друзей из числа выходцев из Алжира, многие из которых являлись членами «Салафитской группы проповеди и джихада» и «Вооруженной исламской группы».

Многочисленные видеоматериалы, рассказы ветеранов джихада вдохновляли его. Его близкие друзья, принадлежавшие к «Группе Абу Дохи» (сеть ячеек в ряде стран Западной Европы, сформированная из ветеранов ВИГ и СГПД), дали ему необходимые рекомендации для получения военной подготовки в специализированном, именно для алжирцев, тренировочном лагере в Афганистане. Именно там он познакомился с будущими членами новой ячейки из разных стран Европы. Причем каждый из них не знал до определенного этапа об истинных планах головной организации. Несколько алжирцев из ряда стран, не зная друг друга, были направлены в военно-тренировочные лагеря, где затем была создана новая ячейка.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Активисты ячейки «Ат-Тавхид» действовали на территории Германии. Лидером ячейки был иорданец Мухаммад Абу Десс. Ячейка формировалась на основе давних дружеских связей. Заместителем Десса стал его приятель по музыкальной группе, в прошлом барабанщик Шади Абдулла. Известно, что Десс был другом лидера «Аль-Каиды» в Ираке Абу Мусаба аз-Заркауи. Десс познакомил Шади с аз-Заркауи в Пакистане, который сильно повлиял на его мировоззрение.

Такие, как Шади Абдулла, называются в западной литературе — тип «неудачника», «бродяги». Он принимал наркотики, перебивался случайными заработками. Участие в работе ячейки стало для него своего рода «очищением», биографией с чистого листа. У него появились новые друзья, в кругу которых он перестал принимать наркотики. Не задаваясь вопросом о целях ислама, он принимал все то, что ему говорили, за абсолютную истину, отстаивание которой стало смыслом его жизни. Власти Германии опасаются проведения терактов на территории страны в связи с отправкой немецких войск в Афганистан. Эти опасения оправданы.

Все чаще в методических пособиях по изготовлению взрывных устройств на радикальных сайтах встречаются инструкции на арабском и немецком языках. Всемирный исламский медиафронт призывает радикалов к проведению терактов в Германии. Власти страны также серьезно обеспокоены возрастающим числом немецких граждан, отправляющихся за военным опытом в Пакистан. Например, в 2007 г. двое коренных немцев, прошедших военную подготовку на базах «Аль-Каиды», были задержаны в Пакистане. Двое немецких граждан арабского происхождения были арестованы за попытки создания диверсионных лагерей.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

События, происходящие в Великобритании на протяжении нескольких лет, подтверждают мнение о том, что в стране действует одна из мощных в мире разветвленных сетей радикальных исламистов. Помимо событий в Лондоне и Глазго, в стране был предотвращен ряд терактов, а также попыток похищений и убийств британских военнослужащих-мусульман. Безусловно, со стороны властей последовали меры как карательного, так и превентивного характера. Были выдворены либо арестованы известные проповедники радикальных идей Абу Хамза аль-Масри, Абу Катада, Омар Бакри Мухаммад. Некоторые, Саад аль-Факих, Мухаммад аль-Массари, непосредственно в Великобритании не ведут деятельность.

Тем не менее они активно размещают свои пропагандистские материалы на арабоязычных сайтах. Большинство радикальных мечетей передано более умеренным исламским деятелям. Радикалам от ислама в ответ на усиление антитеррористических мер пришлось уйти в тень, проповедь теперь ориентирована на более узкую аудиторию в мелких мечетях, молельных домах, студенческих кружках. Появился новый эшелон активистов, действующих с соблюдением повышенных мер безопасности. Одним из них является Усман Али по прозвищу «Узи». Он переправлял молодых людей для войны в Афганистане и Ираке.

