Редакция News Front обратилась к известному экономисту, академику РАН Сергею Глазьеву с просьбой прокомментировать заявленные на днях публично тезисы антикризисной программы правительства.

News Front: Уважаемый Сергей Юрьевич, многие сравнивают нынешний кризис с кризисами 2008 и 1998 годов. Не могли бы Вы разъяснить суть проводимой сегодня антикризисной политики, и, вообще, насколько для борьбы с нынешним кризисом подходит опыт прошлых лет? Что общего между этими тремя кризисами?

С.Глазьев: Прямо скажу – мало общего. Хотя все три кризиса оказались столь болезненными для нашей экономики вследствие особенностей проводившейся макроэкономической политики. Кризис 2008 года был спровоцирован глобальным финансовым кризисом, который разнес российскую «тихую гавань» вдребезги, потому что ее не стали защищать от финансового цунами, порожденного взрывом американских финансовых пузырей. Кризис 1998 года, также, как и сегодня, был порожден грубейшими ошибками в проводившейся макроэкономической политики.

Тогда это была пирамида ГКО, сооруженная в интересах финансовых спекулянтов, связанных с рядом высокопоставленных сотрудников минфина и ЦБ. Они с энтузиазмом сооружали эту финансовую пирамиду под предлогом финансирования дефицита бюджета, который сами же и создали отменой экспортных пошлин, и … «заработали» на этом кучу денег. Правда не только они – основная доля рынка досталась американским финансовым спекулянтам, ради которых был отменен валютный контроль и которым их агентура помогла вытащить деньги за месяц до банкротства российского государства. За счет последнего, разумеется.

News Front: Вы намекаете на государственную измену?

С.Глазьев: Это не я намекаю, а это — выводы Комиссии Совета Федерации по расследованию причин и последствий финансового кризиса 1998 года. Можете посмотреть – это единственный в современной истории пример профессионального и объективного проведения парламентского расследования. Замечу, что его выводы, включая персональные оценки, остаются актуальными по сей день. Уроки так и не были извлечены. Наоборот, безнаказанность тогдашних преступлений, совершенных высокопоставленными должностными лицами, отвечавшими за государственные финансы, во многом стала причиной нынешней безответственной, если не сказать авантюрной политики.

Заключение Временной комиссии Совета Федерации по расследованию причин, обстоятельств и последствий дефолта 1998 г.

News Front: Но какое отношение эти дела давно минувших дней имеют к нынешнему кризису?

С.Глазьев: Вы же сами спросили…Формально, конечно, никакого. Но по сути проводившейся политики, повлекшей кризис – самое непосредственное. Причиной кризиса сегодня, как и тогда, стали решения денежных властей. Тогда кризис был порожден сооружением финансовой пирамиды краткосрочных государственных казначейских обязательств под предлогом финансирования бюджетного дефицита, который, в свою очередь, возник вследствие безумного решения об отмене экспортных пошлин в интересах экспортеров углеводородов. Дорогу к кризису проложило решение об отмене валютных ограничений для спекулянтов, игравших с ГКО и заблаговременно покинувших рынок вместе с сверхприбылями по сигналу от своих агентов в российском руководстве.

News Front: Кого Вы имеете в виду?

С.Глазьев: Почитайте заключение. Там есть, в том числе, и персональные выводы и рекомендации.

News Front: И сегодня не обошлось без агентов?

С.Глазьев: Это мы узнаем, если соответствующие органы проведут расследование. Во всяком случае цепочка решений, приведших к кризису, не имеет разумного или, скажем, научного обоснования. Последовательное повышение процентных ставок в течение последнего года не имеет разумного объяснения и подвергалось системной критике со стороны как научного, так и делового сообщества.

Отпускание рубля в свободное плавание вообще противоречило здравому смыслу. Я специально прошерстил научную литературу, связанную с обоснованием избранной ЦБ политики таргетирования инфляции. И, вы знаете, нигде не обнаружил доказательства тезиса о необходимости отпускания курса национальной валюты в свободное плавание при политике таргетирования инфляции.

Наоборот, в наших условиях зависимости потребительского рынка от импорта, экономических санкций и доминирования иностранных спекулянтов на финансовом рынке отпускание курса рубля в свободное плавание явно шло в разрез с объявленной ЦБ целью таргетирования инфляции. Если Вы хотите добиться снижения инфляции в условиях, когда доля импорта на потребительском рынке составляет более половины товарной массы, игры с курсом строго противопоказаны. Он должен быть стабильным, а если и меняться – то резко, исходя из фундаментальных причин, чтобы не дать подняться спекулятивной волне. В мире свободное плавание курса валюты встречается крайне редко. Из развитых стран – только в Норвегии.

