В первых числах июня региональный парламент Карелии одобрил законопроект, направленный на облегчение процедуры присвоения карельскому языку статуса государственного.  Поправки внесены в 11 статью Конституции республики, речь идет об отмене положения, согласно которому придание новым языкам государственного статуса возможно лишь по итогам референдума.  В том случае, если поправки будут приняты, местные власти смогут наделить карельский язык соответствующим статусом, не спрашивая мнения местного населения.  Кроме того, региональные власти нацелились на внесение поправок в федеральное законодательство: по закону статус государственного на территории РФ не может иметь язык, в основу алфавита которого положена латиница.

Депутаты аргументируют свою инициативу тем, что в случае проведения референдума у идеи введения карельского языка в качестве государственного нет шансов на реализацию: в регионе проживает всего 7% этнических карелов, большая часть которых к тому же владеет только русским языком.

В связи с этим возникает здравый вопрос о целесообразности такого нововведения. Карельские депутаты полагают, что это «повысит уровень национального самосознания народа, активизирует гражданскую позицию представителей всех поколений карельского народа», а также улучшит политический климат в регионе.

Весьма сомнительный тезис: ведь в случае придания карельскому языку статуса государственного 93% этнических русских в регионе придется в обязательном порядке изучать данный язык в школах и институтах, что довольно странно при такой большой процентной диспропорции, да и большинство самих карелов вряд ли заинтересовано в подобных переменах.

Ядовитые шипы национализма

К сожалению, последствия подобного искусственно смоделированного «национального возрождения» малых народов можно наблюдать в настоящее время на территории других российских регионов. И последствия эти носят весьма деструктивный характер.

Так, все больше жалоб звучит со стороны русского населения Коми: при том, что в республике проживает около 60% русских и всего 22% представителей народа коми, последние диктуют свои правила всем остальным жителям региона. По мнению ряда экспертов, в республике сложилась настоящая этнократия, ущемляющая права большинства. Данная система начала формироваться в начале 90-х, когда региональный глава Юрий Спиридонов был вынужден пойти на соглашение с местными коми националистами, в частности с организацией «Коми войтыр». Увы, назвать полностью самостоятельными и эту, и подобные ей организации, продвигающие идеи финно-угорского национализма, нельзя.

Основными спонсорами и вдохновителями данного течения в России являются Эстония, Венгрия и Финляндия. В то время как турецкие власти занимаются реализацией проекта по реабилитации пантюркизма, финны достали из чулана истории идею возрождения и единства финно-угорского этноса, немалая часть (17 из 24 финно-угорских народностей, в том числе карелы) которого проживает на территории Российской Федерации. Финно-угорские националисты получают финансовую и идейную поддержку из-за рубежа, что и объясняет во многом деструктивный характер их деятельности.

Как и в случае с отделившимися во время «парада суверенитетов» национальными республиками вроде Таджикистана и Узбекистана, рост этнического национализма в российских регионах является не следствием народной инициативы, а создается искусственно, фронтом общественных активистов.

Типичный пример — Надежда Матюшева, работавшая до 1991 года в республиканском краеведческом музее Коми, затем — в Республиканском доме дружбы и мира, а с 1992 года — в Финно-угорском центре. Кроме того, она основала первую в Коми националистическую партию и заслужила прозвище «повивальной бабки финно-угорского национализма». Матюшева распространяет идеи о «колониальном» характере взаимоотношений русских и коми.

«В статье было сказано: наши чиновники не владеют коми языком, значит, мы живем в колонии. Судья спрашивает истца: — А что, владеют? Нет! — Коми не распоряжаются природными ресурсами — А что, распоряжаются? — Нет! Так вот, так и должен вести себя гражданин! Иск был отклонен. На всякий случай судья еще спросил коми девушку, кажется, секретаря суда: вы чувствуете себя ущемленной? Она ответила утвердительно», — приводит местная пресса рассказ Матюшевой о рассмотрении дела против ее соратников, заведенного после публикации статьи о «русских колонизаторах».

В этом же интервью Матюшева отметила, что в борьбе с «русскими колонизаторами» (в теоретической части) ей очень помог Рафаэль Хаким —  бывший политический советник президента Татарстана. Увы, на территории Татарстана схожие националистические течения давно набирают силу, и их представители, как видно, даже делятся опытом с «защитниками» других «ущемленных» народов России.

Ценить и уважать традиции малых народностей нужно, это бесспорно. Но очень часто этнические вопросы намеренно используются для спекуляций, направленных на дезинтеграцию России. В стране множатся сепаратистские группы — это и движение за федерализацию Сибири, и сторонники «свободной Ингерманландии», и активисты «Уральской республики», и адепты присоединения России к Монголии, и, хотя большая часть таких организации выглядит абсурдно, недооценивать их потенциальную опасность нельзя.

Финские интересы

15–17 июня 2016 года в финском городе Лахти в Доме Сибелиуса состоится VII Всемирный конгресс финно-угорских народов, мероприятие финансируется правительством Финляндии. В конгрессе примут участие различные организации, работающие в области  финно-угорского сотрудничества. Основой темой собрания будет вопрос сохранения и развития родных языков, а также интеграционные проекты для финно-угорских народов.

Следует отметить, что «проблемы финно-угорских народов» не раз пытались эксплуатировать эстонские политики, развивающие дискуссию о «притеснениях» малых народов в России. Например, в 2005 году экс-премьер Эстонии Март Лаар передал американскому президенту обращение о «бедственном положении марийского народа», составленное учеными финно-угорских стран — Эстонии, Финляндии и Венгрии. Якобы представители данных народностей, проживающие в России, жалуются на дискриминацию со стороны властей. Нетрудно догадаться, что эти жалобы исходили от прикормленных финскими и эстонскими правительственными фондами активистов вроде упомянутой выше Матюшевой.

Однако для развязывания политической кампании и этого довольно. В 2014 году Таллин поднял шумиху из-за строительства порта в Усть-Луге (Ленинградская область), президент Эстонии обвинил Россию в нарушении декларации ООН о правах коренных народов: якобы стройка повредила бы «традиционной среде проживания ижорского народа». Вопрос «поддержки финно-угров» настолько важен для Эстонии, что в национальном парламенте действует даже специализированная группа. Правда, почему-то эстонские парламентарии чаще всего выражают озабоченность положением именно российских финно-угров, ситуация в других странах их мало интересует.

Если людям систематически рассказывать о том, что они особенные, и о том, что их притесняют, рано или поздно они в это поверят. Меньшинство, окруженное преувеличенным почитанием и наделенное непропорциональными привилегиями, в конце концов переходит в атаку на большинство.

Таким образом, искусственно культивируемый этнический национализм может превратиться в серьезную угрозу для единства и суверенитета России.  Множащиеся в стране сепаратистские движения действуют, разумеется, не в интересах представляемых ими наций, влившихся в единое российское государство много веков назад, а в интересах иностранных держав — осознанно или по глупости, это не имеет значения.

К сожалению, российская власть потворствует развитию данных негативных тенденций, не умея отличить истинную заботу о сохранении народных традиций и культуры от деструктивных действий, направленных на создание новых точек политической напряженности на карте России.

http://rusplt.ru/society/razjiganie-etnicheskogo-natsionalizma-26131.html