В настоящее время он занимается пропагандистской деятельностью в восточных районах британской столицы. Еще один способ распространения радикальных идей, не привлекающий к себе внимание со стороны спецслужб, — вовлечение в пропагандистскую деятельность имамов юношеского возраста. Так, в небольшом г. Лютоне (30 км к северу от Лондона) в одной из мечетей пакистанской общины салафитскую проповедь вел подросток. Известный идеолог радикального исламизма Аззам Тамими активно проповедует в университетских студенческих кружках, пользуясь тем, что высшие учебные заведения Великобритании до сих пор традиционно сохраняют высокую степень свободы слова.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

В конце января испанская полиция арестовала 14 пакистанцев, планировавших провести серию терактов в Барселоне и ряде других городов Европы. Взрывы предполагалось устроить в марте во время проведения парламентских выборов. Целью террористов было избрано метро Барселоны. По данным испанских спецслужб, ячейка поддерживала контакты с известным лидером «Техрик-е-Талибан-е-Пакистан» Бейтуллой Мехсудом.

В ячейку входили несколько смертников. Среди арестованных были выявлены двое специалистов по психологической подготовке «живых бомб». Большинство членов ячейки имели разрешение на работу в Испании. Лидер группы Маруф Ахмед Мирза был связан с группой пакистанцев, планировавших теракты в Барселоне в 2004 г. По данным спецслужб страны, непосредственным заказчиком терактов являлся Б. Мехсуд, который выбрал Испанию в качестве мишени за участие ее воинского контингента в военной операции в Афганистане.

В Бельгии в конце 2007 г. были арестованы 14 человек, планировавших побег известного исламиста-радикала Низара Трабелси (в прошлом профессионального футболиста, приговоренного в 2004 г. к десяти годам за подготовку теракта на военной базе на севере Бельгии). Среди задержанных оказалась вдова одного из исполнителей убийства, лидера Северного альянса в Афганистане Ахмада Шаха Массуда.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Религиозная литература радикального содержания на европейских языках распространяется в тюрьмах. Кроме того, руководители ячеек, пользуясь тем, что обслуживающий персонал не владеет диалектами арабского языка, передают различными способами кодированные послания своим сообщникам, другие договариваются с охранниками, чтобы пронести на территорию тюрьмы «Notebook» и воспользоваться Интернетом через GPRS, руководить группировками, отправлять свои теоретические труды широкому кругу пользователей.

Исламисты ведут активную вербовочную работу среди заключенных в местах отбывания наказания. Власти различных стран Западной Европы обеспокоены тем, что 95% бывших заключенных возвращаются обратно в общины, часть из них после освобождения не только начинают придерживаться радикальной версии ислама, но и поддерживают связи с салафитскими группировками и участвуют в проведении террористических операций.

Тюрьмы являются идеальным местом для выращивания исламистов. В местах заключения происходит процесс передачи опыта новичкам. Исламисты крепнут идеологически, выстраиваются структурные связи. Власти особенно обеспокоены тем, что наибольшую активность проявляют именно так называемые новообращенные мусульмане, проявляющие чрезмерное усердие при вербовке новых сторонников и старающиеся доказать свою преданность «новой религии».

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ
А также еще:
Анализ по ИГИЛ

По приблизительным подсчетам, во французских тюрьмах были завербованы около 175 человек, и хотя власти считают, что далеко не все в последующем станут террористами, цифры говорят сами за себя. Радикалы от ислама оказывают серьезное давление на сокамерников. В их окружение входят иногда до 50 человек (однако не все являются исламистами). Некоторые приходят в тюрьму ни с чем, а вскоре их ячейки уже изобилуют подношениями от обычных заключенных. Зачастую их бывший боевой опыт обеспечивает им необходимый авторитет и лидерство в тюрьмах.

Строгое соблюдение принципов секуляризма серьезно ограничивает практику исповедования ислама. Во многих тюрьмах запрещены коллективные молитвы, халяльная пища предлагается за определенную плату — многие заключенные находят эти правила унизительными по отношению к мусульманам. Фактически заключенные оказались под влиянием полуобразованных самопровозглашенных лидеров радикальных исламистов.