News Front: Иными словами, именно решения ЦБ втянули экономику в кризис?

С.Глазьев: Конечно. Посмотрите, где ещё в мире Вы видите падение производства и инфляцию?

News Front: На Украине.

С.Глазьев: Конечно, но там, как вы понимаете, совсем другие макроэкономические условия – начиная от состояния золотовалютных резервов и заканчивая торговым балансом. Если брать страны с сопоставимыми с нами условиями – нигде вы не найдете падения курса валюты более чем на 15%, даже в странах с нефтяной экономикой.

News Front: Но, несмотря на провальные результаты, чиновники из правительства и ЦБ в один голос кричат, что делают все правильно. На чем основана их уверенность?

С.Глазьев: На страхе. Ведь ущерб от их некомпетентной политики для национальной экономики очень велик. Только в прошлом году – падение инвестиций и производства при потенциальной возможности роста на 6-7%, в этом году – к этому надо добавить рост безработицы, которая растет на 1% в неделю, и падение доходов населения, обесценение рублевых сбережений, подрыв доверия к национальной валюте. Этой политике нет никаких научных объяснений. Она проводится по рекомендациям МВФ, который имеет вполне определенный политический заказ – демонтировать системы защиты национальных экономик для свободного движения американского капитала.

News Front: Но они часто ссылаются на Фридмана и других авторитетов современной экономической мысли…

С.Глазьев: Да что Вы. Монетаристская теория была придумана Фридманом полстолетия назад и уже тогда ее никто из ученых с мировым именем не воспринимал всерьез. Фридман представляет экономику в крайне примитивном виде – без кредита, без изменений основного капитала и невозможности торговли капитальными благами, при сверхинформированности и суперрациональности хозяйствующих субъектов.

Деньги для монетаристов представляются как товар – золотые монеты, спрос и предложение которых регулируется как и для любого другого товара. Отсюда и их рекомендации – бороться с инфляцией сокращением предложения денег. Монетаризм давно раскритикован как вульгарное ответвление неоклассического направления экономической мысли, которое само по себе давно разошлось с реальностью.

Уже более 40 лет в экономической науке считается дурным тоном ссылаться на монетаристов –ни одно из их утверждений не подтверждается экспериментально, а предлагаемые рекомендации противоречат здравому смыслу и в уважающих себя странах не применяются. Уже Л.Эрхард, автор западногерманского послевоенного экономического чуда, отверг их рекомендации как глупые и вредные. То же самое делали все западные страны, включая США, последовательно проводившие прямо противоположную по отношению к рекомендациям монетаристов политику.

News Front: Но ведь у нас они применяются …

С.Глазьев: Да, с неизменными результатами – падение производства и инвестиций на фоне обогащения финансовых спекулянтов и экспортеров сырья; деградация научно-производственного потенциала на фоне дворцов оффшорной олигархии за рубежом. То, что это рекомендации монетаристов применяются и поддерживаются МВФ вместе с западными финансистами, – не удивительно. Рекомендации МВФ не имеют научного обоснования, да они и не претендуют на решение проблем развития экономики.

Эти рекомендации, суть которых сводится к устранению государства от регулирования экономики и ограничению всех его функций количественным регулированием туземной денежной массы, просто отражают интересы американского и европейского капитала. Поэтому западные политики и СМИ носят наших доктринеров от монетаризма на руках и всячески их прославляют, что, в свою очередь, позволяет им эффектно вешать лапшу на уши руководству страны. Это недорого стоит на фоне более триллиона долларов изъятого из российской экономики капитала.

News Front: Российские денежные власти, наверное, войдут в книгу рекордов по непрофессионализму в смысле обвала курса национальной валюты при объеме резервов, вдвое превышающем величину денежной базы и при профиците торгового баланса в 200 млрд.долл.?

С.Глазьев: Наверное. При таких макроэкономических условиях ЦБ мог бы стабилизировать курс на любом разумном уровне. Вместо этого он бросил валютный рынок на произвол валютных спекулянтов, которые тут же этим воспользовались…

News Front: Может быть, как и в 1998 году, высокопоставленные чиновники денежных властей сами участвовали в этой игре? К примеру, одним из главных игроков на валютном рынке, которым была проведена большая часть спекуляций против рубля стала финансовая группа «Открытие», пользующаяся особой любовью ЦБ. Буквально через несколько дней после обвала курса национальной валюты ЦБ напечатал для нее более 100 млрд. руб. для санации еще одного любимчика – банка «Траст».

С.Глазьев: Насколько я знаю, эти деньги должны были быть вложены в приобретение облигаций федерального займа…

News Front: То есть в новую финансовую пирамиду?

С.Глазьев: Под 10% годовых. При нынешней инфляции с такой доходностью пирамиду не построить.

News Front: Но кто-то же заработал на обвале рубля! Говорят, основные доходы получили крупнейшие государственные и иностранные банки…

С.Глазьев: Скорее их менеджеры, выделявшие кредиты брокерам. Что касается иностранцев, то вполне возможно. Ведь ММВБ фактически оказалась под их контролем – руководителями ключевых департаментов нашей национальной валютной биржи оказались бывшие сотрудники Морган Стенли и Дойче банка.

News Front: Да, я слышал. В сети прославился некий господин Сульжик, гражданин Украины, имеющий вид на жительство в США. Он занимал на момент беспрецедентного обвала курса рубля, который многие высококвалифицированные экономисты и финансисты охарактеризовали как «клиническую смерть» российской экономики, должность главного регулятора срочных сделок. В открытых интернет-исследованиях — он ключевой подозреваемый в манипуляциях рынком. После обвала рубля в Интернете бурно обсуждались факты, что г-н Сульжик – активист киевского Евромайдана, публично выражавший год назад свои восторги на площади Незалежности лично сенатору Маккейну. Как он вообще мог туда попасть?

С.Глазьев: Надо спросить у председателя Совета директоров ММВБ.

News Front: У Кудрина?

С.Глазьев: Надеюсь, он знает, – кого и зачем берет на работу. Что касается манипуляций, то пока можно сказать только одно. В критический момент обвала рубля на бирже вдруг прекратился прием заявок на покупку рублей без обеспечения, в то время как заявки на их продажу и покупку долларов шли при большом кредитном рычаге…

News Front: И все же, как Вы оцениваете антикризисные меры?

С.Глазьев: Если ту, о которой мы только что говорили, то как весьма странную. ЦБ печатает деньги в пользу некоторой структуры под полпроцента годовых, а та вкладывает их в покупку государственных бумаг с 10%-ной доходностью. Не проще ли было тогда ЦБ просто купить государственные облигации под полпроцента годовых, как это делает ФРС США, ЕЦБ или Банк Японии? Зачем нам привилегированный посредник, которому денежные власти просто дарят по 10 млрд. руб. в год?

News Front: Да, странная мера, очень похожая на приватизацию денежной эмиссии. Мягко говоря… Насколько она типична?

С.Глазьев: Не знаю, для этого нужно проводить расследование. Но типичным является общий подход к финансированию антикризисных мероприятий. Деньги из бюджетной системы в размере более триллиона рублей направляются на поддержку крупных коммерческих банков. С точки зрения макроэкономики это не способствует преодолению кризиса. Деньги налогоплательщиков изымаются из экономики, чтобы в нее вернуться в форме госзаказов и зарплат бюджетников.

Если их перенаправляют банкам, то это автоматически влечет снижение конечного спроса и усугубляет сокращение производства. Это негативное последствие может быть компенсировано банками выделением соответствующего объема кредитов производственным предприятиям на пополнение оборотных средств или инвестиции в основной капитал. Но до сих пор банки направляли основную часть выделяемых им государством денег на спекуляции против рубля.

Это наглядно видно по графику двух показателей за прошлый год – объему рефинансирования коммерческих банков со стороны ЦБ и валютным активам коммерческих банков. Почти 100% — ное совпадение. Это означает, что почти все деньги, которые ЦБ выделял на рефинансирование коммерческих банков, последние направляли на валютный рынок. Таким образом ЦБ собственноручно раскрутил маховик валютных спекуляций, обрушивших курс рубля.

News Front: Также как и в кризис 2008-9 годов…

С.Глазьев: Совершенно верно. Тогда ЦБ эмитировал на поддержку банков около 2 триллионов рублей. Хотя Президент требовал от банков направить полученные средства на кредитование производственных предприятий, они предпочли игру против рубля, на которой «заработали» около 300 млрд. руб. Промышленное производство при этом упало на 8%, а машиностроение – на 40%.

News Front: Похоже, что часть полученных от ЦБ антикризисных денег была украдена. Неужели ситуация повторится?

С.Глазьев: Она будет еще хуже. Главным источником финансирования антикризисных мер 2008-2009 годов была кредитная эмиссия ЦБ. Сегодня финансирование антикризисных мер ведется за счет средств бюджета, вследствие чего происходит его секвестирование. Я уже говорил, что наиболее ценные для оживления производства бюджетные расходы замещаются банковскими операциями, значительная часть которых может свестись к валютным спекуляциям.