Таким образом, власти сами открывают дорогу интерпретациям ислама, где ненависть к Западу, джихад служат доминирующими элементами. Во Франции одна из проблем заключается в том, что имамы не желают работать под эгидой Единого представительного органа мусульман под руководством Далиля Бубакера. Во Франции большинство мусульман живут в «гетто», где криминальная деятельность является обычным занятием.

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

В 1990-х годах французские власти провели серию арестов лиц, причастных к деятельности радикальных исламских группировок «Вооруженная исламская группа» и «Исламский фронт спасения», многие из боевиков которых осели во Франции. Власти отмечают, что тюрьмы превратились в «главную мишень» для работы радикальных идеологов. Эксперты выделяют две основные причины этого: во-первых, наличие обиженных на социальную действительность молодых людей, во-вторых, присутствие в местах заключения тех, кто распространяет радикальное учение.

Эдвард Кэйдн, в прошлом один из высокопоставленных руководителей американской системы исполнения наказания, говорит: «За свои 30 лет работы в системе я пришел к выводу, что обида и злоба — это норма, а не исключение среди заключенных. Радикальный исламизм дает им шанс отомстить своим обидчикам. Таким образом, предпосылки для распространения радикального экстремизма здесь уже сложились. Необходимо использовать это недовольство в нужном радикалам направлении. Его следует «исламизировать». С этой целью в тюрьмах распространяется литература, в них направляются радикальные имамы».

Аналитик в сфере терроризма М. Раду подчеркивает, что многие из тех, кто планируют теракты, имеют криминальное прошлое. Ричард Рейд — «бомба в ботинке», Жозе Эмиль Суарес, готовивший теракт в Мадриде, были обращены в радикальную форму ислама в тюрьме. И. Беччи, исследовательница религии в тюрьмах Италии и Германии, пишет, что «в тюрьме люди сталкиваются с насущными жизненными проблемами особенно остро», религия же позволяет им «умственно и духовно бежать из тюрьмы, от ее удручающей действительности».

Отношение к науке в исламе
в статье
Исламские научные достижения

Количество мусульман-заключенных в некоторых городских тюрьмах Франции достигает 80%. Причем вербовка нижнего эшелона исламистов в тюрьмах — это больше европейский феномен, чем американский. Это во многом объясняется тем, что мусульмане в США — это средний класс, в то время как последователи исламской религии в Европе имеют более низкий социальный статус. Власти Нидерландов отмечают, что с помощью нелегальных мигрантов из других стран, отбывающих наказание, местные исламисты расширяют свои международные контакты с радикальными исламистскими группировками мусульманских и западноевропейских стран.

«Аль-Каида» представляет собой децентрализованную сеть, в которой отсутствуют иерар-хия и единый центр. В ее основе лежит идеологический альянс автономно действующих радикальных группировок и организаций. В условиях тотальной борьбы с терроризмом разрозненными группами невозможно управлять как единым механизмом, однако им можно задавать некий вектор действия. Скрывающиеся от преследований спецслужб активисты радикальных исламистских групп, испытывающие недостаток средств связи со своими единомышленниками, быстро оценили все преимущества, которые предлагает им Всемирная сеть.

Таким образом, в современных условиях именно Интернет стал главным средством коммуникаций, пропаганды, вербовки. В интересах всемирного движения джихада действует около 5600 сайтов, причем каждый год открываются около 900 новых. Менее десяти лет назад у «Аль-Каиды» был только один сайт — «Ан-Неда», зарегистрированный в Сингапуре на серверах Малайзии и Техаса, каждые несколько дней менявший URL. В 2003 г. сайт «Аль-Каиды» назывался «Аль-Фарук». Наличие множества сайтов стало одним из основных активаторов радикальных исламистских структур.

Особенности развития исламского общества в некоторых странах
в статье
Почему деградируют мусульмане?

Интернет играет важнейшую роль в стратегии всемирного движения джихада. На одном популярном исламистском форуме можно встретить призыв: «благодаря современным технологиям, очень легко передавать новости, информацию, статьи. Профессионалы в компьютерной сфере — мусульмане должны вещать во Всемирной сети о сущности джихада до Судного дня. Вам надлежит постоянно открывать все новые сайты, т.к. многие из них будут закрыты. Рекомендуем перепечатывать наши материалы и отправлять их на другие интернет-ресурсы, вашим братьям по вере. В этом должны участвовать все мусульмане. Таким образом, наши материалы о джихаде будут постоянно живы».

Каждый теракт имеет прежде всего тяжелые психологические последствия, именно Интернет создает для исламистов мощную информационную волну. Всемирная сеть позволяет даже маленькой радикальной группе преувеличить свою значимость и угрозу интересам западных стран. С помощью Интернета группы джихада создают у западной аудитории ощущение всеобщей незащищенности и хаоса. На сайтах звучат призывы вести психологическую борьбу против США и их союзников.

Основной мишенью здесь становятся широкие массы населения этих стран, которые должны оказать давление на свои правительства. В настоящее время у «Аль-Каиды» функционирует медиаотделение «Ас-Сахаб», которое создает видеоматериалы на восточных и западных языках. Различные группировки не только обмениваются идеями с помощью Интернета, но и делятся практическими рекомендациями о том, как создавать взрывные устройства, создавать ячейки, проводить атаки.

Подробнее о братьях-мусульманах, в статьях:
Братья-мусульмане в Египте
Братья-мусульмане - проект ЦРУ

Всемирное движение джихада после утраты Афганистана, страны с целой сетью военно-тренировочных баз, стало через Интернет распространять множество материалов экстремистского характера. Таким образом, ставка делается на массовость совершаемых терактов. При этом размещаются списки потенциальных целей: атомных объектов, аэропортов, даже расписание движения поездов (часы пик), контрразведывательные меры спецслужб разных стран. На одном из арабоязычных радикальных форумов имеется указание о том, что, обращаясь к джихад-сайтам, можно получить до 80% информации о противнике. Недавно была размещена схема нескольких дамб, взрыв которых может привести к катастрофическим последствиям в некоторых странах.

На одном из сайтов исламисты опубликовали обращение к мусульманам, желающим отправиться в Ирак. Активист «Исламского государства Ирак» под псевдонимом «Абу Дакун» в статье «Ты хочешь попасть в строй? Читай, что нам нужно от тебя» знакомит добровольцев с требованиями, предъявляемыми «ИГИ» к добровольцам. Касаясь вопроса подготовки, он пишет, что деятельность муджахедов в Ираке не ограничивается засадами и боестолкновениями с противником, но подразумевают также разведывательные, информационные и организационные мероприятия. Поэтому для успешного джихада требуются прежде всего опытные проповедники, владеющие глубокими знаниями доктрины «таухида» (единобожия), специалисты в медиасфере, программисты.

Желающим участвовать в джихаде, но не имеющим достаточной квалификации, предлагается отрабатывать навыки, используя материалы соответствующих сайтов по изготовлению взрывных устройств (в том числе с применением химических веществ). Причем «Абу Дакун» особенно подчеркивает, что «ИГИ» нуждается в физиках и специалистах в области ядерных технологий. Помимо военных требований, по словам «Абу Дакуна», желающие участвовать в борьбе с коалиционными войсками в Ираке обязаны обладать лидерскими качествами, так как муджахеды в последнее время потеряли значительное число полевых командиров. Подготовленным муджахедам также предлагается несколько наиболее безопасных маршрутов в Ирак. Рекомендации включают карты, снимки с воздуха.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты
а так же в статье:
Как понять арабов

В феврале текущего года участник исламистского форума под псевдонимом «Аль-Баттар ас-Салафи» разместил статью «Срочно: Как добраться до Ирака, достичь аль-Каима и Мосула». Первый способ: «У кого достаточно средств, может добраться самолетом до Сирии через Ливан, затем автобусом до города Абу-Кемаль близ иракской границы, ночью через Евфрат до г. Аль-Каим, расположенный уже на противоположной стороне ( в 18 км от сирийского Абу-Кемаля), после чего искать человека из «Исламского государства Ирак».