Последовательное повышение процентной ставки повлекло сокращение кредита и сжатие денежной массы. А это – всегда падение производства и инвестиций. Одновременно денежные власти бросили рубль в свободное падение, которое породило инфляционную волну. Эти решения денежных властей закономерно вогнали российскую экономику в стагфляционную ловушку на фоне оживления мировой экономики, включая наших основных партнеров – Китай и ЕС.

Если кризис 2008 года был спровоцирован внешними причинами, то нынешний – сугубо действиями денежных властей. Вектор этих действий не изменился. Политика ЦБ повлекла сжатие денежной массы на 3 триллиона рублей. Правительство выделяет за счет бюджетной системы на антикризисные меры чуть более триллиона рублей, сокращая при этом бюджетные расходы. В результате происходит общее сокращение денежной массы на 2 триллиона, что влечет втягивание экономики все глубже в стагфляционную ловушку по спирали: падение спроса – падение производства – падение доходов – падение спроса — …

News Front: Что бы Вы предложили?

С.Глазьев: Во-первых, надо исправить допущенные ошибки. Прежде всего, стабилизировать курс рубля. Пока для этого у ЦБ есть все возможности. Вернуть ставку рефинансирования на прежний уровень, с которого начинался ее подъем в прошлом году.

News Front: До 5,5%? Но кто гарантирует, что выдаваемые ЦБ коммерческим банкам кредиты снова не утекут на валютный рынок?

С.Глазьев: Поэтому не избежать введения валютных ограничений. Если, конечно, денежные власти хотят оживить экономику и не допустить ее дефолта. 5,5% – это так называемая ключевая ставка, по которой деньги выдаются на неделю для пополнения ликвидности. По сути это инструмент кредитования спекуляций, не имеющий прямого воздействия на кредитование реального сектора. Чтобы выйти из кризиса, нужна принципиально другая система кредита. Мы ее называем многоканальной.

Она уже такова – наряду с рефинансированием коммерческих банков по ключевой ставке, у нас действуют механизмы беззалогового кредитования по льготной ставке, проектного финансирования, кредитования малого и среднего бизнеса, субсидирования процентных ставок по кредитам для промышленных и сельскохозяйственных предприятий. Но, к сожалению, в крайне недостаточных объемах. И в режиме ручного управления, уязвимого по отношению к коррупции. Нужна системная политика, которая бы увязала многоканальный механизм кредита и контролем за целевым использованием денег, обеспечила бы контроль за трансграничными операциями, привела бы в соответствие денежные потоки с приоритетами политики экономического развития.

News Front: Сколько на это нужно времени? Правительство и Банк России обещают выход из кризиса через три года…

С.Глазьев: В этом году мы могли бы иметь прирост ВВП до 5%, инвестиций – до 10%, в следующем – в полтора раза больше. Но, если не исправить указанные ошибки, то выходить можно и тридцать лет, и никуда не прийти. Наши денежные власти уже двадцать лет водят нас по кругу, заблудившись в трех соснах монетаристской политики – инфляции, проценте и объеме денежной массы.

Просто за примитивными и анахроничными экономико-математическими построениями еще 50-х годов прошлого века, которые МВФ навязывает колониально зависимым странам, они не видят леса реальной экономики. Чтобы оправдать свою беспомощность, еще со времен, когда министром экономики служил Е.Ясин, крестный отец находящихся у власти монетаристов, они придумали забавную формулу. Представляя Ельцину прогноз, они его делили на три вариантных сценария: оптимистический, инерционный и пессимистический. Причем по составу предлагаемых мер они были примерно одинаковыми.

Так как меры эти роста экономики не давали, Президенту объясняли, что в текущем году надо выжить, в следующем, даст Бог, оклематься, а рост наступит в третьем году. Поэтому на практике всегда выходил инерционный сценарий.

Как говорил Ходжа Насреддин, заключивший сделку с шахом научить ишака говорить за 20 лет, за это время либо шах умрет, либо сам Насреддин уйдет, либо ишак сдохнет. С тех пор, в прогнозах Минэкономразвития и ЦБ эта фигура из трех лет постоянно пролонгируется, и третий год все время отодвигается (монетаристская версия скользящего планирования). Сейчас с точки зрения обогащения этих должностных лиц год идет за десять, а во время кризиса — за все двадцать. Им, главное, год продержаться. Потом получить ордена и продолжить ту же политику. Только экономика наша едва ли при таких подходах поднимется, что бы ни обещал Ходжа.

http://news-front.info/2015/02/22/ili-shax-umryot-ili-ishak-sdoxnet-sergej-glazev-ob-antikrizisnoj-politike/