Второй способ: «Менее безопасный способ добраться до Ирака через сирийский г. Камышлы до пропускного пункта аль-Ярубийя на сирийско-иракской границе». «Ас-Салафи» утверждает, что наибольшая опасность здесь исходит от значительного числа представителей местных и иностранных спецслужб, имеющих особые указания относительно выявленных воинов джихада. Затем «путь муджахеда лежит вдоль р. Тигр до г. Мосул, причем это расстояние в 70-75 км муджахед должен проследовать пешком, избегая встреч с полицией и военными. В Мосуле следует зайти в ближайшую мечеть, где на него обязательно выйдет человек из «ИГИ».

Третий способ — наземный маршрут в Ирак, также проходит через Сирию, куда рекомендуется попасть из Ливана или Иордании, при этом не требуется транзитная виза. Причем в отличие от первого маршрута, стоимость которого «ас-Салафи» оценивает в 1000 долл., в данном случае потребуется около 300 долл. Затем рекомендуется добраться до сирийско-иракской границы. Он также указывает наиболее безопасные районы Ирака, где можно на некоторое время остановиться: Равийя, селение ат-Тартар, Араб аль-Джубур, аль-Мансурийя в Багдаде, ат-Тармийя, аль-Юсуфийя.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

Через неделю другой уча-стник форума, «Вилайат Нинава», заявил, что желающие участвовать в джихаде на территории Ирака должны прибывать в страну в сопровождении специальных людей от «ИГИ», так как поодиночке, даже зная местность по карте, они попадут в руки полиции. Более того, пишет «Вилаят Нинава», не во всех мечетях Мосула доброжелательно относятся к чужакам. «Мой совет вам, если у вас нет проводника в Ираке, не пытайтесь приезжать сюда. Я из Двуречья, говорю вам, путь в Ирак очень труден».

На форумах приводятся подробности участников «джихад-туров» в Ирак: «затем через неделю мы отправились в Эр-Рияд, а оттуда в Сирию, где нас уже ждал координатор Абу Абдалла. После встретились с руководителем ячейки, который спросил, знаю ли я, что ни для кого из нас нет обратной дороги из Ирака, так как все мы дали клятву погибнуть здесь». Участник рассказывает далее, что в Дамаске он жил в разных отелях вместе с такими же, как он, добровольцами из Саудовской Аравии, Марокко.

«По дороге в Ирак остановились в городе Ар-Рака, где встретились с проводником. Через некоторое время приехали еще несколько саудовцев, которые должны были отправиться со мной воевать в Ирак. К вечеру появился человек, одетый как сирийский бедуин, — это был Абу Салех. Он назначил среди нас старшего и приказал, чтобы мы добирались до сирийского города Дэйр эз-Зор, откуда нас в Ирак должен был переправить человек. В Дэйр эз-Зор уже формировалась группа молодых людей разных национальностей из Марокко, Сирии, Иордании, Йемена, стран Персидского залива. Наш микроавтобус следовал в город на сирийско-иракской границе Абу-Кемаль.

Перед тем как съехать с дороги, нам приказали пересесть в грузовик, следовавший в этот город. Через пять километров к нам подсели 12 человек из разных арабских стран. Мы проехали еще немного и к группе присоединились семеро сирийцев. Нас стало 31. Когда мы приехали в Абу-Кемаль, нас оставили в каком-то строении на берегу Евфрата. Ночью нас мелкими группами перевезли на остров, что был на середине реки, а уже оттуда на другую сторону.

Затем мы сели в микроавтобус. В городе Аль-Каим нас встретил полевой командир «Аль-Каиды» марокканец Абу Ассил. В одном из отелей района Рава провинции Аль-Анбар мы встретили около 40 арабов, ожидавших начала военной подготовки. Через неделю амир «Аль-Каиды» в Раве Убайда аль-Ансари приказал отправляться в г. Рамади, в котором, по его словам, находился военно-тренировочный лагерь. Несколько дней спустя были сформированы более мелкие группы».

Давление США на соседние с Ираком страны хотя и сократили приток иностранных добровольцев для участия в джихаде, однако муджахеды постоянно совершенствуют способы их переброски.

На ужесточение мер по борьбе с терроризмом исламисты ответили усилением мер безопасности. В арабоязычном документе во Всемирной сети «Указания по безопасности для муджахедов» читателя знакомят с тем, что такое безопасность, насколько она важна.

«Безопасность — это защита муджахедов в исламских группировках и организациях джихада для противодействия силовым действиям спецслужб, похищениям членов групп и провалам. Мы предлагаем вам меры предосторожности, используемые муджахедами разных стран. Вы не должны слепо следовать всем инструкциям, так как вы можете оказаться в других условиях. Мы лишь считаем, что это будет полезно вам и сохранит жизни членам групп джихада». Далее в инструкции говорится, что «организации муджахедов для обеспечения безопасности должны опираться на местное население. Никогда не переставайте следовать этому правилу. Если вы видите, что местные жители поддерживают вас, то силой не навязывайте им свою доктрину, не выступайте с силовыми методами, напротив, поддерживайте их».

Попытки расположить к себе местных жителей, даже если их образ жизни, нормы поведения в некоторых аспектах противоречат идеологии последователей салафитской идеологии, называется у авторов документа «способом соглашения» (с нормами, превалирующими в определенной местности). «Постепенно ведите пропаганду. Объясняйте жителям принципы ислама («чистого»), своевременно реагируйте на слухи и обвинения в ваш адрес, предупреждайте конфликт».

Автор документа делит регионы на два вида — где население расположено к группировкам джихада и те, где следует проделать большую работу в этом направлении. Следующий вид безопасности — «метод удерживания». «Используется в основном в неспокойных в плане безопасности регионах, где угроза исходит не только от сил безопасности, но и различного рода преступных группировок, члены которых могут происходить из влиятельных кланов». Муджахедам рекомендуется воздерживаться от мести.

Исключение возможно только в том случае, если исчерпаны все методы, когда нет возможности договориться мирным путем. «Руководители организаций джихада должны стремиться повлиять на местных лидеров, чтобы установить прочные связи с местным населением». В документе подробно говорится, что муджахедам часто приходится действовать в регионах с «очень низким уровнем жизни, высокой преступностью, где воровство является нормой жизни, где могут похитить то, на что в другой стране даже никто не посмотрит. Этим следует руководствоваться, когда муджахеды делают схроны с оружием и провиантом и могут установить какую-либо «ненужную» (в их привычном понимании) вещь в качестве ориентира».

Значительный раздел документа посвящен принципам безопасности, тому, как следует создавать базу: «При ее строительстве должна учитываться близость от основных транспортных маршрутов; возможность нескольких путей отхода, при этом входов должно быть один или два, так как их легче контролировать; у этого места не должно быть каких-либо выступов и других приметных мест, которые могут привлечь внимание; возможность быстро укрыться в случае опасности: низкие деревья, низменности, овраги, отсутствие объектов, представляющих угрозу здоровью муджахедов (болезни, выбросы вредных веществ); отсутствие объектов военной инфраструктуры:»

Муджахеды Ирака активно делятся в Интернете своим опытом борьбы против коалиционных сил. Один из участников форума «Джил аль-Акида» в статье «Наживка, на которую ловится враг» говорит о том, что «воины Аллаха в Ираке стали использовать новые методы борьбы против американцев, проявлять большую смекалку. В последнее время они стали заманивать американцев в хорошо подготовленные засады. Солдаты коалиции, преследуя якобы отступающих муджахедов, попадают в заминированное здание, которое затем подрывается с помощью сотового телефона». «Джил аль-Акида» пишет, что этот метод более десяти раз срабатывал в Ираке. Он также считает, что способ «ловушек» полезен воинам джихада в разных странах, в том числе и в Европе.

Исламистские форумы имеют важное значение в пропаганде радикализма. На одном из форумов рассказывается о последних минутах жизни смертника, а затем дается номер телефона его родителей, чтобы из разных стран их поздравили после совершенного их сыном теракта. В мае 2007 г. ведущий известного радикального форума по прозвищу «Муджахед 1988″ обратился к многочисленным посетителям со словами «Прощайте. Я люблю вас всех. Молитесь все за меня, чтобы я стал шахидом».

Через некоторое время на форуме были размещены подробности гибели «Муджахеда 1988″. Безусловно, обращение популярного ведущего одного из форумов находит отклик в молодежной среде и обладает пропагандистским эффектом. Другой постоянный посетитель форума под псевдонимом «Абу Хиджджа аль-Магриби» делится своим опытом участия в боевых действиях в Ираке.

В частности, он рассказывает о некоторых отработанных методах борьбы с американскими вертолетами «Апач». После долговременного отсутствия он вновь появляется на форуме с оговоркой: «Я уехал в Ирак, здесь братья позволили мне выйти в Интернет на час.., я счастлив, что нахожусь здесь». Далее он перечисляет все свои псевдонимы, используемые им для участия в различных форумах.., и просит всех молиться за него, чтобы он стал шахидом, вспоминает «Муджахеда 1988″. Обычный молодой человек, которого многие, хоть и виртуально, но знают, воюет против врагов ислама. Подобные истории обладают мощным пропагандистским эффектом.

Эволюционирующая «Аль-Каида» в настоящее время — это продукт глобализации.

Люди, чувствующие подлинную или воображаемую ущемленность, акцентируют свою этнокультурную специфику и нередко пополняют ряды движений протеста. Лучшим примером здесь может служить бунт, поднятый в ноябре 2005 г. частью «второго поколения» североафриканских арабов во Франции, которые не сумели интегрироваться во французское общество. Они добивались не только признания за ними всех прав французского гражданина на жилье, работу, образование и равную оплату труда, но и уважения их групповых этноконфессиональных особенностей.

Политизация массового сознания — неизбежное следствие модернизации и глобализации — привела к тому, что объектом самоидентификации все чаще становятся движения протеста — социальные, национально-освободительные, которые нередко выступают под религиозными лозунгами.

Ислам в Европе, по мнению группы западноевропейских исследователей, определяется парадигмой секуляризации. Это означает ослабление религиозной составляющей в структурных компонентах общины. Иммигрант втянут в процесс социального обособления личности, свойственного евроатлантической цивилизации, что стимулирует его субъективную самооценку. Это дает индивидууму возможность свободно выбирать, самоопределяться, в частности, и в вопросах веры, и тем самым вырваться из сферы влияния традиционного конформизма. Религиозные ценности и нормы перестают быть в фокусе жизни человека, они уже существуют как нечто дополнительное, как бы сами по себе.

Появление нового мирового порядка сравнительно мало зависит от вероисповедания людей, процесс спонтанной глобализации может быть задержан, отчасти искажен политизацией религии, которая, как правило, предлагает человечеству свой путь спасения: религиозный глобализм составляет параллель глобализации. История последних десятилетий свидетельствует о противостоянии политизированного ислама, стремлению западного мира, прежде всего США, установить свое мировое господство.

Политизация ислама с апелляцией к религиозно-общинной мусульманской идентичности оказалась очень кстати с точки зрения сплочения антиглобалистских сил в афроазиатском мире. В отличие от других учений, претендующий на роль панацеи, политизированный ислам, т.е. современная разновидность панисламизма, является воинственной идеологией, по-видимому, способной противостоять глобализации и глобализму, которые мусульманский мир ассоциирует с западным, прежде всего американским, господством.

Исламисты руководствуются вполне прагматическими интересами, используя недовольство широких масс и выдвигая панисламистские лозунги. Это тем проще, что западный экспансионизм нередко ассоциируется мусульманами с Крестовыми походами, расценивается как попытка установить в мире гегемонию христианства. Исламизм как наднациональное религиозно-политическое движение выдвигает альтернативу современному потребительскому обществу, стандартизации, разрушительному влиянию западной культурной экспансии на традиционный мир, а именно — планетарное государство ислама на основе шариата.

http://vk.cc/5qicok